Содержание

Микробиологическое исследование мочи – SYNLAB Eesti

Моча – это стерильная жидкость организма, которая легко контаминируется микрофлорой промежности, уретры и влагалища. Микробы, колонизирующие урогенитальный тракт, могут вызывать инфекцию в мочевыводящих путях. По этой причине при микробиологическом исследовании мочи очень важны правильное взятие пробы, транспортировка и хранение. К числу специфических симптомов уроинфекций относятся болезненное или учащенное мочеиспускание, боли внизу живота или в спине. У детей также в качестве неспецифических симптомов могут быть отсутствие аппетита, рвота, раздражительность и повышение температуры.

К нормальной урогенитальной микрофлоре относятся – стрептококки группы вириданс, Neisseria spp., Corynebacterium spp., Lactobacillus spp., Staphylococcus spp.

Из наиболее частых возбудителей уроинфекций следует назвать Escherichia coli, Klebsiella spp., Proteus spp., Enterococcus spp., Staphylococcus saprophyticus ja Pseudomonas spp.

Показания: 

  • Подозрение на уроинфекцию
  • Повторные инфекции уротракта
  • Асимптомная бактериурия

Исследуемый материал:

Средняя порция мочи, моча, полученная после массажа предстательной железы, моча, полученная при катетеризировании или при пункции мочевого пузыря.

Метод анализа: Аэробный посев на среды, идентификация возбудителя болезни, определение лекарственной чувствительности.

Интерпретация результата: 

  • Посев мочи проводится из 1μl мочи. Окончательная оценка дается посеву через 48 часов инкубации, когда при отсутствии роста выдается ответ – «роста аэробных микробов не имеется». Данный ответ показывает, что в концентрации ≥103 PMÜ/ml в моче отсутствует рост микробов.
  • Количество бактерий ≥105 PMÜ/mL в утренней средней порции мочи считается весьма вероятной причиной инфекций мочевыводящих путей (UTI – urinary tract infections).
  • Количество бактерий <105 PMÜ/mL также может иметь важное клиническое значение в случаях, если:
    • у пациента имеются симптомы, указывающие на инфекцию
    • в моче имеется пиурия
    • пациент ранее получал антибактериальное лечение
    • в пробном материале случайная моча
    • имеется подозрение на пиелонефрит или простатит
    • пациент с ослабленным иммунитетом (беременные, пожилые люди, маленькие дети и т. д.)  
  • Если у пациента в посеве мочи ≥3 разных видов микробов в равных количествах, то очевидно наличие смешанной флоры и поэтому идентификацию возбудителей и их исследование на лекарственную чувствительность не проводят. Смешанная флора у неосложненных пациентов означает контаминацию мочи с нормальной урогенитальной микрофлорой.
  • Обнаружение различных микробов в моче (исключая бактерии, относящиеся к микрофлоре кожи), полученной при пункции мочевого пузыря, указывает на инфекцию уротракта.
  • Исследование на грибы относится к числу аэробных посевов. Посев мочи с концентрированием на специальные среды для грибов бывает необходим в случаях, когда количество грибов в пробе очень маленькое. Повторное обнаружение грибов того же типа в моче может быть причиной уроинфекции.
  • Микробиологическое исследование на анаэробы возможно произвести только из пунктата мочевого пузыря.
  • При адекватном антибактериальном лечении микробы погибают в течение 24-48 часов, хотя пиурия может сохраняться еще некоторое количество дней. Если в моче сохраняется пиурия, но аэробный посев при повторных исследованиях отрицателен, то в данном случае могут иметь место анаэробная инфекция, урогенитальные микоплазмы или туберкулез.

Рост PMÜ/
mL

 

Количество видов

 

Интерпретация

Идентификация, чувствительность

 

Другие причины

 

 

 

 

 

≥10⁵

1-2 вида

Вероятно возбудитель инфекции мочевыводящих путей

 

Да

• Нахождение при комнатной температуре более  2 часов
• Если нет пиурии, то рекомендуется повторное
исследование

≥3 вида

Смешанная флора

Нет

• Неправильное взятие или хранение пробы
• При возникновении симптомов рекомендуется
повторное исследование

3 вида, один доминирующий

 

Доминирующий вид может быть возбудителем инфекции мочевыводящих путей

Да, доминирующему виду

• Если есть подозрение на контаминацию или проба находилась при комнатной температуре более 2 часов, то рекомендуется повторное исследование

 

 

 

 

 

104– 10⁵

1-2 вида

Вероятно возбудитель инфекции мочевыводящих путей

 

Да

• Случайная моча
• Частое моче испускание
• Нахождение при комнатной температуре более 2 часов
• Если нет пиурии, то рекомендуется повторное
исследование

≥3

Смешанная флора

Нет

• Неправильное взятие или хранение пробы. При  возникновении симптомов рекомендуется повторное исследование

3 вида, один доминирующий

Доминирующий вид может быть возбудителем инфекции мочевыводящих путей

Да

• Если есть подозрение на контаминацию или проба находилась при комнатной температуре длительное время, то рекомендуется повторное исследование

 

 

<104

1-2 вида

Может быть возбудитель инфекции мочевыводящих путей

Да

• Случайная моча
• Частое моче испускание
• Пунктат мочевого пузыря

≥3

Смешанная флора

Нет

• Неправильно взятая проба
• При возникновении симптомов рекомендуется
повторное исследование

Посев мочи на микрофлору, анализ мочи на степень бактериурии, с определением чувствительности к антибиотикам выделенных культур, в том числе Candida c определением чувствительности к антимикотикам

Артикул: 00168

Стоимость анализа

в лаборатории:

Обычный

1 240руб

стоимость указана без учета стоимости забора биологического материала

Добавить в корзину


(чувствительность к бактериофагам НЕ определяется)

Бактериологическое исследование мочи (бакпосев мочи, посев мочи на флору, посев мочи на стерильность, бак анализ мочи) — анализ для выявления бессимптомной бактериурии, для диагностики инфекций мочевыводящих путей, для выявления возбудителей инфекций мочеполового тракта

Готовность результатов анализа

Обычные*: 5 р.д.

Дата сдачи анализа:
Дата готовности:

*не считая дня сдачи.

Подготовка к анализу

Анализ требует специальной подготовки и условий сдачи, обязательно воспользуйтесь памяткой по сдаче.

Методы выполнения и тесты

Бактериология. см.описание

Файлы

Скачать образец результата анализа

Для чего это нужно

Бактериологическое исследование мочи (бакпосев мочи, посев мочи на флору, посев мочи на стерильность, бак анализ мочи)

 — анализ для выявления бессимптомной бактериурии, для диагностики инфекций мочевыводящих путей, для выявления возбудителей инфекций мочеполового тракта методом выделения культуры на питательных средах и определения чувствительности к противомикробным препаратам (антибиотикам).

Где можно сдать бакпосев мочи?

Анализ можно сдать в любой клинике ЦИР.  

Как правильно сдать анализ?

Строго в стерильную емкость собирается средняя порция утренней мочи.

Бакпосев мочи при беременности

Для выявления бессимптомной (скрытой) бактериурии также проводится всем беременным женщинам однократно во время беременности (после 14 недель) посев средней порции мочи. Бактериологический анализ мочи входит в некоторые программы ведения беременности в Центре иммунологии и репродукции.

Значение анализов

При посеве могут быть выделены следующие микроорганизмы (в зависимости от материала и при обнаружении в достаточном для выделения количестве): аэробные и факультативно-анаэробные бактерии, некоторые грибы. В информации об антибиотике будет указана устойчивость возбудителя к нему: R — резистентный, I — умеренно-чувствительный, S — чувствительный.

Gardnerella vaginalis (гарднерелла) выделяется в урогенитальном биоценозе – посев, а также методом ПЦР.

Название
 
Определение чувствительности к антибиотикам, без определения чувствительности к антимикотикам
Acientobacter spp.  
**
Candida spp.* Кандида Без определения чувствительности к антимикотикам
Citrobacter spp. Цитробактер **
Corynebacterium spp. Коринебактерия spp. **
Enterobacter spp. Энтеробактерии **
Enterococcus faecalis Энтерококк фекалис **
Enterococcus spp. Энтерококк **
Escherichia coli Эшерихия коли **
Klebsiella oxytoca Клебсиела oxytoca **
Klebsiella Pneumoniae Клебсиела пневмония **
Klebsiella spp. Клебсиела **
Lactobacillus spp. Лактобациллы
**
Proteus Mirabilis Протей Mirabilis **
Proteus spp. Протей **
Pseudomonas aeruginosa Псевдомонада aeruginosa **
Pseudomonas spp. Псевдомонада **
Serratia spp. Серратия **
Staph. Aureus
Стафилококк ауреус
**
Staph. Epidermidis Стафилококк Epidermidis **
Staph. Saprophyticus Стафилококк Saprophyticus **
Стафилококк spp. **
Streptococcus gr. B (agalactia) Стафилококк группы В **
Streptococcus spp. Стафилококк spp. **

* spp. (сокр. от лат. species) — виды; используется после родового названия. То есть бактерия spp – это выделение рода, например, Streptococcus, но не вида (например, Streptococcus gr. B (agalactia)) бактерии.

** Уровни обсемененности: низкий 10^2, средний 10^3 — 10^4, высокий >10^4 (КОЕ/мл). 

Условия сдачи анализа

Для исследования необходима средняя порция мочи в стерильном пластиковом контейнере, который можно получить заранее в нашей клинике или приобрести самостоятельно. 

Рекомендуется проводить исследование до начала антибактериальной терапии или спустя две недели после лечения. 


Смотрите также

Также спрашивают:

С этим анализом сдают:

Как сдать анализы в Лабораториях ЦИР?

Для экономии времени оформите заказ на анализ в Интернет-магазине! Оплачивая заказ онлайн, Вы получаете скидку 10% на весь оформленный заказ!

У Вас есть вопросы? Напишите нам или позвоните +7 (495) 514-00-11. По анализам Вы можете задать вопрос на нашем форуме и обратиться на консультацию к специалисту.

Лаборатория ДНК-Диагностики — Инфекции, передающиеся половым путем

Ниже приведён перечень исследований для диагностики инфекций, передающихся половым путём.

Хламидиоз
  • АТ двух классов к хламидиям (IgG, IgA)
  • АТ трех классов к хламидиям (IgG, IgA, IgM)
  • Хламидия (Chlamydia trahomatis) методом ПЦР
  • Комплекс АТ к хламидии трахоматис (АТ к хламидиям IgA, АТ к хламидиям IgG, АТ к белку HSP60)
Микоплазмоз/уреаплазмоз
  • Уреаплазма (Ureaplasma spp.) методом ПЦР
  • Биовары уреаплазмы (Ureaplasma urealyticum / Ureaplasma parvum) методом ПЦР
  • Микоплазма хоминис (Mycoplasma hominis) методом ПЦР
  • Микоплазма гениталиум (Mycoplasma genitalium) методом ПЦР
Гонорея
  • Гонококк (Neisseria gonorrhoeae) методом ПЦР
Трихомониаз
  • Трихомонада (Trichomonas vaginalis) методом ПЦР
Кандидоз (молочница)
  • Кандида (Candida albicans) методом ПЦР
  • ПЦР комплекс «Дифференциальная диагностика кандид» (общая ДНК грибов, Candida: albicans, glabrata, krusei)
  • ПЦР комплекс «Расширенная дифференциальная диагностика кандид» (общая ДНК грибов, Candida: albicans, glabrata, krusei, parapsilosis, guilliermondii, famata, tropicalis)
  • ПЦР комплекс «Дифференциальная диагностика неальбикантных кандид» (Candida: glabrata, krusei, parapsilosis, guilliermondii, famata, tropicalis)
Инфекции, вызванные вирусом папилломы человека (ВПЧ)
  • Скрининг ВПЧ высокого риска (типы 16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 52, 58, 59, 67) методом ПЦР
  • Количественный скрининг ВПЧ высокого риска (типы 16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 51, 52, 56, 58, 59) методом ПЦР
  • Количественное определение ВПЧ 16 и 18 типов методом ПЦР
  • ВПЧ типов 16 и 18 методом ПЦР
  • ВПЧ типов 31 и 33 методом ПЦР
  • ВПЧ типов 6 и 11 методом ПЦР
  • Короткое типирование ВПЧ (типы 6, 11, 16, 18, 31, 33) методом ПЦР
  • Типирование ДНК ВПЧ-12 (типы 16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 51, 52, 56, 58, 59) методом ПЦР
  • Количественное типирование ДНК ВПЧ-12 (типы 16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 51, 52, 56, 58, 59) методом ПЦР
  • Количественное типирование ВПЧ-квант-21 (21 тип с оценкой вирусной нагрузки по каждому из выявленных типов: низкого (типы 6, 11, 44) и высокого (типы 16, 18, 26, 31, 33, 35, 39, 45, 51, 52, 53, 56, 58, 59, 66, 68, 73, 82) риска) методом ПЦР
Герпесвирусные инфекции
  • АТ + авидность IgG к вирусу простого герпеса 1/2 типов
  • АТ к вирусу простого герпеса 1 и 2 типов IgG/IgM
  • АТ + авидность IgG к вирусу простого герпеса 2 типа
  • Вирус простого герпеса 1/2 типов методом ПЦР
  • Раздельное выявление вируса простого герпеса 1 и 2 типов методом ПЦР
Цитомегаловирусная инфекция
  • АТ к цитомегаловирусу, колич. IgG/кач. IgM
  • АТ + авидность IgG к цитомегаловирусу
  • Цитомегаловирус методом ПЦР
Бактериальный вагиноз
  • Гарднерелла (Gardnerella vaginalis) методом ПЦР
  • Мобилункус (Mobiluncus curtisii) методом ПЦР
  • Бактероиды (Prevotella spp.) методом ПЦР
  • Лактобактерии методом ПЦР
  • Атопобиум (Atopobium vaginae) методом ПЦР
  • ПЦР при бактериальном вагинозе (комплекс Фемофлор 4, биовары уреаплазмы, мобилункус, атопобиум, бактероиды)
  • ПЦР комплекс «Флороценоз. Бактериальный вагиноз» (общая бактериальная масса, лактобактерии, гарднерелла, атопобиум)
Профили ПЦР-исследований
  • ПЦР комплекс ХУМГар (Chlamydia trachomatis, Ureaplasma spp., Mycoplasma hominis, Gardnerella vaginalis)
  • ПЦР комплекс ХУМген (Chlamydia trachomatis, Ureaplasma spp., Mycoplasma genitalium)
  • ПЦР комплекс ХУМ (Chlamydia trachomatis, Ureaplasma spp., Mycoplasma hominis)
  • ПЦР комплекс ХУММ (Chlamydia trachomatis, Ureaplasma spp., Mycoplasma hominis, Mycoplasma genitalium)
  • ПЦР комплекс «Генитальные патогены» (Trichomonas vaginalis, Chlamydia trachomatis, гонококк Neisseria gonorrhoeae, Mycoplasma genitalium)
  • ПЦР комплекс «Дифференциальная диагностика кандид» (общая ДНК грибов, Candida: albicans, glabrata, krusei)
  • ПЦР комплекс «Расширенная дифференциальная диагностика кандид» (общая ДНК грибов, Candida: albicans, glabrata, krusei, parapsilosis, guilliermondii, famata, tropicalis)
  • ПЦР комплекс «Дифференциальная диагностика неальбикантных кандид» (Candida: glabrata, krusei, parapsilosis, guilliermondii, famata, tropicalis)
  • ПЦР комплекс «Условно-патогенная флора полный» (кишечная палочка Escherichia coli, энтеробактер Enterobacter spp., энтерококк Enterococcus faecalis + Enterococcus faecium, протей Proteus spp., стрептококки Streptococcus spp., золотистый стафилококк Staphylococcus aureus, кандида Candida albicans, синегнойная палочка Pseudomonas aeruginosa)
  • ПЦР комплекс «Условно-патогенная флора стандартный» (кишечная палочка Escherichia coli, энтерококк Enterococcus faecalis + Enterococcus faecium, протей Proteus spp., стрептококки Streptococcus spp., золотистый стафилококк Staphylococcus aureus)
  • ПЦР комплекс «ФлораГен мужской» (Gardnerella vaginalis, Mycoplasma hominis, Mycoplasma genitalium, Ureaplasma spp., Candida albicans, гонококк Neisseria gonorrhoeae, Chlamydia trachomatis, Trichomonas vaginalis, вирус простого герпеса 1/2 типов)
  • ПЦР комплекс «Андрофлор-скрин» (общая бактериальная масса, лактобактерии, гарднерелла, Staphylococcus spp., Streptococcus spp., уреаплазмы (urealyticum + parvum), Corynebacterium spp., микоплазмы (hominis + genitalium), Enterobacteriaceae/Enterococcus spp., Candida spp., Trichomonas vaginalis, Neisseria gonorrhoeae, Chlamydia trachomatis) с оценкой качества взятия
  • ПЦР комплекс «Мужское здоровье» (Gardnerella vaginalis,  Mycoplasma hominis, Mycoplasma genitalium, Ureaplasma urealyticum, Ureaplasma parvum, Candida albicans, Neisseria gonorrhoeae, Chlamydia trachomatis, Trichomonas vaginalis, Escherichia coli, Enterobacter spp., Enterococcus faecalis / Enterococcus faecium, Proteus spp., Streptococcus spp., Staphylococcus aureus, Pseudomonas aeruginosa)

Исследование авидности антител позволяет точно диагностировать стадию инфекции, определить, острая инфекция или перенесенная; от этого зависит, нужно ли лечить пациента или можно обойтись без лечения. Более подробно об авидности антител можно прочитать здесь.

Enterococcus faecalis в моче: лечение, норма, профилактика

Встретить бактерии под названием Enterobacter cloacae в моче в повышенной концентрации (spp выше 10 3 степени) можно с легкостью у людей пожилого возраста либо у тех, кто принимает наркотические вещества. Иногда возможно обнаружить и у здорового человека, но обычно это происходит лишь в случаях сильной ослабленности организма. Анализ на наличие фекального энтерококка считается важным, поэтому диагностика имеет некую специфику проведения, которая поможет избежать неточности результатов.

 

Что значит Enterococcus faecalis в анализе мочи?

Фекальный энтерококк — грамположительный бактериальный организм. Есть несколько видов (Species): Enterococcus faecalis (Streptococcus faecalis), Enterococcus faecium (раньше их классифицировали как стрептококков). Они относятся к семейству энтеробактер. Если норма концентрации этих микроорганизмов не превышена (spp менее 10 3 степени), то это не несет опасности для организма человека. Более того, Enterococcus faecium (ранее Streptococcus faecium) могут быть полезны. Они помогают расщеплять и перерабатывать углеводы, выделяя молочную кислоту и не образуя при реакции газов, которые вредны. Некоторые виды фекального энтерококка применяют и при производстве кисломолочной продукции.

Вернуться к оглавлению

Какие показатели свидетельствуют о норме энтеробактер?

Энтерококки входят в состав нормальной микрофлоры желудочно-кишечного тракта человека.

Если Enterococcus faecalis (Энтерококк фекалис) у взрослого spp Enterococcus faecalis 10 3 степени не превышает (то есть, 1% от микрофлоры), то это норма. У ребенка, которому около года нормально количество, не превышающее sp 10 7 степени. Козы, овцы, собаки, свиньи — все эти животные имеют в кишечнике Enterococcus faecium. У человека эти бактерии можно обнаружить в тонком кишечнике, мочеиспускательном канале, половых органах и полости рта. Эти организмы в 90% случаев способствуют резистентности (устойчивости) при колонизации других бактерий.

Вернуться к оглавлению

Какие причины появления заболеваний от энтеробактерии?

Иногда эти бактерии могут нанести вред. В 18% всех случаев поражения бактериями системы выделения мочи причина — энтерококки. Когда организм ослаблен, то бактерии размножаются более интенсивно при следующих обстоятельствах:

  • При беременности у женщин возникает застой мочи, который благоприятен для размножения бактерий. Матка увеличивается в размерах и в почках давление возрастает, что нарушает их нормальное функционирование. У ребенка при этом может наступить преждевременное рождение или инфицирование.
  • У женщин, которые пренебрегали правилами интимной гигиены.
  • У женщин, которые ранее часто меняли половых партнеров.
  • При принятии некоторых препаратов в большом количестве (антибиотиков либо анестетиков наркотического действия).
  • Заражение у грудничка происходит с первым контактом с грудью матери.
  • При ранениях и ушибах.
  • При старении — организм ослаблен и меньше его сопротивляемость размножению бактерий.
Цистит — это одно из проявлений энтеробактеремии.

Enterobacter aerogenes вызывают бактериемию, инфекции системы выделения мочи, менингит, цистит, эндокардит, пиелонефрит, расстройства пищеварительного тракта. Независимо от причин появления, повышенная концентрация бактерий в моче свидетельствует о том, что организм человека ослаблен, ему требуется отдых и своевременная медицинская помощь для восстановления.

Вернуться к оглавлению

Какие симптомы возникают, когда возрастает фекальный энтерококк?

При повышенной концентрации бактерии вызывают потемнение выделений микрофлоры — сначала помутнение, а потом они становятся зеленоватого цвета. Присутствуют частые позывы и режущая боль при мочеиспускании. Появляется характерная боль внизу живота, воспаление в уретре, покраснение половых органов. Если sp энтеробактерии превышает норму, то может подниматься и температура тела.

Вернуться к оглавлению

Диагностика на наличие фекального энтерококка

Изучить sp, который имеет фекальный энтерококк можно с помощью бактериологического исследования, серологического метода, а также метода определения вирулентности стрептококков. При беременности женщин, которые становятся на учет, в обязательном порядке проводят скрининговые исследования, включая анализ в посеве мочи на уровень концентрации Enterobacter aerogenes. Ведь энтеробактерии — серьезная угроза при вынашивании малыша.

Вернуться к оглавлению

Как проводить лечение энтеробактерий?

Не все антибиотики активны в отношении энтерококков.

Если удалось установить, что норма нарушена, то лечение следует проводить незамедлительно. Самолечение опасно. Лечение зависит от локализации энтеробактер. Когда обнаружено их размещение, излечиться проще. Специалисты исследуют чувствительность некоторого виды энтеробактер к медицинским препаратам, после чего назначают курс лечения. Это необходимо, поскольку 30% видов энтеробактер не лечатся антибиотиками.

Вернуться к оглавлению

Какая профилактика от энтеробактерии?

Важно придерживаться правил интимной гигиены. Нужно избегать переохлаждения, так как инфекционные заболевания способны ослабить резистентность иммунной системы. Непостоянство в сексуальных связях провоцируют повышение количества фекального энтерококка, поэтому важно предохранятся. Инфекция может быть занесена в организм при катетеризации мочевого пузыря, поэтому эту процедуру нужно осуществлять в больнице.

Вирусо-бактеральные ассоциации, верифицированные в моче здоровых людей (пилотное исследование) | Набока

1. Thomas-White K, Brady M, Wolfe AJ, Mueller ER. The bladder is not sterile: history and current discoveries on the urinary microbiome. Curr Bladder Dysfunct Rep. 2016;11(1):18–24. DOI: 10.1007/s11884-016-0345-8

2. Kogan MI, Naboka YL, Ibishev KS, Gudima IA, Naber KG.Human urine is not sterile — shi of paradigm. Urol Int. 2015;94(4):445-52. DOI: 10.1159/000369631

3. Santiago-Rodriguez TM, Ly M, Bonilla N, Pride DT. The human urine virome in association with urinary tract infections. Front Microbiol. 2015;6:14. DOI: 10.3389/fmicb.2015.00014

4. Wolfe AJ, Toh E, Shibata N, Rong R, Kenton K, Fitzgerald M, Mueller ER, Schreckenberger P, Dong Q, Nelson DE, Brubaker L. Evidence of uncultivated bacteria in the adult female bladder. J Clin Microbiol. 2012 A;50(4):1376-83. DOI: 10.1128/JCM.05852-11

5. Nelson DE, Dong Q, Van der Pol B, Toh E, Fan B, Katz BP, Mi D, Rong R, Weinstock GM, Sodergren E, Fortenberry JD. Bacterial communities of the coronal sulcus and distal urethra of adolescent males. PLoS One. 2012;7(5):e36298. DOI: 10.1371/journal.pone.0036298

6. Coomes EA, Wolfe Jacques A, Michelis FV, Kim DDH, Thyagu S, Viswabandya A, Lipton JH, Messner HA, Deotare U. Efficacy of Cidofovir in Treatment of BK Virus-Induced Hemorrhagic Cystitis in Allogeneic Hematopoietic Cell Transplant Recipients. Biol Blood Marrow Transplant. 2018;24(9):1901-1905. DOI: 10.1016/j.bbmt.2018.04.009

7. Helanterä I, Hirsch HH, Wernli M, Ortiz F, Lempinen M, Räisänen-Sokolowski A, Auvinen E, Mannonen L, Lautenschlager I. Simultaneous BK Polyomavirus (BKPyV)associated nephropathy and hemorrhagic cystitis after living donor kidney transplantation. J Clin Virol. 2016;76:47. DOI: 10.1016/j.jcv.2015.12.008

8. Dosin G, Aoun F, El Rassy E, Assi T, Lewalle P, Blanc J, van Velthoven R, Bron D. Viral-induced Hemorrhagic Cystitis After Allogeneic Hematopoietic Stem Cell Transplant. Clin Lymphoma Myeloma Leuk. 2017;17(7):438-442. DOI: 10.1016/j.clml.2017.05.013

9. Whiteside SA, Razvi H, Dave S, Reid G, Burton JP. The microbiome of the urinary tract—a role beyond infection. Nat Rev Urol. 2015;12(2):81-90. DOI: 10.1038/nrurol.2014.361

10. Santiago-Rodriguez TM. Identification and Quantification of DNA Viral Populations in Human Urine Using NextGeneration Sequencing Approaches. Methods Mol Biol. 2018;1838:191-200. DOI: 10.1007/978-1-4939-8682-8_14

11. Набока Ю.Л., Гудима И.А., Мирошничнко Е.А. Коган М. И., Ибишев X.С., Васильева Л.И. Этиологическая структура и антибиотикочувствительность уропатогенов при хронической рецидивирующей инфекции нижних мочевых путей. Урология. 2011;6:12-15.

12. Набока Ю.Л., Коган М.И., Васильева Л.И., Гудима И.А., Мирошниченко Е.А., Ибишев Х.С. Бактериальная микстинфекция у женщин с хроническим рецидивирующим циститом. Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2011;1:8–12.

13. Набока Ю.Л., Гудима И.А., Коган М.И., Ибишев Х.С., Черницкая М.Л. Микробный спектр мочи и биоптатов мочевого пузыря у женщин с хроническим рецидивирующим циститом. Урология. 2013;4:16-18.

14. Ибишев Х.С. Некоторые аспекты лечения персистирующей инфекции нижних мочевыводящих путей у женщин. Урология. 2014;5:30-34.

15. Набока Ю.Л., Гудима И.А. Коган М.И., Черницкая М.Л. Микробный спектр мочи молодых здоровых женщин. Урология. 2010;5:7-10.

16. Коган М.И., Набока Ю.Л., Гудима И.А., Газаев З.И., Ибишев Х.С., Митусова Е.В. Новый взгляд на этиологическую структуру острого обструктивного пиелонефрита. Современные проблемы науки и образования. 2012;4:68. Доступно по: http://science-education.ru/ru/article/view?id=6878 Ссылка активна на 01.08.2018.

17. Ибишев Х.С., Крахоткин Д.В., Васильев А.А., Крайний П.А. Рецидивирующая инфекция нижних мочевых путей вирусной этиологии. Вестник урологии. 2017;5(1):26-31. DOI: 10.21886/2308-6424-2017-5-1-26-31

18. Masutani K. Viral infec ons directly involved in kidney allogra func on. Nephrology (Carlton). 2018;23 Suppl 2:3137. DOI: 10.1111/nep.13285

19. Siddiqui H, Nederbragt AJ, Lagesen K, Jeansson SL, Jakobsen KS. Assessing diversity of the female urine microbiota by high throughput sequencing of 16S rDNA amplicons. BMC Microbiol. 2011;11:244. DOI: 10.1186/1471-2180-11-244

20. Hilt EE, McKinley K, Pearce MM, Rosenfeld AB, Zilliox MJ, Mueller ER, Brubaker L, Gai X, Wolfe AJ, Schreckenberger PC. Urine is not sterile: use of enhanced urine culture techniques to detect resident bacterial flora in the adult female bladder. J Clin Microbiol. 2014;52(3):871-6. DOI: 10.1128/JCM.02876-13. Epub 2013 Dec 26

21. Gottschick C, Deng ZL, Vital M, Masur C, Abels C, Pieper DH, Wagner-Döbler I. The urinary microbiota of men and women and its changes in women during bacterial vaginosis and antibiotic treatment. Microbiome. 2017;5(1):99. DOI: 10.1186/s40168-017-0305-3

22. Fouts DE, Pieper R, Szpakowski S, Pohl H, Knoblach S, Suh MJ, Huang ST, Ljungberg I, Sprague BM, Lucas SK, Torralba M, Nelson KE, Groah SL. Integrated next-generation sequencing of 16S rDNA and metaproteomics differentiate the healthy urine microbiome from asymptomatic bacteriuria in neuropathic bladder associated with spinal cord injury. J Transl Med. 2012;10:174. DOI: 10.1186/1479-5876-10-174

Микробиота мочи и толстого кишечника у женщин с рецидивирующей неосложнённой инфекцией нижних мочевых путей

Ю.Л. Набока, И.А. Гудима, К.Т. Джалагония, М.Л.Черницкая, С.Н. Иванов
ФГБОУ ВО «Ростовский государственный медицинский университет» МЗ РФ; Ростов-на-Дону, Россия

Введение

Распространённость инфекций мочевых путей (ИМП) в целом и рецидивирующей инфекции нижних мочевых путей (РИНМП), в частности остаётся на постоянном высоком уровне. Многие факты этой проблемы лишь констатируются, например, что в среднем 20,0% женщин до 30 лет в анамнезе имели определённое количество или хотя бы один эпизод цистита, а из них у 10,0% регистрируют рецидивы заболевания [1]. А в течение всей жизни практически 50,0% женщин отмечают один или несколько эпизодов манифестации заболевания и 2/3 по этому поводу принимают различные антибактериальные препараты [2]. Большая когорта женщин (46,0%) занимаются самолечением [3]. Проблема, на наш взгляд, столь глубока, что недаром во всех клинических рекомендациях РОУ последних лет красной нитью проходит фраза об отсутствии стратегической точки зрения, некого консенсуса по введению данной когорты [4] пациентов. Изучение микробиоты мочевых путей не вошли в проекты по изучению данной проблемы, что связано с парадигмой о стерильности мочи, абсолютно узким изучением данного биотопа вне связи с микробными паттернами макроорганизма, в частности толстого кишечника, и стагнацией в изучении этиологической структуры заболевания.

Цель исследования. Изучить микробиоту мочи и толстого кишечника, а также значимых корреляционных связей в данных биотопах.

Материалы и методы

На базах урологического отделения и клиники урологии и кафедры микробиологии, и вирусологии №1 РостГМУ были обследованы 169 пациенток с РНИНМП, средний возраст которых составил 36,2±4,7 лет. Критерии включения в данное исследование: клинические проявления РНИНМП из данных анамнеза, наличие 3 обострений в год или 2-3 в течение полугода, отсутствие инфекций, передающихся половым путём, пролапса гениталий, согласие пациенток на участие в исследование.

Мочу для бактериологического исследования забирали в соответствии с правилами, изложенными в Клинических рекомендациях (2014) строго соблюдая преаналитический этап. Для сбора мочи использовали контейнер Sterile Uricol фирмы «HiMedia». Посев мочи проводили на среды, регламентированные в Клинических рекомендациях [5], но несколько расширив их спектр [6]. Посевы мочи культивировали в аэробных (температура 370 С, 24 часа) и анаэробных (AnaeroHiGas Pak, температура 370 С) условиях. Идентификацию выделенных из мочи микроорганизмов проводили по общепринятым методикам.

Исследование микробиоты толстого кишечника, а также забор материала проводили в соответствии с правилами, изложенными в отраслевом стандарте (ОС) ОСТ 915000. 11.0004 – 2003, Приказ МЗ РФ №231 от 09.09.3 [7]. Соответственно, руководствуясь данным стандартом, проводили интерпретацию полученных результатов.

Статистическая обработка полученных результатов реализована с использованием пакета SPSS версии 23. Сравнение количественных характеристик микроорганизмов проводили с применением t-критерия равенства, а также критерия Манна-Уитни. Обнаружение значимых связей между количественными характеристиками микроорганизмов, выделенными из мочи и толстого кишечника, выявляли, используя коэффициент корреляции Спирмена. Значимые корреляционные связи между частотами обнаружения микроорганизмов определяли, используя коэффициент взаимной сопряжённости (КВС).

Результаты и обсуждение

У пациенток с РНИНМП из представителей семейства Enterobacteriaceae в моче преобладали E. coli (55,6%) и, в порядке убывания, спектр энтеробактерий был представлен Klebsiella spp., Enterobacter spp., Proteus spp., H. alvei, M. morganii, Citrobacter spp., Aeromonas spp. (табл. 1).

Таблица 1. Частоты обнаружения и количественные характеристики микроорганизмов в моче пациенток с РНИНМП

Микроорганизмы Частота обнаружения (%) Среднее Медиана Мода Стд. отклонение Минимум Максимум
E. coli 55,6 4,9 5 5,5 1,4 2 8
Klebsiella spp. 10,1 3,9 3,3 2,5 1,8 2 7
Enterobacter spp. 6,5 3,9 4 4 1,7 2 6
Proteus spp. 6,5 4,1 4,3 4 1,8 2 6
M. morganii 0,6 4,3 4,5 2,0* 3,5 2 7
Citrobacter spp. 0,6 8 8 8 8 8
Aeromonas spp. 0,6 7 7 7 7 7
H. alvei 1,2 4 4 2,0* 2,8 2 6
P. aeruginosa 6,5 4 4,3 5 1,2 2 5
Acinetobacter spp. 0,6 4 4 4 4 4
CoNS 60,9 2,3 2 2 0,8 2 6
Enterococcus spp. 52,7 2,8 2 2 1,3 2 7
Corynebacterium spp. 41,4 2,4 2 2 0,7 2 5
S. aureus 9,5 2,6 2 2 0,9 2 6
Bacillus spp. 2,4 2 2 2 0 2 2
Micrococcus spp. 3 2 2 2 0 2 2
Streptococcus spp. 0,6 2 2 2 2 2
Candida spp. 10,1 2,3 2 2 0,8 2 5
Lactobacillus spp. 53,3 2,2 2 2 0,4 2 3
Eubacterium spp. 40,8 2,8 2,3 2 2 5
Peptococcus spp. 33,7 2,2 2 2 0,5 2 5
Propionibacterium spp. 38,5 2,3 2 2 0,7 2 6
Bacteroides spp. 19,5 2,1 2 2 0,4 2 4
Peptostreptococcus spp. 18,3 2,1 2 2 0,3 2 3
Mobiluncus spp. 5,3 2,1 2 2 0,3 2 3
Veillonnella spp. 17,2 2,3 2 2 0,7 2 5
Fusobacterium spp. 11,8 2,2 2 2 0,4 2 3
Megasphaera spp. 14,8 2,2 2 2 0,6 2 5
Prevotella spp. 7,7 2,2 2 2 0,5 2 3
Bifidobacterium spp. 13 2,1 2 2 0,3 2 3
Actinomyces spp. 0,6 4 4 4 4 4

Из представителей грампозитивной микрофлоры из мочи чаще выделяли коагулазоотрицательные стафилококки (КОС), Enterococcus spp. и Corynebacterium spp. (60,9%, 52,7% и 41,4% соответственно). Дрожжеподобные грибы рода Candida spp. выделены из мочи у 10,1% пациентов. В группе неклостридиально-анаэробных бактерий верифицировали 13 таксонов с преобладанием Lactobacillus spp. (53,3%) и Eubacterium spp. (40,8%). Практически у 1/3 пациенток в моче обнаруживали Peptococcus spp. (33,7%) и Propionibacterium spp. (38,5%).

Средние значения уровня бактериурии для многих таксонов были ниже диагностически значимого (≥103 КОЕ/мл). Но, несмотря на это, верхний размах бактериурии был ≥103 КОЕ/мл для большинства родов за исключением Bacillus spp., Micrococcus spp., Streptococcus spp.

35 пациенткам с данной патологией одновременно с микробиотой мочи была исследована микробиота толстого кишечника. В ОС приведены лишь количественные показатели микроорганизмов, в дополнение к этому были также определены частоты обнаружения различных таксонов микробиоты (рис. 1).

Рисунок 1. Доминирующие таксоны микробиоты толстого кишечника у пациенток с РНИНМП

Втолстомкишечникебольных РНИНМПдоминировали Eubacterium spp. (88,6%) и Enterococcus spp. (82,9%). Было проведено сравнение концентрации выделенных микроорганизмов с показателями Отраслевого Стандарта (табл. 2).

Таблица 2. Результаты сравнения среднего количества (lg КОЕ/т) микроорганизмов, выделенных из толстого кишечника пациенток с РНИНМП в сопоставлении с показателями отраслевого стандарта

Микроорганизмы Среднее Отраслевой стандарт Стд. отклонение t-статистика
Bifidobacterium spp. 5 9-10 0,8 30,1*
Lactobacillus spp. 2,8 8 0,7 19,3*
Bacteroides spp. 8,3 8 1,1 23,8*
Fusobacterium spp. 5,6 7-10 1,1 13,9*
Eubacterium spp. 4,8 7-10 0,8 31,7*
Peptostreptococcus spp. 6,3 9-10 1,5 15,8*
Enterococcus spp. 5,2 7-8 1 27,4*
E. coli 4,2 7,5 1,8 13,2*
E. coli гемолитические / hemolytic 5,2 0 1,3 0
E. coli лактозонегативные /lactose-negative 5,1 <5 1,3 8,0
Klebsiella spp. 4,3 <5 0,8 21,3*
Enterobacter spp. 4,4 4-5 1,6 3,1
Proteus spp. 5 4-5 2,6 3,4
CoNS 4,2 4-5 1,7 4,1
Candida spp. 4 <4 0,9 19,3*
  4,0 <4 1,3 3,3

Примечания: * различия значимы на 1% уровне, (p<0,01)

По сравнению с формально – нормативными показателями у пациенток с РНИНМП были значимо снижены практически все изучаемые показатели за исключением некоторых таксонов.

Таким образом, РНИНМП сопровождается характерными и глубокими дисбиотическими изменениями в микробиоте толстого кишечника.

Были проанализированы значимые корреляционные связи между микроорганизмами, обнаруженными в моче и фекалиях пациенток с РНИНМП. Сравнение проводилось по двум признакам: количеству и частотам обнаружения.

По количественному признаку регистрировали два значимых коэффициента корреляции. Один обратный между типичными E. coli, выделенными из мочи, и Eubacterium spp., выделенными из фекалий (г=-0,434, p=0,009). Данный коэффициент корреляции свидетельствует о том, что при увеличении в моче количества типичных E. coli, в кишечнике снижается количество Eubacterium spp. Второй значимый коэффициент корреляции был прямым между количеством лактобацилл, выделенных из мочи и КОС, выделенных из фекалий.

При сравнении частот обнаружения различных таксонов микробиоты в изучаемых локусах обнаружены три значимых КВС: между лактобациллами или пептококками, выделенными из мочи и КОС, верифицированными в фекалиях (КВС – 0,342, p=0,031 и КВС – 0,341, p=0,018 соответственно), а также между пептококками обнаруженными в моче и энтерококками – в фекалиях (КВС – 0,349, p=0,028).

Вследствие того, что пациенты с РНИНМП являются наиболее сложной когортой больных в плане лечения, а проводимая антибактериальная терапия не всегда эффективна, необходимо несколько изменить вектор изучения данной проблемы. На наш взгляд, наиболее перспективным направлением является изучение не только микробиоты мочи при РНИНМП, но и микробиоты наиболее массивного по качественному и количественному разнообразию биотопа – толстого кишечника. Бесспорно, не только нами, но и другими исследователями предпринимаются попытки в этом направлении. Наиболее «элегантными» отечественными исследованиями, объясняющими патогенез ИМП с микробиологических позиций и с точки зрения эндогенного инфицирования органов мочевой системы являются работы В.А. Гриценко с соавт. [8]. Другими исследователями также предприняты попытки изучения транслокационного механизма миграции микроорганизмов из толстого кишечника в органы мочевой системы. Авторы приходят к заключению, что уропатогенные кишечные палочки из толстого кишечника успешно колонизируют мочевой пузырь и, что здоровые женщины, которые не имели эпизодов ИМП в моче содержали фекальные изоляты E. coli, которые в целом были тесно связаны по геномному паттерну с E. coli, выделенной при ИМП и фекальными изолятами, выделенными также от пациенток с ИМП [9].

Hsu C.R. et al. [10] уже при исследовании патогенеза ИМП, вызванного K. pneumoniae также приходят к выводу о транслокации данного микроорганизма из толстого кишечника. Данная работа является экспериментальной. Авторы изучали транслокационный механизм на клеточных линиях толстой кишки человека с визуализацией микроорганизмов с помощью конфокальной микроскопии и трёхмерной (3D) визуализации. В работе [Pool N.N. et al., 2017] [11] изучались вопросы предполагаемых рецепторов при транслокации микроорганизмов из кишечника, авторы предполагают, что в случае транслокации уропатогенной E. coli – это уроплакины, которые специфичны для уротелия.

Выводы

Полученные нами данные о значимых коэффициентах корреляции между микроорганизмами, выделенными из мочи и толстого кишечника, косвенно подтверждают транслокационный механизм. Бесспорно, необходимы дальнейшие исследования по транслокации микроорганизмов из кишечника и других биотопов в органы мочевой системы для понимания патогенеза этой распространённой группы заболевания.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Köves B, Wullt B. The role of the host and the pathogens in urinary tract infection. Eur Urology Suppl. 2016;15:88-94. DOI: 10.1016/j.eursup.2016.04.005
  2. Cardwell SM, Crandon JL, Nicolau DP, McClure MH, Nailor MD. Epidemiology and economics of adult patients hospitalized with urinary tract infections. Hosp Pract. 2016;44(1):33- 40. DOI: 10.1080/21548331.2016.1133214
  3. Hamada Y, Magarifuchi H, Oho M, Kusaba K, Nagasawa Z, Fukuoka M, Yamakuchi H, Urakami T, Aoki Y. Clinical features of enterococcal bacteremia due to ampicillin-susceptible and ampicillin-resistant enterococci: An eight-year retrospective comparison study. Journal of Infection and Chemotherapy. 2015;21(7):527-30. DOI: 10.1016/j.jiac.2015.04.001
  4. Федеральные клинические рекомендации «Антимикробная терапия и профилактика инфекций почек, мочевыводящих путей и мужских половых органов” Под ред. Аляева Ю.Г., Аполихина О.И., Пушкаря Д.Ю. [и др.] М.; 2015, 2017.
  5.  Клинические рекомендации «Бактериологический анализ мочи» М.; 2014.
  6. Патент РФ № 2452773 «Способ определения бактериологической обсемененности мочи, секрета предстательной железы, эякулята» (Бюл. №16, 2012 г.). Авторы: Набока Ю.Л., Коган М.И., Гудима И.А. [и др.].
  7. Отраслевой стандарт «Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника» (ОСТ 91500.11.0004-2003). – М., 2003.
  8. Вялкова А.А., Гриценко В.А. Инфекция мочевой системы у детей: современные аспекты этиологической диагностики и лечения. Рос. вестн. перинатологии и педиатрии. 2017 62(1): 99-108. DOI: 10.21508 / 1027-4065- 2017-62-1-99-108.
  9. Nielsen KL, Stegger M, Kiil K, Godfrey PA, Feldgarden M, Lilje B, Andersen PS, Frimodt-Møller N. Whole-genome comparison of urinary pathogenic Escherichia coli and faecal isolates of UTI patients and healthy controls. Int J Med Microbiol. 2017;307(8):497-507. DOI: 10.1016/j.ijmm.2017.09.007
  10. Hsu CR, Pan YJ, Liu JY, Chen CT, Lin TL, Wang JT. Klebsiella pneumoniae translocates across the intestinal epithelium via Rho GTPase- and phosphatidylinositol 3-kinase/Akt-dependent cell invasion. Infect Immun. 2015;83(2):769-779. DOI: 10.1128/IAI.02345-14
  11. Poole NM, Green SI, Rajan A, Vela LE, Zeng XL, Estes MK, Maresso AW. Role for FimH in Extraintestinal Pathogenic Escherichia coli Invasion and Translocation through the Intestinal Epithelium. Infect Immun. 2017;85(11):e00581-17. DOI: 10.1128/IAI.00581-17

Статья опубликована в журнале «Вестник урологии» №2 2019, стр. 59-65

Неосложненная инфекция мочевых путей у беременных. Современные представления о лечении и профилактике | #09/18

Инфекции мочевых путей (ИМП) являются одними из самых частых осложнений, которые могут развиваться в период беременности у женщин. Ежегодно частота данной патологии растет и составляет от 20% до 40% [2, 4, 7]. Так, острый пиелонефрит беременных встречается примерно в 10% случаев, включая обострения хронического пиелонефрита. При этом около 80% обострений происходят во II триместре беременности (в сроке 22–28 недель), реже в III и I триместрах [1, 3, 7].

Этому способствуют как общеизвестные женские анатомические особенности мочеиспускательного канала (короткая уретра, близкое нахождение прямой кишки и половых путей), так и изменения, происходящие в организме женщины на фоне беременности. В этот период у женщин происходит изменение гормонального фона, связанное с развитием гиперпрогестеронемии. На этом фоне развивается дилятация чашечно-лоханочной системы (ЧЛС) и мочевых путей. Кроме того, имеет значение давление матки на мочевые пути по мере увеличения сроков беременности. В дополнение к вышеперечисленному развитию гестационного пиелонефрита способствуют пограничные и патологические варианты течения беременности (многоводие, многоплодие, крупный плод) [7].

Таким образом, проблема лечения и профилактики инфекций мочевых путей является не только общемедицинской, но и социальной.

Под термином ИМП понимают инфекцию, которая присутствует в мочевых путях (ИМВП), но при этом нет прямого поражения почек. Это понятие объединяет все инфекционно-воспалительные заболевания органов мочевыделительной системы. Термин «бактериурия» указывает, что бактерии не только присутствуют в мочевых путях, но и активно размножаются [2, 4].

Неосложненной инфекцией нижних мочевыводящих путей считают заболевания, при которых у пациентов отсутствуют структурные или функциональные нарушения мочевыделительной системы и нет тяжелой сопутствующей патологии.

Под бессимптомной бактериурией (ББ) понимают наличие двух последовательных (с промежутком 24 часа) положительных результатов бактериологического исследования мочи (> 100 000 КОЕ/мл) у женщин, при которых был выявлен один и тот же штамм возбудителя ИМП при отсутствии клинических проявлений заболевания [2, 4].

Определение и лечение ББ наиболее важно у беременных женщин, так как уменьшает риск развития пиелонефрита [4, 6, 7].

Частота встречаемости ББ у беременных женщин в популяции составляет около 6%, связана она с нахождением патогенных микроорганизмов в пери­уретральной области еще до предстоящей беременности. Этот фактор представляет риск развития пиелонефрита в период беременности, может приводить к преждевременным родам, анемии у женщины, способствовать развитию преэклампсии [1, 7].

Выделяют факторы риска развития пиелонефрита во время беременности, к которым относят ББ, не диагностированную до наступления беременности, врожденные пороки развития почек и мочевыводящих путей, рефлюксы, хронические заболевания почек.

К наиболее частым возбудителем неосложненной ИМВП относят уропатогенную Escherichia coli, выявляющуюся у 85% пациентов; реже встречаются такие возбудители, как Staphylococcus saprophyticus, Proteus mirabilis, Enterococcus spp., Klebsiella spp. и прочие представители семейства Enterobacteriaceae [2–5]. В таблице представлены основные критерии диагностики ИМВП у беременных.

Острый пиелонефрит у беременных характеризуется, как правило, внезапным началом, с высокой температурой тела с ознобом, интоксикацией, болями в поясничной области или подреберьях на стороне поражения. При отсутствии эффекта от проводимой терапии необходимо исключать осложненное течение пиелонефрита – гнойные формы заболевания (апостематозный пиелонефрит, карбункул почки, паранефрит).

Кроме того, пиелонефрит у беременных может протекать со стертой клинической симптоматикой, что может затруднить диагностику заболевания [3, 7].

Лечение неосложненных ИМВП у беременных, выбор антибактериального препарата имеют большое значение не только для здоровья матери, но и плода [1].

У беременных женщин, независимо от срока, ББ подлежит обязательному лечению [2, 6] антибактериальными препаратами.

Средства выбора при ББ:

  • Фосфомицина трометамол внутрь 3,0 г однократно или
  • Нитрофурантоин внутрь 0,1 г 2 раза в сутки — 7 дней.

Альтернативная терапия:

  • Цефтибутен внутрь 0,4 г 1 раз в сутки 3–7 дней, или
  • Цефиксим внутрь 0, 4 г 1 раз в сутки 5–7 дней, или
  • Амоксициллин/клавуланат внутрь 0, 625 г 3 раза в сутки 3–7 дней.

Для лечения острого цистита у беременных используется фосфомицина трометамол, бета-лактамные антибиотики и нитрофураны, средняя длительность лечения — 7 дней, начиная со II триместра беременности.

Схемы лечения острого цистита у беременных:

  • Фосфомицина трометамол внутрь 3,0 г однократно, или
  • Цефиксим внутрь 0, 4 г 1 раз в сутки — 7 дней, или
  • Цефтибутен внутрь 0,4 г 1 раз в сутки — 7 дней, или
  • Нитрофурантоин внутрь 0,1 г 2 раза в сутки — 7 дней, или
  • Цефуроксим внутрь 0,25–0,5 г 2 раза в сутки — 7 дней, или
  • Амоксициллин/клавуланат внутрь 0,625 г 3 раза в сутки — 7 дней.

При лечении острого пиелонефрита беременных при наличии значительного расширения верхних мочевых путей рекомендуется установка мочеточникового самоудерживающего катетера (стента) либо чрезкожная пункционная нефростомия [2, 5, 6]. При остром пиелонефрите беременных рекомендуемая длительность антибиотикотерапии составляет 14 дней:

Средства выбора при остром пиелонефрите беременных:

  • Цефтибутен внутрь 0,4 г 1 раз в сутки, или
  • Цефиксим внутрь 0, 4 г 1 раз в сутки, или
  • Цефтриаксон в/в или в/м 1,0 1 раз в сутки, или
  • Азтреонам 2,0 в/в 3 раза в сутки.

Альтернативная терапия:

  • Эртапенем в/в, в/м 1,0 г 1 раз в сутки, или
  • Меропенем в/в 1,0 г 3 раза в сутки, или
  • Пиперациллин/тазобактам в/в 4,5 г 4 раза в сутки.

Оценивается эффективность лечения по клиническим и лабораторным изменениям. У беременных бактериологическое исследование мочи рекомендуется проводить через 1–4 недели после лечения и 1 раз перед родами.

Такие группы антибактериальных препаратов, как фторхинолоны, не рекомендуют использовать при беременности, так как они вызывают нарушения в синтезе хрящевой ткани плода. В первой половине беременности не должны использоваться тетрациклины, триметоприм, а в третьем — нитрофурантоин [1].

Из фитопрепаратов эффективно и безопасно применение Канефрона Н. В его состав входят трава золототысячника, корень любистока и листья розмарина. Канефрон Н обладает противовоспалительным, спазмолитическим, мочегонным и нефропротективными действиями. Его назначают по 2 драже 3 раза в день либо по 50 капель 3 раза в день. После купирования проявлений ИМВП рекомендуется продолжить прием Канефрона Н с целью профилактики до 1 месяца, возможно его непрерывное применение до трех месяцев [2, 6].

С профилактической целью ИМВП возможно использование продуктов клюквы (биодобавка Монурель), растительных уросептиков фитолизин (по 1 чайной ложке 3–4 раза в день — 2–6 недель), использование пробиотиков (вагинальные аппликации препаратов, содержащих лактобактерии, по 1–2 раза в неделю).

В целом прогноз лечения неосложненной ИМВП у беременных является благоприятным.

Учитывая особенности течения неосложненной ИМВП у беременных, знание современных особенностей возбудителей заболевания, подходов к диагностике и лечению имеет большое значение не только для нефрологов и терапевтов, но и для врачей других специальностей.

Литература

  1. Мухин Н. А., Козловская Л. В., Шилов Е. М., ред. Рациональная фармакотерапия в нефрологии. Руководство для практикующих врачей. М.: Литтера. 2006. 896 с.
  2. Перепанова Т. С., Козлов Р. С., Руднов В. А., Синякова Л. А. Антимикробная терапия и профилактика инфекций почек, мочевыводящих путей и мужских половых органов. Федеральные клинические рекомендации. М., 2015. 72 с.
  3. Шилов Е. М., ред. Нефрология: учебное пособие для послевузовского образования. М.: ГЭОТАР-Медиа. 2007. 688 с.
  4. Cormican M., Murphy A. W., Vellinga A. A. Interpreting asymptomatic bacteriuria // BMJ. 2011. 343: d4780. DOI: 10.1136.–bmg.d4780.
  5. Guidelines on urological, European Association of urology, 2015. 88 p.
  6. Kunin C. M. Urinary tract infections: Detection, prevention, and management. 5 th ed. Williams & Wilkins. 1997. 34 p.
  7. Zinner S. H. Management of urinary tract infections in pregnancy: A review with comments on single therapy. Chemotherapy 36 (suppl 1). 1990. Р. 50–52.

О. Б. Поселюгина, доктор медицинских наук, профессор

ГБОУ ВПО ТвГМУ МЗ РФ, Тверь

Контактная информация: [email protected]

 

Неосложненная инфекция мочевых путей у беременных. Современные представления о лечении и профилактике/ О. Б. Поселюгина
Для цитирования:  Лечащий врач № 9/2018; Номера страниц в выпуске: 14-15
Теги: женщины, инфекционно-воспалительные заболевания, органы мочевыделительной системы

Enterococcus и Streptococcus spp. связаны с хроническими инфекциями мочевыводящих путей и самолечением во Вьетнаме | BMC Infectious Diseases

Набор пациентов и сбор мочи

Все пробы мочи были собраны с января 2008 года по январь 2010 года в Военно-медицинском университете, госпиталь 103 в Хадонге, Ханой. Ближайшие аптеки были проинструктированы направлять в больницу 103 пациентов, которые сообщили по крайней мере об одном из следующих клинических симптомов ИМП: частое мочеиспускание, болезненное мочеиспускание, гематурия, мутная моча, боль в области таза или поясницы.Образец мочи в середине потока был собран в больнице под наблюдением медсестры, и бактериологический посев был инициирован сразу после сбора. На основании установленной этиологии и результатов тестирования чувствительности к противомикробным препаратам пациенты были проинформированы о том, какое противомикробное средство следует использовать для лечения. Все пациенты были проинформированы устно и письменно на их родном языке о возможности принять участие в исследовании и отказаться от него в любое время без объяснения причин. После того, как информация была предоставлена, пациенты подписали утвержденную форму согласия.Протоколы исследования были одобрены этическим комитетом больницы 103. Ни один из пациентов не отказался от участия.

Бактериальная культура мочи

Пластинки с агаром Flexicult (Statens Serum Institute, Копенгаген, Дания) использовали для культивирования мочи [12]. По словам производителя, чистые культуры с ≥ 10 3 КОЕ на мл мочи следует рассматривать как положительные, однако в качестве консервативной меры и из-за результатов необычной этиологии мы использовали определение ≥ 10 4 КОЕ на мл мочи как положительный образец мочи.Селективный и показательный агар Flexicult позволяет обнаруживать 10 наиболее распространенных патогенов, связанных с ИМП, включая E. coli, Klebsiella spp ., Enterobacter spp ., и Proteus spp . [12]. Образцы мочи 276 пациентов выливали на чашки Flexicult сразу после сбора и инкубировали при 37 ° C в течение 18–24 часов, и если чашки не показывали видимого роста еще в течение 18–24 часов. Если пластинки показали рост E.coli, E. faecium или E. faecalis в чистой культуре с ≥ 10 4 КОЕ на мл мочи, три отдельные колонии были случайным образом выбраны из контрольного отсека в планшете и субкультивированы на неселективном агаре LB, Чашки Lennox (Difco TM , Becton, Dickinson and Company, Sparks, USA) инкубировали в течение ночи при 37 ° C для получения чистых культур. Затем колонии выращивали в течение ночи при 37 ° C в бульоне Brain Heart Infusion (Oxoid, Basingstoke, Hampshire, England) и хранили для дальнейшей характеристики при -80 ° C в криопробирках, содержащих 30% глицерина.Идентичность трех колоний определяли для подтверждения чистой культуры в образцах мочи.

Анкета пациента

Все пациенты были опрошены при взятии образцов мочи. Зарегистрированные личные данные включали: возраст и пол, а также основные заболевания, о которых сообщали сами пациенты, включая гематологические нарушения, респираторные инфекции, диарею, диабет, рак, ВИЧ / СПИД, цирроз печени, алкоголизм, анатомические пороки развития мочевыводящих путей и нефро- или мочекаменная болезнь.Пациенты с описанными выше основными заболеваниями и внутрибольничными инфекциями были исключены. Таким образом, в исследование были включены пациенты с острыми, рецидивирующими и / или принимавшими самолечение ИМП. Регистрировались следующие клинические симптомы: частое мочеиспускание, болезненное мочеиспускание, мутная моча, кровь в моче, боли в области таза, боли в пояснице и лихорадка. Кроме того, записывалась информация о продолжительности симптомов, предыдущих эпизодах ИМП, количестве эпизодов ИМП за последний год и о том, сколько из этих эпизодов было диагностировано врачом.Наконец, до включения в исследование было зарегистрировано лечение ИМП, например тип используемого противомикробного средства.

Идентификация энтерококков методом ПЦР и 16S рРНК

E. faecalis и E. faecium были идентифицированы с помощью видоспецифической ПЦР [13]. Изоляты, предварительно идентифицированные как E. faecalis или E. faecium на основании внешнего вида на агаровой пластине Flexicult, но отрицательные результаты в ходе специфической ПЦР E. faecalis-/ E. faecium- (n = 9), были охарактеризованы анализом последовательности 16S рРНК (Macrogen®, Сеул, Южная Корея) [14] с использованием праймеров, модифицированных по [15].Идентификация видов проводилась с помощью поиска BLAST в GenBank с использованием сервера EzTaxon (http://www.eztaxon.org/).

Частичная последовательность

groEL

Идентификационные данные Strepcococcus gallolyticus subsp. pasteurianus , как показал анализ последовательности 16S рРНК, было подтверждено частичным секвенированием (Macrogen®) гена groEL [16], который кодирует белок теплового шока. Последовательности были собраны с использованием программного обеспечения CLC Main Workbench 5.2 (CLC bio, Орхус, Дания), а идентификация видов была проведена путем взлома последовательностей в базе данных NCBI (http: // www.ncbi.nlm.nih.gov/). Чтобы определить более точное сходство между полученными последовательностями и последовательностью типового штамма, было выполнено локальное попарное выравнивание последовательностей с использованием выравнивания EMBOSS по воде (http://www.ebi.ac.uk/).

Тест на чувствительность к противомикробным препаратам

МИК были определены для 27 E. faecalis ампициллин (AMP, 2–32 мкг / мл), пенициллин (PEN, 2–32 мкг / мл), ванкомицин (VAN, 1–32 мкг). / мл) и гентамицина высокого уровня (GEN, 16–1024 мкг / мл) с использованием системы Sensititre® (Trek Diagnostics Systems, Ист-Гриндстед, Англия).Были использованы следующие значения контрольных точек, предложенные EUCAST (Европейский комитет по тестированию чувствительности к противомикробным препаратам; http://www.eucast.org/): AMP R> 8 мкг / мл, VAN R> 4 мкг / мл, где R> 128. мкг / мл использовали для высокого уровня устойчивости к GEN.

Идентификация

aac (6 ‘) — то есть aph (2 дюйма) — Ia гена устойчивости

Все штаммы с МИК ≥ 512 мкг / мл и три контрольных штамма с МПК ≤ 16 мкг / мл по отношению к гентамицину были протестированы с помощью ПЦР на наличие гена aac (6 ‘) — Ie aph (2 ”) — Ia [17], который кодирует высокий уровень устойчивости к аминогликозидам, связанный с транспозонами в E.faecalis (Tn 5281 ), Staphylococcus aureus (Tn 4001 ) и Staphylococcus epidermidis (Tn 4031 ) [18].

MLST из

E. faecalis

Все изоляты мочи, идентифицированные как E. faecalis (n = 27), были охарактеризованы с помощью MLST для исследования, связаны ли определенные ST с ИМП. Один из трех изолятов E. faecalis , собранных у каждого пациента, был выбран случайным образом и охарактеризован полным анализом последовательности MLST всех семи генов ( gdh, gyd, pstS, gki, aroE, xpt, и yqil ).Чтобы подтвердить чистую культуру в образцах мочи, второй изолят из каждого из 16 (28,1%) образцов был типирован путем анализа последовательности генов gki и yqil . Поскольку последовательности ДНК генов gki и yqil были идентичны для двух изолятов, охарактеризованных по отдельным образцам мочи, дальнейшее секвенирование для изолятов из оставшихся образцов мочи не проводилось. Праймеры и условия ПЦР были описаны на веб-сайте E. faecalis -MLST (http: // efaecalis.mlst.net/). Ампликоны секвенировали в обоих направлениях (Macrogen®). Последовательности ДНК были собраны, и тип последовательности был присвоен каждому штамму с использованием программного обеспечения CLC Main Workbench 5.2 (CLC bio, Орхус, Дания) и сравнен с опубликованными аллелями (http://efaecalis.mlst.net/).

PFGE

Все изоляты ST 16 из мочи (n = 12) были охарактеризованы с помощью гель-электрофореза в импульсном поле (PFGE) для определения их клональности и степени сходства с четырьмя штаммами E. faecalis ST 16, выделенными от датских пациентов с эндокардитом. [19].ДНК получали непосредственно в твердой агарозной пробке (SeaKem Gold Agarose; Lonza, Базель, Швейцария) для расщепления рестрикционной эндонуклеазой ферментом Sma I (BioLabs, Новая Англия, США). Разделение фрагментов проводили на CHEF-DR III (Bio-Rad, Ричмонд, Калифорния, США) при следующих условиях: 6 В / см при 14 ° C в течение 20 часов при угле наклона поля 120 °. Электрофорез проводили при времени переключения от 2,2 до 54,4 с. После электрофореза гели окрашивали в течение 15 минут в бромистом этидии (2 мг / мл воды; Sigma-Aldrich Denmark A / S, Brøndby, DK), затем обесцвечивали в воде в течение 15 минут и визуализировали в УФ-свете (Gel Doc, Bio- Рад) [20].

Enterococcus faecalis: инфекции, передача и лечение

Энтерококк — это тип бактерий, который обычно присутствует в кишечнике и кишечнике.

В некоторых случаях эту бактерию также можно найти во рту или во влагалище.

У здоровых людей или в нормальных количествах Enterococcus обычно не вызывает проблем.

Но если он распространяется на другие части тела, он может вызвать опасные для жизни инфекции. Люди, находящиеся в больницах или имеющие сопутствующие заболевания, подвергаются более высокому риску развития инфекции.

Хотя существует 17 или более видов Enterococcus , у человека обычно встречаются только два: E. faecalis и E. faecium .

Эта статья посвящена E. faecalis , ассоциированным с ним инфекциям, способам его передачи и вариантам лечения.

Поделиться на Pinterest Бактерии энтерококка faecalis. Первоначально эта бактерия была связана со стрептококком.
Изображение предоставлено: Дженис Хейни Карр, CDC / Пит Уорделл.

До 1984 года, E.faecalis был известен как Streptococcus faecalis . Ученые ранее относили бактерии к роду Streptococcus .

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), E. faecalis является причиной примерно 80 процентов случаев заражения людей.

Бактерии могут вызывать инфекцию у людей при попадании в раны, кровь или мочу. Особому риску подвержены люди с ослабленной иммунной системой, например, те, кто:

  • имеют слабый иммунитет из-за болезни или хирургического вмешательства
  • проходят курс лечения рака
  • находятся на диализе
  • получают трансплантацию органов
  • имеют ВИЧ или СПИД
  • имеют корневой канал

Люди в больницах особенно уязвимы для E.faecalis , поскольку у госпитализированных пациентов обычно снижен иммунитет. Обычное использование внутрисосудистых и мочевых катетеров также может способствовать распространению инфекции, поскольку эти инструменты часто содержат бактерии E. faecalis .

E. faecalis считается одной из трех основных причин внутрибольничных инфекций.

Поделиться на PinterestИнфекция мочевыводящих путей может быть вызвана E. faecalis, а инфекция, вызванная этим типом бактерий, может вызвать боль при мочеиспускании.

E. faecalis способствует ряду инфекций у людей, некоторые из которых могут быть опасными для жизни.

Бактерии могут вызывать:

  • бактериемию, наличие бактерий в крови
  • инфекции брюшной полости и таза
  • инфекции мочевыводящих путей
  • инфекции полости рта, особенно корневых каналов
  • сепсис или заражение крови
  • раневые инфекции
  • эндокардит, инфекция внутренней оболочки сердца
  • энтерококковый менингит, необычная форма менингита

Симптомы E.faecalis зависит от локализации инфекции. К ним могут относиться:

  • усталость
  • болезненное мочеиспускание
  • спазмы желудка
  • рвота

E. faecalis обладает как естественным, так и приобретенным иммунитетом от лечения антибиотиками. В результате это один из наиболее устойчивых к антибиотикам типов бактерий.

Бактерии также могут переносить различные условия. Он может выжить в диапазоне температур и в кислой или щелочной среде.

E. faecalis может противостоять лечению многими антибиотиками из-за:

  • образования биопленки : бактерии могут связываться друг с другом, образуя тонкий, но прочный слой, известный как биопленка, который может прочно прилипать к поверхности.
  • Потребности в питании : E. faecalis может выдерживать длительные периоды времени без источника питания. Он даже может использовать сыворотку крови в качестве источника питания.
  • Пенициллин-связывающие белки (PBP) : эти белки образуют E.faecalis естественно устойчив к пенициллину. Пенициллин подавляет активность E. faecalis , но не разрушает бактериальные клетки.
  • Поглощение фолиевой кислоты в окружающей среде : Бактериям для роста требуется фолиевая кислота. Большинство из них не может поглотить его из окружающей среды, поэтому вынуждены делать это самостоятельно. Лекарства, которые препятствуют выработке фолиевой кислоты, часто могут уничтожить бактериальные инфекции. Однако E. faecalis может абсорбировать фолиевую кислоту из окружающей среды, поэтому эти лекарства малоэффективны.

Энтерококки чаще всего передаются из-за плохой гигиены.

Поскольку он естественным образом присутствует в желудочно-кишечном тракте, E. faecalis обнаруживается в фекалиях. Неправильная очистка предметов, содержащих фекалии, или отказ от мытья рук после использования туалета могут увеличить риск передачи бактерий.

Повседневные предметы, такие как телефоны, дверные ручки, полотенца и мыло, также могут содержать E. faecalis .

Бактерии могут распространяться по больницам, если медицинские работники не моют руки между пациентами.Без тщательной очистки катетеры или диализные порты также могут передавать инфекцию.

Соблюдение правил гигиены, особенно в условиях больницы, может помочь предотвратить распространение инфекции E. faecalis .

Профилактические меры включают:

  • тщательное мытье рук, включая кончики пальцев и большие пальцы рук, после посещения туалета
  • мытье рук перед едой или питьем
  • обеспечение того, чтобы медицинские работники мыли руки перед контактом с внутривенными инъекциями, катетерами и повязками.
  • обеспечение того, чтобы медицинские работники тщательно мыли руки между пациентами
  • избегая использования чужих предметов личной гигиены, таких как мыло, мочалки, полотенца и бритвы
  • избегая сидения на кроватях других пациентов
  • избегая использования туалетов другие пациенты, а также туалеты, которые выглядят грязными или грязными
  • регулярная уборка туалетов и туалетов
  • протирка дверных ручек, пультов дистанционного управления, телефонов и других предметов общего пользования
  • частое мытье рук пациентами, персоналом и посетителями больницы
Поделиться в Pinterest при неосложненных инфекциях.В зависимости от серьезности инфекции назначаются разные виды антибиотиков.

Из-за своих механизмов лекарственной устойчивости инфекция Enterococcus представляет собой серьезную проблему лечения для медицинских работников.

Перед лечением врачи часто берут образцы бактерий у пациентов. Они определяют восприимчивость образца к различным видам лечения, включая ампициллин, пенициллин и ванкомицин.

Неосложненную инфекцию часто можно лечить одним антибиотиком.Если резистентности к антибиотикам нет, предпочтительным лекарством является ампициллин.

Другие варианты лекарств включают:

  • ампициллин с сульбактамом
  • даптомицин
  • линезолид
  • нитрофурантоин
  • тигециклин
  • ванкомицин

Для лечения этих инфекций может потребоваться комбинация агента, действующего на клеточную стенку, и класса антибиотиков, известных как аминогликозиды.

Агенты, действующие на клеточную стенку, представляют собой антибиотики, которые воздействуют на бактериальную клеточную стенку, подавляя рост клеток. Примеры включают ампициллин, ванкомицин и аминогликозиды, в том числе гентамицин и стрептомицин.

При более серьезной инфекции лечение может длиться несколько недель.

Энтерококковые инфекции обычно возникают у уже больных людей. Это может затруднить определение того, является ли бактериальная инфекция причиной любого последующего заболевания или смерти.

Некоторые исследования показывают, что прогноз для людей с E.faecalis связана с состоянием их здоровья, а не с наличием бактериальных штаммов.

Другие исследования показали, что пациенты с инфекцией, вызванной штаммами устойчивых к ванкомицину Enterococcus , имели более высокий уровень смертности, чем пациенты со штаммами, чувствительными к антибиотику.

Инфекции, вызванные устойчивыми к антибиотикам бактериями, как правило, приводят к более длительному пребыванию в больнице, более высоким расходам на здравоохранение и более высокому уровню смертности по сравнению с инфекциями, вызванными бактериями, чувствительными к антибиотикам.

Надлежащая гигиена — лучший способ предотвратить передачу инфекции E. faecalis .

Энтерококковые инфекции мочевыводящих путей могут сигнализировать об основных проблемах с мочеиспусканием у детей

Внебольничные инфекции мочевыводящих путей (ИМП) у детей, вызванные энтерококковыми бактериями, связаны с высоким уровнем основных патологий мочевыделения, как показало исследование. В результате, по мнению исследователей, рекомендуется визуализация почек у педиатрических пациентов с этими типами ИМП.

Кроме того, в пятилетнем проспективном исследовании 355 детей в Детском медицинском центре Шнайдера в Израиле в Тикве исследователи обнаружили, что энтерококковые инфекции не чувствительны к антибиотикам, обычно используемым эмпирически для лечения ИМП.

Из 355 детей, госпитализированных по поводу подтвержденных бактериальных инфекций мочевыводящих путей, у 22 (6,2%) были энтерококковые бактерии в качестве возбудителя, сообщили исследователи в Pediatric Nephrology (2012; 27: 109-114). Основные аномалии мочеиспускания были выявлены у 70% пациентов с энтерококковыми инфекциями мочевыводящих путей по сравнению с 43.7% пациентов с грамотрицательными ИМП. Почечные аномалии в группе энтерококковых ИМП включали пузырно-мочеточниковый рефлюкс (53% пациентов), гидронефроз и внепочечную лоханку.

Все изоляты энтерококков были однородно устойчивы к цефалоспоринам, тогда как грамотрицательные изоляты имели 24%, 7% и менее 5% устойчивости к цефалоспоринам первого, второго и третьего поколений соответственно.

Кроме того, по сравнению с грамотрицательными бактериями, изоляты энтерококков были значительно реже устойчивы к ампициллину (10% vs.69%) и более часто резистентные к офлоксацину (20% против 6%). Все грамотрицательные изоляты были устойчивы к ванкомицину, но все изоляты энтерококков были чувствительны к этому препарату.

Неправильное эмпирическое лечение антибиотиками давалось пациентам с энтерококковой инфекцией примерно в четыре раза чаще, чем у грамотрицательных инфекций (22% против 5,6%). Цефуроксим и цефтриаксон были неподходящими антибиотиками, эмпирически назначаемыми для лечения энтерококковых ИМП. Исследователи заявили, что после получения результатов посева пациентам с энтерококковыми инфекциями мочевыводящих путей назначались соответствующие антибиотики на основе известных результатов восприимчивости.

В свете высокой частоты почечных аномалий у детей с энтерококковой инфекцией мочевых путей, «в таких случаях мы рекомендуем рутинную визуализацию, по крайней мере, с помощью неинвазивной и безопасной техники ультразвукового исследования», — отметили исследователи.

Поскольку виды Enterococcus являются почти единственными видами, вызывающими грамположительные ИМП у маленьких детей, «их можно обнаружить на ранней стадии с помощью окрашивания мочи по Граму, которое мы рекомендуем выполнять, особенно в таких обстоятельствах, как наличие основных аномалий мочеиспускания. или неэффективность предыдущего лечения цефалоспорином или другими антибиотиками.”

Они также отметили: «Своевременное и надлежащее введение противомикробной терапии необходимо для устранения симптомов, искоренения инфекции, снижения вероятности повреждения почек и предотвращения осложнений», — пишут авторы.

Исследователи под руководством доктора медицины Гилата Ливни обнаружили, что большинство детских ИМП вызываются грамотрицательными бактериями, особенно Escherichia coli. Среди грамположительных организмов наиболее распространен род Enterococcus . Авторы отметили, что исследования энтерококковых инфекций мочевых путей у детей весьма ограничены, и большинство исследований посвящено нозокомиальным инфекциям.

Из выпуска «Новости почек и урологии» от 1 февраля 2012 г.

Пероральное лечение фосфомицином энтерококковых инфекций мочевыводящих путей в динамической модели in vitro

ТЕКСТ

Инфекции мочевыводящих путей (ИМП) являются одними из наиболее распространенных инфекций во всем мире (1, 2). ИМП, вызванные Enterococcus spp. несут ответственность примерно за 5% внебольничных инфекций, что является третьей по значимости причиной внутрибольничных инфекций мочевых путей и связано с 30% катетер-ассоциированных инфекций мочевых путей (3).Наиболее распространенным видом является E. faecalis, который более вирулентен, чем E. faecium, но с меньшей внутренней и приобретенной устойчивостью к противомикробным препаратам. Энтерококки являются хорошо адаптированными патогенами и способны выживать в суровых условиях, обладая способностью прикрепляться как к клеткам-хозяевам, так и к инертным материалам и образовывать биопленки (4). Они обладают широким спектром внутренней устойчивости и толерантности к бактерицидной активности многих агентов и могут легко приобретать новую устойчивость к противомикробным препаратам. Показатели приобретенной резистентности со временем постепенно увеличивались (5).Особую озабоченность вызывает рост устойчивых к ванкомицину штаммов Enterococcus (VRE), которые в настоящее время составляют до 80% изолятов E. faecium в некоторых больницах (6).

Фосфомицин демонстрирует хорошую активность in vitro против энтерококков, включая штаммы VRE (7-10), и лицензирован для лечения неосложненных ИМП в виде однократной пероральной дозы 3 г, которая хорошо переносится и достигает высоких концентраций в моче. (11–14). Обладая уникальной химической структурой и не имея перекрестной резистентности с другими агентами, фосфомицин для перорального применения приобретает все больший интерес в связи с его возрастающей ролью в лечении ИМП с множественной лекарственной устойчивостью (15-17), а также в качестве терапевтического варианта для энтерококковых ИМП (18, 19). .Клинические контрольные точки для чувствительности к фосфомицину установлены Институтом клинических и лабораторных стандартов (CLSI) для мочевых изолятов E. faecalis (20). Эта контрольная точка (чувствительность к разведению агара МИК ≤64 мкг / мл) такая же, как и для мочевых изолятов Escherichia coli, с тем же требованием для добавления 25 мг / л глюкозо-6-фосфата (G6P) в среду для агара. испытание на чувствительность к разбавлению. Тестирование на микроразбавление бульона не рекомендуется. Аналогичным образом, для тестирования чувствительности к диффузии дисков, диски с фосфомицином 200 мкг также содержат 50 мкг G6P с диаметром чувствительной зоны ингибирования CLSI ≥16 мм.Европейский комитет по тестированию чувствительности к противомикробным препаратам (EUCAST) не предоставляет контрольные точки по фосфомицину для Enterococcus spp. (21).

Мы исследовали чувствительность к фосфомицину среди клинических изолятов энтерококков и оценили эффективность пероральной терапии фосфомицином на модели динамической инфекции мочевого пузыря in vitro против восьми изолятов E. faecalis и восьми изолятов E. faecium в синтетической моче человека (SHU). Чтобы отразить значительную вариабельность концентраций фосфомицина в моче среди здоровых людей после перорального приема (11, 12), воздействия в моче после однократного моделирования пероральной дозы 3 г фосфомицина с высоким и низким воздействием с мочой и двух доз, вводимых в течение двух дней с низким уровнем мочеиспускания. экспозиции, были смоделированы.Оценивали подавление возобновления роста и появление резистентности.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Исследования чувствительности in vitro . Всего было проверено 84 энтерококка на чувствительность к фосфомицину с использованием разведения в агаре, включая 41 E. faecalis и 43 E. faecium. Сорок один (49%) изолятов были получены из посевов крови, 17 (20%) из раневых культур и 15 (18%) из источников мочи. Изоляты, полученные из мазков для скринингового наблюдения, не оценивались. Оба вида продемонстрировали относительно узкое распределение МИК с МИК 50/90 32/64 мкг / мл для E.faecalis и 64/128 мкг / мл для E. faecium (рис.1). Шестнадцать изолятов, которые представляли диапазон значений МИК фосфомицина, были отобраны для тестирования на модели инфекции мочевого пузыря, включая 14 клинических штаммов и 2 изолята АТСС (таблица 1). Согласие между методами MIC для разбавления агара и микроразбавления в бульоне (BMD) было исследовано, включая влияние изменений в жидкой среде BMD. Значения MIC в значительной степени совпадали между разведением агара и микроразведением бульона (BMD), выполненным в бульоне Мюллера-Хинтона (MHB) с 25 мг / л G6P (рис.2а). При тестировании без G6P не было существенной разницы в измерениях MIC (рис. 2b). Значения МИК были в среднем на одно разведение ниже по сравнению с разведением в агаре при тестировании в модифицированном SHU (таблица 2) (смещение -0,9, 95% доверительный интервал [ДИ] от -2,3 до 0,4), что свидетельствует о взаимодействии между ограничением роста и увеличением антимикробная активность фосфомицина в этой обедненной питательными веществами кислой среде (рис. 2c). Диаметр дисковой диффузии для ингибирования был менее 24 мм для всех изолятов, а у 4 изолятов размер зоны был менее 16 мм (контрольная точка CLSI: чувствительность [S] при ≥16 мм) (Таблица 1).Относительно слабая линейная корреляция между диаметром ингибирования и МИК разведения в агаре (R 2 0,5537) (рис. 2d). Никаких различий между двумя видами обнаружено не было. Все клинические изоляты E. faecium были устойчивы к ванкомицину и содержали ген vanA или vanB .

Рис. 1

Распределение МИК энтерококкового фосфомицина. Изоляты E. faecalis ( n = 41; черные полосы) и E. faecium ( n = 43; белые столбцы) проверяли на чувствительность путем разведения в агаре.МИК E. faecalis 50/ МИК 90 = 32/64 мкг / мл, МИК E. faecium 50 / МИК 90 = 64/128 мкг / мл.

ТАБЛИЦА 1

Исходная чувствительность к фосфомицину и исходы роста при инфекции мочевого пузыря in vitro Режим a

Рис. 2

Сравнение методов определения чувствительности к фосфомицину. Графики Бланда-Альтмана демонстрируют сравнение между значениями MIC, измеренными при разведении в агаре (AD) и микроразведении в бульоне (BMD) в MHB глюкозо-6-фосфате (G6P) (a), только MHB (b) и синтетической человеческой моче (SHU). (c), с разницей между двумя измерениями MIC (по AD и BMD) по оси y и средним значением двух измерений MIC по оси x .Представлены смещение (сплошная линия) и 95% пределы согласия (пунктирные линии). Результаты дисковой диффузии (d) сравниваются со значениями МИК для разведения в агаре, представляются в виде диаграммы рассеяния и анализируются с помощью линейной регрессии (пунктирная линия) с выделенными контрольными точками CLSI E. faecalis (МИК для чувствительных агаровых разведений ≤64 мкг / мл, ингибирование диффузии по дискам. диаметр зоны ≥16 мм). Большие размеры круга указывают на большее количество наложенных точек данных.

ТАБЛИЦА 2

Химические составляющие модифицированной синтетической человеческой мочи (SHU)

Сравнительный рост в моче и SHU.Способность к росту изолята рассчитывалась путем количественного определения максимальной плотности бактерий после инкубации в течение ночи в модифицированной SHU и объединенной женской моче (FU) и сравнивалась, чтобы установить, насколько хорошо синтетическая среда соответствовала кинетике роста энтерококков в среде мочи. После 24-часовой статической инкубации в модифицированном SHU восемь отобранных изолятов E. faecalis смогли увеличить свою бактериальную плотность с 5,0 ± 0,2 log 10 КОЕ / мл до 7,0 ± 1,2 log 10 КОЕ / мл, а восемь изолятов E. .faecium от 4,9 ± 0,1 log 10 КОЕ / мл до 6,4 ± 0,8 log 10 КОЕ / мл. Это представляет собой большее ограничение роста по сравнению с инкубацией в FU, где изоляты E. faecalis достигли 24-часовой плотности бактерий 7,8 ± 0,7 log 10 КОЕ / мл, а изоляты E. faecium достигли 7,7 ± 0,4 log 10 КОЕ / мл (рис. 3а). Также наблюдались большие различия в способности роста между штаммами в модифицированном SHU по сравнению с FU (коэффициент вариации [CV] от 13 до 17% против 5-9%, соответственно).При тестировании фосфомицином в анализах времени уничтожения штаммы ATCC E. faecalis и E. faecium продемонстрировали сравнимую активность фосфомицина в модифицированном SHU по сравнению с FU (рис. 3b). Принимая во внимание, что тестирование, проведенное в MHB, продемонстрировало большую способность к росту без лекарств и снижение гибели фосфомицина при воздействии 32 мг / л. Учитывая, что требования к большому объему среды для тестирования в модели инфекции мочевого пузыря исключали использование FU, для чего потребовались бы этически одобренные сборы, стерилизация фильтра и использование в течение нескольких дней после сбора, модифицированный SHU использовался вместо стандартных лабораторных сред, чтобы чтобы лучше имитировать среду мочеиспускания.

Рис. 3.

Влияние среды на способность к росту без лекарств и статический анализ времени уничтожения. (а) Способность к росту 8 E. faecalis (кружки) и 8 E. faecium (квадраты) в объединенной женской моче (FU) и модифицированной синтетической человеческой моче (SHU). Средний начальный посевной материал составлял 4,9 ± 0,2 log 10 КОЕ / мл. Изменение плотности бактерий определяли через 6 и 24 ч инкубации. нс , незначительно; **, P ≤ 0,01; ***, P ≤ 0,001. (б) Сравнение кривых «воздействие-реакция» E.faecalis ATCC 29212 (кружки) и E. faecium ATCC 35667 (квадраты) по результатам статических анализов «убивающее время», проведенных в FU, модифицированном SHU и бульоне Мюллера-Хинтона (MHB). R 2 > 0,99 для всех линий нелинейной регрессии с переменным наклоном E max .

Воздействие фосфомицина при инфекции мочевого пузыря in vitro Модель . Модель инфекции мочевого пузыря in vitro обеспечивает динамическое моделирование воздействия фосфомицина с мочой, позволяя оценить реакцию бактериальных патогенов, инокулированных в шестнадцати независимых отделах мочевого пузыря.Наблюдаемые in vitro концентрации фосфомицина точно воспроизводили ожидаемое воздействие в моче после однократной пероральной дозы 3 г с высокими и низкими концентрациями в моче, а также после двух доз, введенных в течение двух дней с низкими концентрациями в моче. Наклон линии линейной регрессии был равен 1,0 (R 2 0,99) со смещением 2,9% (95% ДИ от –20,9 до 26,7%) (рис. 4). Изменения в процентах были наиболее заметны, когда целевые концентрации были самыми низкими (т.е. <15 мг / литр).Во время каждого эксперимента, когда во время максимальной концентрации отбирали пробы из всех отделений мочевого пузыря, наблюдалась минимальная межкомпонентная изменчивость со средним относительным стандартным отклонением 4,4 ± 2,3%.

Рис. 4

Взаимосвязь между наблюдаемыми и целевыми концентрациями фосфомицина в модели инфекции мочевого пузыря. (а) Диаграмма рассеяния наблюдаемых концентраций фосфомицина по сравнению с целевыми значениями, с линейной регрессией (сплошная линия) и y = x (пунктирная линия).(b) График Бланда-Альтмана процентной разницы между наблюдаемыми и целевыми измерениями (ось y ) и среднего значения двух измерений (ось x ), представленный со смещением (сплошная линия) и 95% -ными пределами согласия (пунктирные линии).

Результат роста в модели инфекции мочевого пузыря in vitro . После динамической инкубации без лекарств в течение 18 часов на модели инфекции мочевого пузыря в модифицированной SHU все изоляты E. faecalis продемонстрировали увеличение плотности бактерий по сравнению со средней исходной инокуляцией 6.9 ± 0,1 log 10 КОЕ / мл до 8,0 ± 1,0 log 10 КОЕ / мл, за исключением одного штамма (E. faecalis 42601), у которого плотность бактерий снизилась до 5,6 log 10 КОЕ / мл (рис. 5 и таблица 1). Напротив, все изоляты E. faecium в среднем имели снижение бактериальной плотности с 6,7 ± 0,2 log 10 КОЕ / мл до 5,8 ± 0,6 log 10 КОЕ / мл (рис. 5 и таблица 1). По сравнению со статической инкубацией, при которой исходный посевной материал был ниже (4,9 ± 0,2 log 10 КОЕ / мл), способность к росту (достигнутая максимальная плотность бактерий) в динамических условиях была выше для E.faecalis (статическая способность роста: 7,0 ± 1,2 log 10 КОЕ / мл), но ниже для E. faecium (статическая способность роста: 6,4 ± 0,8 log 10 КОЕ / мл).

FIG 5

Воздействие фосфомицина и исход роста в модели инфекции мочевого пузыря. Фосфомицин вводили в виде однократной дозы при высокой экспозиции с мочой (a), однократной дозы при низкой экспозиции с мочой (b) или 2 дозы ежедневно при низкой экспозиции с мочой (c). Кривые зависимости концентрации от времени представляют собой среднюю измеренную концентрацию фосфомицина (сплошные кружки), наложенную на кривую целевой концентрации (пунктирная линия).Обратите внимание, что кривые целевой концентрации в моче на (а) — (с) не демонстрируют плавную фазу выведения лекарственного средства из-за динамических перемещений жидкости, которые происходят после каждого цикла опорожнения мочевого пузыря. Соответствующие кривые роста представляют общий рост изолятов E. faecalis (закрашенные кружки) и E. faecium (светлые кружки) с течением времени. Предел обнаружения (пунктирная линия) считался 50 КОЕ / мл. Серые линии и штриховка соответствуют среднему (± стандартное отклонение) росту SHU как у E. faecalis, так и у E.faecium после 18 ч инкубации на модели инфекции мочевого пузыря без фосфомицина.

После однократной дозы фосфомицина, имитирующей сильное воздействие с мочой, через 72 часа все изоляты имели ≥3 log 10 убитых с низким уровнем повторного роста (количество бактерий ≤3,6 log 10 КОЕ / мл), обнаруженным в 7 из 8 E .faecalis и 2 из 8 изолятов E. faecium (рис. 5 и таблица 1). Однако, когда экспозиция в моче была снижена до имитации низких концентраций в моче, ≥3 log 10 убийств было обнаружено только в 2 E.faecalis и 1 E. faecium (рис. 5 и таблица 1). Все изоляты E. faecium, кроме одного, показали заметный отрастание. Подсчет бактерий через 72 часа находился в пределах 0,5 log 10 роста, измеренного в контроле без лекарств, у 4 из 8 E. faecalis и 2 из 7 E. faecium. Примечательно, что введение второй дозы фосфомицина через 24 часа с таким же низким профилем воздействия с мочой дало такие же фармакодинамические результаты, что и однократная доза с высоким воздействием, при этом все изоляты имели ≥3 log 10 убитых (рис.5 и таблица 1). Низкий уровень повторного роста (количество бактерий ≤3,2 log 10 КОЕ / мл) был обнаружен у 6 из 8 E. faecalis и у 2 из 8 E. faecium (рис. 5 и таблица 1).

Возникновение резистентности высокого уровня (рост на агаре Мюллера-Хинтона II [MHA] с 1 024 мг / л фосфомицина) не было обнаружено ни в одном изоляте, и не было роста МИК фосфомицина ни в одном постконтактном повторном росте. Постконтактная субпопуляция с низким уровнем резистентности (рост на MHA с 256 мг / л фосфомицина) была обнаружена только у двух E.faecalis (штаммы 46222 и 46182) после введения однократной дозы фосфомицина с низкой экспозицией. Плотность этого устойчивого роста была минимальной (приблизительно 10 2 КОЕ / мл). МИК фосфомицина в этих субпопуляциях была повышена (МИК 512 мкг / мл) при проведении тестирования путем разведения в агаре после пересева на кровяной агар, не содержащий лекарственного средства.

Анализ PK / PD «воздействие-ответ». Кривые «воздействие-ответ», оценивающие воздействие фосфомицина в течение 72 часов, продемонстрировали, что% T 0-72 > MIC обеспечивает наиболее надежный фармакокинетический / фармакодинамический (PK / PD) индекс для подавления возобновления роста, затем ƒAUC 0-72 / MIC (рис.6). Индекс ƒ C max / MIC показал самую слабую взаимосвязь. Между этими двумя видами наблюдались существенные различия, при этом изоляты E. faecalis требовали большего воздействия лекарственных средств по сравнению с E. faecium для гибели> 3 log 10 от исходного инокулята. Среднее (95% ДИ) ƒAUC 0-72 / MIC и% T 0-72 > MIC для 3 log 10 убийств E. faecalis составило 672 (от 462 до 1081, R 2 0,63) и 70% (от 66 до 73%, 2 0.89), по сравнению с 216 (от 107 до 307, 2 0,67) и 51% (от 46 до 56%, 2 0,78) для E. faecium, соответственно (рис. 6a). Эти отношения и значения практически не изменились, когда в анализе использовались измерения МИК по BMD в MHB или MHB с G6P (данные не показаны). Когда использовались измерения МИК по BMD в модифицированном SHU (рис. 6b), все значения R 2 были улучшены, а среднее (95% ДИ) ƒAUC 0-72 / MIC и ƒ% T 0-72 > MIC для 3 log 10 убийств для E.faecalis было 1403 (от 1108 до 1832, 2 0,73) и 78% (от 75 до 81%, 2 0,92), по сравнению с 425 (от 264 до 552, 2 0,73) и 56% (от 49 до 61%, R 2 0,82) для E. faecium. Напротив, при оценке воздействия фосфомицина, необходимого для получения 3 log 10 убийств, исходя из способности роста без лекарств в модели инфекции мочевого пузыря каждого изолята, и E. faecalis, и E. faecium дали одинаковые ответы. При совместном анализе среднее (95% ДИ) ƒAUC 0-72 / MIC и ƒ% T 0-72 > MIC для 3 log 10 убийств от способности роста в SHU составило 357 (от 276 до 458, R 2 0.63) и 59% (от 54 до 64%, R 2 0,62), используя измерения МИК при разведении агара.

Рис. 6.

Зависимость воздействия от реакции в модели инфекции мочевого пузыря. Экспозиция фосфомицина оценивалась по ƒAUC 0–72 / MIC, C max / MIC и% T 0–72 > MIC. Данные представлены со значениями MIC для разведения агара (a) и значениями MIC для микроразбавления бульона (BMD), выполненного в модифицированной синтетической моче человека (SHU) (b). Переменный наклон E max линии нелинейной регрессии показаны для E.faecalis (EFS, сплошные кружки и сплошные линии) и E. faecium (EFM, светлые кружки и пунктирные линии). Все линии нелинейной регрессии сравнивали с помощью F-теста и обнаружили, что они существенно различаются ( P ≤ 0,001).

ОБСУЖДЕНИЕ

После динамического моделирования перорального лечения фосфомицином энтерококковых ИМП, уничтожение бактерий (> 3 log 10 ) и подавление повторного роста у большинства изолятов после высокого воздействия с мочой после однократной дозы и после двух дозы, даваемые в течение двух дней в условиях меньшего воздействия на мочевыводящие пути.Низкий уровень и устойчивое возобновление роста после воздействия фосфомицина было связано с устойчивостью изолята, а не с появлением резистентности, что подтверждает сообщаемую бактериостатическую активность фосфомицина против энтерококков (22). В целом, изоляты E. faecalis требовали большей экспозиции фосфомицина по сравнению с MIC, чтобы способствовать уничтожению по сравнению с E. faecium (672 против 216 ƒAUC 0-72 / MIC, соответственно). Однако более сильное ограничение роста в модифицированном SHU, наблюдаемое для изолятов E. faecium (1 log 10 убийств в SHU без лекарств), будет влиять на их результаты уничтожения / роста.Следовательно, более низкий индекс воздействия фосфомицина, необходимый для 3 log 10 убийств из исходного инокулята в E. faecium, вероятно, обусловлен как дополнительным убивающим эффектом самой модифицированной среды SHU, так и сниженной способностью к росту в динамических условиях, тем самым смещая Кривые воздействия лекарственного средства E. faecium — эффект слева от кривых E. faecalis.

Влияние лабораторной среды на кинетику роста бактерий и антимикробную активность является важным фактором при передаче результатов in vitro людям.Было продемонстрировано, что наличие факторов питания влияет на значения МПК и воздействие-реакция (23). По сравнению со стандартными лабораторными средами, факторы питания могут быть снижены in vivo и могут не только способствовать более медленному росту, но также могут привести к большему уничтожению антимикробных препаратов. Это особенно актуально для инфекций мочевыводящих путей, где нормальная уродинамика постоянного наполнения мочевого пузыря и периодического опорожнения мочевого пузыря играет важную роль в клиренсе бактерий.Инфекционные бактерии в мочевом пузыре должны поддерживать достаточную скорость роста биоматрицы мочи, чтобы поддерживать достаточную бактериальную плотность, чтобы способствовать клинической инфекции, несмотря на постоянное разбавление и устранение при мочеиспускании. Мы демонстрируем, что рост энтерококков, особенно E. faecium, ограничен модифицированным SHU, который представляет собой обедненную питательными веществами среду, специально разработанную для имитации человеческой мочи (24, 25). Это говорит о том, что использование SHU для точного отражения бактериурического потенциала E. faecium и ответа на антимикробную терапию может быть ограничено.Однако использование этой среды по-прежнему дает явные преимущества перед стандартными богатыми питательными веществами лабораторными средами при моделировании ИМП.

Молекулярные механизмы устойчивости энтерококков к фосфомицину включают ген ферментативной инактивации плазмиды ( fosB ) и приобретенные мутации в активном сайте энолпируилтрансферазы UDP- N -ацетилглюкозамин (Cys119Asp), оба из которых приводят к увеличению до> 1024 мг / л (26–28). В нашей модели, однако, несмотря на обнаружение повторного роста после контакта, не наблюдалось повышения МИК фосфомицина.Это контрастирует с другими исследованиями, в которых изучалась эффективность фосфомицина против E. coli, Klebsiella pneumoniae и Pseudomonas aeruginosa, где на эффективность фосфомицина сильно влияла исходная гетерорезистентность и демонстрировалось появление устойчивости после контакта (29–32). Однако неясно, повлияло ли на отсутствие резистентности, наблюдаемой в нашем исследовании, среда среды (24), или это отражает бактериостатическую активность фосфомицина, о которой сообщалось в отношении энтерококков (22).Адаптация энтерококков во время воздействия антибиотиков в среде с ограничением питательных веществ может вызвать снижение приспособленности, ограничивающее скорость роста. В качестве альтернативы, окружающая среда может вызвать структурные или метаболические изменения, способствующие сохранению устойчивости по сравнению с возникновением устойчивости (33, 34). Кроме того, производство энтерококковой биопленки в модели in vitro может защитить субпопуляцию бактериального инокулята от воздействия фосфомицина и, таким образом, засеять популяцию отрастания, когда концентрации фосфомицина падают ниже MIC изолята.

В клинической практике идентификация Enterococcus spp. посев мочи может не отражать истинную инфекцию и может представлять загрязнение нормальной флоры (35). Когда показано лечение, пероральные противомикробные препараты активны против Enterococcus spp. ограничены. Подобно фосфомицину, аминопенициллины достигают высоких концентраций в моче и, как сообщается, преодолевают механизмы резистентности энтерококков и обеспечивают терапевтический вариант, несмотря на лабораторные отчеты о нечувствительности (36, 37).Нитрофурантоин — еще один активный пероральный противомикробный препарат, хотя его активность в значительной степени ограничена изолятами E. faecalis (38-40). Другие варианты перорального приема, хотя и с ограничениями, включают линезолид (риск токсичности), хинупристин-далфопристин (только E. faecium), нитроксолин (не широко доступен), новые фторхинолоны (моксифлоксацин, гатифлоксацин, гемифлоксацин; риск токсичности) и доксициклин (эффективный в составе препарата). установка высоких концентраций в моче; сообщается о синергии в комбинации с фосфомицином) (19, 39, 41–47).

Сильной стороной этого исследования является использование динамической модели in vitro для точного моделирования диапазона воздействия фосфомицина в моче, имитирующего уродинамику человека. Учитывая широкую вариабельность, о которой сообщается в концентрациях человеческого фосфомицина в моче, определение наиболее подходящей динамической концентрации для моделирования представляет собой большую проблему. Неясно, как различия в экспозиции фосфомицина с мочой могут влиять на противомикробную эффективность. Большая часть этих вариаций, вероятно, связана с индивидуальным поведением, таким как кинетика опорожнения мочевого пузыря, потребление жидкости, диурез и время приема пероральной дозы фосфомицина.В этом исследовании на основании опубликованных данных о здоровых людях были выбраны два различных параметра воздействия (11, 12). Wenzler et al. впоследствии опубликовали исследование фазы 1 ежедневного и альтернативного ежедневного приема фосфомицина перорально (13). На основании этих данных авторы сообщают, что пероральный фосфомицин имеет триггерную кинетику, при которой выведение ограничивается медленным периодом полувыведения. Они также сообщают, что концентрация фосфомицина в моче через 48 часов составляет 45,2 ± 84,2 мг / л после однократной дозы и 312,7 ± 263,3 мг / л после двух суточных доз.Широкий диапазон стандартных отклонений указывает на большую межпредметную изменчивость. В нашей модели смоделированные концентрации фосфомицина через 48 часов были следующими: высокая экспозиция с мочой (разовая доза) 65,5 мг / л; низкая экспозиция с мочой (разовая доза) 12,6 мг / л; низкая экспозиция с мочой (две суточные дозы) 188,8 мг / л. Следовательно, моделируя широкий спектр различных воздействий с мочой, мы ожидаем покрыть большинство воздействий фосфомицина, которые, как ожидается, будут наблюдаться у здоровых людей.

Сообщается, что важный показатель PK / PD для эффективности фосфомицина у Enterobacterales составляет ƒUC / MIC (48), и аналогично для P.aeruginosa, где ƒAUC / MIC были фармакодинамически связаны как драйвер уничтожения бактериальных клеток, но с временной зависимостью как драйвер подавления резистентности (49). В нашей модели индекс PK / PD, связанный с 3 log 10 убийств, лучше всего описывался при поддержании концентраций фосфомицина в моче выше МИК в течение приблизительно от 36 часов (E. faecium) до 48 часов (E. faecalis). Точно так же это было достигнуто с помощью ƒAUC 0-72 / MIC между 216 (E. faecium) и 672 (E. faecalis). Однако наши данные были разработаны не как исследование фракционирования доз, а как отражение реальной практики назначения лекарств.Это особенно актуально с учетом того, что два из трех изученных режимов дозирования фосфомицина были однократными, что вызывает внутреннюю связь всех показателей PK / PD друг с другом. Чтобы экстраполировать эти данные на людей, следует учитывать РК фосфомицина в моче после стандартного дозирования, а также ожидаемую чувствительность к фосфомицину среди изолятов энтерококков. Учитывая, что средние пиковые концентрации в моче (ƒAUC 0-24 ) могут находиться в диапазоне от 600 мг / литр (8000 мг · ч / литр) (13) до 1982 мг / литр (20 000 мг · ч / литр) (11), в то время как концентрация в моче поддерживается на уровне> 32 мг / л в течение 48 часов у большинства субъектов, можно ожидать, что многие E.faecalis и изоляты E. faecium (по данным МИК 50, , 32 и 64 мкг / мл соответственно) (7, 8, 10, 26, 50, 51) будут адекватно лечиться после стандартной пероральной терапии фосфомицином у иммунокомпетентного индивидуума. Однако там, где ожидается более низкое воздействие фосфомицина с мочой, например, в условиях повышенного потребления жидкости и большого объема диуреза, или при использовании изолята с более высоким значением МИК (сообщенный МИК 90 64 и 128 мкг / мл для E. faecalis и изоляты E. faecium), введение повторной суточной дозы (или многократного ежедневного приема) может лучше гарантировать достижение целевых значений PK / PD.Учитывая известную вариабельность PK фосфомицина в моче, а также то, что снижение текущей клинической точки разрыва (CLSI: чувствительный МИК ≤64 мкг / мл для E. faecalis) может привести к разделению популяции дикого типа как Enterococcal spp., Так и изменению дозировки Рекомендации в поддержку повторных суточных доз могут повысить вероятность того, что чувствительный результат, полученный в диагностической лаборатории, позволит с уверенностью предсказать клиническую эффективность.

Эта динамическая модель инфекции мочевого пузыря ограничена отсутствием иммунной системы и тканевой структурой мочевого пузыря человека.Учитывая непрактичность использования объединенной человеческой мочи для среды in vitro , было выбрано использование хорошо охарактеризованной синтетической альтернативы вместо использования богатой питательными веществами лабораторной среды. Однако химические компоненты, включенные в модифицированный SHU, используемый в этих экспериментах, все еще могут не отражать истинную ситуацию in vivo и кинетику роста энтерококков. Дальнейшая работа будет способствовать изучению того, как лучше всего согласовать кинетику роста энтерококков в моче человека с конкретными вариациями химических компонентов в еще более модифицированном рецепте SHU.Также неясно, каково будет влияние изменений, наблюдаемых в химическом составе мочи у пациентов с ИМП или находящихся в группе риска, и как лучше всего смоделировать эти ситуации. Наконец, наш анализ PK / PD ограничен испытанными воздействиями фосфомицина, и потребуются дальнейшие исследования, чтобы полностью поддержать рекомендуемые количественные цели.

В целом фосфомицин для перорального приема, по-видимому, проявляет разумную активность против Enterococcus spp. в модели инфекции мочевого пузыря.Сходные показатели подавления возобновления роста были обнаружены после однократной дозы 3 г с высокими концентрациями фосфомицина в моче, а затем после двух доз с более низкими концентрациями в моче. В будущих исследованиях in vitro следует изучить любую пользу введения нескольких ежедневных доз фосфомицина. Роль комбинированной терапии фосфомицином с амоксициллином или фосфомицином с доксициклином, учитывая, что сообщалось о синергии in vitro и (22, 47), может представлять дополнительный интерес.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Антибиотики и среды.Фосфомицин (Fomicyt, InfectoPharm, Германия) был использован в модели in vitro и для получения среды, восстановлен до концентрации 50 000 мг / л и заморожен при –80 ° C. Триптиказо-соевый агар, содержащий 5% овечьей крови (TSA) (Becton, Dickinson, USA), использовали для субкультивирования изолятов из морозильного материала. Для количественной оценки плотности бактерий использовали агар Мюллера-Хинтона II (MHA) (BD). MHA с добавлением фосфомицина использовали для тестирования чувствительности к разведению агара и скрининга устойчивости к фосфомицину путем количественной оценки роста на среде, содержащей 256 мг / л фосфомицина (низкий уровень устойчивости, LLR) или с 1024 мг / л фосфомицина (высокий уровень устойчивости, HLR). .Все среды, в которые добавляли фосфомицин, содержали 25 мг / л глюкозо-6-фосфата (G6P) (G7879-5G, Sigma-Aldrich, США).

Модифицированный рецепт синтетической мочи человека (SHU) (25) был использован (таблица 2) в качестве жидкой среды для тестирования чувствительности к микроразведению бульона (BMD), экспериментов по контролю роста и в качестве заменителя человеческой мочи при инфекции мочевого пузыря in vitro модель . Эта среда обеспечивала преимущества по сравнению с донорской объединенной человеческой мочой, учитывая требуемые большие объемы жидкой среды, метод приготовления, воспроизводимый химический состав между партиями и более длительный срок хранения.Ранее были опубликованы химические компоненты SHU с добавлением казаминовых кислот и дрожжевого экстракта для поддержки роста изолятов E. faecalis (52). Однако изоляты E. faecium не могли расти в этой дополненной SHU и требовали дальнейшей модификации путем добавления протеозопептона, добавки, используемой в альтернативной опубликованной синтетической среде мочи, называемой искусственной средой мочи (AUM) (53). Конечные компоненты модифицированного SHU, использованного во всех экспериментах, включали 20% (вес / объем) казаминокислоты (BD), 10% (вес / объем) дрожжевого экстракта (BD) и 1 г / литр протеозопептона №3 (BD), с доведением конечного pH до 5,6. Объединенную женскую мочу (FU) использовали в качестве сравнения для анализов статического роста и time-kill. Мочу собирали у 12 здоровых женщин-добровольцев после одобрения этического комитета (Medisch Ethische Toetsings Commissie, METC-2018-1186), объединяли поровну по объему, стерилизовали фильтрованием через систему фильтрации 0,22 мкм (одноразовые фильтры Thermo Fisher Scientific Nalgene Rapid-Flow, США) и выдерживали при –20 ° C до использования.

Штаммы бактерий и in vitro чувствительность .Непоследовательные клинические изоляты E. faecalis и E. faecium из образцов пациентов были идентифицированы из больничной диагностической базы данных с одобрения этического комитета (METC-2015-206). Изоляты для ректального скрининга не включались. Изоляты подвергали чувствительности к фосфомицину с помощью определения МИК в разведении агара по эталонному методу (54). E. coli ATCC 25922 использовали в качестве организма для контроля качества. Выборка из шестнадцати изолятов (включая 2 штамма ATCC, E. faecalis ATCC 29212 и E. faecium ATCC 35667) была выбрана для тестирования на модели инфекции мочевого пузыря in vitro , что соответствует диапазону значений МИК фосфомицина на исходном уровне.Идентификация видов подтверждена методом матричной лазерной десорбционной ионизации — времяпролетной масс-спектрометрии (MALDI-TOF MS; Bruker Daltonik GmbH, Германия). Дополнительное тестирование чувствительности к фосфомицину было выполнено на 16 выбранных изолятах, включая дисковую диффузию с использованием диска FOT200 (Oxoid Ltd./Thermo Fisher Scientific, Великобритания) и тестирование МПК МПК в соответствии с эталонной методологией, применимой к другим антимикробным агентам (54), выполненным в MHB, MHB. как с G6P, так и в доработанном ШУ. Значения МИК, определенные путем разведения агара, были получены в трех повторностях с указанием среднего результата.Изолят ДНК экстрагировали с помощью системы MagNA Pure 96, а прибор Roche LightCycler 480 использовали для идентификации присутствия генов vanA и vanB с использованием собственных последовательностей праймеров и зондов. В каждый цикл включали положительный контроль (VanA E. faecium, VanB E. faecalis), отрицательный контроль (стерильный физиологический раствор) и внутренний контроль (Phocine herpesvirus, PhHV).

Статический рост и анализ времени уничтожения. Шестнадцать отобранных изолятов прошли оценку способности к росту без лекарств в модифицированном SHU по сравнению с FU.Способность к росту считалась максимальной плотностью бактерий, достигаемой после инкубации в течение ночи в среде без лекарств. Бактериальный посевной материал получали из свежей ночной культуры из морозильного раствора на TSB, из которого суспензию 0,5 МакФарланда серийно разбавляли до исходного посевного материала 10 5 КОЕ / мл. Каждый изолят инкубировали в 10 мл как FU, так и модифицированного SHU при 37 ° C при встряхивании (200 об / мин). Оценка роста бактерий проводилась через 6 и 24 часа. E. faecalis ATCC 29212 и E.faecium ATCC 35667 дополнительно оценивали в статических анализах времени уничтожения фосфомицина (TKA), сравнивая активность фосфомицина в FU, модифицированном SHU и MHB. Бактериальные инокуляты получали тем же способом, что и выше, и подвергали воздействию фосфомицина в четырех различных концентрациях (8, 32, 128 и 512 мг / л) вместе с контрольной пробиркой, не содержащей лекарственного средства. Пробирки с ТКА инкубировали при 37 ° C при встряхивании (200 об / мин). Плотность бактерий оценивали через 1, 3, 6 и 24 ч инкубации. Чтобы учесть перенос антибиотика, все образцы (500 мкл) подвергали центрифугированию (5 мин 12,500 × г ), удалению супернатанта и добавлению физиологического раствора с фосфатным буфером.Этот процесс центрифугирования и промывки выполняли дважды перед посевом.

Модель динамической инфекции мочевого пузыря in vitro . Динамическая модель мочевого пузыря in vitro использовалась для моделирования изменений концентрации антимикробных препаратов в моче путем моделирования тандемных процессов первого порядка и применения уравнений распределения лекарств, одновременно моделируя нормальную уродинамику человека. Эта модель ранее применялась для оценки эффективности фосфомицина против E. coli, Klebsiella pneumoniae, Enterobacter cloacae и патогенов Pseudomonas aeruginosa (30, 55), исследования многократных повторных доз и различных воздействий с мочой (56), а также эффекта запуска модель с объединенной человеческой мочой и синтетическими альтернативами (24).Установка in vitro состоит из резервуара, который подает свежую среду с постоянной скоростью в желудочно-кишечный тракт, в который вводится фосфомицин. Перистальтические насосы регулируют соответствующие скорости потока для имитации быстрой абсорбции, системного распределения и выведения фосфомицина в шестнадцать отделений мочевого пузыря, работающих параллельно. Отделения мочевого пузыря опорожнялись шесть раз в день с помощью программы перистальтического насоса с ограничением по времени, уменьшая содержимое в каждом отделении (среда и бактерии) до остаточного объема после мочеиспускания приблизительно 3 мл.Динамическое воздействие фосфомицина в моче моделировалось после перорального приема 3 г препарата. Тестируемые изоляты добавляли в каждый отсек мочевого пузыря при посевном материале 10 7 КОЕ / мл, чтобы обеспечить эквивалентное общее количество бактерий, ожидаемое при инфекциях человека (т.е.> 10 5 КОЕ / мл в среднем 250 мл пустоты). Способность к росту без лекарственного средства определяли через 18 ч инкубации в модели инфекции мочевого пузыря без добавления фосфомицина. Впоследствии рост патогенов и появление резистентности оценивали в ответ на различные моделируемые воздействия фосфомицина с мочой в течение 72 часов с помощью количественных культур на безлекарственных и содержащих фосфомицин (256 и 1024 мг / л) MHA.Учитывая большую вариабельность концентраций фосфомицина в моче между и внутри субъектов, моделировались два различных воздействия PK после однократной пероральной дозы 3 г, а именно, пиковая концентрация в моче 1982,0 мг / л через 7,5 ч (11) по сравнению с пик 1040 мг / л через 4 часа (12). Также изучали влияние введения второй дозы фосфомицина 3 г через 24 часа в условиях более низкого воздействия на мочевой канал.

Обработка образцов in vitro . Образцы брали непосредственно из каждого отделения мочевого пузыря в заранее определенные моменты времени.Количественные культуры для оценки PD обрабатывали немедленно, при этом плотность бактерий (КОЕ / мл) рассчитывалась в каждый момент времени. В частности, из среды из тракта оттока каждого отделения мочевого пузыря брали образцы и подвергали серийным 10-кратным разведениям, из которых 20 мкл каждого разведения наносили на безмедикаментозный ГАМ или ГАМ с 256 или 1024 мг / л фосфомицина. Нижним пределом обнаружения считали 50 КОЕ / мл. Все планшеты инкубировали в аэробных условиях при 37 ° C в течение 16-20 часов. Чашки с добавлением фосфомицина повторно инкубировали еще в течение 24 ч для подтверждения подсчета колоний.МИК фосфомицина при любом повторном росте через 72 часа повторно проверяли разведением в агаре после пересева на TSB.

Образцы для количественного определения концентрации фосфомицина, которые сначала подвергались разведению 1:10 физиологическим раствором, когда предполагалось, что концентрации будут выше верхнего предела анализа, были заморожены при –80 ° C до тестирования. Использовался метод сверхэффективной жидкостной хроматографии-тандемной масс-спектрометрии (UPLC-MS-MS) (57). Метод UPLC-MS-MS был валидирован для образцов мочи и плазмы фосфомицина, но дополнительные тесты подтвердили его применимость для фосфомицина в образцах SHU.Подтверждена стабильность фосфомицина в SHU при 37 ° C в течение 72 часов и хранении при –80 ° C в течение не менее 6 месяцев (данные не показаны). Метод был утвержден в соответствии с руководящими принципами FDA по валидации биоаналитических методов (58) в диапазоне от 0,75 до 375 мг / л ( 2 0,9998). Нижний предел количественного определения составлял 0,75 мг / литр, а нижний предел обнаружения составлял 0,70 мг / литр. Метод оказался точным и точным с максимальным отклонением 5,0%. Во время эксперимента образцы всех отделений мочевого пузыря отбирались в момент времени пиковой концентрации, что обеспечивает точность оценки и межкомпонентные вариации.В оставшиеся моменты времени отбирали пробы из трех отделений мочевого пузыря до и после максимальной концентрации, а также через 24, 48 и 72 часа, таким образом обеспечивая репрезентативные изменения концентраций с течением времени. Все измеренные концентрации сравнивали с целевыми значениями, определенными с помощью уравнений распределения лекарственного средства PK (59).

Статистический анализ и анализ PK / PD. (i) Сравнение MIC. Смещение между измерениями восприимчивости к МПК по МПК по сравнению с разведением в агаре было рассчитано с использованием метода, описанного Бландом и Альтманом на log 2 -преобразованных данных МПК (60), с отрицательным значением смещения, представляющим степень, в которой измерения МПК занижают МПК. по сравнению с разведением в агаре с 95% доверительным интервалом.

(ii) Статические кривые «время-убийство». Способность к росту в FU и модифицированном SHU через 6 и 24 часа сравнивали с парным тестом Стьюдента t для каждого вида. Кривые концентрация фосфомицина – эффект были проанализированы с помощью нелинейного регрессионного анализа с использованием модели сигмовидной формы переменного наклона E max с параметрами линии (верх, низ, EC 50 и наклон Хилла) в MHB, FU и SHU по сравнению с F тесты.

(iii) Динамические кривые «время-убийство». В модели инфекции мочевого пузыря in vitro точность наблюдаемых концентраций фосфомицина была определена с помощью линейной регрессии и анализа Бланда-Альтмана с точки зрения систематической ошибки и точности. Взаимосвязь «экспозиция-реакция» анализировалась с использованием общей прогнозируемой кривой «площадь под действием свободной концентрации — время» (AUC 0–72 ), измеренной максимальной концентрации свободного лекарственного средства ( C max ) и прогнозируемого процента времени что концентрации свободного лекарственного средства поддерживались выше МИК изолята (% Т 0-72> МИК ).Взаимосвязи сравнивали с использованием измерений MIC, полученных при разведении агара, и BMD. Нелинейную регрессию выполняли с использованием модели с переменным наклоном E max , оценивая количество бактерий в контроле без лекарственного средства и после различных воздействий фосфомицина. Кривые были ограничены нижним пределом количественного определения количества бактерий в качестве нижнего параметра и статистически сравнивались с использованием F-теста. Определяли 50% -ный эффективный индекс PK / PD (EI 50 ) и воздействия лекарств, связанные с 3 log 10 убийств.В соответствующих случаях данные представлены как средние значения ± стандартное отклонение. Все анализы были выполнены с помощью GraphPad Prism (версия 7.0b, MAC OS X).

БЛАГОДАРНОСТИ

Мы благодарим Карлу Рудбол де Гоэй (Carla Roodbol de Goeij) за лабораторную помощь (Отдел медицинской микробиологии и инфекционных заболеваний, Отдел исследований и разработок, Медицинский центр Эразмус).

I.J.A. был профинансирован стипендией Австралийской государственной программы обучения исследованиям (APP1114690) Национального совета Австралии по здравоохранению и медицинским исследованиям.A.Y.P. и J.A.R. частично финансируются за счет стипендий для практикующих специалистов Австралийского национального совета здравоохранения и медицинских исследований (APP1117940 и APP1117065 соответственно).

J.W.M. получил финансирование исследований от Adenium, AstraZeneca, Basilea, Cubist, Polyphor, Roche, Eumedica, Basilea, VenatorX, AiCuris, Gilead и Wockhardt. A.Y.P. получил финансирование исследований от MSD в рамках исследовательского проекта, инициированного исследователем. БАНКА. получил финансирование от MSD, Accelerate Diagnostics, bioMérieux, Pfizer и The Medicines Company.Все остальные авторы не заявляют о конфликтах.

Медицинская помощь, хирургическая помощь, консультации

Автор

Мира Варман, доктор медицины Доцент кафедры педиатрии, отделение детских инфекционных заболеваний, Медицинский центр университета Крейтон

Мира Варман, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии педиатрии, Американского общества микробиологии, инфекционного Американское общество болезней, Общество детских инфекционных заболеваний, Общество эпидемиологии здравоохранения Америки

Раскрытие информации: выступать (d) в качестве докладчика или члена бюро докладчиков для: Pfizer, Sanofi
Получил исследовательский грант от: Merck; MedImmune; Регенрон; Пфайзер; Новартис; Саноф; GSK
Получал гонорары от фармацевтических компаний за выступления и преподавание; Получил грант / средства на исследования от фармацевтических компаний для проведения клинических исследований.

Соавтор (ы)

Арчана Чаттерджи, доктор медицины, доктор философии Профессор и заведующий кафедрой педиатрии, старший заместитель декана по развитию факультета Медицинской школы Сэнфорд, Университет Южной Дакоты

Арчана Чаттерджи, доктор медицины, доктор философии является членом следующих медицинских обществ : Американская академия педиатрии, Американское общество микробиологии, Общество инфекционных болезней Америки, Международное общество инфекционных заболеваний, Общество педиатрических инфекционных болезней, Общество педиатрических исследований

Раскрытие: Ничего не разглашать.

Валид Абухаммур, MD, MBA, CIC, FAAP, FIDSA Профессор педиатрии, Колледж медицины человека Мичиганского государственного университета; Адъюнкт-профессор кафедры педиатрии Хашимитского университета, Иордания; Заведующий педиатрическими инфекционными заболеваниями педиатрического отделения детской больницы Аль-Джалила, ОАЭ

Валид Абухаммур, доктор медицины, магистр делового администрирования, CIC, FAAP, FIDSA является членом следующих медицинских обществ: Американская академия педиатрии, Международное общество инфекционных заболеваний, Международное общество инфекционных заболеваний, Иорданская медицинская ассоциация, Иорданское педиатрическое общество, Мичиганское общество инфекционных болезней, Медицинское общество штата Мичиган, Национальная арабско-американская медицинская ассоциация, Общество педиатрических инфекционных болезней

Раскрытие: Ничего не разглашать.

Специальная редакционная коллегия

Мэри Л. Виндл, PharmD Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: нечего раскрывать.

Ларри Лютвик, доктор медицины, FACP , главный редактор, ID Cases; Модератор Программы мониторинга возникающих заболеваний; Адъюнкт-профессор медицины, Медицинский колледж Нижнего штата Нью-Йорка

Ларри Лютвик, доктор медицины, FACP является членом следующих медицинских обществ: Американской ассоциации содействия развитию науки, Американской ассоциации по изучению заболеваний печени, Американской Колледж врачей, Американская федерация клинических исследований, Американское общество микробиологов, Американское общество инфекционных болезней, Общество инфекционных болезней Нью-Йорка, Международное общество инфекционных болезней, Нью-Йоркская академия наук, Общество практикующих врачей-терапевтов по делам ветеранов

Раскрытие информации: нечего раскрывать.

Главный редактор

Russell W. Steele, доктор медицины Профессор-клиницист, медицинский факультет Тулейнского университета; Врач-штатный врач, Ochsner Clinic Foundation

Рассел Стил, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии педиатрии, Американской ассоциации иммунологов, Американского педиатрического общества, Американского общества микробиологии, Американского общества инфекционных болезней, Медицинского центра штата Луизиана. Общество, Общество детских инфекционных болезней, Общество педиатрических исследований, Южная медицинская ассоциация

Раскрытие информации: нечего раскрывать.

Дополнительные участники

Хосе Рафаэль Ромеро, доктор медицины Директор программы стипендий по педиатрическим инфекционным заболеваниям, доцент кафедры педиатрии Объединенного отделения детских инфекционных заболеваний, Университет Крейтон / Медицинский центр Университета Небраски

Хосе Рафаэль Ромеро, доктор медицинских наук, является членом следующие медицинские общества: Американская академия педиатрии, Американское общество микробиологии, Американское общество инфекционных болезней, Нью-Йоркская академия наук, Общество педиатрических инфекционных болезней

Раскрытие: Ничего не разглашать.

Благодарности

Авторы и редакторы eMedicine выражают признательность предыдущему автору Уоррену Джонсону III, доктору медицины, за вклад в разработку и написание этой статьи.

журналов открытого доступа | OMICS International

  • Дом
  • О нас
  • Открытый доступ
  • Журналы
    • Поиск по теме
        • Журнал открытого доступа
        • Acta Rheumatologica Журнал открытого доступа
        • Достижения в профилактике рака Журнал открытого доступа
        • Американский журнал этномедицины
        • Американский журнал фитомедицины и клинической терапии
        • Обезболивание и реанимация: текущие исследования Гибридный журнал открытого доступа
        • Анатомия и физиология: текущие исследования Журнал открытого доступа
        • Андрология и гинекология: текущие исследования Гибридный журнал открытого доступа
        • Андрология — открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Анестезиологические коммуникации
        • Ангиология: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Летопись инфекций и антибиотиков Журнал открытого доступа
        • Архивы исследований рака Журнал открытого доступа
        • Архив расстройств пищеварения
        • Архивы медицины Журнал открытого доступа
        • Archivos de Medicina Журнал открытого доступа
        • Рак груди: текущие исследования Журнал открытого доступа
        • Британский биомедицинский бюллетень Журнал открытого доступа
        • Отчет о слушаниях в Канаде Журнал открытого доступа
        • Химиотерапия: открытый доступ Официальный журнал Итало-латиноамериканского общества этномедицины
        • Хроническая обструктивная болезнь легких: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Отчеты о клинических и медицинских случаях
        • Журнал клинической гастроэнтерологии Журнал открытого доступа
        • Клиническая детская дерматология Журнал открытого доступа
        • Колоректальный рак: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Косметология и хирургия лица Журнал открытого доступа
        • Акушерство и гинекология интенсивной терапии Журнал открытого доступа
        • Текущие исследования: интегративная медицина Журнал открытого доступа
        • Стоматологическое здоровье: текущие исследования Гибридный журнал открытого доступа
        • Стоматология Журнал открытого доступа, Официальный журнал Александрийской ассоциации оральной имплантологии, Лондонская школа лицевой ортотропии
        • Дерматология и дерматологические заболевания Журнал открытого доступа
        • Отчеты о случаях дерматологии Журнал открытого доступа
        • Диагностическая патология: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Неотложная медицина: открытый доступ Официальный журнал Всемирной федерации обществ педиатрической интенсивной и интенсивной терапии
        • Эндокринология и диабетические исследования Гибридный журнал открытого доступа
        • Эндокринология и метаболический синдром Официальный журнал Ассоциации осведомленности о СПКЯ
        • Эндокринологические исследования и метаболизм
        • Эпидемиология: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Европейский журнал спорта и физических упражнений
        • Доказательная медицина и практика Журнал открытого доступа
        • Семейная медицина и медицинские исследования Журнал открытого доступа
        • Лечебное дело: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Гинекология и акушерство Журнал открытого доступа, Официальный журнал Ассоциации осведомленности о СПКЯ
        • Отчет о гинекологии и акушерстве Журнал открытого доступа
        • Лечение волос и трансплантация Журнал открытого доступа
        • Исследования рака головы и шеи Журнал открытого доступа
        • Гепатология и панкреатология
        • Фитотерапия: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Анализ артериального давления Журнал открытого доступа
        • Информация о заболеваниях грудной клетки Журнал открытого доступа
        • Информация о гинекологической онкологии Журнал открытого доступа
        • Внутренняя медицина: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Международный журнал болезней органов пищеварения Журнал открытого доступа
        • Международный журнал микроскопии
        • Международный журнал физической медицины и реабилитации Журнал открытого доступа
        • JOP.Журнал поджелудочной железы Журнал открытого доступа
        • Журнал аденокарциномы Журнал открытого доступа
        • Журнал эстетической и реконструктивной хирургии Журнал открытого доступа
        • Журнал старения и гериатрической психиатрии
        • Журнал артрита Журнал открытого доступа
        • Журнал спортивного совершенствования Гибридный журнал открытого доступа
        • Журнал автакоидов и гормонов
        • Журнал крови и лимфы Журнал открытого доступа
        • Журнал болезней крови и переливания Журнал открытого доступа, Официальный журнал Международной федерации талассемии
        • Журнал исследований крови и гематологических заболеваний Журнал открытого доступа
        • Журнал отчетов и рекомендаций по костям Журнал открытого доступа
        • Журнал костных исследований Журнал открытого доступа
        • Журнал исследований мозга
        • Журнал клинических испытаний рака Журнал открытого доступа
        • Журнал диагностики рака Журнал открытого доступа
        • Журнал исследований рака и иммуноонкологии Журнал открытого доступа
        • Журнал онкологической науки и исследований Журнал открытого доступа
        • Журнал канцерогенеза и мутагенеза Журнал открытого доступа
        • Журнал кардиологической и легочной реабилитации
        • Журнал клеточной науки и апоптоза
        • Журнал детства и нарушений развития Журнал открытого доступа
        • Журнал детского ожирения Журнал открытого доступа
        • Журнал клинических и медицинских тематических исследований
        • Журнал клинической и молекулярной эндокринологии Журнал открытого доступа
        • Журнал клинической анестезиологии: открытый доступ
        • Журнал клинической иммунологии и аллергии Журнал открытого доступа
        • Журнал клинической микробиологии и противомикробных препаратов
        • Журнал клинических респираторных заболеваний и ухода Журнал открытого доступа
        • Журнал коммуникативных расстройств, глухих исследований и слуховых аппаратов Журнал открытого доступа
        • Журнал врожденных заболеваний
        • Журнал контрацептивных исследований Журнал открытого доступа
        • Журнал стоматологической патологии и медицины
        • Журнал диабета и метаболизма Официальный журнал Европейской ассоциации тематической сети по биотехнологиям
        • Журнал диабетических осложнений и медицины Журнал открытого доступа
        • Журнал экологии и токсикологии Журнал открытого доступа
        • Журнал судебной медицины Журнал открытого доступа
        • Журнал желудочно-кишечной и пищеварительной системы Журнал открытого доступа
        • Журнал рака желудочно-кишечного тракта и стромальных опухолей Журнал открытого доступа
        • Журнал генитальной системы и заболеваний Гибридный журнал открытого доступа
        • Журнал геронтологии и гериатрических исследований Журнал открытого доступа
        • Журнал токсичности и болезней тяжелых металлов Журнал открытого доступа
        • Журнал гематологии и тромбоэмболических заболеваний Журнал открытого доступа
        • Журнал гепатита Журнал открытого доступа
        • Журнал гепатологии и желудочно-кишечных расстройств Журнал открытого доступа
        • Журнал HPV и рака шейки матки Журнал открытого доступа
        • Журнал гипертонии: открытый доступ Журнал открытого доступа, Официальный журнал Словацкой лиги против гипертонии
        • Журнал визуализации и интервенционной радиологии Журнал открытого доступа
        • Журнал интегративной онкологии Журнал открытого доступа
        • Журнал почек Журнал открытого доступа
        • Журнал лейкемии Журнал открытого доступа
        • Журнал печени Журнал открытого доступа
        • Журнал печени: болезни и трансплантация Гибридный журнал открытого доступа
        • Журнал медицинской и хирургической патологии Журнал открытого доступа
        • Журнал медицинских диагностических методов Журнал открытого доступа
        • Журнал медицинских имплантатов и хирургии Журнал открытого доступа
        • Журнал медицинской онкологии и терапии
        • Журнал медицинской физики и прикладных наук Журнал открытого доступа
        • Журнал медицинской физиологии и терапии
        • Журнал медицинских исследований и санитарного просвещения
        • Журнал медицинской токсикологии и клинической судебной медицины Журнал открытого доступа
        • Журнал метаболического синдрома Журнал открытого доступа
        • Журнал микробиологии и патологии
        • Журнал молекулярной гистологии и медицинской физиологии Журнал открытого доступа
        • Журнал молекулярной патологии и биохимии
        • Журнал морфологии и анатомии
        • Журнал молекулярно-патологической эпидемиологии MPE Журнал открытого доступа
        • Журнал неонатальной биологии Журнал открытого доступа
        • Журнал новообразований Журнал открытого доступа
        • Журнал нефрологии и почечных заболеваний Журнал открытого доступа
        • Журнал нефрологии и терапии Журнал открытого доступа
        • Журнал исследований нейроэндокринологии
        • Журнал новых физиотерапевтов Журнал открытого доступа
        • Журнал расстройств питания и терапии Журнал открытого доступа
        • Журнал ожирения и расстройств пищевого поведения Журнал открытого доступа
        • Журнал ожирения и терапии Журнал открытого доступа
        • Журнал терапии ожирения и похудания Журнал открытого доступа
        • Журнал ожирения и метаболизма
        • Журнал одонтологии
        • Журнал онкологической медицины и практики Журнал открытого доступа
        • Журнал онкологических исследований и лечения Журнал открытого доступа
        • Журнал трансляционных исследований онкологии Журнал открытого доступа
        • Журнал гигиены полости рта и здоровья Журнал открытого доступа, Официальный журнал Александрийской ассоциации оральной имплантологии, Лондонская школа лицевой ортотропии
        • Журнал ортодонтии и эндодонтии Журнал открытого доступа
        • Журнал ортопедической онкологии Журнал открытого доступа
        • Журнал остеоартрита Журнал открытого доступа
        • Журнал остеопороза и физической активности Журнал открытого доступа
        • Журнал отологии и ринологии Гибридный журнал открытого доступа
        • Журнал детской медицины и хирургии
        • Журнал по лечению боли и медицине Журнал открытого доступа
        • Журнал паллиативной помощи и медицины Журнал открытого доступа
        • Журнал периоперационной медицины
        • Журнал физиотерапии и физической реабилитации Журнал открытого доступа
        • Журнал исследований и лечения гипофиза
        • Журнал беременности и здоровья ребенка Журнал открытого доступа
        • Журнал профилактической медицины Журнал открытого доступа
        • Журнал рака простаты Журнал открытого доступа
        • Журнал легочной медицины Журнал открытого доступа
        • Журнал пульмонологии и респираторных заболеваний
        • Журнал редких заболеваний: диагностика и терапия
        • Журнал регенеративной медицины Гибридный журнал открытого доступа
        • Журнал репродуктивной биомедицины
        • Журнал сексуальной и репродуктивной медицины подписка
        • Журнал спортивной медицины и допинговых исследований Журнал открытого доступа
        • Журнал стероидов и гормонологии Журнал открытого доступа
        • Журнал хирургии и неотложной медицины Журнал открытого доступа
        • Журнал хирургии Jurnalul de Chirurgie Журнал открытого доступа
        • Журнал тромбоза и кровообращения: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Журнал заболеваний щитовидной железы и терапии Журнал открытого доступа
        • Журнал традиционной медицины и клинической натуропатии Журнал открытого доступа
        • Журнал травм и лечения Журнал открытого доступа
        • Журнал травм и интенсивной терапии
        • Журнал исследований опухолей Журнал открытого доступа
        • Журнал исследований и отчетов по опухолям Журнал открытого доступа
        • Журнал сосудистой и эндоваскулярной терапии Журнал открытого доступа
        • Журнал сосудистой медицины и хирургии Журнал открытого доступа
        • Журнал женского здоровья, проблем и ухода Гибридный журнал открытого доступа
        • Журнал йоги и физиотерапии Журнал открытого доступа, Официальный журнал Федерации йоги России и Гонконгской ассоциации йоги
        • La Prensa Medica
        • Контроль и ликвидация малярии Журнал открытого доступа
        • Материнское и детское питание Журнал открытого доступа
        • Медицинские и клинические обзоры Журнал открытого доступа
        • Медицинская и хирургическая урология Журнал открытого доступа
        • Отчеты о медицинских случаях Журнал открытого доступа
        • Медицинские отчеты и примеры из практики в открытом доступе
        • Нейроонкология: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Медицина труда и здоровье Журнал открытого доступа
        • Радиологический журнал OMICS Журнал открытого доступа
        • Отчеты о онкологии и раковых заболеваниях Журнал открытого доступа
        • Здоровье полости рта и лечение зубов Журнал открытого доступа Официальный журнал Лондонской школы лицевой ортотропии
        • Отчеты о заболеваниях полости рта Журнал открытого доступа
        • Ортопедическая и мышечная система: текущие исследования Журнал открытого доступа
        • Отоларингология: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Заболевания поджелудочной железы и терапия Журнал открытого доступа
        • Педиатрическая помощь Журнал открытого доступа
        • Скорая педиатрическая помощь и медицина: открытый доступ Журнал открытого доступа
        • Педиатрия и медицинские исследования
        • Педиатрия и терапия Журнал открытого доступа
        • Пародонтология и протезирование Журнал открытого доступа
        • Психология и психиатрия: открытый доступ
        • Реконструктивная хирургия и анапластология Журнал открытого доступа
        • Отчеты в рака и лечения
        • Отчеты в маркерах заболеваний
        • Отчеты в исследованиях щитовидной железы
        • Репродуктивная система и сексуальные расстройства: текущие исследования Журнал открытого доступа
        • Исследования и обзоры: Journal of Dental Sciences Журнал открытого доступа
        • Исследования и обзоры: медицинская и клиническая онкология
        • Исследования и отчеты в гастроэнтерологии Журнал открытого доступа
        • Исследования и отчеты в области гинекологии и акушерства
        • Кожные заболевания и уход за кожей Журнал открытого доступа
        • Хирургия: текущие исследования Официальный журнал Европейского общества эстетической хирургии
        • Трансляционная медицина Журнал открытого доступа
        • Травмы и неотложная помощь Журнал открытого доступа
        • Тропическая медицина и хирургия Журнал открытого доступа
        • Универсальная хирургия Журнал открытого доступа
        • Всемирный журнал фармакологии и токсикологии

Часто задаваемые вопросы: События, связанные с инфекциями мочевыводящих путей (ИМП) | NHSN

Катетер-ассоциированная инфекция мочевыводящих путей [CAUTI] и некатетер-ассоциированная инфекция мочевыводящих путей [ИМП] и другие инфекции мочевыводящей системы [USI]

Травма спинного мозга, пациенты, находящиеся под сильным седативным действием или на ИВЛ

Q1: Я обслуживаю пациентов, которые не могут вербализовать или почувствовать надлобковую нежность, боль или болезненность реберно-позвоночного угла, например.g., пациенты с травмой спинного мозга, пациенты, находящиеся на сильной седации или вентиляции легких. Как я могу сообщить о ОСТОРОЖНОСТИ этим пациентам?

Критерии эпиднадзора не могут быть одинаково чувствительными для всех групп пациентов. Популяции пациентов, у которых критерии ИМП могут быть не столь чувствительны, включают пациентов с травмой спинного мозга, пациентов с травмами головного мозга и пациентов, принимающих сильные седативные препараты. Определения надзора NHSN должны быть составлены таким образом, чтобы уравновесить чувствительность и специфичность, а также осуществимость. Набор критериев, охватывающих каждую субпопуляцию с высокой специфичностью и чувствительностью, был бы слишком сложным для последовательного применения в разных учреждениях.Просто следуйте критериям, указанным в местах, где вы проводите наблюдение CAUTI.

Механическая вентиляция или седация не всегда означают, что пациенты не могут выразить боль словами. Всегда следует проводить физикальный осмотр и оценивать пациентов на предмет невербальной передачи боли или болезненности.


100000 КОЕ / мл включены более чем в 1 лабораторную категорию

Q2: Моя лаборатория предлагает следующие значения посевов:
• 75-100 000 КОЕ / мл
•> 100 000 КОЕ / мл

Могу ли я использовать положительные культуры с показателем 75–100 000 КОЕ / мл, чтобы соответствовать определению ИМП?

Вы должны проконсультироваться в своей лаборатории, чтобы определить, могут ли они определить, обнаружено ли в посеве мочи не менее 100 000 КОЕ / мл, и если да, то сообщить об этом как ≥ 100 000 КОЕ / мл.Некоторым лабораториям удалось это выяснить.
Если они не могут, и вы не можете с уверенностью сказать, что культура имеет по крайней мере 100 000 КОЕ / мл, потому что сообщается как 75 000–100 000 КОЕ / мл, не используйте эту культуру для эпиднадзора NHSN UTI.


Смешанная флора

Q3: Если посев мочи положительный на 1 организм> 100 000 КОЕ / мл, а также на смешанную флору, требуются ли эти результаты посева мочи для ИМП?

Нет, этот посев мочи не подходит для определения ИМП NHSN.Поскольку «смешанная флора» * означает, что помимо идентифицированного организма присутствуют по крайней мере 2 организма, такой посев мочи не соответствует критериям положительного посева мочи с 2 или менее организмами. Такой посев мочи нельзя использовать для соответствия критериям NHSN UTI * То же самое верно для флоры промежности, нормальной флоры и флоры влагалища


Морфология, определяющая, что приравнивается к> 2 организмам

Q4: Если результат посева мочи включает:

  • Ecoli # 1> 100000 КОЕ / мл
  • Ecoli # 2 > 10 000 КОЕ / мл и Staph Aureus> 100 000 КОЕ / мл, считается ли это> 2 микроорганизмами?

№Надзорная идентификация организма NHSN до уровня рода или уровня вида, например, Escherichia (род) coli (виды) или Enterococcus видов, — это все, что вы можете получить для целей отчетности. E.coli # 1 и # 2 считаются одним организмом, аналогично Enterococcus видов # 1 и Enterococcus видов # 2 будут считаться одним организмом. Результаты по чувствительности к противомикробным препаратам или различия в морфологии колоний не приравниваются к отчету об отдельных организмах.Этот результат посева мочи не содержит> 2 микроорганизмов и является подходящим образцом.

Другой пример:

Результаты посева мочи:

  1. Грамотрицательная палочка > 100000 КОЕ / мл грамотрицательный стержень ферментирующего лактозу
  2. Грамотрицательная палочка > 100000 КОЕ / мл грамотрицательный стержень ферментирующего лактозу
  3. Enterococcus видов 40000-50 000 КОЕ / мл

Грамотрицательные палочки № 1 и № 2 равны одному организму; вместе с Enterococcus видов ; это подходящий образец, потому что существует не более 2 организмов, один из которых является бактерией с концентрацией> 100 000 КОЕ / мл.

В отличие от:

  1. Грамотрицательная палочка > 100000 КОЕ / мл грамотрицательный стержень ферментирующего лактозу
  2. грамотрицательные палочки > 100000 КОЕ / мл без -грамотрицательный стержень ферментации лактозы
  3. Enterococcus видов 40000-50 000 КОЕ / мл

Грамотрицательные стержни №1 и №2 — два разных организма; Наряду с Enterococcus видов равняется 3 организмам, следовательно, этот посев мочи не соответствует критериям , потому что существует более 2 организмов.


Количество организмов в культурах

Q5: У меня есть пациент, у которого был положительный посев мочи с 100000 КОЕ / мл на E. coli , а затем, в течение периода повторного заражения (RIT), другой посев мочи, который имел более 100000 КОЕ / мл K. pneumoniae и E. faecium. Можно ли использовать любую из этих культур для соответствия критериям ИМП, или, поскольку в RIT более 3 организмов, будут ли они исключены?

Не складывайте несколько культур вместе.Наличие более двух организмов в одном посеве мочи предполагает возможность заражения образца. То же самое не относится к отдельным культурам мочи с менее чем 3 организмами в каждом.

В этом примере первая культура будет иметь право на ИМП. Если с этим посевом мочи не было связано никаких ИМП, то второй посев мочи можно было рассматривать для ИМП, поскольку предыдущий ИМП не был установлен, и в этом посеве мочи было не более 2 микроорганизмов.


Определение одного и нескольких ИМП

Q6: Существует ли период времени после идентификации UTI, в течение которого невозможно сообщить о другом UTI?

Да.См. Информацию о сроках повторного заражения в главе 2 «Выявление инфекций, связанных со здравоохранением, значок pdf [PDF — 1 МБ]» руководства NHSN.


Пациент сообщил о лихорадке

Q7: Могу ли я использовать указанную пациентом лихорадку, чтобы соответствовать критериям CDC / NHSN UTI, предъявляемым при поступлении (POA)?

Если пациент ( < 65 лет) сообщает о лихорадке> 38,0 ° C (или более 100,4 0 F), в течение периода времени POA и в рамках IWP положительного посева мочи, это можно использовать для определения если соответствие определению инфекции POA.Общий отчет пациента о «лихорадке» без сопутствующего измерения температуры не может быть использован.


Связь с лихорадкой, возрастом и устройством

Q8: Может ли NHSN объяснить возраст и температуру, связанные с использованием мочевого катетера?

ЕСЛИ пациенту> 65 лет, только лихорадка без локализованного признака / симптома ИМП не может использоваться в качестве элемента, если постоянный мочевой катетер не установлен в стационаре> 2 дней на дату события.(См. Значок pdf протокола SUTI 1b [PDF — 1 МБ] на странице 7-6)

У пожилого взрослого, не подвергнутого катетеризации пациента, у которого есть лихорадка, но нет других локализующих признаков ИМП, в 90% случаев есть причина, отличная от ИМП. Поэтому один из других симптомов ИМП должен присутствовать, чтобы соответствовать критериям ИМП NHSN в этой популяции пациентов, чтобы избежать чрезмерного вызова ИМП.


ИМП Симптом: дизурия

Q9: Задержка мочи — это то же самое, что дизурия?

Задержка мочи не считается дизурией и не может соответствовать определению ИМП.


ИМП Симптомы: позывы к мочеиспусканию, частое мочеиспускание и дизурия

Q10: Если у пациента в анамнезе есть позывы к мочеиспусканию, учащенное мочеиспускание или дизурия, можно ли определить другую признанную причину?

Нет, «без другой признанной причины» не относится к этим симптомам. При наличии положительного посева мочи, который мог быть получен в качестве дифференциального диагноза для подозрения на ИМП, очень редко существует другая ассоциированная причина позывов к мочеиспусканию, учащенного мочеиспускания и дизурии, которые являются отличительными симптомами ИМП.

Q11: Можно ли использовать эти симптомы в тот же день, когда постоянный мочевой катетер был удален и повторно вставлен?

Да. ЕСЛИ эти симптомы возникли, когда постоянный мочевой катетер был , а не на месте во время симптома, его можно использовать в качестве элемента даже в тот день, когда постоянный мочевой катетер находился на месте в течение части дня.


Боль или болезненность реберно-позвоночного угла (ЦВА)

Q12: Примет ли NHSN боль в пояснице для описания реберно-позвоночной боли?

Боль в левой или правой нижней части спины или в боку допустима.Обобщенная «боль в пояснице» в медицинской карте не должна интерпретироваться как боль или болезненность при сердечно-сосудистых заболеваниях, поскольку может быть много причин боли в пояснице.


Надлобковая болезненность

Q13: Можно ли использовать боль в животе для лечения симптома ИМП по NHSN в виде надлобковой болезненности

Существует множество причин боли в животе, и этот симптом слишком обобщен, чтобы соответствовать локализованному симптому ИМП в виде надлобковой болезненности. Слабая боль в животе или дискомфорт в мочевом пузыре являются приемлемыми симптомами, соответствующими симптому ИМП NHSN — надлобковой болезненности.


«Без другой признанной причины»

Q14: Будет ли NHSN рассматривать жалобу пациента на боль внизу живота или жалобу пациента на боль в боку как «другую признанную причину» из-за недавней операции или какого-либо другого события / процесса заболевания, тем самым встречая «другую признанную причину»?

Клиническое решение об отсутствии других признанных причин признаков / симптомов ИМП, таких как надлобковая болезненность, боль или болезненность реберно-позвоночного угла, должно приниматься лицом, осуществляющим наблюдение за ИМП в вашей организации NHSN, которое имеет доступ ко всей медицинской карте и клинической картине. .Решение клинического суждения должно быть обосновано и подтверждено медицинской документацией, а также должно быть четкое обоснование на случай, если случай будет подтвержден. Общее руководство: признаки / симптомы ИМП в рамках IWP положительного посева мочи, по-видимому, указывают на то, что симптом является симптомом ИМП, связанным с положительным посевом мочи; которые могли быть собраны на основании подозрения на ИМП. Чтобы использовать термин «без другой признанной причины», должно быть ясно, что симптом связан с этой причиной и четко отличается от симптома ИМП.


Сумки для ног / прикрепляющие урометры

Q15: В моем учреждении меняют постоянные мочевые катетеры с постельных принадлежностей на ножные, чтобы наши пациенты могли посещать физиотерапевтические процедуры.

или:

Моя реанимация открывает катетерные системы для замены катетерных мешков на урометры. Следует ли включать их в систему наблюдения CAUTI, поскольку система не является «закрытой»?

Да. Обе эти практики могут увеличивать риск ИМП, и таких пациентов следует включить в наблюдение CAUTI.


АБУТИ и CMS

Q16: Включены ли бессимптомные бактериемические инфекции мочевыводящих путей (ABUTI) у пациентов в отделениях интенсивной терапии для взрослых и детей (ICU) или в медицинских, хирургических или терапевтических / хирургических палатах в требования к отчетности в Программе отчетности по качеству стационарных пациентов CMS?

В CMS передаются только данные об ИМП, связанных с катетером (как ABUTI, так и SUTI). Имейте в виду, что АБУТИ может возникнуть у пациентов с постоянным мочевым катетером или без него.Следовательно, если у пациента в одном из этих мест есть ABUTI и постоянный мочевой катетер в течение периода времени, соответствующего правилу, связанному с устройством; это ОСТОРОЖНО, и о нем сообщается в CMS, если отчеты ОСТОРОЖНО на месте включены в ваш ежемесячный план отчетности.


Пациенты с коловезикальной фистулой

Q17: Исключены ли пациенты с коловезикальной фистулой из подписки NHSN UTI?

№. Пациенты с коловезикальными, энтеровезикальными и ректовезикальными свищами не исключаются из соответствия определению ИМП NHSN.Установленный постоянный мочевой катетер подвергает пациента риску и поэтому включен в программу наблюдения CAUTI.

Следует помнить, что цель сдачи образца мочи на посев — определение инфекции. Определения NHSN в настоящее время учитывают загрязнение образцов мочи. Образец с результатом культивирования более чем двух организмов (полимикробный) исключен для использования в соответствии с определением ИМП

.

Вторичный ИБП и количество связанных колоний в моче

Q18: Если количество колоний подходящего патогена ИМП не соответствует требованиям для использования в соответствии с определением ИМП, могу ли я по-прежнему использовать этот патоген, чтобы отнести BSI с соответствующим патогеном к событию ИМП? Например, предположим, что определение ИМП выполняется с использованием посева мочи с> 100000 КОЕ / мл E.coli и 50 000 КОЕ / мл MRSA, может ли BSI с только MRSA быть отнесен к вторичным BSI?

Нет. Только E. coli имеет количество колоний, подходящих для использования в соответствии с критериями ИМП. Сценарий 1 Руководства по вторичному BSI (Приложение B к значку протокола BSI в формате pdf [PDF — 1 МБ]) гласит: По крайней мере, один организм из образца крови должен соответствовать организму, идентифицированному в результате локально-специфической инфекции, в данном случае моча, которая используется как элемент, отвечающий критерию инфекции, установленному NHSN.MRSA 50 000 КОЕ / мл не используется в качестве элемента в определении ИМП. В этом примере BSI с только MRSA не может быть отнесен к вторичному событию UTI. Кроме того, образец крови должен иметь дату забора в пределах периода атрибуции ИМП вторичной ИМП.


Какая информация необходима для определения ИМП?

Q19: Чтобы NHSN помогло в определении случая ИМП, отправьте следующую информацию по адресу [email protected]:

  • Дата поступления
  • Дата (даты) введения / удаления постоянного мочевого катетера, если применимо
  • Пациент старше 65 лет?
  • Дата (даты) сбора и результаты посевов мочи, включая подсчет колоний
  • Дата (даты) и типы признаков / симптомов ИМП
  • Дата (даты) сбора и результаты любых положительных культур крови
  • Признаки / симптомы ИМП (лихорадка> 38.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *