Содержание

Лечение спаечного процесса в малом тазу

Капанадзе Магда Юрьевна

Врач акушер-гинеколог, к.м.н., врач высшей категории

«СМ-Клиника» на ул. Ярцевская (м. «Молодежная»)

Детское отделение на ул. Ярцевская (м. «Молодежная»)

Аскольская Светлана Ивановна

Врач акушер-гинеколог высшей категории, д.м.н.

«СМ-Клиника» на ул. Новочеремушкинская (м. «Новые Черемушки»)

«СМ-Клиника» на Волгоградском проспекте (м. «Текстильщики»)

«СМ-Клиника» на ул. Ярославская (м. «ВДНХ»)

Ашурова Гуля Закировна

Врач акушер-гинеколог, к.м.н.

«СМ-Клиника» на ул. Новочеремушкинская (м. «Новые Черемушки»)

«СМ-Клиника» на Симферопольском бульваре (м. «Севастопольская»)

Детское отделение на ул. Новочеремушкинская (м. «Новые Черемушки»)

Детское отделение на Симферопольском бульваре (м. Севастопольская)

Быкова Светлана Анатольевна

Врач акушер-гинеколог высшей категории, к. м.н.

«СМ-Клиника» на ул. Новочеремушкинская (м. «Новые Черемушки»)

«СМ-Клиника» на ул. Сенежская (ст. МЦК «Коптево»)

«СМ-Клиника» на ул. Клары Цеткин (м. «Войковская»)

Гайская Ольга Викторовна

Врач акушер-гинеколог первой категории, к.м.н.

«СМ-Клиника» на ул. Новочеремушкинская (м. «Новые Черемушки»)

Ремез Елена Анатольевна

Врач гинеколог-эндокринолог, к. м.н.

«СМ-Клиника» на ул. Новочеремушкинская (м. «Новые Черемушки»)

Детское отделение на ул. Новочеремушкинская (м. «Новые Черемушки»)

Баева Ирина Борисовна

Врач акушер-гинеколог, к.м.н.

«СМ-Клиника» на ул. Сенежская (ст. МЦК «Коптево»)

«СМ-Клиника» на ул. Клары Цеткин (м. «Войковская»)

Камалова Елена Юрьевна

Врач акушер-гинеколог, к. м.н.

«СМ-Клиника» на ул. Сенежская (ст. МЦК «Коптево»)

Кузнецова Татьяна Валерьевна

Врач акушер-гинеколог, к.м.н.

«СМ-Клиника» на ул. Сенежская (ст. МЦК «Коптево»)

Тихомиров Александр Леонидович

Врач акушер-гинеколог, доктор медицинских наук, профессор, доцент

«СМ-Клиника» на ул. Сенежская (ст. МЦК «Коптево»)

«СМ-Клиника» на ул. Клары Цеткин (м. «Войковская»)

Соломонашвили Вера Нодариевна

Врач акушер-гинеколог, врач гинеколог-эндокринолог, к.м.н.

«СМ-Клиника» на Волгоградском проспекте (м. «Текстильщики»)

«СМ-Клиника» во 2-ом Сыромятническом пер. (м. «Курская»)

Верховых Ирина Викторовна

Врач акушер-гинеколог врач I категории, к.м.н.

«СМ-Клиника» на ул. Ярославская (м. «ВДНХ»)

Самойлов Александр Реджинальдович

Врач акушер-гинеколог высшей категории, врач-онкогинеколог, к.м.н.

«СМ-Клиника» на ул. Ярославская (м. «ВДНХ»)

Хусаинова Венера Хайдаровна

Врач акушер-гинеколог, к.м.н.

«СМ-Клиника» на ул. Ярославская (м. «ВДНХ»)

Шмелёва Ирина Евгеньевна

Врач акушер-гинеколог, УЗ-диагност, врач первой категории, к. м.н.

«СМ-Клиника» в Старопетровском проезде (м. «Войковская»)

Зеленюк Борис Игоревич

Врач акушер-гинеколог первой категории, УЗ-диагност, к.м.н. Заместитель главного врача в «СМ-Клиника» на ул. Маршала Тимошенко

«СМ-Клиника» на ул. Маршала Тимошенко (м. «Крылатское»)

Вороной Святослав Владимирович

Врач-гинеколог высшей категории, к.м.н.. Заместитель главного врача по хирургии в Центре репродуктивного здоровья «СМ-Клиника»

«СМ-Клиника» в пер. Расковой (м. «Белорусская»)

Центр репродуктивного здоровья «СМ-Клиника» (м. «Белорусская»)

Госсен Валерия Александровна

Врач акушер-гинеколог, врач-репродуктолог, УЗ-диагност, к.м.н.

«СМ-Клиника» в пер. Расковой (м. «Белорусская»)

Центр репродуктивного здоровья «СМ-Клиника» (м. «Белорусская»)

Калинина Наталья Анатольевна

Врач-репродуктолог высшей категории, врач акушер-гинеколог, д. м.н., заведующая отделения ВРТ

«СМ-Клиника» в пер. Расковой (м. «Белорусская»)

Центр репродуктивного здоровья «СМ-Клиника» (м. «Белорусская»)

Ставничук Анна Владимировна

Врач-репродуктолог, врач-гинеколог, к.м.н., доцент

«СМ-Клиника» в пер. Расковой (м. «Белорусская»)

Центр репродуктивного здоровья «СМ-Клиника» (м. «Белорусская»)

Ускова Мария Александровна

Врач акушер-гинеколог, репродуктолог к. м.н.

«СМ-Клиника» в пер. Расковой (м. «Белорусская»)

Центр репродуктивного здоровья «СМ-Клиника» (м. «Белорусская»)

Клочкова Елена Александровна

Врач акушер-гинеколог, врач гинеколог-эндокринолог, к.м.н.

«СМ-Клиника» на ул. Лесная (м. «Белорусская»)

Гониянц Гаяна Георгиевна

Врач акушер-гинеколог, к.м.н.

«СМ-Клиника» на Симферопольском бульваре (м. «Севастопольская»)

Детское отделение на Симферопольском бульваре (м. Севастопольская)

Маркова Евгения Владимировна

Врач акушер-гинеколог высшей категории, к.м.н.

«СМ-Клиника» на Симферопольском бульваре (м. «Севастопольская»)

Детское отделение на Симферопольском бульваре (м. Севастопольская)

Рубец Елена Ивановна

Врач акушер-гинеколог, УЗ-диагност, к. м.н.

«СМ-Клиника» на Симферопольском бульваре (м. «Севастопольская»)

Детское отделение на Симферопольском бульваре (м. Севастопольская)

Современные возможности профилактики и лечения спаечной болезни органов малого таза

05.07.2013

Л.Е.Cмирнова, М.М.Умаханова, А.М.Торчинов

Кафедра акушерства и гинекологии стоматологического факультета МГМСУ

Хронические воспалительные заболевания внутренних половых органов (ХВЗ ВПО) занимают одно из первых мест в структуре гинекологической заболеваемости, а их частота постоянно растет.

Перенесенные воспалительные заболевания оказывают выраженное неблагоприятное воздействие на специфические функции женского организма.

У 17–20% больных острый воспалительный процесс переходит в хронический с развитием спаечного процесса. Согласно классификации ВОЗ тазовые спайки у женщин выделены в отдельный раздел, что подчеркивает важность этой патологии в гинекологии. Широкий спектр клинических проявлений спаечного процесса и существование на сегодняшний день только одного эффективного метода его лечения – оперативного вмешательства – делают эту проблему актуальной с медицинской точки зрения и повышают ее социально-экономическую значимость.

Хроническая стадия заболевания характеризуется наличием инфильтратов, утратой физиологических функций слизистой и мышечной оболочек маточной трубы, развитием соединительной ткани, сужением просвета сосудов, склеротическими процессами. Развитие прогрессирующего склероза возникает при диффузном повреждении паренхимы органа, длительном и возобновляющемся действии внешних или эндогенных факторов (вирусы, бактерии, токсины и т.д.), врожденных или приобретенных дефектах синтеза коллагена.

Важную роль в формировании спаек играют гуморальные и клеточные факторы, к которым относятся иммунокомпетентные клетки, белки, медиаторы воспаления и биологически активные вещества.

Лечение воспалительных заболеваний внутренних половых органов в настоящее время предполагает назначение антибиотиков. Вместе с тем даже длительное применение наиболее эффективного для данного больного препарата не всегда приводит к его достаточной концентрации и эффективности в очаге хронического воспаления. Протеолитичеcкие ферменты уже несколько десятилетий успешно применяются врачами различных специальностей, в том числе и гинекологами, при воспалительных заболеваниях. Способность энзимов активировать действие антибиотиков, облегчать их проникновение в ткани и повышать, в результате этого эффективность терапии установлена в ряде экспериментальных и клинических исследований.

Одной из наиболее распространенных причин приобретенных нарушений соединительной ткани является воспаление, вызванное различными факторами, в том числе и инфекцией. Ключевым механизмом формирования продуктивной фазы процесса воспаления, в том числе и гранулемы, является стимуляция функции фибробластов как продуктами деструкции соединительной ткани, так и цитокинами, синтезируемыми макрофагами. Очевидно, что для лечения патологических состояний, сопровождающихся разрастанием соединительной ткани, необходимо комплексное воздействие как на сформировавшийся фиброзный процесс с целью его рассасывания, так и на воспалительные реакции, стимулирующие его формирование.

По нашему мнению, таким лекарственным препаратом является Лонгидаза, которая обладает всем спектром фармакологических свойств, присущих лекарственным средствам с гиалуронидазной активностью, но терапевтический эффект Лонгидазы как ферментного препарата значительно выше благодаря пролонгированному действию, стабилизации фермента, повышению устойчивости к действию ингибиторов, наличию других фармакологических свойств, привнесенных в препарат носителем: хелатирующих, антирадикальных, иммуномодулирующих, противовоспалительных.

Клиническая характеристика больных

Для большинства пациенток с обострением ХВЗ ВПО характерно раннее начало половой жизни, наличие нескольких половых партнеров, отсутствие средств контрацепции. Перечисленные особенности сексуальной жизни больных являются поведенческими факторами риска возникновения острого воспалительного процесса и развития обострения ХВЗ ВПО (рис. 1).

Также для пациенток с обострением ХВЗ ВПО присущи различные нарушения репродуктивной функции, которые могут проявляться в виде преждевременных родов, самопроизвольных выкидышей, невынашивания беременности, внематочной беременности, бесплодия. Высокую частоту бесплодия при ХВЗ ВПО нельзя объяснить только наличием спаечного процесса органов малого таза, который развивается после перехода перенесенного острого воспалительного процесса в хронический у 15–20% больных; важно также учитывать влияние специфической флоры. В ряде случаев частые обострения ХВЗ ВПО могут приводить к нарушению трофики яичников и как следствие этого – к гипофункции яичников.

Существование стойкого очага воспаления в малом тазе приводит к различным нарушениям менструального цикла, которые чаще всего проявляются в виде альгодисменореи, метроррагии, меноррагии, аменореи (рис. 2). Данные нарушения менструального цикла возникают через различное время после перенесенного острого воспалительного процесса с переходом в хронический с частыми обострениями.

У большинства больных с обострением ХВЗ ВПО выявляются различные генитальные факторы риска развития обострения ХВЗ ВПО. Ими могут быть осложнения воспалительного характера после родов или абортов, дисфункциональные маточные кровотечения, воспалительные заболевания слизистой оболочки влагалища (рис. 3).

Одним из важных разделов проблемы воспалительных заболеваний ВПО, который требует постоянного внимания, является клиническая картина болезни. Последняя не является специфичной ни при остром, ни при обострении хронического заболевания.

Существует два варианта течения обострения ХВЗ ВПО. При первом возрастают патологическая секреция из половых путей, экссудативный процесс в придатках матки, усиливается болезненность при пальпации матки и придатков, повышается количество лейкоцитов в периферической крови, ускоряется СОЭ, что указывает на зависимость этих параметров от инфекционно-токсического фактора. При втором варианте обострения ХВЗ ВПО объективные показатели обострения процесса отсутствуют или выражены незначительно, отмечается вялое течение обострения воспалительного процесса.

Пациентки с обострением ХВЗ ВПО чаще всего предъявляют жалобы на боли различной локализации и интенсивности, гипертермию, слабость, потливость, головные и мышечные боли, снижение физической активности и социальный дискомфорт.

Местные клинические симптомы проявляются в виде патологических выделений, зуда и чувства жжения во влагалище, отека и гиперемии наружных половых органов, диспареунии, дизурических расстройств.

Практически в 100% случаев хронические воспалительные процессы репродуктивной системы сопровождаются нарушениями влагалищной флоры, проявляющимися в чрезмерном увеличении уровня облигатно-анаэробных бактерий и резком снижением содержания лактобацилл или их отсутствием (рис. 4).

Эти изменения свидетельствуют о выраженных нарушениях врожденной барьерной функции влагалища, что в большинстве случаев было связано с такими стрессовыми воздействиями, как длительное применение антибактериальных препаратов при лечении частых обострений ХВЗ ВПО, осложнения после родов или абортов, отказ от применения средств контрацепции, наличие большого количества половых партнеров, приводящими к нарушению иммунного статуса.

Выявление в большом количестве случаев Candida albicans может быть расценено как дисбиотическое состояние влагалища. Так как кандидозная инфекция в большинстве случаев скрывает другие измененные биологические сообщества, согласно правилам рационального бактериологического скрининга необходимо проводить определение различных микроорганизмов (включая патогенные и условно-патогенные) такими информативными методами, как бактериологический, полимеразная цепная реакция (ПЦР), которые позволяют однозначно идентифицировать микробный агент.

При бактериологическом исследовании для больных с обострением ХВЗ ВПО характерен полимикробный пейзаж, представленный в основном факультативными анаэробами с превалированием различных вариантов стафиллококков, стрептококков, энтерококков (рис. 5). Таким образом, спектр аэробных бактерий, выделенных со слизистой оболочки влагалища и цервикального канала у больных с обострением ХВЗ ВПО, представлен в основном условно-патогенными микроорганизмами, что обеспечивает неблагоприятный бактериальный фон и способствует частым обострениям и осложненному течению ХВЗ ВПО.

Вытеснение условно-патогенными микроорганизмами других членов микробного сообщества (Lactobacillus spp., Prevotella spp., Micrococcus spp., Propionibacterium spp., Veilonella spp., Eubacterium spp. и т.д.) также может приводить к развитию выраженного дисбиоза, крайняя степень которого проявляется в виде бактериального вагиноза.

У большинства больных с ХВЗ ВПО значимыми ассоциантами в комбинации идентифицированных микроорганизмов являются возбудители заболеваний, передаваемых половым путем (ЗППП). Особенности биологии возбудителей хронических инфекций, такие как низкая концентрация возбудителя в органах и тканях, их антигенная изменчивость, а также трудность выделения культуры из клинического материала, делают эффективным применение метода ПЦР – диагностики в диагностических целях, так как это исследование по сравнению с другими рутинными методами обладает более высокой чувствительностью и специфичностью.

Так, при ДНК-исследовании слизи цервикального канала у пациенток с ХВЗ ВПО наиболее часто выявляются Clamidia trachomatis, Mycoplasma genitalis, Ureaplasma urealiticum, Gardnerella vaginalis, Cytomegalovirus, Trichomonas vaginalis, Mycoplasma homenis. Возможно, это связано с тем, что при ХВЗ ВПО в репродуктивном тракте создаются условия для персистенции микроорганизмов, которые поддерживают вялотекущее воспаление и препятствуют нормальным репаративным процессам.

Из изложенного выше становится ясно, что для максимальной эффективности лечения больных с обострением ХВЗ ВПО необходимо применение новых научных подходов.

Терапия ХВЗ ВПО является многоэтапной и состоит из применения медикаментозных средств и немедикаментозных методов лечения. При назначении антибактериальных препаратов необходимо учитывать природу микробного фактора; при невозможности его идентификации предпочтение нужно отдавать антибиотикам широкого спектра действия. Частое применение болеутоляющих средств связано с тем, что болевой синдром является основным признаком ХВЗ ВПО, особенно в период обострения. Поскольку в развитии заболевания участвует аллергический и аутоиммунный компонент, больным с обострением ХВЗ ВПО необходимо проводить десенсибилизирующую терапию, а для усиления неспецифической реактивности – витаминотерапию.

Лечебная гимнастика и лечебный массаж в сочетании с физиотерапией рекомендуются как средства улучшения крово- и лимфообращения и стимуляции обменных процессов.

В нашей практике для лечения больных применяли следующую схему терапии: больным проводили базисную антибактериальную терапию в сочетании с Лонгидазой. Пациентки получали Лонгидазу в форме суппозиториев 3000 МЕ per rectum 3 раза ежедневно; далее остальные 7 суппозиториев – 1 раз в 3 дня. Использовали антибиотики широкого спектра действия.

Наряду с перечисленным применяли также немедикаментозные методы лечения преформированными физическими факторами. Для улучшения гемодинамики и достижения болеутоляющего эффекта использовали ДД-токи. При выраженном спаечном процессе в малом тазе применяли ультразвук в импульсном режиме, который оказывал фибринолитический эффект, а также обладал десенсибилизирующим и вазотропным действием.

Нами установлено, что комплексная терапия ХВЗ ВПО с включением Лонгидазы позволяет в среднем на 5–7 дней быстрее добиться изменения состояния больных: улучшалось общее самочувствие, исчезал болевой синдром или уменьшалась его интенсивность, более быстро исчезали общие и местные клинические симптомы данного заболевания, а также значительно улучшался микробный пейзаж, что подтверждали микробиологические методы исследования.

При проведении комбинированного лечения в 92% случаев достигнута элиминация специфических возбудителей из шеечной слизи.

Ни в одном из наблюдений не выявлено перехода обострения воспаления матки и ее придатков в гнойно-тубовариальные образования и генерализованные формы воспаления.

Таким образом, применение Лонгидазы в комплексной терапии обострений ХВЗ ВПО при спаечном процессе в малом тазе улучшает эффективность проводимой терапии. Достигаемый эффект, вероятнее всего, вызван улучшением биодоступности антибактериальных средств в сочетании с Лонгидазой, а также собственной противовоспалительной активностью и иммунотропным воздействием Лонгидазы.

Следовательно, применение в комплексной терапии обострения ХВЗ ВПО Лонгидазы является патогенетически обоснованным у женщин с длительной бактериальной инфекцией.

При проведении гистеросальпингографии проходимость одной или двух маточных труб имели до лечения 80% больных.

Окклюзия обеих маточных труб отмечена у 20% пациенток. После лечения Лонгидазой у 70% пациенткок были проходимы одна или две трубы.

Окклюзия обеих маточных труб после лечения была отмечена только у 5% больных. Полученные результаты свидетельствуют о большой клинической эффективности Лонгидазы. Данное заключение подтверждается также последующим наблюдением за пациентками с трубно-перитонеальным бесплодием.

В результате лечения препаратом Лонгидаза за период наблюдения отмечено наступление 9 беременностей, что составило 30%.

Терапевтическая эффективность комплексной терапии с применением Лонгидазы у больных с обострением ХВЗ ВПО определялась положительной динамикой диагностических критериев (клинических и лабораторных), а также параметрами местного и общего иммунитета.

Комплексная терапия с включением Лонгидазы у пациенток с обострением ХВЗ ВПО позволила оптимизировать затраты на лечение вследствие сокращения их пребывания в стационаре.

После окончания лечения показатели всех лабораторных методов исследования находились в пределах нормы, что также подтверждает эффективность применения Лонгидазы в изучаемой лекарственной форме при лечении больных с обострением ХВЗ ВПО.

Во время дальнейшего наблюдения в течение 6–12 мес у всех пациенток, получавших комплексную терапию с применением Лонгидазы суппозиториев 3000 МЕ per rectum, не было рецидивов обострения ХВЗ ВПО, а также восстановились секреторная, менструальная и репродуктивная функции.

При анализе клинической эффективности отмечено, что после проведенного лечения в опытных группах значимо снижается болевой синдром, а в 30% случаев при бесплодии после проведенного лечения зафиксировано наступление беременности. При инструментальном обследовании выявлено уменьшение степени выраженности спаечного процесса и окклюзии маточных труб (при спаечном процессе в малом тазе).

Лонгидаза не обладает митогенной, поликлональной активностью, не оказывает мутагенного, эмбриотоксического, тератогенного и канцерогенного действий.

Перечисленные данные и доказанная на этапе клинических испытаний эффективность Лонгидазы при лечении спаечного процесса в малом тазу позволяют считать выбор указанного средства в форме суппозиториев для профилактики и лечения спаечного процесса в малом тазе обоснованным.

Подробнее о препарате Вернуться к списку

Лекарства от спаек

Лекарства от спаек: 4 препаратов, инструкция (форма выпуска и дозировка), инфографика (показания, противопоказания, побочные эффекты), 78 отзывов врачей и пациентов.

«Лонгидазу» использую в своей практике довольно часто. Обычно рекомендую пациенткам в комплексной терапии воспалительных заболеваний органов малого таза, также в послеоперационном периоде. Удобная фор…
Без эффекта. Не встречала ни одного клинического исследования, которое подтверждало бы эффективность данного лекарственного средства. Препарат с недоказанной клинической эффективностью, не используетс…
Не использую в клинической практике из-за высокой стоимости и отсутствия достоверных клинических исследований, подтверждающих эффективность данного препарата у больных с урологическими заболеваниями.
анаболики андрогены антациды антиагреганты антибиотики антигистаминные антидепрессанты антидоты антикоагулянты антиоксиданты антисептики бактериофаги вакцины витамины и минералы гемостатики глазные капли глюкокортикоиды гомеопатические гормоны диуретики (мочегонные) для гемоглобина для десен для детей для желчного пузыря для женщин для зрения для зубов для кишечника для костей для крови для местной анестезии для мозга для мочевого пузыря для мужчин для нервов для печени для потенции для похудения для почек для простаты для ран для суставов для улучшения кровообращения для щитовидной железы жаропонижающие желчегонные иммуноглобулины иммуномодуляторы ингибиторы АПФ интерфероны капли в нос кровезаменители миорелаксанты нейролептики ноотропы НПВС от аденомы простаты от алкоголизма от аллергии от ангины от аритмии от артроза от астмы от боли от боли в сердце от бородавок от варикоза от вздутия живота (метеоризма) от вшей (педикулеза) от выпадения волос от гайморита от гастрита от геморроя от герпеса от глистов от головной боли от головокружения от горла от грибка ногтей от гриппа (простуды) от дерматита от диабета от дисбактериоза от зубной боли от зуда от изжоги от кашля от климакса от колик от курения от мигрени от мозолей от молочницы от морщин от насморка от ожогов от отравления от перхоти от повышенного давления (гипертонии) от подагры от пониженного давления от поноса (диареи) от простатита от прыщей от псориаза от растяжек от рвоты от сильной боли от синяков от спаек от стоматита от стресса от судорог от туберкулеза от укачивания от ушибов отхаркивающие от холестерина от цистита от чесотки от шрамов от эзофагита от экземы от язвенного колита от язвы желудка от ячменя пребиотики при прорезывании зубов пробиотики противовирусные противогельминтные противогрибковые противозачаточные противоопухолевые слабительные снотворные спазмолитики статины транквилизаторы успокоительные ушные капли ферменты фибраты хондропротекторы энтеросорбенты — Микроген Мукос Фарма НИИ особо чистых биопрепаратов ФМБА Петровакс Фарм — ампула свечи таблетки флакон — оригинальное лекарство брендованый дженерик МНН популярные название рейтинг

Отзывы врачей о лекарствах от спаек

нормально

нормально

плохо

Назначаю для электрофореза при наличии плохо рассасывающихся гематом челюстно-лицевой области после обширных вмешательств. Исходный препарат «Лидаза» теперь дефицитен в аптеках. Также можно использова…

Попов Сергей Николаевич

стоматолог-хирург
г. Москва

отлично

отлично

отлично

Лонгидаза — незаменимый препарат в практике врача косметолога. Применяется как для лечения неотложных состояний (ишемия, эмболия после контурной пластики лица), так и для лечения гиперкоррекции при ис…

Валиева Анисат Алибеговна

врач-косметолог
г. Тула

отлично

хорошо

отлично

Лонгидаза является препаратом выбора у акушеров-гинекологов, т.к. доказал свою безопасность и эффективность. Также неоспоримым плюсом является несколько форм выпуска: лиофилизат для инъекций и суппози. ..

Гирина Марина Валериевна

радиолог
г. Тула

ужасно

ужасно

ужасно

«Лонгидаза» пополняет список фуфломицинов! Не имеет доказанной эффективности! Нет ни одного крупного исследования по данному препарату! Большая область применения! В инструкции показания для использов…

Юсупова Ландыш Наилевна

гинеколог
г. Казань

отлично

отлично

отлично

Прекрасно работает в моей практике при необходимости устранения гиперкоррекции или осложнений при введении имплантров внутридермальных на основе гиалуроновой кислоты. Отмечаю скорость наступления эффе…

Дунаевская Марина Владимировна

дерматолог
г. Краснодар

отлично

отлично

нормально

Высокоэффективный препарат. В своей практике использую его для уменьшения фиброза в легких после тяжелых воспалительных заболеваний, пневмонии, оперативном лечении на легком. Удобно использовать, есть…

Короткова Мария Владимировна

терапевт
г. Новосибирск

отлично

отлично

отлично

Использовала его после иссечения скальпелем келоидного рубца во избежание рецидива. Отличный результат, с каждым разом результат был лучше, в начале даже вводить препарат трудно в толщу тканей, затем …

Рымарь Светлана Алексеевна

челюстно-лицевой хирург
г. Краснодар

ужасно

нормально

нормально

К большому сожалению, данный препарат не является эффективным в лечении завяленных заболеваний. Иногда можно найти этот препарат в аптеках, но в клиниках не применяется. «Лидаза-м» — данный препарат с…

Чепурной Михаил Геннадьевич

детский хирург
г. Ростов-на-Дону

плохо

нормально

нормально

Без эффекта. Не встречала ни одного клинического исследования, которое подтверждало бы эффективность данного лекарственного средства. Препарат с недоказанной клинической эффективностью, не используетс…

Искоростинская Ольга Александровна

гинеколог
г. Орёл

Использование жидкостей и фармакологических средств (лекарственных препаратов) для профилактики спаечной болезни (тканевых рубцов) после операций в области таза женщин

Обзор вопроса: В этом систематическом обзоре Кокрейн была проведена оценка вех жидкостей и фармакологических средств, используемых для профилактики образования спаек после гинекологических операций (гели были определены как жидкие средства).

Актуальность: Спайки это внутренняя рубцовая ткань, которая может формироваться в процессе восстановления организма после операции. Их появление также может быть вызвано инфекциями таза и эндометриозом. Спайки склеивают вместе ткани и органы, которые обычно не соприкасаются. Спайки обычно возникают после гинекологических операций, и могут вызывать боль в области таза, бесплодие и закупорку кишечника. Женщинам со спайками может потребоваться дальнейшая более сложная операция, что может привести к дополнительным осложнениям. Жидкости вводят во время операции в полость малого таза (в котором находятся все женские репродуктивные органы), и это предотвращает физический контакт заживающих тканей. Эти жидкости можно разделить на гидрофлотационные средства и гели. Гидрофлотационные средства это жидкости, которые помещают в полость малого таза в больших объемах (обычно около литра), гели наносят непосредственно в область хирургического вмешательства. Фармакологические средства действуют путем изменения этапов процесса заживления.

Характеристики исследований В этот обзор мы включили 29 рандомизированных контролируемых испытаний (3227 участников). Результаты 18 испытаний из них были объединены (2740 участников). Результаты оставшихся 11 исследований не могли быть использованы в мета-анализе, потому что исследователи не применяли метод измерения спаек, который позволил бы объединить их результаты с другими данными, или потому, что в них не сообщалось важной статистической информации. Мы провели последний поиск доказательств по апрель 2014 года.

Основные результаты: Только в одном исследовании провели оценку боли в области таза, и не было представлено доказательств того, что существует разница между средствами для предотвращения спаек. Не существует доказательств, что какое-либо из исследованных средств повлияло на частоту живорождения. Если говорить о спайках, то, у участниц, которым применяли жидкие средства во время операции, вероятность образования спаек была меньше, чем у участниц, которые не получили жидкого средства. Когда жидкости и гели сравнивали друг с другом, гели оказались лучше, чем жидкости. Не получено убедительных доказательств существенного влияния фармакологических средств на образование спек. Ни в одном исследовании не рассматривали различия в качестве жизни. Все исследования, за исключением одного, показали, что исследователи планировали провести оценку неблагоприятных исходов, связанных с лекарствами, однако о неблагоприятных эффектах не сообщали.

Результаты использования гелей показывают, что у женщин с 77% -ным риском развития спаек без лечения с помощью геля, риск развития спаек после использования геля будет составлять от 26% до 65%. У женщин с 83% -ным риском обострения спаек после отсутствия лечения при первой операции вероятность улучшения состояния после использования геля составит от 16% до 73%. Аналогичным образом для гидрофлотационных жидкостей — у женщин с 84% -ной вероятностью развития спаек без лечения, риск развития спаек при использовании гидрофлотационных жидкостей будет составлять от 53% до 73%.

Жидкие средства и гели эффективны для уменьшении спаек, однако требуется дополнительная информация, чтобы определить, влияют ли они на боли в области таза, частоту живорождения, качество жизни и долгосрочные осложнения, такие как кишечная непроходимость. Кроме того, следует провести обширные исследования высокого качества, в которых исследователи использовали бы стандартный способ измерения спаек, разработанный Американским обществом репродуктивной медицины (модифицированный счет AFS).

Качество доказательств: Качество доказательств варьировало от низкого до высокого. Основными причинами снижения качества доказательств были неточность (малые размеры выборки и широкие доверительные интервалы), и плохое представление методов исследования.

Противоспаечный гель Антиадгезин®

Официальный продуктовый сайт медицинского изделия Антиадгезин®.

Антиадгезин® — это противоспаечный барьер, предназначенный для профилактики образования спаек при любом виде хирургического вмешательства.

Антиадгезин® — единственный противоспаечный гель на российском рынке, содержащий гиалуроновую кислоту, способствующую лучшей регенерации тканей после полостных, лапароскопических или эндоскопических операций.

Антиадгезин® входит в реестр медицинских изделий Федеральной Службы по надзору в сфере Здравоохранения www.roszdravnadzor.ru.

Антиадгезин® производится южнокорейской компанией Genewell. Маркетинг и дистрибьюцию на территории РФ осуществляет компания «ШТАДА Маркетинг».

Семь причин выбрать противоспаечный барьер Антиадгезин®:

  1. Комбинированный состав. Два компонента геля синергично дополняют друг друга, усиливая общий лечебный эффект:
    • Гиалуроновая кислота в составе геля оказывает увлажняющее действие на ткани и способствует их лучшей регенерации (заживлению).
    • Карбоксиметилцеллюлоза в составе геля является его биодеградируемой основой, способствует предотвращению слипания и последующего сращения повреждённых тканей, пролонгирует действие гиалуроновой кислоты.
  2. Эффективность. Эффективность Антиадгезина® оценена в клинических исследованиях в России и за её пределами. Отдалённые результаты хирургического лечения с применением гиалуроносодержащего противоспаечного барьера демонстрируют меньшую частоту и выраженность спаечного процесса.
    Профессиональные сообщества хирургов в разных странах рекомендуют любое хирургическое вмешательство проводить с применением противоспаечного барьера, отдавая предпочтение гиалуроносодержащим противоспаечным барьерам.
  3. Безопасность. Антиадгезин® биосовместим с организмом пациента, поскольку компоненты геля только натуральные. Антиадгезин® не содержит антиагенов, поэтому не вызывает иммунных реакций. После выполнения своей функции гель полностью биодеградирует (рассасывается).
  4. Удобство применения. Противоспаечный гель Антиадгезин® стерилен, выпускается в преднаполненных шприцах, готовых к применению. В комплекте имеется аппликационный катетер для нанесения геля на ткани. Каждый отдельный шприц с дозой геля предназначен для однократного применения.
  5. Информационная поддержка. Компания ШТАДА маркетинг осуществляет информационную поддержку пользователям своей продукции. Если у вас остались вопросы, задайте их нашим экспертам.

Когда применяется гель

Противоспаечный барьер Антиадгезин® может применяться во время любого хирургического вмешательства, сопровождающегося риском образования спаек. Антиадгезин® может применяться при операциях в следующих областях медицины:

  • Акушерство и гинекология
  • Общая хирургия
  • ЛОР-хирургия
  • Хирургия позвоночника
  • Хирургия кисти
  • Кардиохирургия
  • Торакальная хирургия
  • Хирургическая урология и др.

Антиадгезин® рекомендован как при полостных операциях, так и при лапароскопических или эндоскопических хирургических вмешательствах.

После выполнения основного этапа операции хирург наносит противоспаечный барьер на повреждённые ткани и только после этого зашивает рану.

Важно обсудить вопросы профилактики спаечного процесса с хирургом до хирургического вмешательства!


Механизм действия Антиадгезина

®

Создание защитной плёнки на раневых поверхностях внутренних органов препятствует их слипанию на ранней стадии раневого заживления и последующему сращению. Гиалуроновая кислота в составе геля Антиадгезин® увлажняет и улучшает регенерацию повреждённых тканей. В клинических исследованиях доказано, что после операций с применением противоспаечного геля Антиадгезин® частота и выраженность спаечного процесса достоверно ниже, чем при хирургии без противоспаечного барьера.

Литература:

  1. Швец В.В., Колесов С.В. с соавт. Противоспаечный гель «Аниадгезин» при дегенеративно-дистрофических заболеваниях поясничного отдела позвоночника. // Хирургия позвоночника. 2018 г., Т15, №2, С. 39 – 50.
  2. Тихомиров А.Л., Манухин И.Б., Казенашев В.В., Манухина И.Б., Юдина Т.А. Профилактика спаечного процесса и его осложнения в оперативной гинекологии // Российский вестник акушера-гинеколога. 2016. №5. С. 100-110
  3. Доброхотова Ю.Э., Гришин И.И., Гришин А.И. Опыт применения противоспаечного барьера у пациенток с трубно-перитонеальным фактором бесплодия // РМЖ. 2017. № 15. С. 1–1.
  4. Макаренко Т.А., Никифорова Д.Е. Современные возможности в лечении синдрома Ашермана // РМЖ. 2016. № 15. С. 1001–1004.
  5. AAGL Practice Report: Practice Guidelines for Management of Intrauterine Synechiae. 2013: 8. p.
  6. RCOG Clinical Practice Guideline: The Use of Adhesion Prevention Agents in Obstetrics and Gynaecology // Scientific Impact Paper No. 39, 2013, 6 p.
  7. SOGC Clinical Practice Guideline: Adhesion Prevention in Gynaecological Surgery // JOGC Juin, No. 243, 2010, P. 598-602.
  8. http://adhesions.org/

Спаечный процесс в малом тазу

Спайки – прозрачно-белёсые плёночки, склеивающие расположенные рядом ткани и органы. Образуются спайки с благой целью – остановить распространение воспаления, буквально создав механическое препятствие.

Спайки в малом тазу образуются в результате:

  • воспалительных процессов и инфекций
  • хирургического вмешательства
  • кровотечений в брюшной полости (вследствие травм, эндометриоза и пр. )
К сожалению, несмотря на то, что на определённом этапе спайки выступают как союзники и защитники нашего организма, позже, когда жизни и здоровью уже ничто не угрожает, спайки начинают мешать. Ведь у всех внутренних органов есть своё правильное положение, нормальная подвижность – а спайки, подобно нитям, связывают их, закрепляют в неправильном положении, не давая адекватно функционировать. Рубцовая ткань также зажимает нервы и сосуды. Вот почему существует понятие «спаечная болезнь».

Симптомы и виды

Спайки могут быть врожденными (аномалии внутренних органов) и приобретёнными. Кроме того, спаечный процесс бывает:

  • вокруг органов малого таза: матки, яичника, маточных труб
  • между репродуктивными органами (например, яичником и фаллопиевой трубой)
  • массированным – рубцовой ткани так много, что она полностью блокирует маточные трубы
Симптоматика напрямую зависит от «запущенности» спаечного процесса. Так, огромное количество спаек может стать причиной крайне тяжёлого состояния пациентки: температура, рвота, сильные боли, тахикардия, даже кишечная непроходимость. Это состояние угрожает жизни и требует неотложной медицинской помощи.

Однако симптоматика далеко не всегда так ярко выражена. Спаечная болезнь существует и в бессимптомной форме.

При болевой форме женщину могут беспокоить расстройства в работе кишечника – запоры, вздутие, поносы, боли внизу живота – ноющие, ассоциированные с физической нагрузкой или определёнными положениями тела.

Последствия

Чем грозят спайки в малом тазу?

  • бесплодие – спайки делают маточные трубы непроходимыми
  • загиб матки
  • нарушение менструального цикла
  • внематочная беременность
  • при острой форме – кишечная непроходимость и даже летальный исход
Методы лечения и возможные осложнения

В случае, когда спаек не много, врач может назначить медикаментозную терапию – противовоспалительные и рассасывающие препараты. Справедливости ради стоит отметить, что лекарства в случае спаечного процесса не слишком эффективны, поэтому им в помощь нередко назначают и физиотерапевтические процедуры.

Основным и более эффективным методом лечения, а, точнее, рассечения и удаления спаек является лапароскопия – операция, осуществляемая микроманипуляторами через небольшие проколы. Ирония в том, что и сама лапароскопия, являясь хирургическим вмешательством, часто приводит к образованию новых спаек…

Как подтвердить диагноз

Диагноз «спаечный процесс в малом тазу» можно поставить на основе обследований:

  • магниторезонансная томография
  • рентгенологическое исследование после введения контрастного препарата
  • диагностическая лапароскопия
Лечение у нас

Врачи признают: даже лапароскопия не в состоянии решить все проблемы, сопровождающие спаечный процесс. Ведь помимо рассечения спаек нужно ещё и восстановить нормальную структуру органов, их естественные функции.

Как же с этой задачей может справиться врач-остеопат?

Используя приёмы висцеральной остеопатии, врач воздействует на оболочки органов и сами органы, которые вовлечены в спаечный процесс:

  • улучшает лимфо- и кровоток
  • возвращает органы в правильное положение
  • налаживает органный и тканевой ритмы
Этими лёгкими в ощущении (и сложными в исполнении) манипуляциями остеопат добивается включения нормальных функций самооздоровления, которым мешали спайки. Ведь любой живой организм всегда стремится к самоизлечению, но иногда ему нужно немного помочь.

Эффективность применения препарата Дистрептаза в акушерско-гинекологической практике

Воспалительные заболевания органов малого таза не только остаются лидерами в структуре гинекологических заболеваний, но и имеют роковые последствия в отношении репродуктивного здоровья женщины, создавая тем самым медицинские, социальные и экономические проблемы.

Частота возникновения бесплодия у женщин, перенесших один эпизод воспалительных заболеваний органов малого таза, составляет около 18 %, а после трех эпизодов достигает 50 % (Breeding D., 1997, Reyes I., 2006). Основная причина бесплодия в таких случаях — спайки и фиброзные изменения яичников, образующиеся даже после однократного воспаления. В связи с этим все большее внимание уделяется поиску оптимальных путей решения проблем, связанных с последствиями воспаления.

Для лечения хронических воспалительных заболеваний органов малого таза применяют антибактериальные, противовоспалительные, антимикотические и иммуномодулирующие препараты. Большое значение в лечении таких пациентов принадлежит энзимам и средствам, которые улучшают микроциркуляцию. Для рассасывающей терапии чаще всего применяют ферментативные препараты и биостимуляторы, эффективность которых недостаточна.

В сентябре 2007 года на фармацевтическом рынке Украины появился новый препарат для рассасывающей терапии — Дистрептаза. Опыту применения препарата в акушерско-гинекологической практике была посвящена конференция, организованная компанией Alpen Pharma GmbH, состоявшаяся в г. Донецке, в ресторане гостиницы «Виктория» 1 апреля 2008 г. О действии препарата рассказала продакт-менеджер компании Виктория Самсонова. Комплексный препарат Дистрептаза, производимый в Польше и используемый для лечения воспалительных заболеваний органов малого таза появился на рынке Украины в сентябре 2007 года. Он выпускается в форме ректальных свечей, в каждой из которых содержится оригинальная комбинация активных веществ — стрептокиназы 15 000 МЕ и стрептодорназы 1250 МЕ, а также вспомогательные субстанции, которые облегчают всасывание и попадание активных компонентов в кровеносное и лимфатическое русло органов малого таза.

Стрептокиназа как базовое тромболитическое лекарственное средство успешно применяется в хирургии и кардиологии при лечении тромбозов внетазовой локализации, хотя ее дозы при этом существенно выше. Стрептодорназа представляет собой фермент эндонуклеазу. Она растворяет межмолекулярные связи нуклеопротеинов мертвых клеток и гноя, облегчает резорбцию олигопротеинов, активирует фагоцитоз, не влияя на структуру и функцию здоровых клеток. Механизм действия Дистрептазы основан на уникальном сочетании активных компонентов препарата, что обусловливает быстрый лизис некротических масс, отложений фибрина и тромбов, что ведет к растворению спаек. Препарат рекомендуется с первых дней воспалительного процесса, действует на все фазы воспаления и предупреждает развитие спаечного процесса. Курс лечения составляет 7–10 дней. Дистрептаза — уникальный, единственный в Украине препарат для рассасывающей терапии при воспалительных заболеваниях органов малого таза у женщин любой возрастной категории, в любой период заболевания. Препарат также широко используется в проктологии, урологии и дерматовенерологии.

Оценка эффективности комплексной терапии хронических воспалительных заболеваний придатков матки с применением препарата Дистрептаза была представлена в докладе доцента Кушнира Сергея Викторовича (Институт неотложной и восстановительной хирургии АМН Украины им В.К. Гусака). Воспалительные заболевания придатков матки составляют 82 % в числе прочих воспалительных заболеваний, 7 % из них — осложненные формы. Целью проведенного исследования было определение эффективности предложенной комплексной терапии больных с хроническим воспалительным заболеванием придатков матки с примененим препарата Дистрептаза. 64 больные составили контрольную группу, 70 — основную. Критериями оценки эффективности предложенной терапии явились анкета-опросник клинического испытания и параметры качества жизни. Анкета-опросник включала шкалу боли, данные общего и гинекологического осмотров, общий анализ мочи, бактериоскопическое исследование мазка из цервикального канала и влагалища, УЗИ матки и придатков, длительность лечения, осложнения течения заболевания. Оценка эффективности лечения по оценке качества жизни включала физическое и психическое состояние, социальное и ролевое функционирование, общее субъективное восприятие состояния своего здоровья. Анализ проведенного исследования позволил сделать вывод о том, что использование в комплексной терапии хронических воспалительных заболеваний придатков матки препарата Дистрептаза позволяет сократить сроки лечения данной группы больных, улучшить непосредственные результаты лечения, что в конечном итоге влияет на качество жизни, поскольку не вынуждает изменять бытовые роли и обычную социальную активность пациентов.

В докладе доцента Носенко Елены Николаевны (НИИ медицинских проблем семьи, кафедра акушерства, гинекологии и перинатологии ФППО ДонНМУ им. М. Горького) была представлена современная тактика ведения функциональных кист яичников в репродуктивном возрасте. По данным различных источников, объемные образования яичников занимают в структуре всех опухолей половых органов 2-е место, в структуре ургентной гинекологической патологии — 2–3-е место. За последние два десятилетия встречаемость опухолей яичников среди гинекологических больных увеличилась с 6–7 до 19–25 %. 75–87 % всех объемных образований яичников приходиться на долю доброкачественных. В свою очередь, среди доброкачественных образований яичников 75–80 % имеют кистозное строение.

Частота функциональных кист яичников составляет 60–73 %. Функциональные кисты яичников представляют особый интерес, так как именно при этой наиболее часто встречающейся в гинекологической практике форме кистозных опухолевидных образований яичников возможно проведение консервативного медикаментозного или малоинвазивного оперативного лечения, включающего трансвагинальное игловое аспирационное дренирование со склеротерапией и цистэктомию. Обильное кровоснабжение и рыхлость тканей функциональных кист яичников у одной трети пациенток приводят к внутренним кровоизлияниям в просвет кисты с формированием гематомы, сопровождающимся болевым синдромом. Функциональные кисты яичников с персистенцией свыше 2 месяцев практически не имеют рецепторов к стероидным гормонам и нечувствительны к гормонотерапии. В таких кистах могут развиться существенные изменения в виде клеточного и ядерного полиморфизма. В окружающей ткани яичника вследствие сдавления, нарушения кровообращения и трофики процессов развивается склероз.

В комплексную терапию функциональных кист яичников, включающую гормональные препараты, иммуномодуляторы, комплекс антигомотоксических препаратов, 30% р-р тиосульфата натрия в/в по 10 мл через день № 10 была включена Дистрептаза: 3 дня по 3 свечи в день, 3 дня по 2 свечи, 3 дня по 1 свече. Активное динамическое наблюдение проводилось 2 месяца. При применении Дистрептазы достигался быстрый лизис сгустков крови, улучшение кровообращения и микроциркуляции в стенках кисты, приводящее к увеличению концентрации лекарственных средств в стенке кисты и яичнике, быстрой ликвидации инфильтрации и клинических проявлений воспаления в яичнике, что в дальнейшем предупреждает развитие спаечного процесса. Рассасывающее, фибринолитическое и протеолитическое действие Дистрептазы обусловлено комбинацией двух активных веществ — стрептокиназы и стрептодорназы. Стрептокиназа активирует проэнзим плазминогена, который превращается в плазмин, растворяющий сгустки крови, то есть оказывает фибринолитическое действие. Стрептодорназа представляет собой фермент дезоксирибонуклеазу, который приводит к разрушению ДНК в стенке кишки, в результате чего возникает глубокая деполимеризация, растворяются «мостики» нуклеопротеинов мертвых клеток, облегчается резорбция мертвых клеток и олигопротеинов, активизируется фагоцитоз. В присутствии стрептокиназы и стрептодорназы значительно возрастает концентрация фагоцитов, улучшается их подвижность, увеличивается процент завершенного фагоцитоза, в результате чего мы можем добиться регресса кисты. Регресс образования после проведенного лечения наблюдался в 57 % случаев. Таким образом, в результате проведенного исследования было выявлено, что включение Дистрептазы в схему лечения функциональных кист яичника сокращает длительность болевого синдрома в 2,3 раза, сроки рассасывания кисты в 1,5 раза, а при наличии внутриполостной гематомы — в 2,6 раза.

При проведении оперативного лечения Дистрептаза через 7 дней по той же схеме включалась в комплекс послеоперационных мероприятий. Препарат имеет высокую переносимость и безопасность в применении. Дистрептаза особо показана после гинекологических операций у женщин, планирующих беременность и желающих сохранить репродуктивную функцию.

Компанией Alpen Pharma GmbH инициировано проведение клинического мультицентрового постмаркетингового исследования по оценке эффективности, безопасности и переносимости Дистрептазы в комплексном лечении воспалительных заболеваний органов малого таза, в котором принимают участи врачи гинекологических центров Киева, Донецка, Харькова, Днепропетровска, Львова и Одессы. В проведении исследования участвуют врачи-гинекологи г. Донецка, которые также приняли участие в работе данной конференции: Воронина Ольга Владимировна, Калиновская Наталья Евгеньевна, Ким Татьяна Хоримовна, Попандопуло Алла Дмириевна, Борлова Лариса Александровна, Третьякова Лариса Анатольевна, Омельченко Наталия Александровна, Касьянова Наталия Васильевна, Азохова Ольга Николаевна, Иванова Татьяна Александровна, Расторгуева Елена Георгиевна, Кузнецова Илона Анатольевна, Григорян Армина Юрьевна, Павлова Евгения Викторовна, Помельникова Юлия Андреевна, Таран Наталия Андреевна, Кипиани Майя Витальевна, Портвенко Андрей Витальевич, Презднякова Адилия Фаридовна, Филатова Юлия Григорьевна, Петренко Татьяна Геннадиевна, Листратенко Ольга Петровна, Ханча Федор Александрович, Юдина Андриана Сергеевна, Сигарева Виктория Александровна, Остапенко Татьяна Михайловна, Пилипец Валентина Андреевна, Каверина Виктория Алексеевна.

С данными, полученными в результате исследования, и отзывами врачей о применении препарата вы познакомитесь в следующих публикациях нашего издания.

Подготовила Татьяна Брандис

Борьба со спайками: от понимания к профилактике | BMC Biomedical Engineering

  • 1.

    Okabayashi K, Ashrafian H, Zacharakis E, Hasegawa H, Kitagawa Y, Athanasiou T., Darzi A. Спайки после абдоминальной хирургии: систематический обзор частоты, распределения и степени тяжести. Хирург сегодня. 2014; 44 (3): 405–20.

    Артикул Google ученый

  • 2.

    Эванс-Хукер Э.А., Янг С.Л. Восприимчивость эндометрия и внутриматочная спаечная болезнь.Semin Reprod Med. 2014; 32 (05): 392–401.

    Артикул Google ученый

  • 4.

    Park CB, Suri RM, Burkhart HM, Greason KL, Dearani JA, Schaff HV, Sundt III TM.Выявление пациентов с повышенным риском травм при повторной стернотомии: анализ 2555 повторных операций на сердце. J Thorac Cardiovasc Surg. 2010. 140 (5): 1028–35.

    Артикул Google ученый

  • 5.

    Drake DB, Tilt AC, DeGeorge BR. Бесклеточные аллотрансплантаты сухожилий сгибателей: новые горизонты реконструкции сухожилий. J Hand Surg. 2013. 38 (12): 2491–5.

    Артикул Google ученый

  • 6.

    Dy CJ, Hernandez-Soria A, Ma Y, Roberts TR, Daluiski A. Осложнения после восстановления сухожилия сгибателя: систематический обзор и метаанализ. J Hand Surg. 2012. 37 (3): 543–551. e541.

    Артикул Google ученый

  • 7.

    Hellebrekers BWJ, Trimbos-Kemper TCM, Trimbos JBMZ, Emeis JJ, Kooistra T. Использование фибринолитиков для предотвращения образования послеоперационных спаек. Fertil Steril. 2000. 74 (2): 203–12.

    Артикул Google ученый

  • 8.

    Alpay Z, Saed GM, Diamond MP. Послеоперационные спайки: от образования до профилактики. В кн .: Семинары по репродуктивной медицине. Нью-Йорк: издательство Thieme Medical Publishers; 2008. с. 313–21.

    Артикул Google ученый

  • 9.

    Voleti PB, Buckley MR, Soslowsky LJ. Исцеление сухожилий: восстановление и регенерация. Annu Rev Biomed Eng. 2012; 14: 47–71.

    Артикул Google ученый

  • 10.

    Hellebrekers BWJ, Kooistra T. Патогенез послеоперационного спаечного процесса. Br J Surg. 2011. 98 (11): 1503–16.

    Артикул Google ученый

  • 11.

    Леви М., ван дер Полл Т., Бюллер HR. Двунаправленная связь между воспалением и коагуляцией. Тираж. 2004. 109 (22): 2698–704.

    Артикул Google ученый

  • 12.

    Furie B, Furie BC. Молекулярные основы свертывания крови.Клетка. 1988. 53 (4): 505–18.

    Артикул Google ученый

  • 13.

    Чегини Н. Молекулярная среда брюшины, образование спаек и клиническое значение. Front Biosci. 2002. 7 (16): 91–115.

    Google ученый

  • 14.

    Speyer CL, Ward PA. Роль эндотелиальных хемокинов и их рецепторов при воспалении. J Investigation Surg. 2011; 24 (1): 18–27.

    Артикул Google ученый

  • 16.

    Duque GA, Descoteaux A. Цитокины макрофагов: участие в иммунитете и инфекционных заболеваниях. Фронт Иммунол. 2014; 5 (491): 1–12.

    Google ученый

  • 17.

    Эсмон С. Путь протеина С. Crit Care Med.2000. 28 (9): 44–8.

    Артикул Google ученый

  • 18.

    Лейнен Х. Элементы фибринолитической системы. Ann N Y Acad Sci. 2001. 936 (1): 226–36.

    Артикул Google ученый

  • 20.

    Клуфт С. Фибринолитическая система и тромботическая склонность. Pathophysiol Haemost Thromb. 2003. 33 (5–6): 425–9.

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Лийнен Х. Матричные металлопротеиназы и клеточная фибринолитическая активность. Biochem Mosc. 2002. 67 (1): 92–8.

    Артикул Google ученый

  • 22.

    Saed GM, Diamond MP. Молекулярная характеристика послеоперационных спаек: фенотип спаек. J Am Assoc Gynecol Laparosc. 2004. 11 (3): 307–14.

    Артикул Google ученый

  • 23.

    Чегини Н. Система TGF-β: главный профиброзный медиатор образования спаек брюшины. В кн .: Семинары по репродуктивной медицине. Нью-Йорк: издательство Thieme Medical Publishers; 2008. с. 298–312.

    Артикул Google ученый

  • 24.

    Имудиа А.Н., Кумар С., Саед Г.М., Даймонд М.П. Патогенез развития внутрибрюшных и тазовых спаек.В кн .: Семинары по репродуктивной медицине. Нью-Йорк: издательство Thieme Medical Publishers; 2008. с. 289–97.

    Артикул Google ученый

  • 25.

    Кисука Дж., Баттерфилд К.Э., Дуда Д.Г., Айхенбергер С.К., Саффарипур С., Уэр Дж., Руджери З.М., Джайн Р.К., Фолкман Дж., Вагнер Д.Д. Тромбоциты и адгезия тромбоцитов поддерживают ангиогенез, предотвращая чрезмерное кровотечение. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2006; 103 (4): 855–60.

    Артикул Google ученый

  • 26.

    Gelati M, Aplin AC, Fogel E, Smith KD, Никосия РФ. Ангиогенный ответ аорты на повреждение и воспалительные цитокины требует макрофагов. J Immunol. 2008. 181 (8): 5711–9.

    Артикул Google ученый

  • 27.

    Newman AC, Nakatsu MN, Chou W., Gershon PD, Hughes CC. Необходимость фибробластов в ангиогенезе: белки матрикса, происходящие из фибробластов, необходимы для образования просвета эндотелиальных клеток. Mol Biol Cell. 2011. 22 (20): 3791–800.

    Артикул Google ученый

  • 28.

    DiPietro LA. Ангиогенез и заживление ран: когда достаточно. J Leukoc Biol. 2016; 100 (5): 979–84.

    Артикул Google ученый

  • 29.

    Певец А.Дж., Кларк Р.А. Заживление кожных ран. N Engl J Med. 1999. 341 (10): 738–46.

    Артикул Google ученый

  • 30.

    Delgado L, Bayon Y, Pandit A, Zeugolis D. Сшивать или не сшивать? Связанный с перекрестным связыванием ответ устройств на основе коллагена на инородное тело. Tissue Eng Part B. 2015; 21 (3): 298–313.

    Артикул Google ученый

  • 32.

    Nkere U, Whawell S, Sarraf C, Schofield J, Thompson J, Taylor K. Травма перикарда и спаечные процессы в связи с повторной кардиохирургией. Thorac Cardiovasc Surg. 1995; 43 (06): 338–46.

    Артикул Google ученый

  • 33.

    Райан Г.Б., Гробети Дж., Майно Г. Мезотелиальная травма и восстановление. Am J Pathol.1973; 71 (1): 93.

    Google ученый

  • 35.

    Добелл А., Джайн А. Катастрофическое кровотечение во время повторной стернотомии. Ann Thorac Surg. 1984. 37 (4): 273–8.

    Артикул Google ученый

  • 36.

    Клифф В., Гробети Дж., Райан Г. Послеоперационные спайки перикарда. Роль легкого серозного повреждения и пролитой крови. J Thorac Cardiovasc Surg. 1973; 65 (5): 744–50.

    Артикул Google ученый

  • 38.

    Ломас А.Дж., Райан CNM, Сорушанова А., Шологу Н., Сидери А.И., Циоли В., Фтенакис Г.К., Цора А., Скуфос И., Куинлан Л.Р. и др. Прошлое, настоящее и будущее лечения сухожилий на основе каркасов. Adv Drug Deliv Rev.2015; 84: 257–77.

    Артикул Google ученый

  • 39.

    Джайбаджи М. Успехи в биологии заживления сухожилий сгибателей зоны II и образования спаек. Ann Plast Surg. 2000. 45 (1): 83–92.

    Артикул Google ученый

  • 41.

    Мюллер С.А., Тодоров А., Хайстербах П.Е., Мартин I, Маевски М. Заживление сухожилий: обзор физиологии, биологии и патологии заживления сухожилий и систематический обзор современного состояния биоинженерии сухожилий. Коленная хирургия Sports Traumatol Arthrosc. 2015; 23 (7): 2097–105.

    Артикул Google ученый

  • 42.

    Тейлор С.Х., Аль-Юха С., Ван Агтмаэль Т., Лу И, Вонг Дж., Макгрутер Д.А., Кадлер К.Э. Сухожилия покрыты эпителием базальной мембраны, который необходим для удержания клеток и предотвращения образования адгезии. PLoS One. 2011; 6 (1): e16337.

    Артикул Google ученый

  • 43.

    Март CM. Синдром Ашермана. Semin Reprod Med.2011; 29 (02): 083–94.

    Артикул Google ученый

  • 44.

    Панайотидис С., Вейерс С., Бостилс Дж., Ван Херендаэль Б. Внутриматочные спайки (ВМС): был ли прогресс в понимании и лечении за последние 20 лет? Gynecol Surg. 2009. 6 (3): 197–211.

    Артикул Google ученый

  • 45.

    Танбо Т., Федорчак П. Бесплодие, связанное с эндометриозом: аспекты патофизиологических механизмов и варианты лечения.Acta Obstet Gynecol Scand. 2017; 96 (6): 659–67.

    Артикул Google ученый

  • 46.

    Чен Й, Чанг Й, Яо С. Роль ангиогенеза в восстановлении эндометрия у пациентов с тяжелой внутриматочной спайкой. Int J Clin Exp Pathol. 2013; 6 (7): 1343–50.

    Google ученый

  • 47.

    Gargett CE, Ye L. Реконструкция эндометрия из стволовых клеток. Fertil Steril. 2012; 98 (1): 11–20.

    Артикул Google ученый

  • 48.

    Gutt CN, Oniu T, Schemmer P, Mehrabi A, Büchler MW. Меньше спаек после лапароскопической операции? Surg Endosc. 2004. 18 (6): 898–906.

    Артикул Google ученый

  • 50.

    Ouaïssi M, Gaujoux S, Veyrie N, Denève E, Brigand C, Castel B, Duron J, Rault A, Slim K, Nocca D. Послеоперационные спаечные процессы после пищеварительной хирургии: их частота и профилактика: обзор литературы. J Visc Surg. 2012; 149 (2): e104–14.

    Артикул Google ученый

  • 51.

    Арунг В., Мерисс М., Детри О. Патофизиология и профилактика послеоперационных спаек брюшины. Мир J Gastroenterol. 2011. 17 (41): 4545–53.

    Артикул Google ученый

  • 53.

    Ханна А., Фрил М., Гугулиас Н., Лонго У.Г., Маффулли Н. Профилактика спаек в хирургии сухожилий сгибателей руки: какие существуют доказательства? Br Med Bull. 2009. 90 (1): 85–109.

    Артикул Google ученый

  • 54.

    Hooker AB, Lemmers M, Thurkow AL, Heymans MW, Opmeer BC, Brölmann HAM, Mol BW, Huirne JAF. Систематический обзор и метаанализ внутриматочных спаек после выкидыша: распространенность, факторы риска и отдаленные репродуктивные результаты. Обновление Hum Reprod. 2014; 20 (2): 262–78.

    Артикул Google ученый

  • 55.

    Healy MW, Schexnayder B, Connell MT, Terry N, DeCherney AH, Csokmay JM, Yauger BJ, Hill MJ. Профилактика внутриматочного спайки после гистероскопии: систематический обзор и метаанализ.Am J Obstet Gynecol. 2016; 215 (3): 267–275.e267.

    Артикул Google ученый

  • 56.

    Li J, Feng X, Liu B, Yu Y, Sun L, Liu T, Wang Y, Ding J, Chen X. Полимерные материалы для предотвращения послеоперационных спаек. Acta Biomaterialia. 2017; 61 (Приложение C): 21–40.

    Артикул Google ученый

  • 57.

    Wu W, Cheng R, das Neves J, Tang J, Xiao J, Ni Q, Liu X, Pan G, Li D, Cui W. и др.Достижения в области биоматериалов для предотвращения слипания тканей. J Control Release. 2017; 261 (Приложение C): 318–36.

    Артикул Google ученый

  • 58.

    Томас Д., Гаспар Д., Сорушанова А., Милкович Г., Спанудес К., Маллен А., О’Брайен Т., Пандит А., Зейголис Д. Самособирающиеся системы без каркасов и каркасов в регенеративной медицине. Biotechnol Bioeng. 2016; 113 (6): 1155–63.

    Артикул Google ученый

  • 59.

    Dimitri B, Holger G, Thorsten E, Gabriella V, Mihaly B, Isabel P, Jean-Pierre T., Thomas O. Амниотическая мембрана человека не подходит для трансплантации поражений толстой кишки и предотвращения спаек на модели крысы с ксенотрансплантатом. Surg Innov. 2017; 24 (4): 313–20.

    Артикул Google ученый

  • 60.

    Leppänen OV, Karjalainen T, Göransson H, Hakamäki A, Havulinna J, Parkkinen J, Jokihaara J. Результаты восстановления сухожилия сгибателя в сочетании с наложением аллотрансплантата амниотической мембраны человека.J Hand Surg. 2017; 42 (6): 474.e471–8.

    Артикул Google ученый

  • 61.

    Peng X, Li T, Zhao Y, Guo Y, Xia E. Безопасность и эффективность трансплантата амниона в предотвращении реформирования внутриматочных спаек. J Minim Invasive Gynecol. 2017; 24 (7): 1204–10.

    Артикул Google ученый

  • 62.

    Gan L, Duan H, Sun F-Q, Xu Q, Tang Y-Q, Wang S. Эффективность лиофилизированного трансплантата амниона после гистероскопического адгезиолиза тяжелых внутриматочных спаек.Int J Gynecol Obstet. 2017; 137 (2): 116–22.

    Артикул Google ученый

  • 63.

    ten Broek RP, Stommel MW, Strik C., van Laarhoven CJ, Keus F, van Goor H. Преимущества и вред адгезионных барьеров для абдоминальной хирургии: систематический обзор и метаанализ. Ланцет. 2014. 383 (9911): 48–59.

    Артикул Google ученый

  • 64.

    Trochsler M, Maddern GJ. Адгезионные барьеры для абдоминальной хирургии: липкая проблема.Ланцет. 2014; 383 (9911): 8–10.

    Артикул Google ученый

  • 66.

    Tchartchian G, Hackethal A, Herrmann A, Bojahr B, Wallwiener C, Ohlinger R, Ebert AD, De Wilde RL. Оценка адгезионного барьера SprayShield ™ в одном центре: рандомизированное контролируемое исследование с участием 15 женщин, перенесших реконструктивную операцию после лапароскопической миомэктомии. Arch Gynecol Obstet. 2014. 290 (4): 697–704.

    Артикул Google ученый

  • 68.

    Stawicki SP, Green JM, Martin ND, Green RH, Cipolla J, Seamon MJ, Eiferman DS, Evans DC, Hazelton JP, Cook CH и др. Результаты проспективного рандомизированного контролируемого исследования использования адгезионного барьера карбоксиметилцеллюлозы и гиалуроната натрия при травмах открытого живота. Хирургия. 2014. 156 (2): 419–30.

    Артикул Google ученый

  • 69.

    Vrijland WW, Tseng LN, Eijkman HJ, Hop WC, Jakimowicz JJ, Leguit P, Stassen LP, Swank DJ, Haverlag R, Bonjer HJ. Меньшее количество внутрибрюшинных спаек при использовании мембраны гиалуроновая кислота – карбоксиметилцеллюлоза: рандомизированное клиническое исследование. Ann Surg. 2002. 235 (2): 193–9.

    Артикул Google ученый

  • 70.

    Савада Т., Нишизава Х., Нишио Э. Предотвращение послеоперационной адгезии с адгезионным барьером из окисленной регенерированной целлюлозы у бесплодных женщин.J Reprod Med. 2000; 45: 387–9.

    Google ученый

  • 71.

    Сакари Т., Шёдаль Р., Полман Л., Карлбом У. Роль икодекстрина в предотвращении непроходимости тонкой кишки. Безопасность рандомизирована для контроля первых 300 пациентов в исследовании ADEPT. Цвет Dis. 2016; 18 (3): 295–300.

    Артикул Google ученый

  • 73.

    Trew G, Pistofidis G, Pados G, Lower A, Mettler L, Wallwiener D, Korell M, Pouly JL, Coccia M, Audebert A. Гинекологическая эндоскопическая оценка 4% раствора икодекстрина: европейский, многоцентровый, двойное слепое рандомизированное исследование эффективности и безопасности уменьшения спаек de novo после лапароскопических гинекологических операций.Hum Reprod. 2011; 26 (8): 2015–27.

    Артикул Google ученый

  • 75.

    Tjandra JJ, Chan MK. Распыляемый гидрогелевый адгезионный барьер облегчает закрытие илеостомы с отключенной петлей: рандомизированное исследование.Dis Colon Rectum. 2008. 51 (6): 956–60.

    Артикул Google ученый

  • 76.

    Крушински Д., Хомбург С., Д. Соуза Ф, Кэмпбелл П., Райх Х. Адгезиолизис в тяжелых и рецидивирующих случаях связанного с спаечным процессом расстройства (ARD). Новый подход с использованием подъемной (безгазовой) лапароскопии и адгезионного барьера SprayGel ™. Surg Technol Int. 2005; 15: 131.

    Google ученый

  • 77.

    Mais V, Bracco G, Litta P, Gargiulo T, Melis G.Уменьшение послеоперационных спаек с помощью автосшитого гиалуронанового геля в гинекологической лапароскопической хирургии: слепое контролируемое рандомизированное многоцентровое исследование. Hum Reprod. 2006. 21 (5): 1248–54.

    Артикул Google ученый

  • 78.

    Ward BC, Panitch A. Абдоминальные спайки: современные и новые методы лечения. J Surg Res. 2011; 165 (1): 91–111.

    Артикул Google ученый

  • 79.

    Haensig M, Mohr FW, Rastan AJ. Биорезорбируемый адгезионный барьер для уменьшения тяжести послеоперационных спаек на сердце: в центре внимания REPEL-CV (®). Med Devices (Окленд, Новая Зеландия). 2011; 4: 17–25.

    Google ученый

  • 80.

    Schreiber C, Boening A, Kostolny M, Pines E, Cremer J, Lange R, Scheewe J. Европейский клинический опыт использования REPEL-CV®. Эксперт Rev Med Devices. 2007. 4 (3): 291–5.

    Артикул Google ученый

  • 81.

    Yoshioka I, Saiki Y, Sakuma K, Iguchi A, Moriya T., Ikada Y, Tabayashi K. Листы из биорассасывающегося желатина с решеткой из полигликолевой кислоты могут устранить адгезию перикарда. Ann Thorac Surg. 2007. 84 (3): 864–70.

    Артикул Google ученый

  • 82.

    Илиопулос Дж. , Корнуолл, Великобритания, Эванс РОН, Манганас С., Томас К.А., Ньюман, округ Колумбия, Уолш В.Р. Оценка биоабсорбируемой полилактидной пленки на модели крупных животных для уменьшения загрудинных спаек.J Surg Res. 2004. 118 (2): 144–53.

    Артикул Google ученый

  • 83.

    Канеко Й., Хирата Й., Ачива И., Моришита Х., Сото Х., Кобаяхси Дж. Адгезионный барьер уменьшает послеоперационные спайки после кардиохирургических операций. Asian Cardiovasc Thorac Ann. 2012. 20 (3): 257–62.

    Артикул Google ученый

  • 84.

    Lefort B, El Arid J-M, Bouquiaux A-L, Soulé N, Chantreuil J, Tavernier E, Chantepie A, Neville P.Цен ли Сепрафилм при повторных кардиологических процедурах у младенцев? J Cardiothorac Surg. 2015; 10 (1): 1.

    Артикул Google ученый

  • 85.

    Bel A, Kachatryan L, Bruneval P, Peyrard S, Gagnieu C, Fabiani J-N, Menasché P. Новая рассасывающаяся коллагеновая мембрана для уменьшения спаек в кардиохирургии. Взаимодействовать Cardiovasc Thorac Surg. 2010. 10 (2): 213–6.

    Артикул Google ученый

  • 86.

    Dabrowski A, Lepère M, Zaranis C, Coelio C, Hauters P. Эффективность и безопасность резорбируемой коллагеновой мембраны COVA + ™ для предотвращения послеоперационных спаек в абдоминальной хирургии. Surg Endosc. 2016; 30 (6): 2358–66.

    Артикул Google ученый

  • 88.

    Stelly M, ТЦ Стелли. Гистология биокаффолда CorMatrix через 5 лет после закрытия перикарда. Ann Thorac Surg. 2013; 96 (5): e127–9.

    Артикул Google ученый

  • 89.

    Марк Х.М., Мис У., Хилл А., Эгберт Б., Кокер Дж., Эстридж Т. Оценка нового синтетического герметика для ингибирования спаек сердца и клинический опыт кардиохирургических процедур. Форум кардиохирургии. 2000; 4 (3): 204–9 обсуждение 210. https: //www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/11673138.

  • 91.

    Konertz WF, Kostelka M, Mohr FW, Hetzer R, Hübler M, Ritter J, Liu J, Koch C, Block JE. Снижение частоты и тяжести спаек перикарда с помощью распыляемой полимерной матрицы.Ann Thorac Surg. 2003. 76 (4): 1270–4.

    Артикул Google ученый

  • 92.

    Наполеоне С.П., Оппидо Дж., Анджели Э., Гарджуло Г. Рестернотомия в детской кардиохирургии: первоначальный опыт использования CoSeal®. Взаимодействовать Cardiovasc Thorac Surg. 2007. 6 (1): 21–3.

    Артикул Google ученый

  • 93.

    Lahtinen J, Satta J, Lähde S, Suramo I, Nissinen J, Pokela R, Juvonen T. Компьютерная томографическая оценка загрудинных спаек после замещения перикарда.Ann Thorac Surg. 1998. 66 (4): 1264–8.

    Артикул Google ученый

  • 94.

    Салминен Дж. Т., Маттила И. П., Пунтила Дж. Т., Сайранен Х. Профилактика послеоперационных спаек перикарда у детей с синдромом гипоплазии левых отделов сердца. Взаимодействовать Cardiovasc Thorac Surg. 2011; 12 (2): 270–2.

    Артикул Google ученый

  • 95.

    Amadio PC. Сопротивление скольжению и модификации скользящей поверхности сухожилия: клинические перспективы. Hand Clin. 2013. 29 (2): 159–66.

    Артикул Google ученый

  • 96.

    Майер Бюргиссер Дж., Бушманн Дж. История и характеристики материалов для имплантатов, применяемых в качестве перитенизированных антиадгезивов. J Biomed Mater Res B Appl Biomater. 2015; 103 (1): 212–28.

    Артикул Google ученый

  • 97.

    Riccio M, Battiston B, Pajardi G, Corradi M, Passaretti U, Atzei A, Altissimi M, Vaienti L, Catalano F, Del BM.Эффективность Hyaloglide® в профилактике рецидивов спаек после тенолиза сухожилий сгибателей в зоне II: рандомизированное контролируемое многоцентровое клиническое исследование. J Hand Surg (Европейский объем). 2010. 35 (2): 130–8.

    Артикул Google ученый

  • 99.

    Мендерес А., Мола Ф., Тайфур В., Вайвада Х., Баруцу А. Профилактика перитендиновых спаек после травмы сухожилий сгибателей с помощью сепрафилма. Ann Plast Surg. 2004. 53 (6): 560–4.

    Артикул Google ученый

  • 100.

    Темиз А., Озтюрк С., Бакунов А., Кара К., Калели Т. Новый материал для предотвращения перитендинно-фиброзных спаек после восстановления сухожилий: окисленная регенерированная целлюлоза (Interceed), абсорбируемый адгезионный барьер. Int Orthop. 2008. 32 (3): 389–94.

    Артикул Google ученый

  • 101.

    Бхавсар Д., Шеттко Д., Тененхаус М. Окружение места восстановления сухожилия коллагеном-ГАГ снижает образование послеоперационных спаек сухожилий на модели сухожилия сгибателя курицы. J Surg Res. 2010. 159 (2): 765–71.

    Артикул Google ученый

  • 102.

    Meier Bürgisser G, Calcagni M, Müller A, Bonavoglia E, Fessel G, Snedeker JG, Giovanoli P, Buschmann J.Профилактика перитендинных спаек с помощью электроспрядной полимерной трубки DegraPol®: гистологическое, ультразвуковое и биомеханическое исследование на кроликах. Biomed Res Int. 2014; 2014: 656240.

    Артикул Google ученый

  • 104.

    Coentro JQ, Pugliese E, Hanley G, Raghunath M, Zeugolis DI. Текущие и предстоящие методы лечения рубцевания и фиброза кожи. Adv Drug Deliv Rev. 2018. (Доступно онлайн с 30 августа 2018 г., в печати). Https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0169409X18302072.

  • 105.

    Cheung JPY, Tsang HHL, Cheung JJC, Yu HHY, Leung GKK, Law WL. Адъювантная терапия для уменьшения образования послеоперационных внутрибрюшных спаек. Азиатский J Surg. 2009. 32 (3): 180–6.

    Артикул Google ученый

  • 107.

    Li L, Zheng X, Fan D, Yu S, Wu D, Fan C, Cui W, Ruan H. Высвобождение целекоксиба из двухслойной биомиметической оболочки сухожилия для предотвращения адгезии тканей. Mater Sci Eng. 2016; 61 (Приложение C): 220–6.

    Артикул Google ученый

  • 108.

    Wei G, Chen X, Wang G, Fan L, Wang K, Li X. Влияние ресвератрола на предотвращение образования внутрибрюшных спаек на модели крыс. Cell Physiol Biochem. 2016; 39 (1): 33–46.

    Артикул Google ученый

  • 110.

    Имаи А., Такаги Х, Мацунами К., Судзуки Н. Небарьерные агенты для послеоперационной профилактики спаек: клинические и доклинические аспекты. Arch Gynecol Obstet. 2010. 282 (3): 269–75.

    Артикул Google ученый

  • 111.

    Чолак Н., Назлы Ю., Тасоглу И., Байрак Р., Алпай М.Ф., Аксой О.Н., Аккая И.О., Чакир О.Влияние митомицина-с на снижение адгезии перикарда после кардиохирургических операций у кроликов. Может J Cardiol. 2013. 29 (6): 712–7.

    Артикул Google ученый

  • 112.

    Караалтин М.В., Озалп Б., Дадачи М., Кайыкджыоглу А., Кечик А., Онер Ф. Влияние 5-фторурацила на заживление сухожилий сгибателей с помощью биоразлагаемого желатина с медленной системой высвобождения: экспериментальное исследование на модели кур . J Hand Surg (Европейский объем). 2012. 38 (6): 651–7.

    Артикул Google ученый

  • 113.

    Джохари Дж., Сюэ М., Чжу Х, Сюй Д., Велу П.П. Эффективность терапии эстрогенами у пациентов с внутриматочными спайками: систематический обзор. J Minim Invasive Gynecol. 2014; 21 (1): 44–54.

    Артикул Google ученый

  • 115.

    Рид Р.Л., Хан П.М., Спенс Дж.Э.Х., Туланди Т., Юзпе А.А., Уайзман Д.М. Рандомизированное клиническое испытание адгезионного барьера из окисленной регенерированной целлюлозы (Interceed, TC7) отдельно или в сочетании с гепаринтом. Fertil Steril. 1997. 67 (1): 23–9.

    Артикул Google ученый

  • 116.

    Corrales F, Corrales M, Schirmer CC. Предотвращение внутрибрюшинных спаек с помощью витамина Е и гиалуроната натрия / карбоксиметилцеллюлозы: сравнительное исследование на крысах.Acta Cirurgica Brasileira. 2008. 23 (1): 36–41.

    Артикул Google ученый

  • 117.

    Лю Х.-Дж., Ву С-Т, Дуан Х-Ф, Ву Б, Лу З-З, Ван Л. Опосредованная аденовирусами экспрессия гена фактора роста гепатоцитов предотвращает послеоперационную перитонеальную адгезию на модели крыс. Хирургия. 2006. 140 (3): 441–7.

    Артикул Google ученый

  • 118.

    Wu YF, Mao WF, Zhou YL, Wang XT, Liu PY, Tang JB.Трансфекция микроРНК TGF-beta1, опосредованная аденоассоциированным вирусом-2, подавляет образование адгезии после повреждения сухожилия сгибателя пальцев. Gene Ther. 2016; 23 (2): 167–75.

    Артикул Google ученый

  • 119.

    Луизель А.Е., Юката К., Гири М.Б., Кондаболу С., Ши С., Джонасон Дж. Х., Авад Х.А., О’Киф Р.Дж. Разработка технологии антисмысловых олигонуклеотидов (ASO) против передачи сигналов tgf-β для предотвращения рубцевания во время восстановления сухожилий сгибателей. J Orthop Res.2015; 33 (6): 859–66.

    Артикул Google ученый

  • 120.

    Boyer MI, Strickland JW, Engles DR, Sachar K, Leversedge FJ. Ремонт и реабилитация сгибателей сухожилий: состояние дел в 2002 году. J Bone Joint Surg. 2002. 84 (9): 1684–706.

    Артикул Google ученый

  • 121.

    Бретон А., Ягер Т., Дап Ф, Даутель Г. Эффективность тенолиза сгибателей в зоне II: ретроспективная серия с 40 пациентами через 3 месяца после операции.Chirurgie de la Main. 2015; 34 (3): 126–33.

    Артикул Google ученый

  • 122.

    Bove GM, Chapelle SL, Hanlon KE, Diamond MP, Mokler DJ. Ослабление послеоперационных спаек с помощью моделируемой мануальной терапии. PLoS One. 2017; 12 (6): e0178407.

    Артикул Google ученый

  • 123.

    Bove GM, Chapelle SL. Висцеральная мобилизация может лизировать и предотвращать спайки брюшины на модели крыс.J Bodyw Mov Ther. 2012. 16 (1): 76–82.

    Артикул Google ученый

  • Опыт использования противоспаечного барьера спрей в лапароскопической хирургии колоректального рака | Журнал хирургических историй болезни

    Аннотация

    Лапароскопическая хирургия распространилась по всему миру и стала стандартной процедурой во многих хирургических областях брюшной полости. Частота послеоперационного спаечного процесса, который является типичным послеоперационным осложнением, считается низкой по сравнению с таковой после лапаротомии.Однако при развитии осложнений, таких как кишечная непроходимость, вызванная спаечным процессом, и хроническая боль в животе, малоинвазивность лапароскопической хирургии может заметно снизиться. Хотя ранее мы использовали антиадгезионный барьер листового типа, во многих случаях он требует специальной техники, когда применяется в брюшной полости. В этом исследовании мы использовали антиадгезионный барьер аэрозольного типа, который считается простым в применении, в качестве рассасывающегося барьера, предотвращающего адгезию после лапароскопической операции.

    ВВЕДЕНИЕ

    Сообщается, что спайки возникают у более чем 90% пациентов, подвергшихся абдоминальной хирургии, и обструкция тонкой кишки, которая может быть вызвана этим, является одним из послеоперационных осложнений. Послеоперационная кишечная непроходимость может повредить своей минимально инвазивности при лапароскопической хирургии, и ее профилактика важна. Однако в лапароскопической хирургии бывают случаи, когда необходимы техники и изобретательность для использования антиадгезионных агентов в точных частях.В этом отчете мы сообщаем об опыте использования рассасывающегося барьера для предотвращения адгезии в виде спрея, который легко использовать независимо от места расположения [1–6].

    ПРОЦЕДУРА

    Устойчивый к адгезии рассасывающийся барьер используется вокруг отслоения брюшины или области травмы, вызванной хирургической процедурой непосредственно перед окончанием лапароскопической операции. Используется в отделе перистальтики кишечника, участке отслойки брыжейки, участке рассечения кровеносных сосудов или разрезе кожи для предотвращения спаек.Для операции на левой ободочной кишке он используется в обрабатывающем отделе участка пилинга нисходящей ободочной кишки или в сосудистой области нижней брыжеечной кишки, а в случае операции на правой ободочной кишке он используется для отделения обработки сосудов пилинг восходящей ободочной кишки и верхняя сосудистая область брыжейки. В случае ректальной хирургии он используется в тазу, который в значительной степени представляет собой дефект брюшины на стороне отслойки прямой кишки.

    Антиадгезионный барьер аэрозольного типа (Ad Spray type L® (TERUMO Corp, Токио, Япония)) состоит из набора для растворения и набора для распыления (рис.1а), а набор собирается после объединения двух препаратов. Затем регулятор подключается к источнику сжатого воздуха для использования (рис. 1b). Сопло имеет длину 334 мм, угол наклона наконечника регулируется от 0 до 90 градусов, а вращение вала составляет 360 градусов. Однако, несмотря на то, что трудно обеспечить рабочее пространство за счет точной настройки угла и поворота наконечника, можно легко нанести спрей на нужную часть. Кроме того, поскольку для гелеобразования после нанесения требуется около 10 секунд, достигается некоторая степень вязкости, и полезно поддерживать адгезионный барьер в области кривизны и поврежденной перитонеальной части со стороны брюшной стенки.Мы накладываем барьер на область введения порта изнутри брюшной полости (рис. 2а) и на поверхность отслаивания у небольшого разреза. В частности, широко используется отслаивающаяся поверхность, такая как тазовое дно во время важной операции, и трудно использовать антиадгезионный барьер листового типа в операции Хартмана (рис. 2b). Чтобы барьер оставался в целевой области, этот препарат должен оставаться вязким после нанесения. Площадь покрытия аналогична типу листа.

    Рисунок 1:

    Набор противоприлипающего барьера распыляемого типа. ( a ) Перед сборкой. ( b ) После сборки.

    Рисунок 1:

    Набор противоприлипающего барьера распыляемого типа. ( a ) Перед сборкой. ( b ) После сборки.

    Рисунок 2:

    ( и ) Установите барьер в область ввода порта. ( b ) Распыление отслоившейся поверхности полости таза при операции Гартмана.

    Рисунок 2:

    ( и ) Установите барьер на область вставки порта. ( b ) Распыление отслоившейся поверхности полости таза при операции Гартмана.

    ОБСУЖДЕНИЕ

    Обструкция тонкой кишки является одним из основных послеоперационных осложнений, и сообщается, что 75% непроходимости тонкой кишки вызвано послеоперационным спаечным процессом. Хотя при лапароскопической хирургии отмечается меньшее количество послеоперационных спаек, сообщается, что 2.5% лапароскопических операций вызывают непроходимость тонкой кишки. При лапароскопической хирургии также необходимы контрмеры. В случае использования рассасывающегося барьера, препятствующего адгезии, в поражении брюшины в брюшной полости при лапароскопической хирургии, в случае обычного рассасывающегося барьера, препятствующего адгезии листового типа, могут потребоваться методы во время прикрепления, а также его введения и приклеивания Об устройствах не поступало.

    Антиадгезионный барьер листового типа может потребовать новой техники при его прикреплении, поскольку сообщалось о прилипании устройства во время введения1-3. Считалось, что применение адгезионного спрея во время лапароскопической операции было простым и полезным. Однако существует ограничение, заключающееся в том, что его необходимо использовать в течение 60 минут после комбинации агентов, что требует времени и подготовки по сравнению с листовым типом. Более того, его нельзя использовать у пациентов с аллергией на кукурузу и гликогенозом в ответ на сырье. Кроме того, его применение требует некоторого опыта и времени на подготовку по сравнению с использованием листового типа, что может быть невыгодным.Может потребоваться дополнительное количество случаев, включая оценку предотвращения адгезии после использования рассасывающегося барьера для предотвращения адгезии.

    ЗАЯВЛЕНИЕ О КОНФЛИКТЕ ИНТЕРЕСОВ

    Не объявлено.

    ССЫЛКИ

    1

    Becker

    JM

    ,

    Dayton

    MT

    ,

    Fazio

    VW

    ,

    Beck

    DE

    ,

    Stryker

    SJ

    ,

    Wexner 9000 и др. 9000

    Профилактика послеоперационных спаек брюшной полости с помощью биорезорбируемой мембраны на основе гиалуроната натрия: проспективное, рандомизированное, двойное слепое многоцентровое исследование

    .

    J Am Coll Surg

    1996

    ;

    183

    :

    297

    306

    ,2

    Мензис

    D

    ,

    Эллис

    H

    .

    Кишечная непроходимость из-за спаек — насколько велика проблема?

    Ann R Coll Surg Engl

    1990

    ;

    72

    :

    60

    3

    .3

    Taylor

    GW

    ,

    Jayne

    DG

    ,

    Brown

    SR

    ,

    Thorpe

    H

    ,

    Brown

    JM

    ,

    9000 и др.

    Dewberry SC 9000

    Спайки и послеоперационные грыжи после лапароскопической и открытой хирургии колоректального рака в исследовании CLASICC

    .

    Br J Surg

    2010

    ;

    97

    :

    70

    8

    .4

    Кокецу

    S

    ,

    Sameshima

    S

    ,

    Okuyama

    T

    ,

    Yamagata

    Yamagata

    Y4000

    Y4000

    Tagaya

    N

    и др.

    Новый эффективный метод наложения антиадгезионной барьерной пленки с использованием интродьюсера в лапароскопической хирургии

    .

    Тех Колоипроктол

    2015

    ;

    19

    :

    551

    3

    .5

    Накасэ

    Y

    ,

    Накамура

    K

    ,

    Сугава

    A

    ,

    Nagata

    000

    T0003000

    000 T Китай

    С

    и др.

    новая процедура введения большого листового хирургического материала с саморасширяющейся структурой оригами с использованием тонкого троакара (процедура шевронных складок)

    .

    Surg Endosc

    2017

    ;

    31

    :

    3749

    54

    ,6

    Накагава

    H

    ,

    Йошимура

    K

    ,

    Nishimura

    K

    ,

    Hachisuga

    Новая техника введения адгезионного барьера с использованием отрезанных пальцев хирургической перчатки в лапароскопической хирургии

    .

    J Obstet Gynaecol Res

    2017

    ;

    43

    :

    909

    12

    .

    Опубликовано Oxford University Press и JSCR Publishing Ltd. Все права защищены. © Автор (ы) 2019.

    Исследователи обнаружили, что гель уменьшает рубцовую ткань после операции у животных | Центр новостей

    Предыдущие методы, много отказов

    Методы предотвращения спаек, в том числе мембраны животных, листы резины и минеральное масло, существуют более 100 лет, но в большинстве случаев они потерпели неудачу. Современные барьеры для адгезии, одобренные Управлением по контролю за продуктами и лекарствами, используются редко; их сложно развернуть, и они считаются неэффективными.

    Исследователи из Стэнфорда давно обдумывали решение проблемы адгезии. Но однажды, когда Стэплтон работал с лабораторными крысами над разработкой инъекционной терапии для уменьшения повреждения тканей после сердечного приступа, Аппель предложила ей попробовать распылить гидрогель из полимерных наночастиц на сердца и окружающие ткани после операции, чтобы посмотреть, уменьшит ли это образование. спаек. Через несколько недель, когда она снова прооперировала животных, она увидела, что спаек не образовалось.

    «Это было поразительно, — сказала она.«Я подумал:« Ого, мы могли бы кое-что узнать здесь ».

    Ученые решили провести исследование. Во-первых, они создали четыре дополнительных геля с рядом свойств. Затем, после индукции сердечного приступа у крыс, они случайным образом разделили животных на восемь экспериментальных групп: пять получали разные гели, две получали коммерчески доступные адгезионные барьеры и одна не получала лечения.

    Четыре недели спустя крысы, которые не получали лечения или не получали какой-либо из двух имеющихся в продаже адгезионных барьеров, образовали плотные спайки: их сердца были соединены со стенками грудной клетки.У крыс, которым вводили два из пяти гелей, образовывались спайки от умеренной до плотной. Крысы, получавшие три других геля, чувствовали себя намного лучше, с очень небольшим количеством спаек. PNP 1:10, первоначально опробованный гель Stapleton, полностью предотвратил спайки.

    Затем исследователи проверили PNP 1:10 на овцах, сердца которых по размеру и форме похожи на человеческие сердца; они нашли похожие результаты.

    Как майонез


    По словам Аппеля,

    PNP 1:10 был достаточно жестким, чтобы прилипать, но не настолько жестким, чтобы отделяться от органов.«Это было что-то вроде сладкого места Златовласки». Он сравнил PNP 1:10 с майонезом: густой, но легко намазываемый. Это свойство позволяет распылять его на орган, но затем немедленно восстанавливает его первоначальную силу.

    Гель также обладает идеальным натяжением между липкостью и скользкостью: «Он покрывает все неровные поверхности сердца, прилипая к тканям, но не к самому себе», — сказал Ву.

    И он гибкий, позволяя сердцу биться: «Гель не препятствует движению тканей», — сказал Аппель.«Это просто физический барьер, не позволяющий им прилипать друг к другу».

    PNP 1:10 растворяется и абсорбируется организмом примерно через две недели после нанесения — достаточно времени для заживления, сказал Аппель. PNP 1:10 не одобрен для использования у пациентов, но он состоит из компонентов, одобренных Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. В рамках исследования исследователи протестировали крыс, чтобы увидеть, проявляют ли они какую-либо реакцию на гель; они не увидели никаких аномалий в окружающих тканях или в крови.

    Далее исследователи планируют попробовать PNP 1:10 в абдоминальной хирургии у крыс. Они надеются вскоре провести испытания на людях.

    Ву и Аппель являются членами Stanford Bio-X. Ву — заместитель директора Стэнфордского института сердечно-сосудистой системы, а Аппель — научный сотрудник Института ChEM-H.

    Другими соавторами Стэнфордского исследования являются аспиранты Аманда Стил, Энтони Ю и Гилли Агмон; ординаторы кардиоторакальной хирургии Ханджай Ван, доктор медицины, и Майкл Полсен, доктор медицины; докторанты Эктор Лопес Эрнандес, доктор философии, и Юко Тада, доктор философии; приглашенный ученый Антон Смит, доктор философии; научные сотрудники Акшара Такор, Хейли Лучиан, Анахита Эскандари, Джастин Фарри и Кевин Яатинен; студентка бакалавриата Кейли Тотхеров; ветеринарный врач Сэм Бейкер, DVM; бывший научный сотрудник Камилла Хиронака; студент-медик Киа Уильямс; перфузиологи Хантер Бергамаско, Клифтон Маршель и Блейн Чедвик; и Майкл Ма, доктор медицины, доцент кардиоторакальной хирургии.

    Работа финансировалась программой семенных грантов Stanford Bio-X Interdisciplinary Initiatives, программой Stanford-Coulter Translational Research Grants Program, Национальными институтами здравоохранения (грант R01HL089315-01), Американской кардиологической ассоциацией, Калифорнийским альянсом, финансируемым Национальным научным фондом. , Стэнфордская междисциплинарная стипендия для аспирантов и Летняя американская ассоциация торакальной хирургии.

    Отделения кардиоторакальной хирургии, материаловедения и инженерии Стэнфорда также поддержали эту работу.

    Использование рассасывающихся адгезионных барьеров для снижения частоты внутрибрюшинных спаек при повторных родах кесарева сечения

  • 1.

    Холл М.Дж., ДеФрансес К.Дж., Уильямс С.Н., Голосинский А., Шварцман А. (2010) Национальное обследование выписки из больниц: сводка 2007 г. Национальная статистика здравоохранения 29: 1–20 (24)

    Google ученый

  • 3.

    Betrán AP, Ye J, Moller AB, Zhang J, Gülmezoglu AM, Torloni MR (2016) Тенденция к увеличению частоты кесарева сечения: глобальные, региональные и национальные оценки: 1990–2014 гг. PLoS ONE 11 (2): 1–12

    Статья CAS Google ученый

  • 4.

    MacDorman M, Declercq E, Menacker F (2011) Последние тенденции и модели кесарева сечения и вагинальных родов после кесарева сечения (VBAC) в Соединенных Штатах.Clin Perinatol 38 (2): 179–192

    Статья PubMed Google ученый

  • 6.

    Tulandi T, Agdi M, Zarei A, Miner L, Sikirica V (2009) Развитие спаек и заболеваемость после повторного кесарева сечения.Am J Obstet Gynecol 201 (1): 56.e1–6

    Статья Google ученый

  • 7.

    Morales KJ, Gordon MC, Bates GWJ (2007) Спайки после кесарева сечения, связанные с задержкой родов. Am J Obstet Gynecol 196 (5): 461.e1–6

    Статья Google ученый

  • 9.

    Cook JR, Jarvis S, Knight M (2012) Многократное повторное кесарево сечение в Великобритании: частота и последствия для матери и ребенка. Национальное проспективное когортное исследование. BJOG An Int J Obstet Gynaecol. 120 (1): 85–91

    Статья Google ученый

  • 10.

    Lower AM, Gynecology C, консультант JSH, Ellis H, Surgery E, Brien FO et al (2000) Влияние спаек на повторную госпитализацию в течение десяти лет после 8849 открытых гинекологических операций: оценка хирургического и Исследование клинических спаек. Br J Obstet Gynaecol 107: 855–862

    CAS Статья Google ученый

  • 11.

    Монк Б.Дж., Берман М.Л., Монц Ф.Дж. (1994) Спайки после обширных гинекологических операций: клиническое значение, этиология и профилактика. Am J Obstet Gynecol 170 (5): 1396–1403

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 12.

    Rossouw JN, Hall D, Harvey J (2013) Время между разрезом кожи и родами во время кесарева сечения.Int J Gynecol Obstet 121 (1): 82–85

    Статья Google ученый

  • 13.

    Nisenblat V, Barak S, Griness OB, Degani S, Ohel G, Gonen R (2006) Материнские осложнения, связанные с множественными родами кесарева сечения. Obstet Gynecol 108 (1): 21–26

    Артикул PubMed Google ученый

  • 14.

    Сикирика В., Бродер М.С., Чанг Э., Хиноул П., Робинсон Д., Уилсон М. (2012) Клиническое и экономическое влияние адгезиолиза во время повторного кесарева сечения.Acta Obs Gynecol Scand 91: 719–725

    Статья Google ученый

  • 15.

    Makoha FW, Felimban HM, Fathuddien MA, Roomi F, Ghabra T. (2004) Заболеваемость множественным кесаревым сечением. Int J Gynaecol Obs 87 (3): 227–232

    CAS Статья Google ученый

  • 16.

    Ghahiry A, Rezaei F, Khouzani RK, Ashrafinia M (2012) Сравнительный анализ отдаленных результатов кесарева сечения с техникой Мисгав Ладач и традиционного кесарева сечения. J Obstet Gynaecol Res 38 (10): 1235–1239

    Статья PubMed Google ученый

  • 17.

    Робертсон Д., Лефевр Г., Лейланд Н., Вольфман В., Аллер С., Авадалла А. и др. (2010) Профилактика спаек в гинекологической хирургии. J Obstet Gynaecol Can 32 (6): 598–602

    Артикул PubMed Google ученый

  • 18.

    Наир С.К., Бхат И.К., Аврора А.Л. (1974) Роль протеолитического фермента в предотвращении послеоперационных внутрибрюшинных спаек.Arch Surg 108 (6): 849–853

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 19.

    Kahyaoglu I, Kayikcioglu F, Kinay T., Mollamahmutoglu L (2014) Характеристики абдоминальных рубцов: прогнозируют ли они внутрибрюшные спайки при повторных родах кесарева сечения? J Obstet Gynaecol Res 40 (6): 1643–1648

    Статья PubMed Google ученый

  • 21.

    Редди С., Сантанам Н., Редди П. П., Рок Дж. А., Мерфи А. А., Партасарати С. и др. (1997) Взаимодействие перехваченной окисленной регенерированной целлюлозы с макрофагами: потенциальный механизм, с помощью которого перехват может предотвратить спайки. Am J Obstet Gynecol 177 (6): 1315–1321

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 23.

    Diamond MP, Freeman ML (2001) Клинические последствия послеоперационных спаек. Обновление Hum Reprod 7 (6): 567–576

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 24.

    van der Krabben AA, Dijkstra FR, Nieuwenhuijzen M, Reijnen MM, Schaapveld M, Van Goor H (2000) Заболеваемость и смертность от непреднамеренной энтеротомии во время адгезиотомии.Br J Surg 87 (4): 467

    Артикул Google ученый

  • 25.

    Hellebrekers BWJ, Kooistra T (2011) Патогенез послеоперационного образования спаек. Br J Surg 98 (11): 1503–1516

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 26.

    Королевский колледж акушеров и гинекологов, Накагава Х., Мацумото Ю.Ю. и др. (2013) Использование агентов для предотвращения спаек в акушерстве и гинекологии.Биоматериалы 69 (39): 6. https://doi.org/10.1038/srep37600

    CAS Статья Google ученый

  • 27.

    Bates GW, Shomento S (2011) Профилактика спаек у пациентов с множественными кесаревыми сечениями. Am J Obstet Gynecol 205 (6 ПРИЛОЖЕНИЙ): S19–24

    Артикул PubMed Google ученый

  • 29.

    Фаркуар С., Вандекеркхов П., Уотсон А., Вейл А., Вайзман Д. (2007) Барьерные агенты для предотвращения спаек после операции по поводу субфертильности [систематический обзор]. Кокрановская база данных Syst Rev 4: 1–34

    Google ученый

  • 30.

    Ахмад Г., О’Флинн Х., Хиндоча А., Уотсон А. (2015) Барьерные агенты для предотвращения спаек после гинекологических операций.Кокрановская база данных Syst Rev. https://doi.org/10.1002/14651858.CD000475.pub3

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 32.

    Awonuga AO, Fletcher NM, Saed GM, Diamond MP (2011) Развитие послеоперационного спаечного процесса после кесарева сечения и открытых интраабдоминальных гинекологических операций.Репродукция науки 18 (12): 1166–1185

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 33.

    Pschera H, Kjaeldgaard A, Larsson B (1986) Фибринолитическая активность околоплодных вод на поздних сроках беременности. Acta Obstet Gynecol Scand 65 (5): 417–420

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 35.

    Олбрайт С.М., Роуз Д.Дж. (2011 г.) Барьеры для спаек при кесаревом сечении: реклама в сравнении с доказательствами. Obstet Gynecol 118 (1): 157–160

    Артикул PubMed Google ученый

  • 36.

    Fushiki H, Ikoma T, Kobayashi H, Yoshimoto H (2005) Эффективность сепрафилма в качестве барьера для предотвращения адгезии при кесаревом сечении.Obs Gynecol Treat 91 (5): 557–561

    Google ученый

  • 38.

    Эдвардс Р.К., Ингерсолл М., Геркин Р.Д., Бодеа-Браеску А.В., Лин М.Г. (2014) Установка адгезионного барьера из карбоксиметилцеллюлозы при первичном кесаревом сечении и результаты при повторном кесаревом сечении.Obstet Gynecol 123 (5): 923–928

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 39.

    Gaspar-Oishi M, Aeby T (2014) Время кесарева сечения и степень адгезии, связанная с предварительным размещением барьера из гиалуроната натрия и карбоксицеллюлозы. Obstet Gynecol 124 (4): 679–683

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 40.

    Kiefer DG, Muscat JC, Santorelli J, Chavez MR, Ananth CV, Smulian JC et al (2016) Эффективность и краткосрочная безопасность модифицированной гиалуроновой кислоты натрия – карбоксиметилцеллюлозы при кесаревом сечении: рандомизированное исследование.Am J Obstet Gynecol 214 (3): 373.e1–373.e12

    CAS Статья Google ученый

  • 41.

    Ахмад Г., Ким К., Томпсон М., Агарвал П., О’Флинн Х., Хиндоча А. и др. (2020) Барьерные агенты для предотвращения спаек после гинекологических операций. Кокрановская база данных Syst Rev.3: CD000475

    PubMed Google ученый

  • Адгезионный барьер не помогает при кесаревом сечении

    Согласно результатам ретроспективного когортного исследования, опубликованного в майском выпуске Obstetrics & Gynecology , использование коммерчески доступного адгезионного барьера на основе карбоксиметилцеллюлозы при первичном кесаревом сечении не уменьшило время до родов, общее время операции или количество осложнений во время повторных кесарева сечения.

    «Спайки, возникшие в результате предшествующего кесарева сечения, были вовлечены в качестве одной из причин задержки родов новорожденного во время повторных кесарева сечения», — пишет Родни К. Эдвардс, доктор медицины, доцент отделения медицины матери и плода, отделение акушерства и гинекологии, Медицинская школа Бирмингема Университета Алабамы, и его коллеги. «Сепрафилм (абсорбируемый адгезионный барьер на основе гиалуроната натрия и карбоксиметилцеллюлозы) является коммерчески доступным продуктом, который показан для использования у пациентов, перенесших абдоминальную или тазовую лапаротомию, в качестве вспомогательного средства, которое предназначено для уменьшения частоты, степени и серьезности образования спаек между брюшной стенкой. и внутрибрюшные внутренние органы…. Однако данные об использовании этого продукта для предотвращения спаек во время кесарева сечения ограничены одним исследованием с участием 52 пациентов ».

    Таким образом, д-р Эдвардс и его коллеги оценили взаимосвязь между установкой такого адгезионного барьера во время первичного кесарева сечения и клиническими результатами повторных кесарева сечения. Когорта для этого исследования состояла из женщин, у которых было первичное кесарево сечение 1 января 2008 г. или позже, и их первое повторное кесарево сечение к 30 июня 2011 г. в 1 из 4 больниц той же системы.

    Критерии включения: оба ребенка были живыми одиночками в гестационном возрасте от 34 до 42 недель, оба родились через поперечный разрез брюшной полости, а первая гистеротомия была низко-поперечной. Женщины были исключены, если у них были промежуточные роды, лапаротомия или разрез на матке; послеродовая инфекция или повреждение кишечника или мочевого пузыря при первичном кесаревом сечении; или использование другого адгезионного барьера при первичном кесаревом сечении.

    Основным конечным результатом исследования было время от разреза кожи до родов новорожденного во время повторного кесарева сечения в качестве альтернативного маркера для оценки адгезии.Другими исходами были общее время операции и частота конкретных хирургических осложнений.

    Из 517 женщин, включенных в ретроспективную когорту, 248 получили адгезионный барьер во время первичного кесарева сечения, а 269 — нет. За исключением родильного отделения, демографические характеристики между группами были схожими.

    Адгезионный барьер не улучшил результаты

    Время до родов при повторном кесаревом сечении не различается между группами, у 6.1 ± 3,0 минуты при предыдущем использовании адгезионного барьера и 5,8 ± 2,5 минуты без него ( P = 0,25). Группы также не различались по общей продолжительности операции (31,2 ± 10,6 против 31,8 ± 11,6 минут; P = 0,56) или по хирургическим осложнениям.

    «Размещение коммерчески доступного адгезионного барьера на основе карбоксиметилцеллюлозы при первичном кесаревом сечении не связано с сокращением времени до родов, общей продолжительностью операции или осложнениями при повторных родах», — пишут авторы исследования.

    Ограничения этого исследования включают ретроспективный дизайн, использование суррогатного маркера для оценки адгезии и неспособность контролировать различия в хирургической технике.

    «В связи с отсутствием каких-либо данных, подтверждающих улучшение результатов при повторных родах кесарева сечения, мы считаем, что адгезионный барьер карбоксиметилцеллюлозы не следует использовать во время кесарева сечения», — заключают авторы. «Продукт стоит дорого; оценка экономической эффективности этого продукта для использования во время радикальной гистерэктомии составила 493 доллара (U.Долларов в 2006 г.), и эта сумма меньше, чем недавняя оценка нашего специалиста по закупкам для больниц. При такой цене использование продукта во время каждого кесарева сечения будет стоить примерно две трети миллиарда долларов в год только в Соединенных Штатах ».

    «Основываясь на выводах этого исследования, карбоксиметилцеллюлозные барьеры не приносят прямой пользы пациентам, но увеличивают расходы на здравоохранение», — пишет Эрика Ф. Вернер, доктор медицины, из отделения материнско-фетальной медицины больницы для женщин и младенцев Род-Айленда в Провиденсе. в сопроводительной редакционной статье. «Соответственно, следует отказаться от их обычного использования».

    Фонды департамента и грант медицинского центра Banner Good Samaritan, предоставленный Phoenix Perinatal Associates, поддержали это исследование. Авторы исследования и доктор Вернер не раскрыли никаких финансовых отношений.

    Акушерский гинекол . 2014; 123: 919, 923-928.

    Оценка хирургических антиадгезионных продуктов для уменьшения образования послеоперационных внутрибрюшных спаек на модели крысы

    Аннотация

    Фон

    Спайки часто возникают после абдоминальных операций.В клинике использовались многие антиадгезионные продукты. Тем не менее, доказательств того, что хирурги не могут разумно выбрать подходящие антиадгезионные средства в клинической практике, мало. Это исследование предоставило такие доказательства, сравнивая эффективность пяти продуктов для предотвращения образования спаек в брюшной полости на модели крыс.

    Методы

    Пятьдесят шесть крыс Sprague-Dawley были случайным образом разделены на семь групп: группа фиктивной операции, группа адгезии и пять групп продукта (n = 8). Живот крыс вскрывали.Травмы были созданы на брюшной стенке и слепой кишке в группах спаек и продуктов. Раны на брюшной стенке и слепой кишке крыс в группе спаек не лечили до закрытия брюшной полости. Раны на брюшной стенке и слепой кишке крыс в группах продуктов покрывали антиадгезионным продуктом: пленкой из полимолочной кислоты (PLA), Seprafilm ® , медицинской полиэтиленгликольбербериновой жидкостью (PEG), медицинским гелем гиалуроната натрия (HA), или медицинский хитозан (Хитозан). Через четырнадцать дней после операции спайки оценивали по частоте, тяжести, площади спайки на брюшной стенке и прочности на разрыв спайки.

    Результаты

    Применение пленки PLA и Seprafilm ® значительно снизило частоту, тяжесть, площадь адгезии и прочность на разрыв адгезии слепой кишки и брюшной полости (P <0,05). ГК, ПЭГ и хитозан не смогли значительно снизить адгезию слепой кишки к брюшной полости (P> 0,05). Статистической значимости частоты и степени адгезии живота к жировой ткани между группой адгезии и группами продуктов не было достигнуто. Однако Seprafilm ® был более эффективным для уменьшения адгезии живота к жировой ткани, чем пленка PLA.Кроме того, было обнаружено, что продукты, протестированные в этом исследовании, не эффективно снижали адгезию слепой кишки и жировой ткани. Применение ПЭГ могло привести к спайке брюшной полости и тонкой кишки.

    Заключение

    На основании результатов этого исследования, порядок предпочтения антиадгезионных продуктов, используемых для уменьшения образования послеоперационных внутрибрюшных спаек, следующий: Seprafilm> PLA >> HA> Chitosan> PEG.

    Образец цитирования: Lin L-X, Yuan F, Zhang H-H, Liao N-N, Luo J-W, Sun Y-L (2017) Оценка хирургических антиадгезионных продуктов для уменьшения образования послеоперационных внутрибрюшных спаек на модели крысы. PLoS ONE 12 (2): e0172088. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0172088

    Редактор: Йиру Го, Университет Луисвилля, СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ

    Поступила: 25 мая 2016 г .; Одобрена: 31 января 2017 г .; Опубликовано: 16 февраля 2017 г.

    Авторские права: © 2017 Lin et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в документе.

    Финансирование: «Программа сотни талантов» Китайской академии наук, Юй-Лун Сунь; Исследовательские программы Шэньчжэня (JCYJ20140417113430613 и KQCX2015033117354153) Yu-Long Sun, http://www.szsti.gov.cn/. Спонсор участвует в разработке дизайна исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации и подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что конкурирующих интересов не существует.

    Введение

    Послеоперационные спаечные процессы, которые могут вызвать хроническую тазовую боль, кишечную непроходимость и бесплодие, часто возникают после абдоминальных операций [1, 2]. Ряд продуктов в виде пленки или жидкости широко используется для предотвращения образования послеоперационных спаек [3]. Эти продукты обычно служат барьерами для разделения контакта поврежденных поверхностей тканей. В клинике обычно используются такие продукты, как пленка из полимолочной кислоты, Seprafilm ® , медицинский гиалуронат натрия, медицинский хитозан и т. Д.Было обнаружено, что они способны уменьшать образование спаек на многих животных моделях и в некоторых клинических практиках [4-8]. Однако в нескольких исследованиях одновременно сравнивалась антиадгезивная эффективность широкого списка коммерческих продуктов с той же моделью на животных или клинической практикой [9]. Таким образом, у хирургов мало доказательств того, что они выбирают подходящие продукты в своей клинической практике. Это исследование должно было изучить эффективность пяти антиадгезивных продуктов в предотвращении послеоперационного образования спаек на модели крыс.Цель состояла в том, чтобы дать хирургам руководство по использованию антиадгезионных препаратов в своей клинической практике.

    Материалы и методы

    Материалы

    Все антиадгезионные продукты, использованные в этом исследовании, были: пленка из полимолочной кислоты (PLA) (резорбируемая медицинская пленка Nocling TM , Shanghai Divine Medical Technology Co., Ltd, Китай), адгезионный барьер Seprafilm ® (Genzyme Biosurgery, Framingham , Массачусетс, США), медицинский полиэтиленгликоль-берберин (ПЭГ) (Nianlianping ® , Heilongjiang Liaoyuan Science and Technology Co., Ltd, Китай), Гель с гиалуронатом натрия (HA) (Shanghai Jianhua Fine Biological Products Co., Ltd, Китай), Хитозан медицинский (Chitosan) (Chitogel ® , Shanghai Qisheng Biological Preparation Co., Ltd, Китай).

    Животные

    Пятьдесят шесть взрослых самок крыс Sprague-Dawley (от 230 до 280 г), использованные в этом исследовании, были приобретены в Центре лабораторных животных провинции Гуандун (Гуанчжоу, Китай). Крыс лечили в соответствии с протоколами, утвержденными Комитетом по уходу и использованию животных в Институте передовых технологий Шэньчжэня (SIAT) (номер файла: SIAT-TRB-140613-YGS-SYL-A0076).Животные были размещены на одну неделю для акклиматизации к местной среде перед операцией.

    Хирургические процедуры

    Животных случайным образом разделили на семь групп: имитация операции, адгезия, PLA, Seprafilm ® , PEG, HA и группы хитозана (n = 8). Хирургическая процедура была выполнена, как описано ранее [10]. Всех животных анестезировали пентобарбиталом натрия (40 мг / кг) внутрибрюшинной инъекцией. После того, как волосы на животе были сбриты, кожу вентральной части стерилизовали 5% йодофором.В асептических условиях делали разрез длиной 6 см в продольном направлении посередине кожи живота. Затем был сделан разрез 5 см по средней линии брюшной стенки. Стволы слепой кишки крыс в группе имитации операции были приподняты над брюшком, покрыты влажной марлей примерно на 8 минут и отодвинуты назад, не создавая дополнительных повреждений. Разрез брюшной стенки закрывали непрерывным полипропиленовым швом 4–0, а кожу закрывали шелковой нитью 4–0. В других группах гомогенное петехиальное кровоизлияние площадью приблизительно 1 см × 2 см на поверхности слепой кишки стирали зубной щеткой за 100 движений, затем покрывали влажной марлей.Сегмент париетальной брюшины размером 1 см × 2 см, который находился на 1 см латеральнее срединного разреза, был резко рассечен лезвием скальпеля от поверхностного слоя подлежащей мышцы. У крыс группы спаек брюшные полости закрывали без какой-либо обработки ран. Раны крыс в группах продуктов были покрыты антиадгезионными продуктами: пленкой из полимолочной кислоты (2 см × 3 см), которая фиксировалась швами по четырем углам в течение примерно 2 мин, Seprafilm ® (2 см × 3 см), медицинский полиэтиленгликоль берберин жидкий (0.6 мл), медицинский гель гиалуроната натрия (0,6 мл) или медицинский хитозан (0,6 мл). Затем слепые кишки вернули в брюшную полость. Два дефекта слепой кишки и брюшной стенки соприкасались. Наконец, разрез брюшной стенки закрыли непрерывным полипропиленовым швом 4–0, а кожу закрыли шелковой нитью 4–0. Один человек выполнял все хирургические процедуры с одним и тем же ассистентом. Животным давали возможность восстановиться в клетках в течение 2 недель.

    Оценка спаек

    На 14 день после операции животных умерщвляли избыточным количеством пентобарбитала натрия (120 мг / кг).Брюшная полость открыта через U-образный разрез. Степень и площадь спаек между слепой кишкой и брюшной стенкой оценивали в соответствии с широко используемой системой баллов (таблица 1) [11]. Та же самая система баллов использовалась для оценки адгезии брюшной полости и жировой ткани, слепой кишки и жировой ткани и адгезии брюшной полости и тонкой кишки. Оценка проводилась четырьмя исследователями (FY, LXL, HHZ и YLS), не знавшими о хирургических процедурах.

    Механическая оценка адгезии слепой кишки и брюшной полости

    Разделение адгезии слепой кишки и брюшной полости проводилось с помощью специального устройства для механических испытаний [12].Комплексы слепая кишка-брюшная полость фиксировали на аппарате в горизонтальной ориентации. Слепая кишка зажималась фиксированным зажимом, в то время как мышца брюшной стенки тянулась исполнительным механизмом со скоростью 1,9 мм / с. Прочность на разрыв адгезии измеряли во время разделения слепой кишки и стенки живота с помощью датчика нагрузки. Образцы сохраняли влагу во время механических испытаний.

    Статистический анализ

    Данные, представленные как среднее ± стандартное отклонение, были проанализированы с помощью программного обеспечения для анализа SPSS (версия 19.0, SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс) в этом исследовании. Точный критерий Фишера использовался для сравнения частоты спаек в группе имитации или адгезии с другими группами. Ранговый тест Краскела-Уоллиса использовался для анализа степени адгезии и площади адгезии среди различных экспериментальных групп. Односторонний дисперсионный анализ с использованием теста Тьюки на достоверно значимую разницу в качестве апостериорного теста был использован для сравнения различий прочности на разрыв адгезии между экспериментальными группами. Р <0,05 считалось статистически значимым.

    Результаты

    Спайки не обнаружены при начальной лапаротомии. На 14-й день после операции основными спайками, выявленными в исследовании, были адгезия слепая кишка и брюшная полость, адгезия брюшной полости и жировой ткани, адгезия слепой кишки и жировой ткани и адгезия брюшной полости и тонкой кишки. Остатков продуктов, кроме PLA, в брюшной полости крыс не наблюдалось. Пленка PLA была покрыта фиброзной тканью и прикреплена к брюшной стенке 6 крыс в группе PLA.

    Адгезия слепой кишки и брюшной полости была самой тяжелой из всех адгезий, выявленных в группе адгезии (Таблица 2).С успехом модели, адгезии слепой кишки и брюшной полости в фиктивной группе не обнаружено. Все продукты могут более или менее снизить частоту и тяжесть адгезии слепой кишки к брюшной полости. Только у 1 крысы в ​​группах PLA и Seprafilm ® была адгезия слепой кишки к брюшной полости. Показатель адгезии крысы в ​​группе PLA был немного выше, чем у крысы в ​​группе Seprafilm ® . Адгезия слепой кишки к брюшной полости была обнаружена у 6 крыс в группе ПЭГ, и все они были четвертой степени тяжести. Шесть крыс в группе НА имели адгезию слепой кишки и брюшной полости; степень их адгезии была меньше, чем в группе ПЭГ.Крысы в ​​группе с хитозаном имели самый высокий уровень адгезии слепой кишки к брюшной полости среди групп продуктов. Только у 1 крысы не было спаек. Статистический анализ частоты и тяжести адгезии слепой кишки и брюшной полости показал, что PLA и Seprafilm ® значительно снижали частоту и тяжесть адгезии слепой кишки и брюшной полости по сравнению с группой, получавшей адгезию (P <0,05). ПЭГ, ГК и хитозан не смогли эффективно уменьшить адгезию слепой кишки и брюшной полости (P> 0,05).

    Адгезию слепой кишки и брюшной полости также оценивали по площади адгезии на брюшной стенке (таблица 3).Адгезии слепой кишки к брюшной полости не было у всех крыс в фиктивной группе. Поэтому их оценка площади адгезии была присвоена 0. Все крысы в ​​группе адгезии имели адгезию с самой тяжелой степенью, 4 степенью. Только 1 крыса в группе PLA или группе Seprafilm ® имела адгезию с степенью 1. В PEG В группе две крысы не имели спаек, у двух крыс была адгезия со степенью 3, а у других 4 крыс была адгезия со степенью 4. Крысы в ​​группе HA имели адгезию слепой кишки и брюшной полости с меньшей площадью адгезии на брюшных стенках, чем та. в группе ПЭГ.Крысы в ​​группе хитозана имели такую ​​же площадь адгезии, как и в группе ПЭГ. Статистический анализ позволил получить тот же вывод, что и при исследовании частоты спаек и степени адгезии слепой кишки и брюшной полости. Только PLA и Seprafilm ® могут значительно уменьшить площадь адгезии по сравнению с группой адгезии.

    Образование адгезии слепой кишки и брюшной полости дополнительно оценивали с помощью прочности на разрыв адгезии (Рис. 1). Прочность на разрыв адгезии фиктивной группы была присвоена 0 Н, так как адгезия не происходила.Прочность на разрыв адгезии в группе адгезии составляла 3,14 ± 1,08 Н, в то время как прочность на разрыв адгезии у групп PLA и Seprafilm ® была всего 0,16 ± 0,46 Н и 0,15 ± 0,42 Н, соответственно, что было значительно меньше, чем у группы. группы сцепления. Прочность на разрыв адгезии группы ПЭГ (2,48 ± 1,85 Н), НА (1,87 ± 1,64 Н) или хитозана (2,45 ± 1,47 Н) существенно не отличалась от группы адгезии (Р> 0,05). Результаты также подтвердили, что нанесение пленки PLA и Seprafilm ® было лучше для уменьшения образования адгезии слепой кишки и брюшной полости по сравнению с PEG, HA и хитозаном.

    В дополнение к адгезии слепой кишки и брюшной полости оценивались другие спайки. Абдоминальной адгезии брюшной полости не обнаружено (таблица 4). Пять крыс в группе адгезии имели адгезию брюшной полости с жировой тканью с оценкой адгезии от 1 до 2. PLA могла приводить к более серьезной адгезии брюшной полости к жировой ткани с более высокой частотой по сравнению с группой адгезии. Группа Seprafilm ® имела гораздо меньшую частоту адгезии живота и жира по сравнению с группой адгезии и другими группами продуктов.Статистическая значимость частоты и тяжести адгезии живота к жировой ткани была достигнута только между группой PLA и группой Seprafilm ® в исследовании. Повреждения брюшной стенки и слепой кишки также могут привести к спайке слепой кишки и жировой ткани (таблица 5). Было обнаружено, что все продукты, протестированные в этом исследовании, не могли эффективно снижать адгезию слепой кишки к жировой ткани. PLA приводил к более тяжелой адгезии слепой кишки и жировой ткани с большей частотой по сравнению с группой, получавшей адгезию. Помимо спаек, перечисленных выше, адгезия брюшной полости и тонкой кишки была обнаружена у 4 крыс в исследовании.Все 4 крысы входили в группу ПЭГ, и оценка степени тяжести составляла от 2 до 3.

    Обсуждение

    Послеоперационные спаечные процессы в брюшной полости остаются значительной причиной заболеваемости для большого числа пациентов [13, 14]. Многие продукты применяются в клинике для уменьшения спаечного образования брюшной полости [3]. Сепрафилм ® был доказан как безопасный и эффективный для уменьшения послеоперационных спаек на различных моделях животных и клинических исследованиях [4]. Сообщалось, что применение пленки из полимолочной кислоты значительно уменьшало внутрибрюшные спайки в клинике [5].Гиалуроновая кислота (HA) — это природный линейный полисахарид. Было обнаружено, что поперечно-сшитый гиалуронан оказывает эффективное антиадгезивное действие у пациентов после лапароскопической миомэктомии [6]. Хитозан — это высокозарядный полисахарид со структурой, аналогичной гиалуроновой кислоте. Сообщалось, что медицинский хитозан может эффективно уменьшать внутрибрюшные спайки после акушерских и гинекологических операций [7]. ПЭГ представляет собой соединение простого полиэфира, полученное полимеризацией оксида этилена. Некоторые клинические исследования предоставили доказательства эффективности ПЭГ для уменьшения спаек после миомэктомии [8, 15].Хотя эффективность продуктов для уменьшения спаек в брюшной полости подтверждена рядом клинических исследований, часто сообщается о спорных результатах [3]. Кроме того, неясно, какие продукты лучше предотвращают образование спаек брюшной полости после операции.

    В этом исследовании эффективность пяти коммерческих продуктов для уменьшения образования послеоперационных внутрибрюшных спаек сравнивалась на модели крыс. Наше исследование показало, что пленка PLA и Seprafilm ® обладают одинаковой способностью эффективно снижать адгезию слепой кишки к брюшной полости.Этот результат согласуется с наблюдением в предыдущем исследовании [9]. ГК, хитозан и ПЭГ лишь незначительно снижали адгезию слепой кишки к брюшной полости. Это исследование показало, что пленочные продукты (пленка PLA и Seprafilm ® ) обладают гораздо лучшими антиадгезионными характеристиками по сравнению с жидкими продуктами (PEG, HA и хитозан). Более высокая степень адгезии и тяжесть жидких продуктов может быть результатом природы жидкости. Во-первых, жидкие продукты можно разбавить кровью, которая обычно связана с травмами.Во-вторых, жидкие продукты обычно текут в другие места в брюшной полости, вместо того, чтобы оставаться на ранах во время операции и повседневной деятельности после операции. Наконец, жидкие продукты не обладают достаточной механической прочностью в качестве физического барьера для отделения поврежденных тканей.

    Более высокая эффективность пленочных продуктов для уменьшения адгезии слепой кишки к брюшной полости может быть связана с тем, что пленочные продукты обладают лучшей способностью разделять поврежденные ткани.Было обнаружено, что Seprafilm ® полностью разрушился, а пленка PLA сместилась на 14-й день после операции. Это указывает на то, что высокая эффективность этих двух продуктов для уменьшения адгезии является результатом их способности эффективно разделять поврежденные ткани на ранней стадии заживления. Это открытие согласуется с тем, что ранний период после операций имеет жизненно важное значение для формирования спаек брюшины [16]. Следовательно, эффективное разделение поврежденных тканей в ранний период заживления имеет решающее значение для уменьшения адгезии слепой кишки к брюшной полости.

    Пленка

    PLA привела к большей адгезии живота к жировой ткани, чем Seprafilm ® в этом исследовании. Сообщалось, что длительная операция может вызвать изменения брюшины и образование послеоперационных спаек [17, 18]. Для фиксации пленки PLA с помощью швов потребовалась двухминутная длительная операция по сравнению с хирургическими процедурами других групп в исследовании. Более сильная адгезия брюшной полости к жировой ткани в группе PLA, чем в группе Seprafilm ® , может быть отнесена к более длительной операции.Однако эти два продукта обладали одинаковой эффективностью в снижении адгезии слепой кишки к брюшной полости. Следовательно, немного более длительная хирургическая процедура в группе PLA может иметь незначительное влияние на образование спаек. Различие антиадгезионных свойств этих двух продуктов может быть результатом разницы их гемостатических свойств. Было обнаружено, что пленка Seprafilm ® , но не пленка PLA, обеспечивает гемостаз сразу после ее нанесения на раны. Меньшая эффективность PEG, HA и хитозана для уменьшения образования послеоперационных внутрибрюшных спаек также может быть результатом низкой гемостатической способности этих жидких продуктов.

    Seprafilm ® и пленка PLA могут эффективно уменьшить адгезию слепой кишки к брюшной полости. Однако у них есть ряд ограничений. Во-первых, они не могли эффективно уменьшить все виды адгезии. В этом исследовании было обнаружено, что они мало влияют на снижение адгезии слепой кишки к жировой ткани. Во-вторых, их трудно или невозможно использовать в лапароскопической хирургии и применять к тканям сложной формы. В-третьих, пленка PLA должна фиксироваться швом в хирургии. В операциях требуется больше времени.В-четвертых, качество пленки PLA ухудшалось медленно. Остаток PLA может привести к еще большим спайкам. Наконец, сложно использовать Seprafilm ® во время хирургической операции. Как только Seprafilm ® прикрепляется к влажной перчатке, устройствам или тканям, он становится слишком хрупким для перемещения. Таким образом, по-прежнему крайне важно разрабатывать новые продукты для эффективного уменьшения послеоперационных спаек в широком диапазоне и для легкого использования в клинике.

    Заключение

    Антиадгезионные продукты широко используются в клинике.Основываясь на результатах этого исследования, порядок предпочтения антиадгезионных продуктов, используемых для уменьшения образования послеоперационных внутрибрюшных спаек, следующий: Seprafilm> PLA >> HA> Chitosan> PEG. Все эти продукты еще далеки от совершенства для клинического использования, необходимо разработать новые антиадгезионные продукты.

    Вклад авторов

    1. Концептуализация: YLS.
    2. Обработка данных: LXL FY HHZ YLS.
    3. Формальный анализ: LXL FY.
    4. Получение финансирования: YLS.
    5. Расследование: FY LXL HHZ NNL JWL YLS.
    6. Методология: FY LXL HHZ YLS.
    7. Администрация проекта: YLS.
    8. Надзор: YLS.
    9. Проверка: LXL FY HHZ YLS.
    10. Написание — первоначальный черновик: FY LXL YLS.
    11. Написание — просмотр и редактирование: LXL YLS NNL JWL.

    Ссылки

    1. 1.Мензис Д., Эллис Х. Кишечная непроходимость из-за спаек — насколько велика проблема? Ann R Coll Surg Engl. 1990. 72 (1): 60–63. pmid: 2301905
    2. 2. Эллис Х. Причины и профилактика спаек кишечника. Br J Surg. 1982; 69 (5): 241–243. pmid: 7042032
    3. 3. Ward BC, Panitch A. Спайки брюшной полости: современные и новые методы лечения. J Surg Res. 2011; 165 (1): 91–111. pmid: 20036389
    4. 4. Алпонат А, Лакшминарасаппа С.Р., Явуз Н., Го П.Предотвращение спаек с помощью рассасывающегося адгезионного барьера Seprafilm: модель послеоперационной грыжи у крыс. Am Surg. 1997. 63 (9): 818–819. pmid: 92

    5. 5. Ма Ф, Ши М. Клиническое наблюдение ингибирования адгезии при применении медицинской пленки DL-полимолочной кислоты при операциях на брюшной полости. China Med Eng. 2012. 20 (4): 68–69.
    6. 6. Маис В., Бракко Г., Литта П., Гарджуло Т., Мелис Г. Уменьшение послеоперационных спаек с помощью автосшитого гиалуронанового геля в гинекологической лапароскопической хирургии: слепое, контролируемое, рандомизированное, многоцентровое исследование.Hum Reprod. 2006. 21 (5): 1248–1254. pmid: 16439505
    7. 7. Лю М., Ли П. Клиническая ценность антиадгезионных средств, используемых при лапаротомии в акушерстве и гинекологии. Chin J Obstet Gynecol. 2012. 47 (4): 255–258.
    8. 8. Меттлер Л., Одеберт А., Леманн-Вилленброк Э., Шив К., Якобс В. Проспективное клиническое испытание SprayGel в качестве барьера для образования адгезии: промежуточный анализ. J Am Assoc Gynecol Laparosc. 2003. 10 (3): 339–344. pmid: 14567808
    9. 9. Эрсой Э., Озтюрк В., Язган А., Оздоган М., Гундогду Х.Сравнение двух типов биорезорбируемых барьеров для предотвращения внутрибрюшных спаек у крыс. J Gastrointest Surg. 2009. 13 (2): 282–286. pmid: 18777122
    10. 10. Юань Ф, Линь Л., Чжан Х. Х., Хуан Д., Сунь Ю. Влияние желатина гиалуроновой кислоты, дериватизированного карбодиимидом, на предотвращение формирования послеоперационных внутрибрюшных спаек и ускорение заживления на модели крыс. J Biomed Mater Res A. 2016; 104 (5): 1175–1181. pmid: 26749008
    11. 11. Vlahos A, Yu P, Lucas CE, Ledgerwood AM.Влияние композитной мембраны из хитозана и геля полоксамера на послеоперационные спаечные взаимодействия. Am Surg. 2001. 67 (1): 15–21. pmid: 11206889
    12. 12. Sun YL, Yang C, Amadio PC, Zhao CF, Zobitz ME, An KN. Снижение трения за счет химической модификации поверхности экстрасиновиальных трансплантатов сухожилий. J Orthopaed Res. 2004. 22 (5): 984–989.
    13. 13. Ван Гур Х. Последствия и осложнения спаек брюшины. Colorectal Dis. 2007; 9 (s2): 25–34.
    14. 14. Ouaïssi M, Gaujoux S, Veyrie N, Denève E, Brigand C, Castel B и др.Послеоперационные спаечные процессы после операций на пищеварительной системе: их частота и профилактика: обзор литературы. J Visc Surg. 2012; 149 (2): e104 – e114. pmid: 22261580
    15. 15. Mettler L, Hucke J, Bojahr B., Tinneberg H-R, Leyland N, Avelar R. Исследование безопасности и эффективности рассасывающегося гидрогеля для уменьшения послеоперационных спаек после миомэктомии. Hum Reprod. 2008. 23 (5): 1093–1100. pmid: 18346996
    16. 16. Харрис Э.С., Морган РФ, Родехивер GT. Анализ кинетики образования перитонеальной адгезии у крыс и оценка потенциальных антиадгезивных средств.Хирургия. 1995. 117 (6): 663–669. pmid: 7539943
    17. 17. Арунг В., Дрион П., Черами Дж. П., Оноре П., Мерисс М., Дефренж Дж. О. и др. Внутрибрюшинные спайки после открытой или лапароскопической абдоминальной процедуры: экспериментальное исследование на крысах. J. Laparoendosc Adv Surg Tech A. 2012; 22 (7): 651–657. pmid: 22746150
    18. 18. Арунг В., Мерисс М., Детри О. Патофизиология и профилактика послеоперационных спаек брюшины. Мир J Gastroenterol. 2011. 17 (41): 4545–4553. pmid: 22147959

    Консенсус китайских экспертов по профилактике спаек брюшной полости и таза после гинекологических операций на опухолях — Lang

    Консенсус экспертов

    Jinghe Lang 1 , Ding Ma 2 , Yang Xiang 1 , Keqin Hua 3 , Kaijiang Liu 4 , Lingya Pan 1 , Ping Wang 5 , Fujong Yao Чжао 7 , Вэньцзюнь Ченг 8 , Маньхуа Цуй 9 , Хунъян Го 10 , Жуйся Гуо 11 , Ли Хун 12 , Пэйлин Ли 13 , Мубяо Лю 14 15 , Hui Wang 2 , Jianliu Wang 16 , Wuliang Wang 17 , Ming Wu 1 , Xingsheng Yang 18 , Jun Zhang 19

    1 Отделение генекологии и акушерства, Больница Пекинского медицинского колледжа, Пекин 100140, Китай; 2 Отделение генекологии и акушерства, больница Тунцзи, Медицинский колледж Тунцзи, Университет науки и технологий Хуачжун, Ухань 430030, Китай; 3 Отделение генекологии и акушерства, Больница акушерства и гинекологии при Университете Фудань, Шанхай, 200032, Китай; 4 Отделение генекологии и акушерства, Госпиталь Ренджи, Медицинский факультет Шанхайского университета Цзяо Тонг, Шанхай 200001, Китай; 5 Отделение генекологии и акушерства, Госпиталь Второго университета Западного Китая, Сычуаньский университет, Чэнду 610041, Китай; 6 Отделение генекологии и акушерства, Первый филиал больницы Чжуншаньского университета, Гуанчжоу 510080, Китай; 7 Отделение генекологии и акушерства, Госпиталь Шэнцзин при Китайском медицинском университете, Шэньян 110004, Китай; 8 Отделение генекологии и акушерства, Народная больница провинции Цзянсу, Нанкин 210036, Китай; 9 Отделение генекологии и акушерства, Вторая больница Цзилиньского университета, Чанчунь 130042, Китай; 10 Отделение генекологии и акушерства, Третья больница Пекинского университета, Пекин 100191, Китай; 11 Отделение генекологии и акушерства, Первая дочерняя больница Университета Чжэнчжоу, Чжэнчжоу 450052, Китай; 12 Отделение генекологии и акушерства, Народная больница Уханьского университета, Ухань 430060, Китай; 13 Отделение генекологии и акушерства, Вторая дочерняя больница Харбинского медицинского университета, Харбин 150001, Китай; 14 Отделение генекологии и акушерства, Народная больница провинции Гуандун, Гуанчжоу 510080, Китай; 15 Отделение генекологии и акушерства, Главный госпиталь Народно-освободительной армии Китая, Пекин 100853, Китай; 16 Отделение генекологии и акушерства, Народная больница Пекинского университета, Пекин 100044, Китай; 17 Отделение генекологии и акушерства, Вторая дочерняя больница, Университет Чжэнчжоу, Чжэнчжоу 450052, Китай; 18 Отделение генекологии и акушерства, больница Цилу Шаньдунского университета, Цзинань 250012, Китай; 19 Отделение генекологии и акушерства, Пекинская больница Анчжэнь, Столичный медицинский университет, Пекин 100011, Китай

    Для корреспонденции: Дин Ма.Отделение генекологии и акушерства, больница Тунцзи, медицинский колледж Тунцзи, Университет науки и технологий Хуачжун, Ухань 430030, Китай. Электронная почта: [email protected]; Jinghe Lang. Отделение генекологии и акушерства, Больница Пекинского медицинского колледжа, Пекин 100140, Китай. Электронная почта: [email protected]


    Резюме: Спайки — это послеоперационное осложнение, которое беспокоит гинекологов на протяжении многих лет, так как у 60–90% гинекологических пациентов после операций на брюшно-тазовой области появляются спаечные процессы.Спайки в брюшно-тазовой области могут привести к хронической тазовой боли, бесплодию, кишечной непроходимости и осложнениям повторных операций. Спайки могут также увеличить риск послеоперационной неудачи химиолучевой терапии и поставить под угрозу жизнь пациентов, особенно после операций по поводу гинекологических злокачественных опухолей. Целью этого консенсуса было рассмотрение патогенеза и клинических последствий спаек и обобщение различных хирургических процедур и профилактических мер, которые могут уменьшить возникновение спаек после гинекологических операций по поводу опухолей, на основе дискуссии среди известных отечественных специалистов-гинекологов.

    Ключевые слова: Адгезия; хирургия опухолей; профилактика; консенсус экспертов


    Отправлено 2 декабря 2019 г. Принято к публикации 10 февраля 2020 г.

    DOI: 10.21037 / атм.2020.02.53


    Введение

    Адгезия означает соединение разделенных тканей фиброзными лентами при нормальных обстоятельствах. Спайки возникают у 60–90% пациентов после операций на брюшной полости и тазу (1) и являются наиболее частым хирургическим осложнением.Спайки в брюшно-тазовой области могут привести к хронической тазовой боли, бесплодию, кишечной непроходимости и осложненным повторным операциям (2-4). Спайки после гинекологических операций на опухолях также повышают риск послеоперационной неудачи химиолучевой терапии и угрожают жизни пациентов.


    Влияние адгезии на лечение гинекологических опухолей

    Спайки — наиболее частая причина кишечной непроходимости. Более 30% обструкции толстой кишки и 80% непроходимости тонкой кишки, смертность от которых составляет 3–10%, вызваны спаечным процессом.Более того, 48% хронической тазовой боли и 20-40% бесплодия у женщин вызваны спаечным процессом (5-10).

    Больным раком обычно требуется повторное лечение или повторная операция [даже после адекватного лечения риск рецидива рака яичников на поздней стадии достигает 70–90% (11)]. У этих пациентов спайки могут влиять на эффекты химиолучевой терапии после операции и могут увеличивать сложность и риски во время операции, такие как увеличенное время операции, повышенный риск травмы и повышенный риск перехода на лапаротомию во время лапароскопической операции (12, 13).Более того, 15-20% пациентов, перенесших радикальную гистерэктомию по поводу рака шейки матки, нуждаются в лучевой терапии после операции (5), в то время как спайки таза, вызванные предыдущей абдоминальной операцией, склонны к образованию спаек кишечника и фиксации в зоне облучения, что увеличивает риски, связанные с лучевой терапией. Спайки влияют на равномерное распределение дозы облучения и вызывают кишечный свищ, повреждение кишечника и другие последствия и серьезно влияют на эффекты лечения.Степень поражения кишечника напрямую связана с общей дозой облучения, количеством обработок и распределением дозы в окружающих тканях целевой области (14). Для пациентов с раком яичников внутрибрюшинная химиотерапия может снизить риск смерти на 21,6%. Однако обширная адгезия препятствует распространению препарата в брюшной полости, что является относительным противопоказанием к внутрибрюшинной химиотерапии из-за ограниченного тщательного распределения внутрибрюшинных химиотерапевтических препаратов из-за сильной адгезии (15).

    Кроме того, стоимость лечения спаек ложится тяжелым экономическим бременем на пациентов и общество. В США абдоминальные спаечные процессы у стационарных пациентов стоили 2,3 миллиарда долларов в 2005 году. Согласно нескольким исследованиям, в Соединенном Королевстве стоимость госпитализации из-за спаек в течение 2 лет после операции составила 2,42 миллиона фунтов стерлингов (16,17).

    Таким образом, предотвращение послеоперационных спаек, улучшение качества жизни пациентов и экономия медицинских расходов — это вопросы, на которых должен сосредоточиться каждый гинеколог-онколог.


    Механизм образования и тип спаек

    Спайки брюшины — это патологический результат восстановления повреждений брюшины. Образование спаек может быть вызвано механическим или термическим повреждением, обезвоживанием, неполным гемостазом, радиацией, непрерывным лапароскопическим потоком воздуха, длительным воздействием источника света лапароскопа во время операции и самим заболеванием (например, воспалительными заболеваниями органов малого таза, эндометриозом, инфекцией) (12).После повреждения брюшины островки мезотелиальных клеток образуются локально, мезотелиальные клетки делятся и пролиферируют, восстанавливая рану, и мезотелиализация завершается, после чего белки фибрина разрушаются с образованием новой брюшины. После пролиферации и созревания пролиферирующие клетки соединяются друг с другом. Через 5–7 дней базальная брюшина формируется, и брюшина нормально восстанавливается. Однако из-за местной ишемии или инфекции во время заживления раны фибрин образует мостик на поверхности двух противоположных открытых тканей.Большинство экссудатов фибрина являются временными и разлагаются в течение 72 часов, но активность системы перитонеального лизиса фибрина, вызванного повреждением, подавляется (18), и, таким образом, пучки фибрина не могут быть очищены. Фибробласты входят в фибриновый мостик и выделяют коллаген в течение 3-5 дней после операции. К 7-му дню в фибриновом мостике формируются мелкие кровеносные сосуды, что приводит к образованию спаек ( Рисунок 1 ).

    Рисунок 1 Механизм образования адгезии.

    В отношении классификации и классификации спаек были установлены различные международные стандарты классификации. В настоящее время широко используется модифицированная система оценки адгезии, опубликованная Американским обществом репродуктивной медицины (ASRM) (19) (, таблица 1, ).

    Таблица 1 Модифицированные стандарты классификации адгезии Американского общества репродуктивной медицины (ASRM)
    Полная таблица

    Профилактика спаек при гинекологических операциях против опухолей

    Ввиду распространенности послеоперационных спаек, клиницисты должны серьезно относиться к предоперационному информированному согласию и интраоперационной профилактике спаек.В настоящее время сложные хирургические методы и установка антиадгезионных барьеров или агентов между поврежденными тканями являются основными мерами, которые используются для предотвращения спаек. Сложные хирургические методы являются основой стратегий по уменьшению спаек, и они включают рассмотрение хирургических показаний, соблюдение принципов минимально инвазивной хирургии, мягкое прикосновение к тканям и предотвращение инородных тел, обезвоживания и инфекции. При наличии риска послеоперационных спаек следует рассмотреть возможность применения вспомогательных антиадгезионных мер.Основываясь на принципах безопасности, эффективности, простоты использования и стоимости, можно рассматривать антиадгезионные барьеры (20,21).

    Хирургические методы профилактики спаек при опухолевых операциях

    Рак шейки матки является наиболее распространенным гинекологическим заболеванием в Китае. На ранних стадиях заболевания в основном лечат хирургическим путем. В объем операции входит обширная гистерэктомия + диссекция тазовых лимфатических узлов + в некоторых случаях абдоминальная парааортальная лимфодиссекция.Эта операция представляет собой стандартизированную анатомическую операцию. Хирургические особенности заключаются в следующем: (I) задние перитонеальные лимфатические узлы требуют регулярной диссекции, и большинство кровеносных сосудов позади брюшины малого таза, таких как кровеносные сосуды и структуры в общей подвздошной кости, внешней подвздошной кости и запирательной области таза. полость, весь тазовый сегмент мочеточника и частичная область парааорты должны быть открыты анатомически; (II) обширная гистерэктомия требует рассечения пространства вокруг шейки матки, включая отделение мочевого пузыря и прямой кишки.Резекция широкого спектра параматочных и влагалищных тканей приводит к значительному повреждению тканей, а также к обнажению и изменению структур тазового дна после операции, что увеличивает вероятность кровотечения из послеоперационной раны, воспалительных инфекций и спаек.

    Первичным лечением рака эндометрия является хирургическое вмешательство, которое дополняется комплексным лечением лучевой терапией, химиотерапией и гормонами. Экстрафасциальная радикальная гистерэктомия в сочетании с двусторонней аппендэктомией — самый простой хирургический метод при раке эндометрия.Некоторым пациентам требуется диссекция тазовых лимфатических узлов и парааортальных лимфатических узлов брюшной полости (до уровня почечных кровеносных сосудов). Глубоко инфильтрированный рак эндометрия приводит к большой хирургической ране, связан с относительно сложной хирургической процедурой и склонен к кровотечению; при этом раке частота послеоперационных спаек достигает 56–100% (22).

    У большинства пациенток рак яичников диагностируется на поздней стадии и требуется открытая абдоминальная хирургия.Хирургическое лечение включает комплексные операции для пациентов на ранних стадиях и циторедуктивные операции на опухолях для пациентов на поздних стадиях. В объем хирургического вмешательства входят матка и придатки, большой сальник, парааортальные лимфатические узлы брюшной полости, двусторонние тазовые лимфатические узлы, пораженные опухолью органы и большая площадь брюшины, пораженной опухолью. Операция по лечению рака яичников приводит к образованию большой раневой поверхности и сильному кровотечению, а также к образованию спаек между кишечником и между брюшной стенкой и кишечником.После рецидива опухоли возможна циторедуктивная хирургия опухоли. Спайки влияют на применение и эффект послеоперационной внутрибрюшинной химиотерапии, увеличивают вероятность повреждения органов, затрудняют повторную операцию и приводят к более высокой вероятности послеоперационного спаечного процесса с более широким диапазоном и большей степенью тяжести (23).

    Хотя хирургическое вмешательство является одним из основных методов лечения трех основных злокачественных гинекологических опухолей, большая часть пациентов все еще нуждается в химиолучевой терапии после операции.Пациенты, перенесшие операции по поводу злокачественных опухолей, более склонны к образованию спаек, чем пациенты, перенесшие другие операции. Послеоперационная лучевая терапия или перфузия увеличивают вероятность образования спаек в области хирургического вмешательства, что приведет к увеличению неблагоприятных осложнений лучевой терапии или перфузии, а также к увеличению вероятности повреждения органов. Следовательно, при гинекологических операциях против опухолей должны быть достигнуты следующие характеристики и баллы: (I) использовать минимально инвазивный подход. Минимально инвазивный относится не только к минимально инвазивным хирургическим подходам, но и к предотвращению грубых операций во время хирургических вмешательств, операций в нехирургических областях, большого диапазона электрокоагуляции или разрывов и чрезмерной потери брюшины; (II) минимизировать размер хирургической раны, например, за счет намеренного удержания брюшины в хирургической области, так что определенные области тазовой стенки могут быть перитонеализированы в конце операции; (III) выполнить биопсию сторожевого лимфатического узла в выбранных соответствующих случаях, чтобы уменьшить ненужную потерю брюшины; (IV) избегать кровотечений во время операции и строго соблюдать гемостаз во время операции; (V) минимизировать использование невпитываемых материалов.Перед окончанием операции ополосните операционную зону, чтобы как можно больше удалить остатки тканей и сгустки крови; (VI) обратите внимание на принцип бесплодия и активно предотвращайте заражение; (VII) разумно применять антиадгезионные продукты в областях, склонных к образованию спаек, таких как культя шейки матки и область лимфодиссекции, чтобы еще больше снизить частоту спаек.

    Подбор материалов и препаратов, предотвращающих слипание

    В настоящее время материалы, препятствующие адгезии, делятся на две категории: материалы для диафрагмы и гелевые / жидкие материалы.Идеальный антиадгезионный материал следует рассматривать всесторонне из-за его безопасности, эффективности, удобства и экономичности, таких как отсутствие реакции на инородные тела, абсорбируемость, удобство использования при лапароскопических и лапаротомных операциях и эффективная профилактика новых и регенеративных спаек (12). Показаны пять типов широко используемых антиадгезионных материалов ( таблица 2 ).

    Таблица 2 Материалы, препятствующие адгезии
    Полная таблица
    Материалы диафрагмы

    Противоадгезионные материалы диафрагмы — это антиадгезионные барьеры, которые просты в использовании и в настоящее время наиболее широко изучаются.В зависимости от местоположения и области хирургического вмешательства этот материал помещается в область раны, культи и лимфатической диссекции во время операции по удалению опухоли, где он играет роль в физической изоляции и уменьшает возникновение спаек.

    • Антиадгезионная мембрана из окисленной регенерированной целлюлозы (ORC): это абсорбируемый антиадгезионный барьер, состоящий из ORC (экстракт древесной пульпы). После выдержки в течение 8 часов ORC образует сплошной плотный гидрофильный гель на поверхности ткани и покрывает поврежденную поверхность.Он остается неизменным в течение цикла восстановления брюшины (5–7 дней) и физически изолирует поверхность ткани для предотвращения образования спаек. Через 28 дней ORC гидролизуется до двуокиси углерода и воды, которые полностью усваиваются человеческим организмом. ORC удобен в использовании и не требует наложения швов. Антиадгезионная мембрана ORC в настоящее время является наиболее широко изученным продуктом, так как этот материал имеет наибольшее количество сообщений в клинической литературе в Китае и других странах. В рандомизированных контролируемых клинических испытаниях было продемонстрировано, что этот продукт снижает образование спаек, поскольку он снижает частоту и степень новых и рецидивирующих спаек после лапароскопических и лапаротомных операций на 50–60% (24).Многоцентровое рандомизированное исследование показало, что антиадгезионная мембрана ORC (Interceed) может значительно уменьшить возникновение и тяжесть спаек яичников после операции, а вовлеченная область поверхностных спаек яичников была значительно уменьшена (25). В 2014 году руководство Европейского общества репродукции человека и эмбриологии (ESHRE) рекомендовало хирургам применять ORC для предотвращения образования спаек после лапароскопической хирургии эндометриоза (26). В исследовании экономики здравоохранения оценивалась стоимость антиадгезионной мембраны ORC (Interceed) для профилактики спаек в брюшно-тазовой области после гинекологических и акушерских операций.Результаты показали, что применение этого продукта может значительно снизить скорость послеоперационного спаечного процесса после операций по поводу рака яичников, снизить частоту спаечных осложнений и снизить вероятность повторной операции, тем самым сэкономив пациентам 2320 юаней на медицинских расходах в течение 3-летнего периода наблюдения. (27).
    • Антиадгезионная мембрана гиалуронат-карбоксиметилцеллюлоза натрия: это биоабсорбируемая антиадгезионная мембрана, состоящая из гиалуроновой кислоты и карбоксиметилцеллюлозы.Материал прилипает к влажной поверхности тканей и через 24 часа после размещения превращается в почти созревший гель, физически изолируя поверхность ткани. Полностью усваивается организмом человека в течение 28 дней. Этот материал нельзя складывать, поэтому при его использовании требуется соблюдать осторожность. Рандомизированное контролируемое клиническое исследование показало, что, по сравнению с контрольной группой, частота хронической боли в животе (более 3 месяцев) была значительно снижена у хирургических пациентов с химически модифицированной антиадгезионной мембраной гиалуроната натрия-карбоксиметилцеллюлозы, помещенной в брюшно-тазовую полость.Однако не наблюдалось значительных различий между двумя группами в частоте послеоперационной непроходимости тонкой кишки и послеоперационном качестве жизни (28).
    • DL-полимолочная кислота (DL-PLA) антиадгезионная мембрана: это разновидность абсорбируемого материала диафрагмы, изготовленного из волокна полимолочной кислоты. После размещения в теле человека он сохраняет форму мембраны, отделяя поверхность хирургической раны от прилегающих органов и тканей. Процесс разложения делится на гидролиз и ферментативный метаболизм.Рандомизированное контролируемое клиническое исследование показало, что спайки брюшной полости у пациентов с антиадгезионной мембраной из полимолочной кислоты, помещенной в брюшно-тазовую полость, были значительно слабее, чем у пациентов контрольной группы, которые не получали антиадгезионную мембрану (29). При его использовании следует обращать внимание на неудовлетворительный антиадгезионный эффект, вызванный изменением положения покрытия мембраны из-за перистальтики кишечника и по другим причинам, и в этом случае для правильной фиксации можно использовать рассасывающиеся швы.
    Гелевые / жидкие материалы

    Гелевые / жидкие материалы — это тип простого в использовании, разлагаемого и рассасывающегося антиадгезионного материала, который наносится на поверхность тканей для уменьшения возникновения спаек. Такие материалы быстро всасываются, в то время как время разложения является неустойчивым, и эффективность спаек является спорной (12). Гелевые / жидкие материалы представляют собой вещества, которые легко текут, и, таким образом, следует учитывать влияние изменения положения пациента на эффективность.

    • Гель гиалуроновой кислоты (НА): это тип высокомолекулярного мукополисахарида, полученного из природных материалов. Гель HA разлагается и абсорбируется. Гель ГК покрывает поверхность плазматической мембраны тканей, физически изолирует поверхность раны, уменьшает образование спаек и предотвращает обострение существующих спаек (30). Гель ГК имеет короткое время разложения из-за его нестабильной молекулярной структуры, но может ли гель ГК оставаться неповрежденным и обеспечивать эффективную изоляцию в период восстановления брюшины, требует дальнейшего исследования.Из-за различных процессов приготовления было разработано множество различных препаратов на основе ГК. Гель HA прост в обращении и требует катетера для нанесения жидкости на поверхность раны во время лапароскопических или гистероскопических операций.
    • Карбоксиметилхитин (хитозан): этот материал получен из экстракта панциря креветок, который естественным образом разлагается и усваивается организмом человека. Он обладает биологическими характеристиками избирательного стимулирования роста эпителиальных клеток и эндотелиальных клеток и ингибирования роста фибробластов; Таким образом, хитозан способствует физиологическому восстановлению тканей, ингибирует образование рубцов, снижает адгезию тканей и предотвращает образование новых адгезий (31).Хитозаном легко манипулировать, но для нанесения жидкости на поверхность раны во время лапароскопических или гистероскопических операций требуется катетер.

    Резюме

    Спайки брюшно-тазовой полости после гинекологических операций на опухолях — очень распространенное явление. Спайки могут вызвать послеоперационные осложнения, которые влияют на проведение и эффект химиолучевой терапии после операций по поводу злокачественных опухолей, поэтому гинекологи-онкологи должны серьезно относиться к спайкам.Перед гинекологическими операциями по поводу опухолей клиницисты должны полностью проинформировать пациентов о риске послеоперационного спаечного процесса, влиянии на последующее лечение и профилактических мерах. Предотвращение слипания чрезвычайно важно. Сложные хирургические методы лечения опухолей являются наиболее важным фактором предотвращения спаек. Комбинированное применение антиадгезионных материалов на основе сложных хирургических операций способствует дальнейшему снижению частоты спаек. Идеальный антиадгезионный материал должен обладать характеристиками безопасности, эффективности, удобства и экономичности.Подходящий антиадгезионный материал выбирается в соответствии с требованиями хирургии, который может комплексно и эффективно предотвратить образование спаек, снизить медицинские расходы, снизить хирургические риски и улучшить качество жизни пациентов с опухолями.


    Благодарности

    Нет.


    Конфликт интересов: Авторы не заявляют о конфликте интересов.

    Этическое заявление: Авторы несут ответственность за все аспекты работы, гарантируя, что вопросы, связанные с точностью или целостностью любой части работы, должным образом исследованы и решены.


    Список литературы

    1. Hirschelmann A, Tchartchian G, Wallwiener M, et al. Обзор профилактики проблемных спаек в гинекологической хирургии. Arch Gynecol Obstet 2012; 285: 1089-97.[Crossref] [PubMed]
    2. Diamond MP. Частота послеоперационных спаек. Нью-Йорк: Springer-Verlag, 2000.
    3. .
    4. Tulandi T, Al-Shahrani A. Профилактика спаек в гинекологической хирургии. Curr Opin Obstet Gynecol 2005; 17: 395-8. [Crossref] [PubMed]
    5. Аль-Тук С., Платт Р., Туланди Т. Связанная с адгезией непроходимость тонкой кишки после гинекологических операций. Am J Obstet Gynecol 1999; 180: 313-5. [Crossref] [PubMed]
    6. Montz FJ, Holschneider CH, Solh S и др.Обструкция тонкой кишки после радикальной гистерэктомии: факторы риска, частота возникновения и результаты оперативного вмешательства. Гинеколь Онкол 1994; 53: 114-20. [Crossref] [PubMed]
    7. Farinella E, Cirocchi R, La Mura F и др. Возможность лапароскопии при непроходимости тонкой кишки. Мир J Emerg Surg 2009; 4: 3. [Crossref] [PubMed]
    8. Феванг Б.Т., Феванг Дж., Ли С.А. и др. Отдаленный прогноз после операции по поводу спаечной непроходимости тонкой кишки. Энн Сург 2004; 240: 193-201.[Crossref] [PubMed]
    9. DeWilde RL, Trew G. Рабочая группа экспертов по адгезии Европейского общества гинекологической эндоскопии (ESGE). Послеоперационные спаечные процессы брюшной полости и их профилактика в гинекологической хирургии. Gynecol Surg 2007; 4: 161-8. [Crossref]
    10. Стовалл Т.Г., Старейшина РФ, Линг Ф.В. Предикторы спаек таза. J Reprod Med 1989; 34: 345-8. [PubMed]
    11. Vercellini P, Somigliana E, Viganò P и др. Хроническая тазовая боль у женщин: этиология, патогенез и диагностические подходы.Гинекол эндокринол 2009; 25: 149-58. [Crossref] [PubMed]
    12. StatBite. Рак яичников: риск рецидива в зависимости от стадии диагноза. Журнал Национального института рака 2009; 101: 1234. [Crossref] [PubMed]
    13. Аль-Мусави Д., Томпсон Дж. Предотвращение адгезии: современное состояние. Gynecol Endosc 2010; 10: 123-30. [Crossref]
    14. Сокол А.И., Чуанг К., Милад М.П. Факторы риска перехода на лапаротомию при гинекологической лапароскопии. J Am Assoc Gynecol Laparosc 2003; 10: 469-73.[Crossref] [PubMed]
    15. Pal N, Geibel J. Радиационный энтерит и проктит. Medscape 2017. Доступно в Интернете: https://emedicine.medscape.com/article/197483-overview
    16. Клиническое сообщение NCI (1/05/06). Внутрибрюшинная химиотерапия при раке яичников.
    17. Sikirica V, Bapat B, Candrilli SD, et al. Бремя абдоминального и гинекологического адгезиолиза в США. BMC Surg 2011; 11:13. [Crossref] [PubMed]
    18. Wilson MS, Menzies D, Knight AD, et al.Демонстрация клинической и экономической эффективности стратегий уменьшения адгезии. Colorectal Dis 2002; 4: 355-60. [Crossref] [PubMed]
    19. Diamond MP, Эль-Мовафи DM. Спайки таза. Surg Technol Int 1998; 7: 273-83. [PubMed]
    20. Mettler L, Hucke J, Bojahr B и др. Исследование безопасности и эффективности рассасывающегося гидрогеля для уменьшения послеоперационных спаек после миомэктомии. Репродукция человека 2008; 23: 1093-100. [Crossref] [PubMed]
    21. De Wilde RL, Bakkum EA, Brölmann H, et al.Консенсусные рекомендации по спайкам (версия 2014 г.) для Рабочей группы по исследованию спаек ESGE (Европейское общество гинекологической эндоскопии): экспертное мнение. Arch Gynecol Obstet 2014; 290: 581-2. [Crossref] [PubMed]
    22. Diamond MP, Freeman ML. Клинические последствия послеоперационных спаек. Обновление Hum Reprod 2001; 7: 567-76. [Crossref] [PubMed]
    23. Шварц HE, Блэкмор Дж. М.. Биорезорбируемые композиции межмолекулярных комплексов карбоксиполисахаридов и простых полиэфиров и способы их использования для уменьшения хирургических спаек.Сан-Луис-Обиспо, Калифорния: FzioMed, Inc., 2000.
    24. Фейдер AN, Rose PG. Роль хирургии при раке яичников. Дж. Клин Онкол 2007; 25: 2873-83. [Crossref] [PubMed]
    25. Практический комитет Американского общества репродуктивной медицины. Общество репродуктивных хирургов. Патогенез, последствия и контроль спаек брюшины в гинекологической хирургии. Fertil Steril 2007; 88: 21-6. [Crossref] [PubMed]
    26. Франклин RR.Группа по изучению адгезии яичников. Уменьшение спаек яичников с помощью Interceed. Группа по изучению адгезии яичников. Obstet Gynecol 1995; 86: 335-40. [Crossref] [PubMed]
    27. Dunselman GA, Vermeulen N, Becker C, et al. Руководство ESHRE: ведение женщин с эндометриозом. Репродукция Человека 2014; 29: 400-12. [Crossref] [PubMed]
    28. Xiang Y, Song L, Jia Y и др. Анализ экономической эффективности рассасывающегося адгезионного барьера в предотвращении образования спаек после открытых гинекологических операций в Китае.Value Health 2018; 21: S144. [Crossref]
    29. van der Wal JB, Iordens GI, Vrijland WW, et al. Профилактика спаек во время лапаротомии: долгосрочное наблюдение рандомизированного клинического исследования. Энн Сург 2011; 253: 1118-21. [Crossref] [PubMed]
    30. Luo Y, Li Z. Наблюдение за эффективностью антиадгезионной мембраны из полимолочной кислоты в предотвращении послеоперационной адгезии. Практическая медицина Китая 2012; 7: 95-6.
    31. Метвалли М., Уотсон А., Лилфорд Р. и др.Жидкие и фармакологические средства для профилактики спаек после гинекологических операций. Кокрановская база данных Syst Rev 2006. CD001298. [PubMed]
    32. Diamond MP, Лучано А., Джонс Д.А. и др. Уменьшение послеоперационных спаек с помощью N, O-карбоксиметилхитозана: пилотное исследование. Fertil Steril 2003; 80: 631-6. [Crossref] [PubMed]

    Цитируйте эту статью как: Lang J, Ma D, Xiang Y, Hua K, Liu K, Pan L, Wang P, Yao S, Zhao F, Cheng W, Cui M, Guo H, Guo R, Hong L, Li П, Лю М.




    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *