Содержание

Эксперты обсудили новые подходы к лечению ревматоидного артрита – новости МЕДСИ

21.09.2020

10 сентября в Клинико-диагностическом центре МЕДСИ на Белорусской состоялся Круглый стол «Ингибиторы JAK1: превосходя достижения терапии ревматоидного артрита». Специалисты обсудили возможности в лечении аутоиммунных заболеваний, а также представили новейшие препараты для пациентов с ревматоидным артритом.

 Свой доклад “Окно возможностей” в достижении устойчивой ремиссии ревматоидного артрита — данные по новым JAK-ингибиторам» представила Лукина Галина Викторовна, врач-ревматолог, доктор медицинских наук, профессор, заведующая лабораторией клинической фармакологии ФГБНУ НИИР им. В. А. Насоновой.

Она подробно рассказала об этапах заболевания, а также отметила, что в ведении пациентов с ревматоидным артритом главная задача врача — достижение ремиссии. И здесь первостепенное значение играет время, когда пациент начал получать нужное лечение. Так как даже при длительности заболевания всего в шесть месяцев у пациентов наблюдаются эрозии суставов, а через два года после начала болезни происходит первая деструкция. Если запустить процесс, то начнется уже тяжелая деструкция, что грозит потерей его работоспособности и инвалидизацией.

«Течение ревматоидного артрита чередуется обострениями и ремиссиями даже без лечения. Но полное отсутствие терапии приводит к очень быстрому развитию деструкции. И даже если мы вовремя начинаем лечение, но не достигаем в короткие сроки стабилизации и полной ремиссии, то также идет разрушение костной ткани», — отметила Галина Викторовна.


Однако сегодня важно также пересматривать и вопрос о ремиссии. Одной из формул, которой пользуются врачи, является индекс активности болезни DAS28, основанный на таких составляющих, как число болезненных суставов, число припухших суставов, оценка заболевания пациентом, а также СОЭ либо С-реактивный белок (СРБ).

Ориентируясь на данный индекс, ремиссия в течение 10 лет достигается лишь у 49% пациентов. Наиболее часто используемый индекс активности болезни SDAI, включающий также оценку заболевания врачом, дает еще меньший процент ремиссии среди пациентов — 22% больных, то есть примерно каждый пятый.

Проведенные исследования доказывают, что даже если по этим формулам достигается ремиссия, то это не означает, что достигается клинический эффект. Так, например, у пациента может оставаться пять припухших суставов. А если это воспаление остается, то продолжается разрушение костной ткани. Поэтому сейчас пересматриваются подходы, и все чаще применяется новая парадигма определения ремиссии — Boolean. Цель врача по данной формуле добиться того, чтобы у пациента было не более одного припухшего и болезненного сустава, не выше 1 балла по шкале боли, уровень СРБ ниже 1 мг/дл.

«В клинических исследованиях, Boolean-ремиссия обычно достигается у 4–20% пациентов, но надо учитывать, что такие исследования проводятся среди людей с минимальным набором коморбидных состояний. Однако как показывает реальная клиническая практика, даже у них ремиссия бывает лишь в 5–6% случаев»,

— рассказала эксперт.

И сейчас перед врачебным сообществом стоит задача повысить эти показатели, так как только достижение целевых значений поможет улучшить отдаленные исходы у пациентов, в том числе снизить вероятность ортопедических операций, инвалидизацию, потерю работоспособности. Именно поэтому сейчас активно ищутся новые препараты для лечения ревматоидного артрита.

До недавнего времени ведущими препаратами в терапии этого заболевания были метотрексат (МТ) и другие базисные противовоспалительные препараты в сочетании с генно-инженерными биологическими препаратами, в том числе адалимумабом (АДА).

С 2017 года в практику входит новый класс препаратов — JAK-ингибиторы, в частности упадацитиниб (РАНВЭК). Это химические препараты, которые по своей эффективности и безопасности сопоставимы с генно-инженерными.

Упадацитиниб — единственный таргетный препарат, показавший (в комбинации с МТ) превосходство по сравнению с комбинацией «АДА+МТ». «Терапия препаратом упадацитиниб (РАНВЭК) приводит к более высокой частоте ремиссии, независящей от типа предыдущего лечения», — подытожила Галина Викторовна.


Об особенностях действия ингибиторов JAK рассказал Соловьев Сергей Константинович, врач-ревматолог, доктор медицинских наук, профессор, руководитель направления «ревматология», Член Ученого Совета ГК МЕДСИ, в своем докладе «Новое в терапии ревматоидного артрита — ингибиторы JAK1».

Он отметил, что данный класс препаратов применим не только в лечении ревматоидного артрита, но и в терапии многих аутоиммунных воспалительных ревматических заболеваний: системная красная волчанка, системные васкулиты, болезнь Шегрена и т. д.

Суть ингибиторов JAK (янус-киназы) заключается в том, что они участвуют в передаче сигналов цитокинов, контролирующих воспаления, кровотечения, иммунитет. Семейство януc-киназ представлено четырьмя JAK-белками: JAK1, JAK2, JAK3 и TYK2. Существует несколько одобренных препаратов для перорального применения: тофацитиниб, барицитиниб, руксолитиниб и упадацитиниб — селективный обратимый ингибитор JAK1, который является более мощным ингибитором JAK1 по сравнению с JAK2 и JAK3.

«Почему же данный препарат эффективен в том числе и при системной красной волчанке? Суть в том, что это заболевание ассоциируется гиперэкспрессией интерферонов, повлиять на регуляцию которой можно, в том числе с  помощью JAK1. Более того, «интерфероновый автограф», то есть та самая гиперэкспрессия интерферонов, обнаруживается и при ряде других ревматоидных заболеваний, что делает JAK1 перспективным препаратом для широкого круга патологий»,— сказал Сергей Константинович.

Среди других преимуществ упадацитиниба профессор назвал таблетированную форму препарата. Это способствует приверженности пациентов к лечению, так как таблетки довольно просто применять самостоятельно, не требуется особых условий для их хранения и транспортировки. Ингибиторы JAK представляют собой химически синтезированные субстанции, что в перспективе может привести к существенному снижению стоимости терапии. Более того, возможно создание и других форм препарата, например, мазей, что значительно повлияет на терапию кожных заболеваний.


Ревматоидный артрит сильно помолодел — Российская газета

Ревматоидный артрит, ревматизм, ревматическая атака… Это все об одном и том же заболевания? «Ни в коем случае!» — говорит профессор кафедры госпитальной терапии №1 Первого МГМУ имени Сеченова Марина Каневская.

Марина Зиновьевна, ревматизм и ревматоидный артрит совершенно разные заболевания. Но корень у них один — ревматический?

Марина Каневская: Под ревматическими заболеваниями подразумевается целая группа болезней с различной причиной и проявлениями. Когда-то их рассматривали исключительно как болезнь сердца. Затем большее внимание стали уделять тяжелым заболеваниям, приводящим к инвалидности.

Выходит, те же герои Островского, когда жаловались на ревматические страдания, имели в виду болезни сердца?

Марина Каневская: Ревматическая болезнь — прежде всего болезнь сердца. А персонажи классики, жалуясь на ревматизм, имели в виду весь букет болезней, которые объединялись этим словом. Замечу, что персонажи эти были разного возраста.

Давно известно, что ревматоидные недуги не имеют возраста. В наше время ревматоидный артрит начинает развиваться даже и у совсем маленьких детей — с 2 лет, и у тех, кому много более 80. У меня был 93-летний пациент, который о братился с жалобами на нестерпимые боли в кистях и суставах ног — у него диагностирован ревматоидный артрит.

Вы ему помогли? Хотя бы боли удалось снять?

Марина Каневская: И то, и другое произошло.

А умер он через несколько лет не от ревматодного артрита, а после операции удаления желчного пузыря.

В наше время ревматодный артрит лечится или излечим?

Марина Каневская: Это во многом зависит от вовремя и правильно поставленного диагноза и своевременно, а главное, грамотно назначенного лечения. Что значит грамотного? Существует арсенал препаратов, способных изменить течение ревматоидного артрита и добиться стойкой и длительной ремиссии. Термин «излечение» мы стараемся не употреблять. И вот почему. Приведу пример из собственной практики. Под моим наблюдением в разное время было почти 800 пациентов, страдающих ревматоидным артритом. Лишь у 17 из них удалось добиться полного здоровья в течение 15-25 лет после единственной атаки болезни. Все эти больные поступили к нам в первые 2-4 месяца от ее начала.

А как распознать начало заболевания? Способен ли на это врач, скажем, участковый терапевт или столь модный ныне «врач общей практики»? По поводу последних есть сомнения в их профессиональной подготовке, поскольку в продвинутых странах такие специалисты готовятся от 2 до 4 лет после получения диплома о высшем медицинском образовании. У нас такой подготовки пока нет.

Марина Каневская: По большому счету вы сами ответили на заданный вами же вопрос. Но мой 40-летний опыт показывает: настороженность у поликлинического специалиста есть. Да, желательно, чтобы ее было больше. И, надеюсь, что сейчас, когда в Москве взят курс на укрепление поликлинического звена врачами общей практики, которых, будем надеяться, сумеем подготовить, — это станет реальностью.

Очень еще рассчитываю на повышение медицинской грамотности самих пациентов, которые при появлении боли, припухлости суставов рук, ног не станут самостоятельно глотать болеутоляющие таблетки, а пойдут к врачу. И врач «не отмахнется» от этих жалоб, а соберет анамнез и вовремя направит больного к ревматологу.

У врача поликлиники на это 12 минут. А наличие ревматолога?. .

Марина Каневская: Отведенные минуты — по сути дела лишь некий норматив, который в том или ином случае может быть нарушен. Но самих ревматологов, к сожалению, становится меньше.

И потому число таких пациентов не становится меньше?

Марина Каневская: Причина не только в этом. Несмотря ни на что, диагностика ревматоидного заболевания стала совсем иной. И врачи, и, главное, сами пациенты все-таки стали образованнее. Они знают о признаках заболевания. Более того, нередко хорошо осведомлены о препаратах, которые избавляют от проявлений данной патологии. В мировой ревматологии принят принцип лечения ревматоидного артрита, подразумевающий достижение стойкой ремиссии или стойкой низкой активности болезни, персонифицированный подбор терапии.

Кстати, врачи, работавшие на нашей кафедре, более четверти века назад получили серебряные медали ВДНХ за разработку и внедрение индивидуально подобранной терапии ревматоидного артрита.

Ревматоидный артрит способен сокращать продолжительность жизни больных на 7-10 лет

Препараты доступны по цене, они есть аптеке?

Марина Каневская: Установление диагноза предполагает назначение, так называемых, базисных противоспалительных, медленно действующих препаратов. Они в основном доступны. Эта терапия требует частого врачебного контроля для оценки эффекта и переносимости лекарств.

При необходимости, то есть тогда, когда назначенная терапия не дает должного эффекта, назначаются генно-инженерные биологические препараты. Цена их иная, она вровень с онкологическими. И очень важно, чтобы городская, муниципальная, региональная системы здравоохранения помогали обеспечить ими, тех, кому они показаны.

Но сам ревматоидный артрит не так опасен, как любая опухоль?

Марина Каневская: По числу неблагоприятных исходов он отличается от злокачественных страданий. Тем не менее ревматоидный артрит способен сокращать продолжительность жизни больных на 7-10 лет. Тут он сродни с поражением коронарных артерий, лимфомой IV стадии.

Есть ли какие-то меры профилактики болезни?

Марина Каневская: К сожалению, нет. А вот определенная генетическая предрасположенность есть. Болезнь развивается при сочетании ее и неблагоприятных факторов внешней среды, в том числе, стресса.

Вы хотите сказать, что человек, перенесший стресс, может заболеть ревматоидным артритом?

Марина Каневская: Да, и стресс, и инфекция, и травма, и не ясная причина, как при многих иммунно-воспалительных заболеваниях.

И общий совет: старайтесь вести здоровый образ жизни?

Марина Каневская: Это полезно всегда.

Мы беседуем в канун летних отпусков. Где и как с большей пользой можно отдохнуть человеку, страдающему ревматоидным артритом?

Марина Каневская: Лучше всего в том же регионе, где пациент живет. Я бы не советовала, например, жителю Сибири или средней полосы отдыхать в Таиланде. Главный критерий выбора места и характера отдыха — наличие или отсутствие активности заболевания.
Длительное время сероводородные ванны Сочинской Мацесты рекомендовали всем этим больным. Но, полагаю, что такой вариант отдыха может быть разрешен только при отсутствии активной стадии болезни, и не в сезон «летних отпусков». А вот регулярно заниматься лечебной физкультурой во все сезоны очень важно.

Визитная карточка

Каневская Марина Зиновьевна — профессор кафедры госпитальной терапии №1 Первого МГМУ имени Сеченова. Родилась в Москве.

В 1973 году окончила лечебный факультет Первого Московского медицинского института имени И.М. Сеченова.

Там же окончила аспирантуру и по сей день работает на кафедре госпитальной терапии №1.

Кандидатская и докторская диссертации посвящены ревматоидному артриту.

Марина Каневская автор 150 научных работ, посвященных этой же проблеме.

Клиническая база кафедры — Московская Городская клиническая больница имени Ерамишанцева.

Кстати

Ревматоидный артрит — иммуно-воспалительное заболевание с развитием костных эрозий и воспалительных изменений суставов и органов.

Найден способ спасти людей от ревматоидного артрита

Иммунные клетки нашего организма ‒ это высокоэффективный «патруль», который выявляет чужеродное вторжение и начинает бороться с угрозой.

Но, к сожалению, иммунная «система идентификации» точна не на 100%. Порой защитники начинают атаковать здоровые клетки и ткани, что приводит к развитию аутоиммунных заболеваний.

Одним из самых распространённых и мучительных является ревматоидный артрит.

Люди, которым поставлен такой диагноз, вынуждены жить с постоянной болью, практически все их движения скованы. Также у таких пациентов повышен риск развития заболеваний сердца и почек, они страдают от нарушения зрения и других воспалительных осложнений.

Установлено, что ревматоидный артрит сокращает продолжительность жизни в среднем на 3-12 лет.

Надежду на новое эффективное лечение, которое может защитить человека от воспаления суставов, даёт новая работа учёных из Каролинского института в Швеции. Они обнаружили механизм, который может быть ключевым в регулировании нежелательных иммунных атак.

Исследователи сосредоточились на паре белков, известных как интерлейкин 4 (IL-4) и интерлейкин 13 (IL-13). Это информационные молекулы, которые вырабатываются иммунными клетками в присутствии аллергенов или паразитарных заболеваний.

Специалисты изучают эти интерлейкины в поисках более эффективных способов лечения воспаления и связанных с ним расстройств.

Шведские учёные использовали технологию редактирования генов CRISPR для модификации отдельных генов иммунных клеток, чтобы выяснить, как изменяется их поведение.

Эксперименты показали, что IL-4 и IL-13 влияют на поведение нейтрофилов – иммунных клеток, которые в больших количествах собираются в воспалённых суставах людей с ревматоидным артритом.

В частности, выяснилось, что интерлейкины 4 и 13 предотвращают миграцию нейтрофилов в воспалённый сустав, тем самым останавливая нейтрофильный ответ (аутоиммунную атаку).

Более того, эти белки помогают устранить воспаление сустава. Оказалось, что их присутствие стимулирует увеличение рецепторов на поверхности нейтрофилов, которые ингибируют (замедляют или нейтрализуют) воспалительный процесс.

Исследователи уверены, это открытие сыграет ключевую роль в разработке новых способов лечения воспаления суставов и таких состояний как ревматоидный артрит.

Научная статья по итогам этой работы принята к публикации в журнале PNAS.

Кстати, ранее «Вести.Наука» (nauka.vesti.ru) рассказывали об испытаниях нового лекарства от ревматоидного артрита и о том, какой витамин поможет предотвратить развитие этого недуга.

симптомы, лечение и профилактика заболевания

Артрит: симптомы, лечение и профилактика заболевания

13 мая 2013 г.

Артрит – это заболевание, которое вызывает воспаление и боль в суставах. Артрит суставов проявляется опуханием и изменениями внешнего вида сустава. Самые распространенные виды артрита – это остеоартрит и ревматоидный артрит.

Остеоартрит – воспалительный артрит, развивающийся сравнительно медленно, в течение нескольких месяцев или лет. Чаще всего остеоартрит поражает коленные суставы, тазобедренный сустав и суставы кисти.

Ревматоидный артрит – это разновидность воспалительного артрита, к которому также относятся подагра и воспалительный артрит. Ревматоидный артрит представляет собой хроническое заболевание соединительных тканей, имеет аутоиммунную природу и поражает преимущественно мелкие суставы, например, суставы кисти.

 

Встречается заболевание у пациентов в возрасте 35-50 лет, а также может быть и у более молодых пациентов. Последние исследования доказывают генетическую предрасположенность к ревматоидному артриту. Последствиями артрита может быть деформация суставов и нарушение их функции.

 

 

Ниже представлены симптомы артрита и общие признаки заболевания:

  • увеличенные лимфатические узлы;
  • заметное истощение у пациента, быстрая утомляемость;
  • незначительное повышение температуры тела вследствие воспалительных процессов;
  • скованность суставов по утрам, длится около часа;
  • важным признаком, который характеризует именно ревматоидный артрит, является симметричное поражение суставов: правый и левый локтевые или коленные суставы поражаются артритом одновременно.

 

Ревматоидный артрит также характеризуется поражениями околосуставных тканей, воспалением сухожилий, поражением связочного аппарата, в результате чего развивается повышенная подвижность и деформация связок.

 

Лекарственные препараты для лечения артрита

Для лечения артрита используют лекарственные препараты трех групп: нестероидные противовоспалительные, базисные препараты и глюкокортикостероиды.

Нестероидные противовоспалительные препараты, с помощью которых осуществляется лечение артрита – это мелоксикам, нимесулид и целекоксиб. Они действуют как обезбаливающее, снимают воспаление и имеют минимальные побочные эффекты.

При этом дозировку приема назначает врач, исключая возможность комбинации двух и больше препаратов из данной группы, поскольку эффективность от этого сочетания не повысится, а вот вероятность развития побочных эффектов возрастет.

Базисные препараты для лечения артрита применяют сразу после установления диагноза. Базисная терапия ревматоидного артрита включает в себя такие лекарственные препараты: D-пеницилламин, метотрексат, сульфасалазин, циклофосфан, аминохинолиновые препараты, циклоспорин А (сандиммун), азатиоприн, энбрел (этанерцепт), ремикейд (инфликсимаб), вобэнзим, флогэнзим, лефлуномид.

Малоэффективные препараты из данного списка после 2-3 месяцев приема должны быть заменены, или использоваться в комбинации с малыми дозами гормонов (третья группа лекарств). По истечению шести месяцев должен быть разработан курс действенной базисной терапии. Для этого необходимо тщательно отслеживать возможные побочные эффекты препаратов и изменения в течении болезни.

Гормональная терапия и глюкокортикостероиды используется для лечения острых форм артрита при высокой активности воспаления. Также гормоны используют в качестве противовоспалительной терапии при малой эффективности других лекарственных средств.

Гормональный препарат дипроспан в ряде случаев используется для местной терапии продленного действия.

В качестве местной терапии также используют мази и гели на основе нестероидных препаратов: ибупрофен, кетопрофен, диклофенак, пироксикам. Их накладывают в виде аппликаций на пораженные суставы для снятия воспаления. Для усиления эффекта их можно сочетать с аппликациями диметилсульфоксида (раствор в разведении 1:2).

 

Дополнительная терапия в лечении артрита

Важным мероприятием в лечении артрита является восстановление кальциевого баланса в организме с целью уменьшения его выведения из организма. Для этого больному необходимо соблюдать диету с повышенным содержанием кальция, принимать препараты кальция с витамином D.

Пациентам с ревматоидным артритом рекомендуется осуществлять ежегодное курортное лечение, но только в отсутствии фазы обострения воспалительных процессов.

Лазерная терапия успешно используется на ранних стадиях лечения. Рекомендованный курс – не больше пятнадцати процедур. Для уменьшения болевых ощущений применяется криотерапия курсом 15-20 процедур.

Курортное лечение больных ревматоидным артритом рекомендуется осуществлять ежегодно вне фазы обострения.

 

мне 31, я живу с ревматоидным артритом — Нож

Меня зовут Женя, мне 31 год, из них 6 лет у меня диагноз: ревматоидный артрит. Сейчас многие знают, что такое рак или СПИД, а вот о РА говорят не очень часто.

Все началось в 2012 году.

Первая скованность в руках по утрам приводила к панике: я не могла сжать зубную щетку. Врачи в травмпункте сказали, что это из-за работы за компьютером. Первые симптомы и правда схожи с другими, менее сложными заболеваниями.

Хуже стало год спустя, когда ни с того ни с сего я стала ощущать жуткие боли не только в руках, но и в ногах, по утрам ступить на ногу было невозможно, буквально. Первые 20–40 минут после пробуждения казались каким-то кошмаром, к тому времени боли в руках разошлись до такой степени, что надеть одежду самостоятельно я не могла, пока не подействует обезболивающее. Боль похожа на ту, когда очень сильно ушибся, — и эта первая звенящая боль не проходит.

У Эдит Пиаф был ревматоидный артрит, и, чтобы избавиться от болевых ощущений, она принимала морфий. Периодически я думала, что это вполне оправданно.

Походы по врачам и анализы привели меня к ревматологу. Врач пенсионного возраста тогда сказала, что не видит у меня РА и мне стоило бы одеваться теплее. Тогда я еще не понимала масштаб бедствия, которое наступит после того, как я со спокойной душой выйду из кабинета.

Забегая вперед, скажу, что спустя два года, когда мне пришлось вернуться к этому врачу из-за бюрократических вопросов в медицине, она признала, что неправильно поставила диагноз. Походы в платные поликлиники, прием лекарств, которые никак не влияют на болезнь, аллергические реакции от таблеток и острые реакции внутренних органов — далеко не весь список пережитого. «Бывает и так», — сказала она.

Очередной московский ревматоидный центр (я тогда жила в столице и могла выбрать центр). На приеме у врача я рыдала — у меня кончились силы терпеть боль.

За это время я изучила симптоматику, результаты своих анализов и уже знала, что у меня ревматоидный артрит, а три врача-ревматолога всё не могли поставить диагноз и назначить правильное лечение.

Так что, когда я пришла к [своему нынешнему врачу] Т. А., она сказала, что назначает гормоны и будет вводить лекарство в мое лечение постепенно, — а я всё ревела.

Гормоны — это результат затянутого начала лечения, точнее, его отсутствия, длительный воспалительный процесс просто так не затихнет, а основное лекарство — только в уколах — раз в неделю, строго по расписанию. Обезболивающее и мази, примочки из странных растворов — дополнительные помощники.

Боли начали утихать, пришли побочные эффекты от сложных лекарств: тошнота, головокружение и другие…

Я принимаю лекарство, которое принимают люди с диагнозом «рак». Только объемы у нас разные.

Ревматоидный артрит — хроническое заболевание, при котором воспаляется синовиальная мембрана, из-за чего суставы теряют подвижность и опухают. Постепенно воспаление разрушает концы кости и покрывающий суставные поверхности хрящ. Нарушаются структура и функции связок, придающих суставу прочность, и он начинает деформироваться.

Чаще всего болезнь поражает несколько суставов и обычно начинается на одном из мелких — кисти или стопы. Как правило, заболевание развивается симметрично. В воспалительный процесс могут быть вовлечены глаза, легкие, сердце и кровеносные сосуды. Болезнь обычно развивается медленно, но клинически проявляется резко.

Ревматоидный артрит — аутоиммунное заболевание; синовиальную мембрану, а в ряде случаев и другие части тела повреждают свои же антитела.

Ревматоидный артрит не свойствен молодому возрасту, да и вообще мало изучен.

До сих пор не ясно, почему иммунная система начинает так себя вести — уничтожать свой же организм. Самая распространенная версия — стресс.

Единственное, что известно наверняка, — сегодня ревматоидный артрит не излечивается, он на всю жизнь.

Я боялась этого заболевания. Видела, что оно делает с суставами и как люди впадают в отчаяние. Оно и понятно, изменения настолько уродливы, а ты настолько беспомощен…

Однажды я почувствовала, что мне нужна поддержка, и зашла на форум для людей с РА. С тех пор я больше не посещала таких форумов. Вероятно, у русского человека фокус внимания смещен больше на страдания и на то, как ему плохо. Я же искала, скорее, поддержку, рецепты того, как люди справляются, уверенность, что нам всё посильно.

Один раз пошла к психотерапевту, рассказала ему, как переживаю и нервничаю, ведь знаю, что это заболевание со мной на всю жизнь, а жизнь на глазах рушится. Он выписал мне лекарство. Я его приняла и ощутила упадок сил, мне ничего не хотелось делать. Чтобы не навредить себе больше и не впасть в апатию, я не стала больше его пить и к этому врачу больше не ходила. Моральную поддержку я стала искать в себе сама.

Почти никто из моих друзей не знает, что у меня серьезное заболевание. Один близкий человек узнал, я рассказала, но потом немного жалела. Он стал очень волноваться за меня. Когда я увидела, что он смотрит на меня как на жертву, я решила, что не хочу, чтобы все беспокоились. Не хотела показаться слабой.

Ты молода, у тебя много планов, и вдруг ты уже не можешь жить полноценно, врачи говорят, что тебе нельзя заниматься активными видами деятельности и работа твоя тебе не подходит — слишком большая физическая нагрузка. Поэтому о своей особенности я молчала.

За несколько месяцев до того, как у меня развился ревматоидный артрит, я сменила сферу деятельности и стала работать бариста. Мне хотелось развиваться в кофейной индустрии, у меня был план на несколько лет. И вот ты приходишь на работу и понимаешь, что не можешь сжать руку, чтобы приготовить кофе, тебе просто не хватает сил делать то, что ты любишь.

Сейчас я просыпаюсь в 6 утра, принимаю таблетку метипреда и продолжаю спать. Так начинается каждое мое утро с 2014 года. Раз в неделю ставлю укол основного лекарства. Таких страшных болей, как раньше, нет, лекарства помогают. Но я всё же боюсь просто удариться пальцем или локтем — суставы реагируют. Несмотря на то что мне стало легче, мне нельзя бегать, под запретом ударные нагрузки, нельзя заниматься активным спортом в принципе. Так что пробежать марафон или проехать на велосипеде длительный маршрут я не смогу.

Но я прошла этап принятия.

Болезнь ограничивает мою жизнь, но я не стала заложником своего тела. Я по-прежнему хожу в спортзал, занимаюсь силовыми упражнениями, параллельно занимаюсь йогой.

Я не разлюбила прогулки, я научилась быть спокойнее. Ведь сначала казалось, что все вокруг бодрые и сильные и только ты такой слабак. Но потом ты учишься быть более плавным и летящим, узнаешь, как можешь сбалансировать самого себя.

Ощущая эту гармонию и каждый день находя силы на борьбу, я поняла, что не готова оставлять любимое дело — кофейную индустрию. Сейчас я открыла в Петербурге свою кофейню — «Щегол». И не собираюсь останавливаться на достигнутом. В этом году планирую запустить еще несколько проектов.

Я подошла к черте, когда могу бороться со своими страхами, связанными с заболеванием. Я понимаю, что если такая проблема была у меня, то она может быть и у других людей с РА. И мне важно показать, что мы не одиноки, что мы можем найти поддержку.

У нас в Петербурге есть группа активистов из «Спасибо», они устанавливают по всему городу контейнеры, куда можно сдавать вещи. Я обратилась к ним за помощью, чтобы мы сделали проект для людей с ревматоидным артритом, и они согласились. Сейчас мы разрабатываем концепцию. Точно знаю, что хочу открыть место, куда все смогут приходить и обсуждать свои проблемы, связанные с заболеванием, и получать помощь.

Но пока центра нет, я могу лишь дать несколько советов:

— Если у вас ревматоидный артрит либо есть подозрение на него, сразу идите к врачу, ищите хорошего специалиста — вам с ним долго по пути.

В какие-то моменты я прекращала терапию без одобрения врача: мне казалось, что я выздоровела, — не делайте так, РА — коварное заболевание, потом может быть хуже.

— Надо помнить: как бы больно ни было, наступит день, когда боли не будет, главное — не опускать руки и подобрать лечение!

— Еще нужно делать зарядку. По утрам ты чувствуешь себя настолько скованно, будто твое тело сжалось в комок. Но проходит время — обязательно нужно сделать зарядку, очень медленную, прощупать все косточки и мышцы. Это помогает.

Ну и одевайтесь теплее, конечно! Говорят, это защищает от многих заболеваний.

Как я живу с ревматоидным артритом — Wonderzine

Я не стыжусь просить помощи — хотя это тоже история, связанная с преодолением. Не всегда вообще есть настроение подойти к чужому человеку, иногда хочется помолчать. Многие мои подруги не могут и стесняются просить помощи. У всех нас есть постоянное осознание того, что мы сильно отличаемся от большинства людей, и при обращении к «нормальным» людям ты всегда готова к какой-то странной реакции — что это, кто это тут? Лишний раз не хочется о себе напоминать, боишься столкнуться с вопросами, непониманием, жалостью. Но при этом я недавно начала понимать, что такая картинка — у нас в голове, и она далека от реальности.

На самом деле люди часто вообще не замечают болезнь, даже не верят. Таксист как-то очень удивился, думал, что я с палочкой, потому что ногу травмировала или ещё что-то — не может же у такой молодой девушки быть инвалидности! Мы (люди с РА) привыкли смотреть на свои суставы, быть в окружении людей с таким же заболеванием. Мы это подмечаем, сканируем, понимаем, почему человек хромает именно так или иначе. А люди, которые с этим не сталкивались, не замечают — для них я просто низенькая девушка.

Большинство людей доброжелательные, они готовы помочь и хотят поддержать или посочувствовать. Правда, далеко не все умеют корректно это делать — часто приходится слышать что-то вроде «ничего, мой друг тоже таким болел и вылечился». Ещё я часто получаю восхищённые отзывы в инстаграме, какая я молодец и как человеку нравится мой блог, а потом идёт фраза, которая всё сводит на нет: «Я-то думал, что у меня проблемы — а оказывается, бывают такие проблемы, как у вас, и можно жить и не унывать». От этого мне некомфортно.

При заболеваниях, затрагивающих речь (например, ДЦП), окружающие обычно считают, что нарушена и умственная деятельность. При РА такого нет, но все думают, что ты ребёнок — низенький и с круглым лицом. Сейчас я реже с этим сталкиваюсь, но раньше меня постоянно называли девочкой, тыкали, причитали: «Ой, надо же, девочка с палочкой». Я помню, как лет в пятнадцать-шестнадцать ехала в метро, смотрела на мальчика примерно такого же возраста и понимала, что он, скорее всего, воспринимает меня как восьмилетнего ребёнка. Лет в двадцать я увлеклась фотографией, увидела компанию подростков, навела фотоаппарат в их сторону, а они: «Девочка, не надо, убери фотоаппарат». Могут остановить где-то, где есть возрастное ограничение на вход. В общем, постоянно воспринимают как ребёнка — и для меня никогда не будет комплиментом, что я молодо выгляжу, это боль всей моей жизни.

Лечение ревматоидного артрита в Москве, цены в клинике EMC

Рассказывает Евгений Жиляев, 

профессор, д.м.н., врач высшей категории.

Существует несколько гипотез относительно причин возникновения ревматоидного артрита. Согласно некоторым теориям, болезнь возникает в результате контакта иммунной системы пациента с определенными микробами (микробами десневых карманов, микробами кишечника, микробами, попадающими в легкие и др.).

Признаки

Ревматоидный артрит считается одним из самых тяжелых артритов и характеризуется воспалением крупных и мелких суставов рук и пальцев и разрастанием синовиальной оболочки. Постепенно воспалительная ткань врастает в кость и начинает разрушать суставы, сухожилия и связки. В результате суставы теряют способность нормально функционировать.

Для заболевания характерно быстрое течение, которое в конечном итоге приводит к инвалидизации пациента.

Если вы чувствуете боль и/или скованность в суставах, припухлость суставов – это повод для обращения к специалисту.

Диагностика

Диагноз «ревматоидный артрит» ставится на основании осмотра ревматологом и результатов лабораторных исследований. В ряде случаев назначаются дополнительные исследования с целью исключения других артритов.

Часто проверяется антинуклеарный фактор, антитела к различным микроорганизмам, которые могут вызывать реактивные артриты, иногда приходится дифференцировать ревматоидный артрит с анкилозирующим спондилитом и другими спондилоартритами.

Иногда выполняются инструментальные обследования. Их результаты не являются решающими при уточнении диагноза, но могут быть использованы как дополнительное подтверждение наличия болезни. Выполняется рентгенография кистей и стоп, иногда МРТ или УЗИ отдельных суставов, чаще всего кистей. УЗИ в некоторых случаях лучше других методов исследований выявляет патологию сухожилий и сухожильных влагалищ, которые активно вовлечены в процесс при ревматоидном артрите.

Лечение

Существуют определенные международные протоколы, согласно которым должна осуществляться терапия ревматоидного артрита. Ревматологи ЕМС в лечении заболеваний ревматологического профиля придерживаются рекомендаций, принятых сообществами врачей Западной Европы и США.

В настоящее время многое изменилось в лечении артритов, в последние 5-7 лет лечение стало более успешным. Все чаще достигается стойкая ремиссия, полностью ликвидируется симптоматика. В отдельных случаях возможно достижение безмедикаментозных ремиссий, что с определенными оговорками может считаться выздоровлением. Таких пациентов с каждым днем становится все больше.

Ключевые факторы успешного лечения – ранняя диагностика, своевременное и интенсивное начало лечения заболевания, регулярное проведение обследований для подтверждения эффективности проводимой терапии, и ее коррекции при необходимости.

Физиотерапия играет незначительную роль в лечении ревматоидного артрита. В первую очередь требуется медикаментозное лечение. Как правило, первым шагом в лечении является назначение метотрексата, чем раньше начинается прием препарата, тем более стойкого эффекта можно добиться. Возможно использование других противовоспалительных препаратов:  сульфасалазина, лефлуномида и гидроксихлорохина. В случае отсутствия у пациента ответа на противовоспалительные препараты, назначаются генно-инженерные препараты, которые  доступны в аптечных сетях нашей страны.

Известная профилактика ревматоидного артрита – восполнение в организме витамина Д и отказ от курения. 

Врачи-ревматологи ЕМС имеют большой опыт в лечении ревматоидного артрита, руководит данным направлением Евгений Валерьевич Жиляев.

Лечение ревматоидного артрита: были даны строгие рекомендации в отношении лучших лекарств, но большинство доказательств не было высокого качества

Что такое сводка доказательств?

Ключевые выводы научных исследований, готовые к реализации

Понятно, спрячь это

Singh JA, Saag KG, Bridges SL Jr и др. Руководство Американского колледжа ревматологии по лечению ревматоидного артрита, 2015 г. Arthritis Rheumatol. 2016; 68: 1-26.

Обзор и вопрос руководства

Каковы лучшие рекомендации Американского колледжа ревматологии (ACR) для людей, страдающих ревматоидным артритом?

Общие сведения

Ревматоидный артрит — хроническое заболевание.Это вызывает воспаление мелких суставов, обычно кистей и стоп. Это аутоиммунное заболевание, которое возникает, когда ваша собственная иммунная система атакует ваши суставы.

Симптомы ревматоидного артрита включают болезненные и опухшие суставы, боль и скованность. От этого состояния нет лекарства, и лечение используется для контроля симптомов и предотвращения повреждения суставов. Для лечения ревматоидного артрита используются несколько типов лекарств с различными побочными эффектами. Ваш врач, как правило, сначала прописывает препараты с наименьшим количеством потенциальных побочных эффектов и пробует другие препараты или комбинации препаратов, если ваши симптомы сохраняются или ухудшаются.

Как проводился обзор и составлялись рекомендации

Исследователи провели систематический обзор исследований, опубликованных на английском языке до сентября 2014 года. Они нашли 108 систематических обзоров, рандомизированных контролируемых или нерандомизированных исследований.

Ключевые особенности исследований:

  • человек в возрасте 18 лет и старше страдали ревматоидным артритом; и
  • лекарственных препаратов были традиционными модифицирующими болезнь противоревматическими препаратами (DMARD) (метотрексат, гидроксихлорохин, лефлуномид, сульфасалазин), биологическими DMARD, включая ингибиторы фактора некроза опухоли (TNFis) (адалимумаб, цертолизумаб пегол, этанерцепт, нонликсимаберсепт), Биологические препараты TNF (абатацепт, ритуксимаб, тоцилизумаб) и тофацитиниб.

Группа экспертов, включая врачей, специализирующихся на лечении артрита, и представителей пациентов, дала рекомендации по лекарственному лечению на основе результатов исследований, клинического опыта, а также ценностей и предпочтений пациентов. Рекомендации по лечению можно разделить на строгие (большинство пациентов хотели бы лечения, а немногие — нет) или условные (более 50% пациентов хотели бы лечения, но многие — нет). Здесь приводятся только строгие рекомендации для раннего (продолжительность заболевания или симптома менее 6 месяцев) и установленного (продолжительность заболевания или симптома более 6 месяцев) ревматоидного артрита.Рекомендации для людей, относящихся к группе повышенного риска из-за других состояний (например, инфекции гепатита B или C, застойной сердечной недостаточности, перенесенного рака или предыдущих серьезных инфекций), здесь не приводятся.

Заключение

Американский колледж радиологии дал 8 сильных рекомендаций по медикаментозному лечению ревматоидного артрита. Было не так много качественных доказательств в отношении лечения.

Строгие рекомендации Американского колледжа ревматологов * по медикаментозному лечению ревматоидного артрита (РА)

Люди с ранним РА или установленным РА

Используйте подход «лечение до цели»

1 испытание (низкое качество) при раннем РА

3 испытания (среднее качество) при установленном РА

Люди с ранним РА или установленным РА, которые имеют низкую активность заболевания и ранее не использовали БПВП

Использовать только БПВП (с метотрексатом в качестве предпочтительного лекарственного средства)

9 испытаний ‡ (низкое качество)

Люди с ранним РА, у которых наблюдается умеренная или высокая активность заболевания, несмотря на использование только БПВП

Использование комбинации БПВП или TNFi или биологический препарат, не являющийся TNF, с метотрексатом или без него

3 испытания ‡ (низкое качество y)

Люди с установленным RA, у которых наблюдается умеренная или высокая активность заболевания, несмотря на использование только DMARD

Используйте комбинацию DMARD или добавьте TNFi, биологический препарат, не являющийся TNF, или тофацитиниб, с метотрексатом или без него.

8 испытаний (высокого качества) тофацитиниба;

6 испытаний ‡ (качество от среднего до очень низкого) для других лекарств

Люди с установленным РА, у которых наблюдается умеренная или высокая активность заболевания, несмотря на использование только TNFi

Добавить 1 или 2 DMARD

6 испытаний (высокое качество)

Люди с установленным РА, имеющие низкую активность заболевания, но не ремиссию

Продолжать прием БПВП, TNFis, биологических препаратов nonTNFi или тофацитиниба

2 испытания (высокое качество ) для TNFis

1 испытание (среднего качества) для DMARD

0 испытаний ‡ для других препаратов

Люди с установленным РА, находящимся в стадии ремиссии

Не прекращайте прием всех препаратов, используемых для лечения РА

0 исследований ‡

Люди с ранним или установленным РА, принимающие биологические препараты 9 0005

Используйте убитые / инактивированные вакцины (например,g., пневмококковая вакцина) по показаниям

3 испытания и 5 других исследований ‡ (очень низкое качество)

Рандомизированные контролируемые испытания
Исследования, в которых людям случайно назначается один из видов лечения.


Систематический обзор
Комплексная оценка имеющихся научных данных по определенной теме.


Диагностика и лечение ревматоидного артрита: обзор | Ревматоидный артрит | JAMA

  • Первоначальное исследование

    Гаплотипы HLA-DRB1 при ревматоидном артрите и ответ на лечение

    Себастьян Виатте, доктор медицинских наук; Даррен Плант, доктор философии; Бум Хан, доктор философии; Бо Фу, доктор философии; Энни Ярвуд, доктор философии; Венди Томсон, доктор философии; Дебора П.М. Симмонс, доктор медицины, FRCP; Джейн Уортингтон, доктор философии; Адам Янг, доктор медицины, FRCP; Кимме Л. Хайрих, доктор медицины, доктор философии, FRCPC; Энн В. Морган, доктор философии, FRCP; Энтони Г. Уилсон, доктор философии, FRCP; Джон Д. Айзекс, доктор философии, FRCP; Сумья Райчаудхури, доктор медицинских наук; Энн Бартон, доктор философии, FRCP

  • Первоначальное исследование

    Лечение ревматоидного артрита не-TNF и антителом к ​​TNF после неудачи первого агента против TNF

    Жак-Эрик Готтенберг, доктор медицинских наук; Оливье Брок, доктор медицины; Aleth Perdriger, MD; Слим Лассуед, доктор медицины; Жан-Мари Бертело, доктор медицины; Дэниел Вендлинг, доктор медицинских наук; Лиана Эуллер-Циглер, доктор медицины; Мартин Субрие, доктор медицины; Кристоф Ричез, доктор медицинских наук; Бруно Фаутрель, доктор медицинских наук; Арно Л.Константин, доктор медицинских наук; Ксавье Мариетт, доктор медицинских наук; Жак Морель, доктор медицинских наук; Мелани Гилсон, доктор медицины; Грегуар Кормье, доктор медицины; Жан Юго Сэлмон, доктор медицины; Стефани Рист, доктор медицины; Фредерик Лиоте, доктор медицинских наук; Юбер Маротт, доктор медицинских наук; Кристин Бонне, доктор медицины; Кристиан Марчелли, доктор медицинских наук; Джереми Селлам, доктор медицины, доктор философии; Оливье Мейер, доктор медицинских наук; Элизабет Соло-Жерве, доктор медицинских наук; Сандрин Гуис, доктор медицинских наук; Жан-Марк Зиза, доктор медицины; Чарльз Зарницкий, доктор медицины; Изабель Шари-Фалькенаэр, доктор медицинских наук; Оливье Виттекок, доктор медицинских наук; Ален Сараукс, доктор медицинских наук; Ив-Мари Перс, доктор медицинских наук; Мартин Гейро, доктор медицины; Жиль Болла, доктор медицины; Паскаль Клодепьер, доктор медицинских наук; Марк Ардиццоне, доктор медицины; Эммануэль Дернис, доктор медицины; Максим А.Бребан, доктор медицинских наук; Оливье Файн, доктор медицинских наук; Жан-Шарль Бальблан, доктор медицины; Уафаа Аберкейн, доктор философии; Марион Вазель, доктор философии; Кристель Бэк, доктор философии; Софи Кэндон, доктор медицинских наук; Люсьен Шатенуд, доктор медицинских наук; Элоди Перродо, магистр; Жан Сибилия, доктор медицины; Филипп Раво, MD, PhD

  • Первоначальное исследование

    Влияние МРТ в сравнении с традиционными стратегиями лечения до достижения цели на ремиссию активности заболевания в РА

    Сигне Мёллер-Бисгаард, доктор медицинских наук; Ким Хёрслев-Петерсен, доктор медицины, доктор медицинских наук; Бо Эйбьерг, доктор медицинских наук; Мерете Лунд Хетланд, доктор медицины, доктор медицинских наук; Люкке Мидтбёлль Эрнбьерг, доктор медицинских наук; Даниэль Глинаци, доктор медицинских наук; Якоб Мёллер, магистр; Микаэль Боэсен, доктор медицинских наук; Робин Кристенсен, магистр, доктор философии; Кристиан Стенгаард-Педерсен, доктор медицинских наук; Оле Ринтек Мадсен, доктор медицинских наук, доктор медицинских наук; Бенте Йенсен, доктор медицинских наук; Ян Александр Вилладсен, доктор медицины; Эллен-Маргрет Хауге, доктор медицинских наук; Филип Беннет, доктор медицины; Оливер Хендрикс, доктор медицинских наук; Карстен Асмюссен, доктор медицинских наук; Марцин Ковальский, доктор медицинских наук; Ханне Линдегаард, доктор медицинских наук; Сабрина Май Нильсен, магистр наук; Хеннинг Блиддал, доктор медицины, доктор медицинских наук; Нильс Стин Крог, магистр; Торкелл Эллингсен, доктор медицинских наук; Агнете Х.Nielsen, MD; Одинокий лысый, доктор медицины; Энн Грет Джурик, доктор медицинских наук; Хенрик С. Томсен, доктор медицинских наук; Миккель Остергаард, MD, PhD, DMSc

  • Краткий обзор лечения

    Med Princ Pract. 2019 Март; 27 (6): 501–507.

    Jacqueline Bullock

    1 Keizer University, Fort Lauderdale, Florida, USA

    Syed A.A. Ризви

    2 Фармацевтическая школа, Университет Хэмптона, Хэмптон, Вирджиния, США

    Айман М.Салех

    3 Университет медицинских наук имени короля Сауда бин Абдулазиза и Международный медицинский исследовательский центр короля Абдаллы (KAIMRC), Джидда, Саудовская Аравия

    Султан С. Ахмед

    4 Юго-Восточный университет Нова, Форт-Лодердейл, США

    Duc P. Do

    5 University of Georgia, Афины, Джорджия, США

    Rais A. Ansari

    4 Nova Southeastern University, Форт-Лодердейл, Флорида, США

    Jasmin Ahmed

    04 9020 Общественная больница Ларкина, Майами, Флорида, США

    1 Университет Кейзера, Форт-Лодердейл, Флорида, США

    2 Фармацевтическая школа, Хэмптонский университет, Хэмптон, Вирджиния, США

    3 Университет короля Сауда бин Абдулазиза для медицинских наук и Международный медицинский исследовательский центр имени короля Абдаллы (KAIMRC), Джидда, Саудовская Аравия

    4 Юго-Восточный университет Нова, Форт-Лодердейл, Флорида, США

    5 Университет Джорджии, Афины, Джорджия, США

    6 Общественная больница Ларкина, Майами, Флорида, США

    * Dr.Сайед А.А. Ризви, Департамент фармацевтических наук, Школа фармацевтики, Хэмптонский университет, Хэмптон, Вирджиния 23668 (США), электронная почта [email protected], д-р Султан С. Ахмед, Медицинский колледж, Нова Юго-Восточный университет, Форт-Лодердейл , FL 33328 (США), электронная почта [email protected], д-р Айман М. Салех, Университет медицинских наук короля Сауда бен Абдель Азиза и Международный медицинский исследовательский центр короля Абдаллы (KAIMRC), Джидда, 21423 (Саудовская Аравия), Электронная почта [email protected], [email protected]

    Получено 10 октября 2017 г .; Пересмотрено 2 сентября 2018 г.

    Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Ревматоидный артрит (РА) — хроническое воспалительное системное аутоиммунное заболевание, поражающее суставы с разной степенью тяжести у пациентов. Факторы риска включают возраст, пол, генетику и воздействие окружающей среды (курение сигарет, загрязнители воздуха и профессиональная деятельность). Могут последовать многие осложнения, такие как необратимое повреждение сустава, требующее артропластики, ревматоидный васкулит и синдром Фелти, требующий спленэктомии, если его не устранить. Поскольку лекарства от РА нет, цель лечения — уменьшить боль и остановить / замедлить дальнейшее повреждение.Здесь мы представляем краткое изложение различных прошлых и настоящих методов лечения для устранения осложнений, связанных с РА.

    Ключевые слова: Ревматоидный артрит, деформация Бутоньера, деформация шеи «Лебедь»

    Значение исследования

    • Ревматоидный артрит поражает не только суставы, но и внутренние органы, что во многих случаях приводит к необратимой инвалидности. В настоящее время нет лекарства от этого аутоиммунного заболевания, скорее, симптомы решаются индивидуально.Здесь мы кратко резюмируем классические и современные варианты лечения, доступные для лечения пациентов, страдающих этим сложным заболеванием.

    Введение

    Ревматоидный артрит (РА) — это хроническое симметричное воспалительное аутоиммунное заболевание, которое первоначально поражает мелкие суставы, прогрессирует в более крупные суставы и, в конечном итоге, на кожу, глаза, сердце, почки и легкие. Часто кость и хрящ суставов разрушаются, а сухожилия и связки ослабевают [1].Все эти повреждения суставов вызывают деформации и эрозии костей, обычно очень болезненные для пациента. Общие симптомы РА включают утреннюю скованность пораженных суставов более 30 минут, усталость, лихорадку, потерю веса, болезненность, опухание и тепло суставов и ревматоидные узелки под кожей. Заболевание начинается обычно в возрасте от 35 до 60 лет с ремиссией и обострением. Он также может поражать маленьких детей даже в возрасте до 16 лет, называемый ювенильным РА (ЮРА), который похож на РА, за исключением того, что ревматоидный фактор не обнаружен [2, 3, 4, 5].На Западе распространенность РА считается 1-2% [5, 6] и 1% во всем мире [7].

    Клинически диагноз РА можно отличить от остеоартрита (ОА), поскольку пораженными участками при РА являются проксимальный межфаланговый (PIP) и пястно-фаланговый (MP) суставы; ОА обычно поражает дистальный межфаланговый сустав (ДИП) (рис.). ОА является наиболее распространенным типом артрита и вызывается скорее износом, чем аутоиммунным заболеванием. Он не влияет на легкие, сердце или иммунную систему.Кроме того, ОА обычно поражает только одну сторону тела, в отличие от симметричной природы РА. Другим отличительным фактором является то, что пациенты с РА страдают стойкой утренней скованностью в течение не менее 1 часа. У пациентов с ОА может быть утренняя скованность, но обычно она проходит или уменьшается в течение 20–30 минут [8, 9].

    Классический пример деформации суставов, связанной с ревматоидным артритом. Деформация бутоньерки видна на 5-м пальце правой руки, деформация лебединой шеи на 5-м пальце левой руки, а также вальгусная деформация большого пальца стопы.

    Целями лечения РА являются уменьшение воспаления и боли в суставах, максимальное улучшение функции суставов и предотвращение разрушения и деформации суставов. Режимы лечения состоят из комбинации лекарств, упражнений с отягощением, информирования пациентов о болезни и отдыха. Лечение обычно подбирается с учетом потребностей пациента и зависит от его общего состояния здоровья. Сюда входят такие факторы, как прогрессирование заболевания, пораженные суставы, возраст, общее состояние здоровья, род занятий, комплаентность и осведомленность о заболевании [10].В этом обзоре кратко освещены классические и современные варианты лечения, доступные для устранения дискомфорта / осложнений РА. Исчерпывающий обзор был недавно опубликован Smolen et al. [11].

    Лечение первой линии: НПВП и кортикостероиды

    Общая цель лечения первой линии — облегчить боль и уменьшить воспаление. Лекарства, которые считаются быстродействующими, представляют собой нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), включая ацетилсалицилат (аспирин), напроксен (Напросин), ибупрофен (Адвил и Мотрин) и этодолак (Лодин).Аспирин является эффективным противовоспалительным средством при РА при использовании в высоких дозах из-за ингибирования простагландинов. Это один из старейших НПВП, применяемых при боли в суставах. Побочные эффекты аспирина в высоких дозах включают шум в ушах, потерю слуха и непереносимость желудка. Существуют и другие НПВП, более новые на рынке, чем аспирин, и столь же эффективные. Кроме того, эти препараты требуют меньших доз в день. НПВП действуют путем ингибирования циклооксигеназы, чтобы предотвратить синтез простагландинов, простациклина и тромбоксанов.Общие побочные эффекты — тошнота, боль в животе, язвы и желудочно-кишечные кровотечения. Эти симптомы можно уменьшить, если принимать с пищей, антацидами, ингибиторами протонной помпы или мизопростолом (Cytotec). Еще более новый НПВП, называемый целекоксибом (Celebrex), является селективным ингибитором Цокс-2, который имеет меньший риск побочных эффектов со стороны ЖКТ [12].

    Кортикостероиды являются более сильным противовоспалительным средством, чем НПВП, но они имеют более сильные побочные эффекты. По этой причине они показаны только в течение короткого периода времени в низких дозах, во время обострений или вспышек РА.Внутрисуставные инъекции кортикостероидов могут использоваться при местных симптомах воспаления [13]. Они работают, предотвращая высвобождение фосфолипидов и уменьшая действие эозинофилов, тем самым уменьшая воспаление. Их побочные эффекты включают истончение костей, увеличение веса, диабет и подавление иммунитета. Совет пациенту принимать добавки с кальцием и витамином D может предотвратить истончение костей. Побочные эффекты можно уменьшить, постепенно снижая дозу по мере улучшения состояния пациента.Важно не прекращать резко инъекционные или пероральные кортикостероиды, поскольку это может привести к подавлению гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси (HPA) или обострениям РА [14].

    Опиоидные анальгетики

    Whittle et al. [15] рассмотрели вопрос об использовании опиоидных анальгетиков у пациентов с болью вследствие РА. Согласно их заключениям, слабые опиоиды, такие как кодеин, декстропропоксифен и трамадол, могут играть эффективную роль в краткосрочном лечении боли, вызванной РА, но побочные эффекты перевешивают преимущества.Они рекомендуют в первую очередь рассмотреть другие анальгетики [16].

    Ведение второй линии: антиревматические препараты, изменяющие заболевание

    Общая цель лечения второй линии — способствовать ремиссии путем замедления или остановки прогрессирования разрушения и деформации суставов. Считается, что лекарства действуют медленно, потому что для их эффекта требуется от нескольких недель до месяцев. Модифицирующие заболевание противоревматические препараты (БПВП) также могут снизить риск развития лимфомы, которая может быть связана с РА [17].

    Метотрексат (МТ) — препарат первой линии второго ряда (также считается якорным препаратом). Это аналог фолиевой кислоты, которая конкурентно ингибирует связывание дигидрофолиевой кислоты (Fh3) с ферментом, который отвечает за превращение Fh3 в фолиновую кислоту (Fh5). Без Fh5 метаболизм пурина и пиримидина нарушается, а синтез аминокислот и полиамина подавляется. Метотрексат — это иммунодепрессивный препарат, который требует регулярных анализов крови из-за его побочных эффектов, таких как проблемы с печенью, цирроз и ухудшение состояния костного мозга.Добавки фолиевой кислоты могут снизить риск побочных эффектов. Это эффективный БПВП, он имеет меньшую частоту побочных эффектов, чем другие БПВП, и имеет гибкость дозировки, что означает, что дозы можно корректировать по мере необходимости [18]. До сих пор есть убедительные данные, показывающие преимущества комбинаций обычных синтетических DMARD по сравнению с монотерапией метотрексатом. Однако сообщается, что комбинированные биологические и синтетические DMARD лучше, чем метотрексат, но имеют больше побочных эффектов и большую стоимость [11, 14, 19].

    Гидроксихлоркиин (Плаквенил) является противомалярийным препаратом и может использоваться для длительного лечения РА. Этот препарат снижает секрецию провоспалительных цитокинов моноцитов. Общие побочные эффекты включают проблемы с желудочно-кишечным трактом, кожей и центральной нервной системой. В частности, при приеме высоких доз этого препарата могут пострадать глаза. Пациентам, принимающим этот препарат, требуется регулярная консультация офтальмолога [20].

    Сульфасалазин (азульфидин) представляет собой DMARD, обычно применяемый при лечении заболеваний раздраженного кишечника.В сочетании с противовоспалительными препаратами этот DMARD можно использовать для лечения РА. Механизм действия этого препарата при лечении РА не выявлен. Считается, что сульфапиридин, уменьшенная форма лекарства после приема, может снизить секрецию интерлейкина (IL) -8 и моноцитарного хемоаттрактантного белка (MCP). Этот препарат имеет побочные эффекты в виде симптомов со стороны желудочно-кишечного тракта и центральной нервной системы, а также сыпи. Обычно он хорошо переносится пациентами, но его следует избегать у пациентов с сульфамидной аллергией, поскольку он содержит сульфамидные и салицилатные соединения [21].

    Соли золота, такие как ауротиоглюкоза (Solganal), ауранофин (Ridaura), тиомалат золота и натрия (Myochrysine) и D-пеницилламин (Depen и Cuprimine) часто используются при лечении RA. Эти DMARD требуют частых анализов крови и мочи из-за повреждения костного мозга и почек. В последнее время они не использовались из-за более эффективных методов лечения, особенно метотрексата. Могут использоваться и другие иммунодепрессанты, такие как азатиоприн (имуран), циклофосфамид (цитоксан), хлорамбуцил (лейкеран) и циклоспорин (сандиммун), но обычно их назначают пациентам с очень агрессивным РА или осложнениями заболевания [22, 23].

    Новые лекарства

    Лефлуномид — это пероральный препарат, который превращается в малононитриламид, который подавляет синтез рибонуклеотид-уридинмонофосфат-пиримидина. Он облегчает симптомы и замедляет прогрессирование РА. Его рекомендуется использовать в сочетании с метотрексатом, но он может представлять собой монотерапию, если пациенты не реагируют на метотрексат. Побочные эффекты включают гипертонию, расстройство желудочно-кишечного тракта, повреждение печени, лейкопению, интерстициальное заболевание легких, невропатию, сыпь и повреждение костного мозга [24, 25].

    Биопрепараты, также известные как биологические DMARD, быстро замедляют прогрессирование повреждения суставов, вызванного RA. Они считаются более «прямым, определенным и целевым» методом лечения [26]. Тем не менее, биопрепараты создают проблему серьезных побочных эффектов, таких как повышенный риск инфекций. Другие общие побочные эффекты включают неврологические заболевания, такие как рассеянный склероз и лимфома [27, 28, 29].

    Фактор некроза опухоли (TNF) — это белок-мессенджер, который вызывает воспаление в суставах.Биологические препараты, такие как этанерцепт (Enbrel), инфликсимаб (Remicade), адалимумаб (Humira), голимумаб (Simponi) и цертолизумаб пегол (Cimzia), все являются ингибиторами TNF, которые предотвращают рекрутирование клеток, вызывающих воспаление, обеспечивая быстрое облегчение симптомов. Их рекомендуют, если другие лекарства второго ряда неэффективны. К сожалению, эти лекарства, как правило, очень дороги, и их роль в лечении пациентов на различных стадиях РА и с различными механизмами действия является предметом постоянных исследований.Они часто используются в сочетании с другими DMARD, особенно с MTX. Ингибиторы TNF противопоказаны пациентам с застойной сердечной недостаточностью или демиелинизирующими заболеваниями. Каждый биологический препарат имеет разные способы введения [30, 31, 32].

    Анакинра (Кинерет) — препарат, который вводится подкожно ежедневно. Он работает путем связывания с ИЛ-1, химическим посредником воспаления. Его можно использовать в сочетании с другими БПВП или в качестве монотерапии, но из-за его низкой скорости ответа по сравнению с другими биологическими препаратами он используется не так часто [33, 34].Ритуксимаб (Ритуксан) полезен при РА, потому что он истощает В-клетки, ответственные за воспаление и выработку аномальных антител. Обычно этот препарат используется для лечения лимфомы, но его можно использовать в случаях РА, когда ингибиторы ФНО не действуют. Кроме того, ритуксимаб показал преимущества при лечении осложнений РА, таких как васкулит и криоглобулинемия. Его вводят в виде внутривенной инфузии в 2 приема с интервалом в 2 недели каждые 6 месяцев [35, 36]. Абатацепт (Orencia) — это биологический препарат, который блокирует активацию Т-клеток.Это делается внутривенно один раз в месяц или подкожно один раз в неделю. Он используется у пациентов, которые не получали эффективного лечения традиционными БПВП [37].

    Тоцилизумаб (Актемра) — это биологический препарат, который блокирует ИЛ-6, химический посредник воспаления. Его вводят путем внутривенной инфузии ежемесячно или еженедельно подкожно. Он также используется для пациентов, которые не получали эффективного лечения традиционными БПВП [38]. Наконец, тофацитиниб (Xeljanz) имеет другой механизм действия и работает, блокируя киназы Януса в клетках, которые являются ферментами воспаления.По этой причине он известен как ингибитор JAK. Этот препарат используется для пациентов, которые не получали эффективного лечения метотрексатом. Тофацитиниб принимают перорально два раза в день, отдельно или в комбинации с метотрексатом. Его нельзя использовать в сочетании с традиционными биологическими препаратами или другими сильнодействующими иммунодепрессантами [39, 40].

    Хирургия

    Операции на суставах у пациентов с РА достигли пика в 1990-х годах. Однако исследование 2010 г. показало снижение частоты хирургических вмешательств на суставах у пациентов с РА в возрасте 40–59 лет.Напротив, у пациентов старше 60 лет частота хирургических вмешательств увеличивалась [41]. Хирургия — последнее средство лечения РА. Показания включают непреодолимую боль в суставах или функциональное снижение из-за разрушения суставов после того, как все нехирургические подходы оказались неудачными. На этом этапе болезнь считается «конечной стадией». Целью хирургического лечения является облегчение боли у пациента и восстановление функции суставов. Пациента, нуждающегося в хирургическом лечении, следует оценивать с учетом его индивидуальных потребностей, поскольку существует множество различных типов хирургического вмешательства.

    Теносиновэктомия включает иссечение воспаленных оболочек сухожилий или восстановление недавнего разрыва сухожилия, чаще всего в руке [42]. Радиосиновэктомия — альтернатива хирургической синовэктомии; он включает внутрисуставную инъекцию мелких радиоактивных частиц, является рентабельным и может лечить несколько суставов одновременно [43]. Ремонт разорванных сухожилий также можно выполнить с помощью артроскопии, чаще всего в вращательной манжете плеча. Иссечение воспаленной синовиальной оболочки с помощью артроскопии или открытой синовэктомии больше не применяется из-за доступности более эффективных методов.Другой вариант хирургического вмешательства — остеотомия. В этой процедуре кости, несущие нагрузку, корректируются для исправления вальгусной или варусной деформации, чаще всего в колене [44]. Слияние суставов может быть выполнено для стабилизации суставов, которые нелегко заменить, таких как голеностопный сустав, запястье, большой палец и шейный отдел позвоночника. Процедура освобождения мягких тканей может быть сделана для исправления серьезных контрактур вокруг суставов, вызывающих уменьшение диапазона движений; это более старая процедура, которая обычно не используется [45]. Артропластика с помощью имплантата малого сустава может быть выполнена для уменьшения боли и улучшения функции руки, чаще всего в пястно-фаланговых суставах.Иссечение головки плюсны выполняется для облегчения сильной боли в передней части стопы. Наконец, полная замена сустава включает удаление поврежденного сустава и его замену металлическим, пластиковым или керамическим протезом. Чаще всего это делается в области плеча, локтя, запястья, бедра, колена и лодыжки [46, 47]. Основным противопоказанием к хирургической замене суставов является наличие активной системной суставной инфекции.

    Другие методы лечения

    Было обнаружено, что, в отличие от предложений прошлого, не существует определенных продуктов, которых следует избегать пациентам с РА.Идея о том, что диета может «усугубить» симптомы, больше не принимается за истину [48]. Было доказано, что домашние средства полезны для пациентов, страдающих РА, хотя они не так эффективны, как DMARD. Рыбий жир и добавки с жирными кислотами омега-3 полезны при краткосрочных симптомах РА. Было показано, что тмин оказывает противовоспалительное действие у пациентов с этим заболеванием. Добавки кальция и витамина D могут помочь предотвратить остеопороз. Наконец, фолиевая кислота может помочь предотвратить побочные эффекты метотрексата [49].

    Пациентам с РА также нужна физиотерапия и трудотерапия. Им рекомендуется регулярно выполнять упражнения, чтобы поддерживать подвижность суставов и укреплять мышцы вокруг суставов. К двигательным упражнениям, которые менее травматичны для суставов, но полезны для мышечной силы, относятся плавание, йога и тай-чи. Применение теплых и холодных компрессов до и после тренировки сводит к минимуму болезненные симптомы. Исследования проводятся на различных типах коллагена соединительной ткани, чтобы лучше понять и снизить активность заболевания RA.Наконец, благодаря научным достижениям и более глубокому пониманию молекулярных механизмов в ближайшем будущем должны появиться новые и лучшие варианты лечения [50, 51, 52, 53, 54, 55].

    Заключение

    РА — изнурительное хроническое воспалительное заболевание, способное вызвать повреждение суставов, а также длительную инвалидность. Ранняя диагностика и вмешательство необходимы для предотвращения серьезных повреждений и потери основных функций организма. Лечащий врач должен рассмотреть возможность соблюдения рекомендаций «лечение до достижения цели» (T2T) [56], сначала обозначив цели, а затем внедрив протоколы для их достижения и оценки.Кроме того, раннее направление к специалисту может помочь обеспечить лучшие результаты лечения. Благодаря достижениям в области молекулярной медицины мы лучше понимаем механизмы заболевания, что может помочь в разработке более эффективных методов лечения. Были оптимизированы старые методы лечения и созданы новые. Анализ массива генов оказался полезным для выяснения того, какие пациенты будут более восприимчивы к конкретным лекарствам. Такая настройка позволит ускорить лечение, а также снизить вероятность прогрессирования заболевания во время экспериментальной фазы, чтобы найти подходящее лечение для конкретного пациента.Анализ массива генов также используется для определения того, какие пациенты подвержены большему риску более агрессивных форм РА. Предполагается, что методы лечения значительно улучшатся в лечении РА.

    Заявление о раскрытии информации

    Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

    Ссылки

    1. Ли Дж. Э., Ким И. Дж., Чо М. С., Ли Дж. Случай ревматоидного васкулита с поражением печеночной артерии при раннем ревматоидном артрите. J Korean Med Sci. Июль 2017; 32 ((7)): 1207–10.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 2. Fox CQ, Ахмед СС. Карты клинического обзора помощника врача. Филадельфия: Компания Ф. А. Дэвиса; 2002. С. С. 138–139. [Google Scholar] 3. Макиннес И.Б., Шетт Г. Патогенез ревматоидного артрита. N Engl J Med. 2011 декабрь; 365 ((23)): 2205–19. [PubMed] [Google Scholar] 4. Чаудхари К., Ризви С., Сайед Б.А. Ревматоидный артрит: современные и будущие тенденции. Nat Rev Drug Discov. 2016 Май; 15 ((5)): 305–6. [PubMed] [Google Scholar] 5. Пичерно В., Ферро Ф., Адинолфи А., Валентини Е., Тани С., Алунно А.Год в обзоре: патогенез ревматоидного артрита. Clin Exp Rheumatol. 2015 июль-август; 33 ((4)): 551–8. [PubMed] [Google Scholar] 6. Аламанос Ю., Вулгари П.В., Дросос А.А. Заболеваемость и распространенность ревматоидного артрита на основе критериев Американского колледжа ревматологии 1987 года: систематический обзор. Semin Arthritis Rheum. 2006 декабрь; 36 ((3)): 182–8. [PubMed] [Google Scholar] 7. Чопра А, Абдель Насер А. Эпидемиология ревматических заболеваний опорно-двигательного в развивающихся странах. Лучшая практика Res Clin Rheumatol.2008 августа; 22 ((4)): 583–604. [PubMed] [Google Scholar] 8. МакГонагл Д., Герман К.Г., Тан А.Л. Дифференциация остеоартрита и псориатического артрита: значение для патогенеза и лечения в эпоху биологической терапии. Ревматология (Оксфорд), 2015, январь; 54 ((1)): 29–38. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 9. Пиярулли Д., Кулаи Р.М. 22-летняя женщина с болями в суставах. В: Пиярулли Д., Кулаи Р.М., редакторы. Утренний отчет медицины: за жемчугом. Кембридж: Эльзевир; 2016. С. 65–77.[Google Scholar] 10. Staheli LT. Управление нижними конечностями. В: Staheli LT, Hall JG, Jaffe KM, Paholke DO, редакторы. Артрогрипоз: Атлас текстов. Кембридж: Издательство Кембриджского университета; 1998. С. 55–73. [Google Scholar] 11. Смолен Дж. С., Алетаха Д., Бартон А., Бурместер Г. Р., Эмери П., Файрештейн Г. С. и др. Ревматоидный артрит. Nat Rev Dis Primers. 2018 Февраль; 4: 18001. [PubMed] [Google Scholar] 12. Онг СК, Лирк П., Тан СН, Сеймур РА. Обновленная информация о нестероидных противовоспалительных средствах, основанная на фактических данных. Clin Med Res.2007 Март; 5 ((1)): 19–34. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 13. Комб Б., Ландеве Р., Дайен С.И., Хуа С., Алетаха Д., Альваро-Грасиа Дж. М. и др. Обновление рекомендаций EULAR по ведению раннего артрита в 2016 г. Ann Rheum Dis. 2017 июн; 76 ((6)): 948–59. [PubMed] [Google Scholar] 14. Лю Д., Ахмет А., Уорд Л., Кришнамурти П., Манделькорн Э.Д., Ли Р. и др. Практическое руководство по мониторингу и лечению осложнений системной кортикостероидной терапии. Allergy Asthma Clin Immunol.2013 августа; 9 ((1)): 30. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 15. Whittle SL, Colebatch AN, Buchbinder R, Edwards CJ, Adams K, Englbrecht M, et al. Многонациональные научно обоснованные рекомендации по обезболиванию с помощью фармакотерапии воспалительного артрита: объединение систематических исследований литературы и экспертного мнения широкой группы ревматологов в Инициативе 3e. Ревматология (Оксфорд), август 2012 г .; 51 ((8)): 1416–25. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 16. Ричардс Б.Л., Уиттл С.Л., ван дер Хейде Д.М., Бухбиндер Р.Эффективность и безопасность антидепрессантов при воспалительном артрите: Кокрановский систематический обзор. J Rheumatol Suppl. 2012 сентябрь; 90 ((0)): 21–7. [PubMed] [Google Scholar] 17. Смолен Дж. С., Ландеве Р., Бридвелд ФК, Дугадос М., Эмери П., Гожу-Виала С. и др. Рекомендации EULAR по лечению ревматоидного артрита с помощью синтетических и биологических противоревматических препаратов, модифицирующих болезнь. Ann Rheum Dis. 2010 июн; 69 ((6)): 964–75. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 18. Тиан Х., Кронштейн Б.Н. Понимание механизмов действия метотрексата: значение для лечения ревматоидного артрита.Bull NYU Hosp Jt Dis. 2007. 65 ((3)): 168–73. [PubMed] [Google Scholar] 19. Дайен К.И., Хуа С., Комб Б., Ландеве Р. Немедикаментозные и фармакологические вмешательства у пациентов с ранним артритом: систематический обзор литературы, информирующий об обновленных рекомендациях EULAR по лечению раннего артрита от 2016 года. RMD Open. 2017 Янв; 3 ((1)): e000404. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20. Silva JC, Mariz HA, Rocha LF, Jr, Oliveira PS, Dantas AT, Duarte AL, et al. Гидроксихлорохин снижает количество цитокинов, связанных с Th27, у пациентов с системной красной волчанкой и ревматоидным артритом.Клиники (Сан-Паулу), июнь 2013 г .; 68 ((6)): 766–71. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 21. Волин М.В., Харлоу Л.А., Вудс Дж.М., Кэмпбелл П.Л., Амин М.А., Токухира М. и др. Лечение сульфасалазином или сульфапиридином, но не 5-аминосалициклической кислотой, ингибирует хемотаксис эндотелиальных клеток, вызванный основным фактором роста фибробластов. Ревматоидный артрит. 1999 сентябрь; 42 ((9)): 1927–35. [PubMed] [Google Scholar] 22. Sailaja AK. Общий обзор ревматоидного артрита. Журнал текущих фармацевтических исследований. 2014; 4: 1138–43.[Google Scholar] 23. Кумар П., Баник С. Варианты фармакотерапии ревматоидного артрита. Clin Med Insights Arthritis Musculoskelet Disord. 2013 август; 6: 35–43. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Фокс Р.И., Херрманн М.Л., Франгу К.Г., Валь Г.М., Моррис Р.Э., Киршбаум Б.Дж. Как лефлуномид модулирует иммунный ответ при ревматоидном артрите? BioDrugs. 1999 Октябрь; 12 ((4)): 301–15. [PubMed] [Google Scholar] 28. ден Бродер А.А., ван Херваарден Н., ван ден Бемт Б.Дж. Терапевтический мониторинг биологических препаратов при ревматоидном артрите: разрыв между убеждениями и фактами.Curr Opin Rheumatol. 2018 мая; 30 ((3)): 266–75. [PubMed] [Google Scholar] 29. Тови М.Г., Лаллеманд С. Иммуногенность и другие проблемы, связанные с использованием биофармацевтических препаратов. Ther Adv Drug Saf. 2011 июн; 2 ((3)): 113–28. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 30. Гей Р.Д., Кларк А.В., Элгунди З., Домагала Т., Симпсон Р.Дж., Ле Н.Б. и др. Конструкция антитела против домена TNFα CEP-37247: полная функциональность антитела при половинном размере. MAbs. Ноябрь-декабрь 2010 г .; 2 ((6)): 625–38. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 31.Лис К., Кузавинская О., Балковец-Искра Э. Ингибиторы фактора некроза опухолей — уровень знаний. Arch Med Sci. 2014 декабрь; 10 ((6)): 1175–85. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 32. Перпетуо И.П., Каэтано-Лопес Дж., Родригес А.М., Кампанильо-Маркес Р., Понте С., Канхао Х. и др. Влияние терапии ингибиторами фактора некроза опухоли на предшественников остеокластов при ревматоидном артрите. BioMed Res Int. 2017; 2017: 26

    . [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 34. Curtis JR, Singh JA. Использование биопрепаратов при ревматоидном артрите: современные и новые парадигмы лечения.Clin Ther. 2011 июн; 33 ((6)): 679–707. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 38. Гомес-Гомес Г.Дж., Маседо А, Йела С., Мартинес-Монтьель депутат, Касис Б. Текущая стадия воспалительного заболевания кишечника: что дальше? Мир Дж. Гастроэнтерол. 2015 Октябрь; 21 ((40)): 11282–303. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 39. Ходж Дж. А., Кавабата Т. Т., Кришнасвами С., Кларк Дж. Д., Теллиез Дж. Б., Даути М. Е. и др. Механизм действия тофацитиниба — перорального ингибитора киназы Януса для лечения ревматоидного артрита.Clin Exp Rheumatol. Март-апрель 2016 г .; 34 ((2)): 318–28. [PubMed] [Google Scholar] 41. Луи Г. Х., опека ММ. Изменения в частоте совместных операций среди пациентов с ревматоидным артритом в Калифорнии, 1983-2007 гг. Ann Rheum Dis. 2010 Май; 69 ((5)): 868–71. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 46. Обзор ревматической хирургии / Хирургическое лечение-общие мнения. Acta Orthop Scand. 2000; 71 ((sup294 Suppl 294)): 8–14. [Google Scholar] 47. Паджаринен Дж., Лин Т.Х., Сато Т., Яо З., Гудман С.Б. Взаимодействие материалов и биологии при полной замене суставов — успехи, проблемы и направления на будущее.J Mater Chem B Mater Biol Med. 2014 ноя; 2 ((41)): 7094–108. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 48. Хэлстид JA, Стётен С. ортопедический Уход: Уход для пациентов с нарушениями опорно-двигательного. Бриджуотер: западные школы; 2010. [Google Scholar] 49. Эскотт-Стамп С. Питание и диагностика. Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2011. [Google Scholar] 51. Куни Дж. К., Ло Р. Дж., Матчке В., Лемми А. Б., Мур Дж. П., Ахмад Ю. и др. Преимущества упражнений при ревматоидном артрите.J Aging Res. 2011 февраль; 2011: 681640. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 52. Zitnay JL, Li Y, Qin Z, San BH, Depalle B, Reese SP и др. Обнаружение на молекулярном уровне и локализация механических повреждений коллагена благодаря гибридизации коллагеновых пептидов. Nat Commun. 2017 Март; 8: 14913. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 53. Бурска А.Н., Роджет К., Блитс М., Сото Гомес Л., ван де Лоо Ф., Хазелвуд Л.Д. и др. Анализ экспрессии генов при РА: к персонализированной медицине. Фармакогеномика J.2014 Апрель; 14 ((2)): 93–106. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. Накамура С., Сузуки К., Иидзима Х, Хата Й, Лим ЧР, Исидзава Й и др. Идентификация базовых сигнатур экспрессии генов, предсказывающих терапевтический ответ на три биологических агента при ревматоидном артрите: ретроспективное обсервационное исследование. Arthritis Res Ther. 2016 Июль; 18 ((1)): 159. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 55. Гонсалес-Альваро I, Ортис А.М., Сеоан IV, Гарсия-Викунья Р., Мартинес К., Гомарис Р.П. Биомаркеры, предсказывающие необходимость интенсивного лечения у пациентов с ранним артритом.Curr Pharm Des. 2015; 21 ((2)): 170–81. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 56. Смолен Дж. С., Бридвелд ФК, Бурместер Г. Р., Бикерк В., Дугадос М., Эмери П. и др. Целевое лечение ревматоидного артрита: обновление 2014 г. рекомендаций международной целевой группы. Ann Rheum Dis. 2016 Янв; 75 ((1)): 3–15. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    новых методов лечения ревматоидного артрита для «старых» пациентов: результаты систематического обзора

  • 1.

    Verma MK, Sobha K. Понимание основных факторов риска в начале и в процессе развития ревматоидного артрита: текущий сценарий и перспективы на будущее.Inflamm Res. 2015; 64 (9): 647–59.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 2.

    Огди А., Малиха С., Син Д. и др. Смертность от конкретных причин у пациентов с псориатическим артритом и ревматоидным артритом. Ревматология (Оксфорд). 2017; 56 (6): 907–11.

    Google Scholar

  • 3.

    Ометто Ф, Федели У, Скивано Э, Ботсиос С, Пунци Л., Корти МС. Смертность от конкретных причин в большой популяции пациентов с ревматоидным артритом в Италии.Clin Exp Rheumatol. 2018; 36 (4): 636–42.

    PubMed Google Scholar

  • 4.

    Мясоедова Е., Crowson CS, Kremers HM, Therneau TM, Gabriel SE. Увеличивается ли заболеваемость ревматоидным артритом? Результаты из округа Олмстед, штат Миннесота, 1955–2007 гг. Ревматоидный артрит. 2010. 62 (6): 1576–82.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 5.

    Tobón GJ, Youinou P, Saraux A.Окружающая среда, геоэпидемиология и аутоиммунные заболевания: ревматоидный артрит. J Autoimmun. 2010. 35 (1): 10–4.

    PubMed Google Scholar

  • 6.

    Сингх Дж. А., Сааг К. Г., Бриджес С. Л. и др. Руководство Американского колледжа ревматологии по лечению ревматоидного артрита, 2015 г. Arthritis Rheumatol. 2016; 68 (1): 1–26.

    Google Scholar

  • 7.

    Smolen JS, Landewé R, Bijlsma J, et al.Рекомендации EULAR по лечению ревматоидного артрита с помощью синтетических и биологических противоревматических препаратов, модифицирующих болезнь: обновление 2016 г. Ann Rheum Dis. 2017; 76 (9): 960–77.

    Google Scholar

  • 8.

    Smolen JS, Aletaha D, Bijlsma JWJ, et al. Целенаправленное лечение ревматоидного артрита: рекомендации международной целевой группы. Ann Rheum Dis. 2010. 69 (4): 631–7.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 9.

    Haugeberg G, Boyesen P, Helgetveit K, Proven A. Клинические и рентгенологические результаты у пациентов с диагнозом раннего ревматоидного артрита в первые годы эры биологического лечения: 10-летнее проспективное обсервационное исследование. J Rheumatol. 2015; 42 (12): 2279–87.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 10.

    Nieuwenhuis WP, de Wit MPT, Boonen A, van der Helm-van Mil AHM. Изменения в клинической картине пациентов с ревматоидным артритом с начала 1990-х годов до 2010 года: более раннее выявление, но более тяжелые пациенты сообщили об исходах.Ann Rheum Dis. 1990-е; 75 (11): 2054–6.

    PubMed Google Scholar

  • 11.

    Соломон Д.Х., Аянян Дж. З., Елин Э, Шайкевич Т., Брукхарт М. А., Кац Дж. Н.. Использование лекарств, модифицирующих заболевание, при ревматоидном артрите по расовому и этническому признаку в Национальном обследовании амбулаторной медицинской помощи. Arthritis Care Res (Хобокен). 2012; 64 (2): 184–9.

    Google Scholar

  • 12.

    Шмаюк Г., Триведи А.Н., Соломон Д.Х. и др.Получение модифицирующих течение заболевания противоревматических препаратов пациентам с ревматоидным артритом в рамках планов управляемого медицинского обслуживания Medicare. ДЖАМА. 2011. 305 (5): 480–6.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 13.

    Килчер Г., Хаммел Н., Дидден Е.М., Эггер М., Райхенбах С., GetReal Work Package 4. Пациенты с ревматоидным артритом, проходящие лечение в условиях испытаний и в реальных условиях: сравнение рандомизированных испытаний с реестрами. Ревматология. 2018; 57 (2): 354–69.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 14.

    Алетаха Д., Смолен Ю.С. Диагностика и лечение ревматоидного артрита: обзор. ДЖАМА. 2018; 320 (13): 1360–72.

    PubMed Google Scholar

  • 15.

    Хартли Л., Ахдесмаки О., Белл Дж., Митчелл С. Систематический обзор литературы клинических данных о применении барицитиниба и компаратора при ревматоидном артрите. RTI Health Solutions, Манчестер, Великобритания.Данные в файле, Eli Lilly and Company, 9 мая 2018 г.

  • 16.

    Национальный институт здравоохранения и повышения квалификации (NICE). Руководство по руководству. Глава 6. Обзор доказательств. Процесс и методы [PMG6]. Ноябрь 2012 г. https://www.nice.org.uk/process/pmg6/chapter/reviewing-the-evidence. По состоянию на 14 мая 2019 г.

  • 17.

    Moher D, Liberati A, Tetzlaff J, Altman DG, PRISMA Group. Предпочтительные элементы отчетности для систематических обзоров и метаанализов: заявление PRISMA.Ann Intern Med. 2009. 151 (4): 264–9.

  • 18.

    Ван X, Ван В., Лю Дж., Тонг Т. Оценка выборочного среднего и стандартного отклонения от размера выборки, медианы, диапазона и / или межквартильного размаха. BMC Med Res Methodol. 2014; 14: 135.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 19.

    Фихтбауэр В. Проведение мета-анализа в R с помощью пакета metafor. J Stat Softw. 2010; 36: 1–48.

    Google Scholar

  • 20.

    Maini R, St Clair EW, Breedveld F и др. Инфликсимаб (химерное моноклональное антитело против фактора некроза опухолей альфа) по сравнению с плацебо у пациентов с ревматоидным артритом, одновременно получающих метотрексат: рандомизированное исследование III фазы. ATTRACT Study Group Lancet. 1999; 354 ​​(9194): 1932–199.

    CAS Google Scholar

  • 21.

    Moreland LW, Schiff MH, Baumgartner SW, et al. Терапия этанерцептом при ревматоидном артрите. Рандомизированное контролируемое исследование.Ann Intern Med. 1999. 130 (6): 478–86.

  • 22.

    Weinblatt ME, Kremer JM, Bankhurst AD, et al. Испытание этанерцепта, рекомбинантного рецептора фактора некроза опухоли: слитого белка Fc, у пациентов с ревматоидным артритом, получающих метотрексат. N Engl J Med. 1999. 340 (4): 253–9.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 23.

    Weinblatt ME, Keystone EC, Furst DE, et al. Адалимумаб, полностью человеческое моноклональное антитело против фактора некроза опухоли альфа, для лечения ревматоидного артрита у пациентов, принимающих одновременно метотрексат: исследование ARMADA.Ревматоидный артрит. 2003. 48 (1): 35–45.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 24.

    Furst DE, Schiff MH, Fleischmann RM et al. Адалимумаб, полностью человеческое моноклональное антитело против фактора некроза опухоли альфа, и сопутствующая стандартная противоревматическая терапия для лечения ревматоидного артрита: результаты STAR (Исследование безопасности адалимумаба при ревматоидном артрите). J Rheumatol. 2003. 30 (12): 2563–71.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 25.

    Эдвардс JC, Szczepanski L, Szechinski J, et al. Эффективность В-клеточной терапии ритуксимабом у пациентов с ревматоидным артритом. N Engl J Med. 2004. 350 (25): 2572–81.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 26.

    Keystone EC, Кавано А.Ф., Sharp JT и др. Рентгенологические, клинические и функциональные результаты лечения адалимумабом (человеческое моноклональное антитело против фактора некроза опухолей) у пациентов с активным ревматоидным артритом, получающих сопутствующую терапию метотрексатом: рандомизированное плацебо-контролируемое 52-недельное исследование.Ревматоидный артрит. 2004. 50 (5): 1400–11.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 27.

    Lan JL, Chou SJ, Chen DY, Chen YH, Hsieh TY, Young M. Сравнительное исследование этанерцепта плюс метотрексат и только метотрексат у тайваньских пациентов с активным ревматоидным артритом: 12-недельное двойное слепое исследование , рандомизированное, плацебо-контролируемое исследование. J Formos Med Assoc. 2004. 103 (8): 618–23.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 28.

    Нисимото Н., Йошизаки К., Миясака Н. и др. Лечение ревматоидного артрита гуманизированными антителами к рецепторам интерлейкина-6: многоцентровое двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Ревматоидный артрит. 2004. 50 (6): 1761–9.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 29.

    Клареског Л., ван дер Хейде Д., де Ягер Дж. П. и др. Терапевтический эффект комбинации этанерцепта и метотрексата по сравнению с каждым лечением отдельно у пациентов с ревматоидным артритом: двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование.Ланцет. 2004. 363 (9410): 675–81.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 30.

    van de Putte L, Atkins C, Malaise M, et al. Эффективность и безопасность адалимумаба в качестве монотерапии у пациентов с ревматоидным артритом, у которых предыдущее заболевание, модифицирующее противоревматическое лекарственное лечение, не помогло. Ann Rheum Dis. 2004. 63 (5): 508–16.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 31.

    Абе Т., Такеучи Т., Миясака Н. и др. Многоцентровое двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование инфликсимаба в сочетании с низкими дозами метотрексата у японских пациентов с ревматоидным артритом. J Rheumatol. 2006. 33 (1): 37–44.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 32.

    Кремер JM, Genant HK, Moreland LW, et al. Эффекты абатацепта у пациентов с резистентным к метотрексату активным ревматоидным артритом: рандомизированное исследование.Ann Intern Med. 2006. 144 (12): 865–76.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 33.

    Combe B, Codreanu C, Fiocco U, et al. Этанерцепт и сульфасалазин, отдельно или в комбинации, у пациентов с активным ревматоидным артритом, несмотря на прием сульфасалазина: двойное слепое сравнение. Ann Rheum Dis. 2006. 65 (10): 1357–62.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 34.

    De Filippis L, Caliri A, Anghelone S, Scibilia G, Lo Gullo R, Bagnato G. Улучшение результатов лечения фактора некроза опухоли a: сравнение эффективности блокаторов фактора некроза опухоли a этанерцепта и инфликсимаба у пациентов с активным ревматоидом артрит. Panminerva Med. 2006. 48 (2): 129–35.

    PubMed Google Scholar

  • 35.

    Вестховенс Р., Йокум Д., Хан Дж. И др. Безопасность инфликсимаба в сочетании с фоновым лечением среди пациентов с ревматоидным артритом и различными сопутствующими заболеваниями: большое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование.Ревматоидный артрит. 2006. 54 (4): 1075–86.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 36.

    Kim HY, Lee SK, Song YW, et al. Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование III фазы человеческого антитела против фактора некроза опухоли адалимумаб, вводимого в виде подкожных инъекций пациентам с ревматоидным артритом в Корее, получавшим метотрексат. APLAR J Rheumatol. 2007. 10 (1): 9–16.

    Google Scholar

  • 37.

    Шифф М., Кейзерман М., Коддинг С. и др. Эффективность и безопасность абатацепта или инфликсимаба по сравнению с плацебо в ATTEST: многоцентровом рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании фазы III у пациентов с ревматоидным артритом и неадекватным ответом на метотрексат. Ann Rheum Dis. 2008. 67 (8): 1096–103.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 38.

    Миясака Н. Клиническое исследование адалимумаба у пациентов с ревматоидным артритом с сильным поражением в Японии с применением стандартной и общей оценки: исследование CHANGE.Мод Ревматол. 2008. 18 (3): 252–62.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 39.

    Кей Дж., Маттесон Э.Л., Дасгупта Б. и др. Голимумаб у пациентов с активным ревматоидным артритом, несмотря на лечение метотрексатом: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование с диапазоном доз. Ревматоидный артрит. 2008. 58 (4): 964–75.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 40.

    Smolen J, Beaulieu A, Rubbert-Roth A, et al. Эффект ингибирования рецепторов интерлейкина-6 с помощью тоцилизумаба у пациентов с ревматоидным артритом (исследование OPTION): двойное слепое плацебо-контролируемое рандомизированное исследование. Ланцет. 2008. 371 (9617): 987–97.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 41.

    Keystone E, van der Heijde D, Mason J, et al. Цертолизумаб пегол плюс метотрексат значительно более эффективен, чем плацебо плюс метотрексат при активном ревматоидном артрите: данные 52-недельного, фазы III, многоцентрового, рандомизированного, двойного слепого, плацебо-контролируемого исследования в параллельных группах.Ревматоидный артрит. 2008. 58 (11): 3319–29.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 42.

    Genovese MC, McKay JD, Nasonov EL, et al. Ингибирование рецептора интерлейкина-6 с помощью тоцилизумаба снижает активность заболевания при ревматоидном артрите с неадекватным ответом на модифицирующие болезнь противоревматические препараты: тоцилизумаб в комбинации с традиционным исследованием антиревматической лекарственной терапии, модифицирующей заболевание. Ревматоидный артрит. 2008. 58 (10): 2968–80.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 43.

    Keystone EC, Genovese MC, Klareskog L, et al. Голимумаб, человеческое антитело к фактору некроза опухоли альфа, вводимое ежемесячно подкожно при активном ревматоидном артрите, несмотря на терапию метотрексатом: исследование GO-FORWARD. Ann Rheum Dis. 2009. 68 (6): 789–96.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 44.

    Смолен Дж., Ландеве Р., Мисе П. и др.Эффективность и безопасность цертолизумаб пегол плюс метотрексат при активном ревматоидном артрите: исследование RAPID 2. Рандомизированное контролируемое исследование. Ann Rheum Dis. 2009. 68 (6): 797–804.

  • 45.

    Нисимото Н., Миясака Н., Ямамото К. и др. Изучение активной контролируемой монотерапии тоцилизумабом у пациентов с ревматоидным артритом с неадекватным ответом на метотрексат (SATORI): значительное снижение активности заболевания и сывороточного фактора роста эндотелия сосудов с помощью терапии ингибированием рецептора IL-6.Мод Ревматол. 2009. 19 (1): 12–9.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 46.

    Джонс Дж., Себба А., Гу Дж. И др. Сравнение монотерапии тоцилизумабом и монотерапии метотрексатом у пациентов с умеренным и тяжелым ревматоидным артритом: исследование AMBITION. Ann Rheum Dis. 2010. 69 (1): 88–96.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 47.

    Камеда Х., Уэки Й., Сайто К. и др.Этанерцепт (ETN) с метотрексатом (MTX) лучше, чем монотерапия ETN у пациентов с активным ревматоидным артритом, несмотря на терапию метотрексатом: рандомизированное исследование. Мод Ревматол. 2010. 20 (6): 531–8.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 48.

    Эмери П., Деодхар А., Ригби В.Ф. и др. Эффективность и безопасность различных доз и повторное лечение ритуксимаба: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование с участием пациентов, которые не были биологически наивными, с активным ревматоидным артритом и неадекватным ответом на метотрексат (исследование, оценивающее эффективность ритуксимаба у адекватных ответчиков метотрексата [SERENE]).Ann Rheum Dis. 2010. 69 (9): 1629–35.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 49.

    Кремер Дж. М., Бланко Р., Брзоско М. и др. Тоцилизумаб подавляет структурное повреждение суставов у пациентов с ревматоидным артритом с неадекватным ответом на метотрексат: результаты фазы двойного слепого лечения рандомизированного плацебо-контролируемого исследования безопасности тоцилизумаба и предотвращения структурных повреждений суставов через один год. Ревматоидный артрит.2011. 63 (3): 609–21.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 50.

    Kim HY, Hsu PN, Barba M, et al. Рандомизированное сравнение этанерцепта с обычной терапией в азиатской популяции с активным ревматоидным артритом: исследование APPEAL. Int J Rheum Dis. 2012. 15 (2): 188–96.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 51.

    Танака Ю., Харигаи М., Такеучи Т. и др. Голимумаб в комбинации с метотрексатом у японских пациентов с активным ревматоидным артритом: результаты исследования GO-FORTH.Ann Rheum Dis. 2012. 71 (6): 817–24.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 52.

    van Vollenhoven R, Fleischmann R, Cohen S, et al. Тофацитиниб или адалимумаб в сравнении с плацебо при ревматоидном артрите. N Engl J Med. 2012. 367 (6): 508–19.

    PubMed Google Scholar

  • 53.

    Вайнблатт М., Флейшманн Р., Хейзинга Т. и др. Эффективность и безопасность цертолизумаба пегола в широкой популяции пациентов с активным ревматоидным артритом: результаты исследования REALISTIC фазы IIIb.Ревматол (Оксфорд). 2012. 51 (12): 2204–14.

    CAS Google Scholar

  • 54.

    Габай С., Эмери П., Ван Волленховен Р. и др. Монотерапия тоцилизумабом по сравнению с монотерапией адалимумабом для лечения ревматоидного артрита (ADACTA): рандомизированное, двойное слепое, контролируемое исследование фазы 4. Ланцет. 2013. 381 (9877): 1541–50.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 55.

    Канг Ю.М., Парк У., Парк Й.Е. и др.Эффективность и безопасность цертолизумаба пегола (CZP) с сопутствующим метотрексатом (MTX) у пациентов с корейским ревматоидным артритом (PTS) с неадекватным ответом на MTX. Ann Rheum Dis. 2013; 71 (Дополнение 3): 666.

    Google Scholar

  • 56.

    Li Z, Zhang F, Kay J, et al. Безопасность и эффективность подкожного введения голимумаба у китайских пациентов с активным ревматоидным артритом, несмотря на терапию метотрексатом: результаты рандомизированного плацебо-контролируемого исследования фазы 3.Ревматоидный артрит. 2013; 65 (Приложение 10): S598 – S599599.

    Google Scholar

  • 57.

    van der Heijde D, Tanaka Y, Fleischmann R, et al. Тофацитиниб (CP-690,550) у пациентов с ревматоидным артритом, получающих метотрексат: данные за 12 месяцев из 24-месячного рандомизированного рентгенографического исследования фазы III. Ревматоидный артрит. 2013; 65 (3): 559–70.

    Google Scholar

  • 58.

    О’Делл JR, Mikuls TR, Taylor TH, et al.Терапия активного ревматоидного артрита после неэффективности метотрексата. N Engl J Med. 2013. 369 (4): 307–18.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 59.

    Дугадос М., Киссель К., Конаган П.Г. и др. Клинические, рентгенографические и иммуногенные эффекты после 1 года лечения ревматоидным артритом на основе тоцилизумаба: исследование ACT-RAY. Ann Rheum Dis. 2014; 73 (5): 803–9.

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 60.

    Шифф М., Вайнблатт М.Э., Валенте Р. и др. Прямое сравнение подкожного абатацепта и адалимумаба при ревматоидном артрите: результаты двухлетнего исследования эффективности и безопасности по результатам исследования AMPLE. Ann Rheum Dis. 2014. 73 (1): 86–94.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 61.

    Кивиц А., Олеч Е., Борофски М. и др. Подкожное введение тоцилизумаба в сравнении с плацебо в комбинации с противоревматическими препаратами, модифицирующими течение заболевания, у пациентов с ревматоидным артритом.Arthritis Care Res (Хобокен). 2014; 66 (11): 1653–61.

    CAS Google Scholar

  • 62.

    Ямамото К., Такеучи Т., Яманака Х. и др. Эффективность и безопасность цертолизумаб пегол плюс метотрексат у пациентов с японским ревматоидным артритом с неадекватным ответом на метотрексат: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование J-RAPID. Мод Ревматол. 2014; 24 (5): 715–24.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 63.

    Machado DA, Guzman RM, Xavier RM и др. Открытое наблюдение добавления этанерцепта по сравнению с обычным модифицирующим заболевание противоревматическим препаратом у субъектов с активным ревматоидным артритом, несмотря на терапию метотрексатом в регионе Латинской Америки. J Clin Rheumatol. 2014. 20 (1): 25–33.

    PubMed Google Scholar

  • 64.

    Burmester GR, Rubbert-Roth A, Cantagrel A, et al. Рандомизированное двойное слепое исследование в параллельных группах безопасности и эффективности подкожного тоцилизумаба по сравнению с внутривенным тоцилизумабом в сочетании с традиционными модифицирующими течение заболевания противоревматическими препаратами у пациентов с умеренным и тяжелым ревматоидным артритом (исследование SUMMACTA).Ann Rheum Dis. 2014. 73 (1): 69–74.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 65.

    Genovese MC, Fleischmann R, Kivitz AJ, et al. Сарилумаб плюс метотрексат у пациентов с активным ревматоидным артритом и неадекватным ответом на метотрексат: результаты исследования III фазы. Arthritis Rheumatol. 2015; 67 (6): 424–37.

    Google Scholar

  • 66.

    Смолен Дж. С., Бурместер Г. Р., Комб Б. и др.Прямое сравнение цертолизумаба пегола и адалимумаба при ревматоидном артрите: результаты 2-летней эффективности и безопасности рандомизированного исследования EXXELERATE. Ланцет. 2016; 388 (10061): 2763–74.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 67.

    Петерфи С., Эмери П., Так П. П. и др. МРТ-оценка подавления структурных повреждений у пациентов с ревматоидным артритом, получающих ритуксимаб: результаты рандомизированного плацебо-контролируемого двойного слепого исследования RA-SCORE.Ann Rheum Dis. 2016; 75 (1): 170–7.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 68.

    Burmester GR, Lin Y, Patel R, et al. Эффективность и безопасность монотерапии сарилумабом по сравнению с монотерапией адалимумабом для лечения пациентов с активным ревматоидным артритом (MONARCH): рандомизированное двойное слепое исследование фазы III в параллельных группах. Ann Rheum Dis. 2017; 76 (5): 840–7.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 69.

    Fleischmann R, Mysler E, Hall S, et al. Эффективность и безопасность монотерапии тофацитинибом, тофацитинибом с метотрексатом и адалимумабом с метотрексатом у пациентов с ревматоидным артритом (ОРАЛЬНАЯ стратегия): фаза 3b / 4, двойное слепое, прямое рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет. 2017; 390 (10093): 457–68.

    CAS Google Scholar

  • 70.

    Taylor PC, Keystone EC, Van Der Heijde D, et al. Барицитиниб в сравнении с плацебо или адалимумабом при ревматоидном артрите.N Engl J Med. 2017; 376 (7): 652–62.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 71.

    Дугадос М., ван дер Хейде Д., Чен Ю.С. и др. Барицитиниб у пациентов с неадекватным ответом или непереносимостью обычных синтетических БПВП: результаты исследования RA-BUILD. Ann Rheum Dis. 2017; 76 (1): 88–95.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 72.

    Bi L, Li Y, He L , и др.Быстрое начало ответа при применении цертолизумаб пегола у пациентов с ревматоидным артритом с неадекватным ответом на метотрексат: результаты эффективности и безопасности рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования фазы 3. Arthritis Rheumatol. 2017; 69: Тез. 2451.

  • 73.

    Дайен К.И., Морель Дж. Прогностические факторы ответа на биологические заболевания, изменяющие противоревматические препараты: к персонализированной медицине. Медиаторы Inflamm. 2014; 2014: 386148.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 74.

    Яманака Х., Танака Й., Иноуэ Е. и др. Эффективность и переносимость тоцилизумаба у пациентов с ревматоидным артритом, наблюдаемые в повседневной клинической практике в Японии: результаты ретроспективного исследования (исследование REACTION). Мод Ревматол. 2011. 21 (2): 122–33.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 75.

    Leffers HC, Østergaard M, Glintborg B, et al. Эффективность абатацепта и тоцилизумаба у пациентов с ревматоидным артритом, получавших лечение в клинической практике: результаты общенационального датского реестра DANBIO.Ann Rheum Dis. 2011; 70 (7): 1216–22.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 76.

    Maneiro RJ, Salgado E, Carmona L, Gomez-Reino JJ. Ревматоидный фактор как предиктор ответа на абатацепт, ритуксимаб и тоцилизумаб при ревматоидном артрите: систематический обзор и метаанализ. Semin Arthritis Rheum. 2013; 43 (1): 9–17.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 77.

    Curtis JR, Jain A, Askling J, et al.Сравнение характеристик пациентов и результатов в выбранных реестрах ревматоидного артрита в Европе и США. Semin Arthritis Rheum. 2010; 40 (1): 2–14.e1.

  • 78.

    Диффин Дж. Г., Лант М., Маршалл Т., Чиппинг Дж. Р., Симмонс Д. П., Ферстаппен С. М.. Уменьшилась ли тяжесть ревматоидного артрита на момент обращения с течением времени? J Rheumatol. 2014; 41 (8): 1590–9.

    PubMed Google Scholar

  • 79.

    Sato E, Tanaka E, Ochiai M, et al.Хронологические изменения исходной активности заболевания у пациентов с ревматоидным артритом, получавших биологические БПВП в период с 2003 по 2012 гг. Mod Rheumatol. 2015; 25 (3): 350–7.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 80.

    Рахман М.Ю., Бьюкенен Дж., Дойл М.К. и др. Изменения характеристик пациентов в клинических испытаниях противоопухолевого фактора некроза ревматоидного артрита: результаты анализа литературы за последние 16 лет.Ann Rheum Dis. 2011; 70 (9): 1631–40.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 81.

    Аалтонен К.Дж., Юликюля С., Тууликки Дж. И др. Эффективность и действенность ингибиторов фактора некроза опухолей при лечении ревматоидного артрита в рандомизированных контролируемых исследованиях и рутинной клинической практике. Ревматология. 2017; 56 (5): 725–35.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 82.

    Caporali R, Conti F, Covelli M и др. Целенаправленное лечение ревматоидного артрита: опрос итальянских ревматологов о принятии рекомендаций по целевому лечению. Clin Exp Rheumatol. 2014. 32 (4): 471–6.

    PubMed Google Scholar

  • 83.

    Akdemir G, Markusse IM, Goekoop-Ruiterman YP, et al. Приверженность ревматологов протоколу лечения с контролем активности заболевания у пациентов с ранним артритом ниже, если целью является ремиссия.Clin Rheumatol. 2017; 36 (2): 317–26.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 84.

    Ford JA, Solomon DH. Проблемы реализации стратегии лечения до цели в ревматологии. Rheum Dis Clin North Am. 2019; 45 (1): 101–12.

    PubMed Google Scholar

  • Оценка инициированной пациентом системы обзора ревматоидного артрита: протокол испытаний внедрения | BMC Musculoskeletal Disorders

    Процесс внедрения

    Plymouth Hospitals NHS Trust обслуживает население 460 000 человек, и, экстраполируя эту цифру, можно предположить, что в зоне обслуживания PHNT находится около 4500 пациентов с РА.Первоначально все пациенты, посещающие плановое обследование в PHNT, будут проверены на соответствие критериям. Лица с РА в возрасте 18 лет и старше, страдающие заболеванием более двух лет и способные при необходимости связаться по телефону, будут считаться правомочными. Люди будут исключены, если у них нет доступа к телефону, или если они будут сочтены неспособными самостоятельно или через родственника или друга инициировать телефонный контакт через консультационную линию, когда их заболевание требует клинического обследования. Все подходящие пациенты будут ознакомлены с системой проверки по инициативе пациентов до их включения в систему.Однако из-за ограниченного количества учебных занятий в неделю все подходящие пациенты не смогут зарегистрироваться в системе сразу, и для обучения всех пациентов потребуется более двенадцати месяцев. Следовательно, мы будем использовать эти временные рамки как возможность оценить новую систему оказания помощи по сравнению с традиционной системой сравнения, управляемой клиницистами, с использованием ступенчатого дизайна исследования. Для этого подгруппа пациентов, подходящих для передачи их лечения в систему обзора по инициативе пациентов, будет рандомизирована на две группы с использованием чисел, сгенерированных компьютером.Пациенты будут либо немедленно включаться в систему обзора по инициативе пациента (группа прямого доступа (DA)), либо будут проходить регулярные встречи по инициативе врача (группа по инициативе обычного врача (RC)) до перехода в систему обзора по инициативе пациента.

    Группа прямого доступа

    После рандомизации людям из группы DA будет предоставлен исходный информационный лист, объясняющий систему, и им будет предложен выбор дат для посещения сеанса обучения пациентов DA в течение следующих недель.Учебные занятия будут включать небольшие группы из восьми человек с РА под руководством медсестры-ревматолога и будут сосредоточены на таких вопросах, как работа системы DA, чего пациенты могут ожидать от системы, когда и как позвонить на консультационную линию, когда и как просить о встрече, а также любые другие вопросы, касающиеся системы [2]. Этим пациентам не будет предлагаться рутинный клинический осмотр, и их терапевт будет проинформирован об этом и отправит краткое описание решения общих проблем, с которыми сталкиваются люди с установленным РА.Пациенты или их терапевты могут организовать быструю клиническую консультацию и осмотр в клинике, если это необходимо, позвонив на консультационную линию ревматологической медсестры, где можно записаться на прием с максимальной задержкой в ​​десять рабочих дней. Обучающая сессия была опробована на пятидесяти пациентах, и после обратной связи с пилотной сессией были внесены изменения, прежде чем она была представлена ​​пациентам, которые были рандомизированы. Любые пациенты, отказывающиеся от участия в системе DA, будут продолжать получать медицинскую помощь через традиционную систему обзора.

    Группа, инициированная постоянным врачом

    Группа RC будет получать запланированные встречи через регулярные промежутки времени в течение года до перехода в DA в конце 12-месячного процесса внедрения (Рисунок 1). С пациентами в обеих группах, которые не обращаются за помощью или которые не посещают плановый медицинский прием в течение 12 месяцев, свяжется для осмотра медсестра-специалист по ревматологии.

    Рисунок 1

    Блок-схема дизайна исследования внедрения.

    Оценка внедрения

    Оценка процесса внедрения будет проводиться совместно отделением ревматологии PHNT и Сотрудничеством по руководству и прикладным исследованиям в области здравоохранения и помощи для Юго-Западного полуострова (PenCLAHRC). В исследовании будут оцениваться следующие показатели результатов.

    Первичный критерий результата

    Удовлетворенность пациентов

    В качестве суррогата качества обслуживания удовлетворенность пациентов будет оцениваться на исходном уровне и в конце 12 месяцев с использованием Краткой анкеты удовлетворенности пациентов (PSQ-18) [14].

    Вторичные критерии оценки

    Использование услуг

    Количество посещений консультанта по ревматологии, медицинской сестры-ревматолога, физиотерапевта и эрготерапевта будет регистрироваться в течение 12 месяцев. В случайной выборке из 50 пациентов (по 25 из каждой группы) стоимость общего количества посещений больничных ревматологов, визитов к терапевтам и смежным медицинским специалистам по проблемам, связанным с артритом, и связанные с ними дорожные расходы будут рассчитаны с использованием данных доверия NHS. и опубликованные данные о стоимости единицы продукции [4].

    Клинические меры

    Клинические результаты будут оцениваться на исходном уровне до того, как пациенты войдут в систему DA (во время учебной сессии) и в конце 12-месячного периода наблюдения. Измерения результатов будут включать в себя оценку активности заболевания RA (DAS-CRP), общее мнение пациента об активности заболевания (шкала 10 см, измеренная по Лондонской шкале гандикапа (LHS)), общее мнение врача об активности заболевания (шкала 10 см, измеренная по LHS). , боль в течение предшествующих 24 часов, скованность ранним утром, количество болезненных суставов, количество опухших суставов, инвалидность (опросник для оценки здоровья), C-реактивный белок (CRP), вязкость плазмы (PV), гемоглобин, ревматоидный фактор (RF), ревматоидный фактор титр (RFT), наличие или отсутствие эрозивного заболевания по данным последнего рутинного рентгеновского обследования, а также продолжительность заболевания.

    Время ожидания

    Поскольку группа RC будет регулярно посещать амбулаторную клинику по инициативе врача; доступность услуги по запросу будет измеряться только для группы DA. Время ожидания будет оцениваться путем подсчета количества дней от звонка на консультационную линию до обращения к врачу.

    Полуструктурированные, подробные интервью будут проводиться с подмножеством пациентов из обеих групп, а также с медицинскими работниками и администраторами, участвующими в предоставлении услуг.Собеседования будут, в частности, сосредоточены на оценке препятствий и посредников в предоставлении услуг, инициированных пациентом, причин успеха / неудачи реализации, психологических преимуществ / недостатков и последствий для более широкого воздействия на жизнь, а также предполагаемых или реальных изменений во взаимодействии между пациентами и командой ревматологов. их медицинское обслуживание. Все интервью будут записаны и позже расшифрованы. После того, как все расшифровки будут проанализированы, будет разработана матрица, которая позволит выявить основные темы и создать понимание индивидуального и группового кодирования.Интервью добавят глубины анализу количественных данных и будут дополнены наблюдением за выборкой учебных занятий для пациентов, проводимых медсестрой-специалистом по ревматологии. Наблюдение за этими сеансами позволит нам собрать информацию из первых рук о социальных процессах между специалистом-ревматологом и пациентами в образовательном контексте. Это поможет получить информацию для полуструктурированных интервью, поскольку качественный исследователь будет из первых рук знать, как пациенты были осведомлены о новой системе приема на прием и каковы были их первые мысли о таком изменении процесса.

    Размер выборки и статистический анализ

    Допущения, лежащие в основе расчета размера выборки, взяты из опубликованного РКИ [6]. Чтобы выявить снижение количества консультаций с 2,5 в год в группе RC до 2 в год в группе DA при уровне значимости 5% и мощности 90% для обнаружения этой разницы, мы подсчитали, что для текущей оценки потребуется 190 субъектов в каждой группе наблюдались в течение 12 месяцев. Изменения в других показателях результатов между двумя группами будут сравниваться с использованием простых критериев ассоциации, таких как хи-квадрат ( х 2 ) и t -тест Стьюдента (в зависимости от свойств данных).Методика качественного анализа данных, описанная Майлзом и Хуберманом [15], будет использоваться для анализа данных интервью. Это означает добавление кодов к набору полевых заметок, взятых из сбора данных и сортировки материала для определения взаимосвязей между темами. Все записи интервью будут расшифрованы и проверены на точность. Исследователь прослушает записи интервью, сделает комментарии к стенограмме, прочитает и перечитает их, чтобы определить соответствующие коды. После того, как все расшифровки будут проанализированы таким образом, будет разработана матрица, которая позволит выявить основные темы и создать понимание индивидуального и группового кодирования.Компьютерное программное обеспечение, такое как NVivo (инструмент качественного анализа данных, который помогает систематизировать и анализировать неструктурированные, то есть нечисловые данные), будет использоваться для исследования данных на разных уровнях.

    Использование биологических препаратов для лечения ревматоидного артрита

    Alonso-Ruiz, A., J. I. Pijoan, et al. (2008). «Препараты фактора некроза опухоли альфа при ревматоидном артрите: систематический обзор и метаанализ эффективности и безопасности». BMC Musculoskelet Disord 9: 52.

    Асклинг, Дж., C. M. Fored, et al. (2007). «Зависимое от времени увеличение риска госпитализации с инфекцией среди шведских пациентов с РА, получавших антагонисты TNF». Анналы ревматических болезней 66 (10): 1339-1344.

    Батон, Дж. М., Р. В. Мартин и др. (2000). «Сравнение этанерцепта и метотрексата у пациентов с ранним ревматоидным артритом». N Engl J Med 343 (22): 1586-93.

    Blumenauer, B., A. Burls, et al. (2002). «Инфликсимаб для лечения ревматоидного артрита». Кокрановская база данных систематических обзоров (3).

    Bongartz, T., A. J. Sutton, et al. (2006). «Терапия антителами против TNF при ревматоидном артрите и риск серьезных инфекций и злокачественных новообразований: систематический обзор и метаанализ редких вредных эффектов в рандомизированных контролируемых исследованиях». JAMA 295 (19): 2275-2285.

    Brassard, P., A. Kezouh, et al. (2006). «Антиревматические препараты и риск туберкулеза». Clin Infect Dis 43 (6): 717-22.

    Breedveld, F.C., M.H. Weisman, et al. (2006). «Исследование PREMIER: многоцентровое рандомизированное двойное слепое клиническое испытание комбинированной терапии адалимумабом и метотрексатом в сравнении с одним метотрексатом или одним адалимумабом у пациентов с ранним агрессивным ревматоидным артритом, не получавших ранее лечения метотрексатом.”Arthritis Rheum 54 (1): 26-37.

    Clark, W., P. Jobanputra, et al. (2004). «Клиническая и экономическая эффективность анакинры для лечения ревматоидного артрита у взрослых: систематический обзор и экономический анализ». Оценка медицинских технологий 8 (18): iii-iv, ix-x, 1-105.

    Cohen, S. B., P. Emery, et al. (2006). «Ритуксимаб для лечения ревматоидного артрита, резистентного к терапии противоопухолевым фактором некроза: результаты многоцентрового рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования фазы III, оценивающего первичную эффективность и безопасность через 24 недели.”Артрит и ревматизм 54 (9): 2793-2806.

    Эмери П., Р. Флейшманн и др. (2006). «Эффективность и безопасность ритуксимаба у пациентов с активным ревматоидным артритом, несмотря на лечение метотрексатом: результаты рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования фазы IIB». Arthritis Rheum 54 (5): 1390-400.

    Gartlehner, G., R.A. Hansen, et al. (2006). «Сравнительная эффективность и безопасность биопрепаратов для лечения ревматоидного артрита: систематический обзор и метаанализ.”J Rheumatol 33 (12): 2398-408.

    Geborek, P., M. Crnkic, et al. (2002). «Этанерцепт, инфликсимаб и лефлуномид при установленном ревматоидном артрите: клинический опыт с использованием структурированной программы последующего наблюдения в южной Швеции». Энн Рум Дис 61 (9): 793-8.

    Genovese, M.C., S. Cohen, et al. (2004). «Комбинированная терапия этанерцептом и анакинрой при лечении пациентов с ревматоидным артритом, которые безуспешно лечились метотрексатом». Arthritis Rheum 50 (5): 1412-9.

    Hochberg, M.C., J.K. Tracy, et al. (2003). «Сравнение эффективности альфа-блокаторов фактора некроза опухоли адалимумаба, этанерцепта и инфликсимаба при добавлении к метотрексату у пациентов с активным ревматоидным артритом». Ann Rheum Dis 62 Suppl 2: ii13-6.

    Keystone, E., P. Emery, et al. (2009). «Ритуксимаб подавляет структурное повреждение суставов у пациентов с ревматоидным артритом с неадекватным ответом на терапию ингибиторами фактора некроза опухоли». Энн Рум Дис 68 (2): 216-21.

    Kievit, W., E. M. Adang, et al. (2008). «Эффективность и стоимость лечения трех противоопухолевых агентов фактора некроза альфа при лечении ревматоидного артрита по данным проспективной клинической практики». Энн Рум Дис 67 (9): 1229-34.

    Kristensen, L.E., T. Saxne, et al. (2006). «LUNDEX, новый индекс эффективности лекарств в клинической практике: результаты пятилетнего наблюдательного исследования лечения инфликсимабом и этанерцептом среди пациентов с ревматоидным артритом в южной Швеции.”Arthritis Rheum 54 (2): 600-6.

    Наварро Сарабия, Ф., Р. Ариса Ариса и др. (2006). «Адалимумаб для лечения ревматоидного артрита (краткая справка)». Журнал ревматологии (6): 1075; 1081-1075; 1081.

    Schiff, M., M. Keiserman, et al. (2008). «Эффективность и безопасность абатацепта или инфликсимаба по сравнению с плацебо в ATTEST: многоцентровом рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании фазы III у пациентов с ревматоидным артритом и неадекватным ответом на метотрексат». Энн Рум Дис 67 (8): 1096-103.

    Setoguchi, S., S. Schneeweiss, et al. (2008). «Использование антагонистов фактора некроза опухоли (альфа) и сердечная недостаточность у пожилых пациентов с ревматоидным артритом». Американский журнал сердца 156 (2): 336-341.

    Сингх Дж. А., Р. Кристенсен Р. и др. (2009). «Биопрепараты от ревматоидного артрита: обзор Кокрановских обзоров». Кокрановская база данных систематических обзоров (4).

    Сингх Дж. А., Бег С. и др. (2010). Тоцилизумаб при ревматоидном артрите. Кокрановская база данных систематических обзоров 2010 г., выпуск 7.Искусство. №: CD008331. DOI: 10.1002 / 14651858.CD008331.pub2.

    Singh JA, Furst DE, et al. (2012) Обновление 2012 г. Рекомендаций Американского колледжа ревматологов по использованию модифицирующих болезнь противоревматических препаратов и биологических агентов при лечении ревматоидного артрита. Arthritis Care & Research, Vol 64, No. 5, May 2012, pp 625-639.

    Сингх Дж. А., Нурбалучи С. и др. (2010). Голимумаб при ревматоидном артрите. Кокрановская база данных систематических обзоров 2010 г., выпуск 1.Искусство. №: CD008341. DOI: 10.1002 / 14651858.CD008341.

    Сингх Дж. А., Уэллс Г. А. и др. (2011). Неблагоприятные эффекты биопрепаратов: сетевой метаанализ и Кокрановский обзор. Кокрановская база данных систематических обзоров 2011 г., выпуск 2. Ст. №: CD008794. DOI: 10.1002 / 14651858.CD008794.pub2.

    Талер К.Дж., Гартленер Г. и др. (2012) Обзор класса лекарств: Направленный иммуномодулятор. Заключительный отчет об обновлении 3. Подготовлено Центром доказательной практики RTI-UNC для проекта обзора эффективности лекарственных средств.Орегонский университет здоровья и науки. Портленд, штат Орегон. 2012. Доступно по адресу: http://derp.ohsu.edu/about/final-document-display.cfm.

    Wailoo, A., A. Brennan, et al. (2006). «Моделирование экономической эффективности этанерцепта, адалимумаба и анакинры по сравнению с инфликсимабом при лечении пациентов с ревматоидным артритом в программе Medicare. Программа оценки технологий AHRQ ».

    Weaver, A. L., R. L. Lautzenheiser, et al. (2006). «Реальная эффективность отдельных биологических препаратов и монотерапии DMARD и комбинированной терапии при лечении ревматоидного артрита: результаты наблюдательного регистра RADIUS.Curr Med Res Opin 22 (1): 185-98.

    Weinblatt, M., M. Schiff, et al. (2007). «Селективная модуляция костимуляции с использованием абатацепта у пациентов с активным ревматоидным артритом при приеме этанерцепта: рандомизированное клиническое исследование». Энн Рум Дис 66 (2): 228-34.

    Вулф, Ф. и К. Мишо (2007). «Биологическое лечение ревматоидного артрита и риск злокачественных новообразований: анализы крупного обсервационного исследования в США». Артрит и ревматизм 56 (9): 2886-2895.

    Доказательная база психологических вмешательств при ревматоидном артрите: систематический обзор обзоров

    Резюме

    Предпосылки

    Психологические вмешательства являются важным, но часто упускаемым из виду дополнительным методом лечения пациентов с ревматоидным артритом.Результаты систематических обзоров психологических вмешательств для этой группы пациентов противоречивы. Систематический обзор обзоров может объяснить несоответствия между исследованиями и обеспечить более четкое понимание эффектов вмешательств.

    Цели

    Чтобы: 1) определить эффективность психологических вмешательств в улучшении биопсихосоциальных результатов у взрослых с ревматоидным артритом, 2) определить взаимосвязь между интенсивностью психологических вмешательств (количество сеансов, продолжительность сеансов, продолжительность вмешательства) по результатам и 3) оценить влияние группы сравнения (обычная помощь, только образование) на результаты.

    Дизайн

    Мы провели систематический обзор обзоров с использованием следующих критериев включения: 1) рандомизированные контролируемые испытания психологических вмешательств (включая когнитивно-поведенческую терапию, поддерживающее консультирование, психотерапию, методы саморегулирования, когнитивную терапию на основе осознанности и терапию раскрытия информации) ) предоставлен в качестве дополнения к лекарствам, 2) включал пациентов с ревматоидным артритом в возрасте ≥ 18 лет, 3) сообщил о результатах, по крайней мере, для 1 из основных исходов: боли, утомляемости, психологического статуса, функциональной инвалидности и активности заболевания и 4) были опубликованы в Английский с января 2000 г.




    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *