Содержание

Менингококковые инфекции: симптомы, причины, вакцинация

Менингококковая инфекция — инфекционное заболевание, вызываемое бактерией Neisseria meningitidis. Существует 12 серогрупп (разновидностей) этой бактерии, из них 6 (A, B, C, W, Y и X) вызывают большинство тяжелых форм менингококковой инфекции. Особенность инфекции в том, что у менингококка, как и у гемофильной палочки типа b и пневмококков, имеется полисахаридная капсула, окружающая бактерию и защищающая ее от атак иммунной системы. Маленькие дети (в возрасте от 0 до 5 лет) еще, как правило, не имеют сформированного защитного иммунитета против этой инфекции. (1)

Причины и источники. Инкубационный период

Возбудитель менингококковой инфекции передается только от человека к человеку. Инфекция распространяется воздушно-капельным путем и проникает в организм через слизистую носа, полости рта и глотки. Мельчайшие капли выделений из дыхательных путей, полости рта или носоглотки носителя или больного человека при тесном контакте — поцелуях, чихании, кашле, — попадают на слизистую здорового человека. Там бактерии могут на некоторое время оставаться и размножаться, не вызывая признаков заболевания и не влияя на самочувствие, вызывая бессимптомное носительство (иногда наблюдаются симптомы насморка [назофарингита]). По имеющимся данным, считается, что в любой момент времени около 10-20% населения являются носителями менингококков. Но иногда, по не вполне понятным причинам, подавляя защитные силы организма, инфекция проникает через слизистую оболочку в кровь. Используя питательные вещества, находящиеся в крови, менингококки могут быстро размножаться, вызывая заражение крови (сепсис), и распространяться через кровь в оболочки головного мозга или другие внутренние органы (например, легкие, суставы, сердце, подкожно-жировую клетчатку и др.). (1) (2)

Время между моментом попадания бактерии в организм и до появления первых признаков болезни называется инкубационным периодом. Для менингококковой инфекции он составляет в среднем 4 дня, но может и меняться от 2 до 10 дней. (2)

Формы заболевания

Под формами заболевания подразумевается то, какой характер носит болезнь, как она протекает, какие органы и системы она поражает. В случаях менингококковой инфекции существуют следующие формы:

  1. Локализованные формы. Развиваются в случае, если защитные силы организма справляются с инфекцией, и она не попадает в кровь.

    • Бессимптомное носительство: бактерия Neisseria meningitidis остается на слизистой, размножается и периодически выделяется во внешнюю среду. Сам человек не болеет, но является заразным для окружающих.

    • Острый назофарингит: воспаление ограничивается слизистой носа, носоглотки.

  2. Генерализованные формы — менингит, менингоэнцефалит, сепсис (заражение крови). Развиваются, если

    возбудитель преодолевает местную иммунную защиту на слизистых оболочках носоглотки и попадает в кровь. С током крови бактерии разносятся по организму, проникают в кожу, почки, надпочечники, легкие, ткани сердца, оболочки головного мозга. Размножение и гибель менингококков приводит к выбросу эндотоксина — ядовитого продукта распада бактерий. Он разрушает стенки сосудов, отчего образуются кровоизлияния, которые выглядят сначала как с ыпь (экзантема) — красноватые точки на коже или энантема — так ие же высыпания на слизистых полости рта, носоглотки, иногда глаз, а затем принимают типичный вид геморрагической (от темно-красной до черной)
    сыпи
    размером от точек до обширных некрозов (отмирания) участков кожи. Этот же бактериальный токсин приводит к развитию отека мозга и мозговых strсимптомов, кровоизлияниям во внутренние органы.

  3. Смешанные (сочетание, например, менингита и сепсиса) и редкие формы: развитие воспаления в суставах — полиартрит, в легких — пневмония и т. д. (1) (2) (3)

Симптомы менингококковой инфекции

Носительство. Протекает без жалоб, длится в среднем 10-15 дней, возбудитель

обнаруживается только при лабораторном обследовании.

Острый назофарингит. Симптомы менингококкового острого назофарингита могут напоминать ОРВИ — повышение температуры, слабость, головная боль, сонливость, выделение слизи и небольшая заложенность носа. Может закончиться выздоровлением, переходом в носительство или стать причиной развития менингита и других тяжелых форм менингококковой инфекции. В любом случае, даже при минимальных подозрениях или риске заражения менингококком нужно вызывать врача, поскольку самостоятельно определить, действительно ли это менингококковый назофарингит или другая инфекция невозможно: необходимо проведение осмотра и лабораторные анализы.

Менингококцемия (сепсис, заражение крови). Развивается быстро, часто на фоне назофарингита. Температура может резко подняться, с ломотой в мышцах, сильной головной болью, помутнением сознания. В течение 1-2 суток появляется типичная сыпь при менингококковой инфекции — сначала розоватая, затем геморрагическая: неровные высыпания, темно-красного цвета, немного приподнимающиеся над кожей. Как правило, сыпь локализуется на ягодицах, ногах, нижней части туловища. Элементы сыпи очень разные, от «булавочного укола» и красно-коричневых «звездочек» до больших кровоизлияний, которые в тяжелых случаях приводят к отмиранию тканей — некрозу. Неблагоприятным

признаком считается раннее появле ние сыпи на лице. (1)

Менингит. По данным источника (1) в России «50% всех бактериальных менингитов у детей в возрасте до 5 лет» вызывает менингококк. Начинается менингококковый бактериальный менингит остро, температура может быстро нарастать до высоких цифр, одновременно могут появиться жалобы на боль в спине, шее, резкую головную боль с непереносимостью света, звуков. Многократно повторяется рвота, облегчения она не приносит. Сознание спутанное, человек сжимается в комочек: лежит на боку, с подтянутыми к животу ногами, типичное

описание этого признака — «поза легавой собаки». Общее состояние, как правило, тяжелое или очень тяжелое.

Могут быстро — иногда в первый день, но чаще на 2-3 день после появления признаков болезни, — развиться симптомы, которые говорят о том, что инфекционно-воспалительный процесс затронул оболочки головного мозга, вызывал их раздражение. Такие симптомы называют менингеальными, к ним относят: ригидность затылочных мышц (невозможно прижать подбородок к груди), симптомы Кернига (врач не может разогнуть у больного ногу в колене), Брудзинского (одновременное сгибание головы и подтягивание ног к животу) и другие. Возможно появление типичной сыпи. (1) (3)

Менингеальная симптоматика может говорить о тяжести заболевания, но самостоятельно, без врача, определить ее не следует: нужна комплексная проверка и опыт в оценке симптомов.

Менингоэнцефалит. Воспаление затрагивает мозговые оболочки, головной, иногда спинной мозг. Признаки сходны с симптомами менингита, также развивается сыпь. При менингоэнцефалите могут появиться геморрагическая экзантема и энантема. Экзантемой называют разнообразную сыпь на коже, которая может быть при самых разных инфекциях, аллергиях, это общее описание высыпаний. Энантема — это сыпь разного характера, появляющаяся на слизистых оболочках. В самом начале менингоэнцефалита может быть трудно определить тип сыпи. Она может начинаться как розеола — небольшого, от 1 до 10 мм в диаметре, округлого покраснения, который светлеет при или исчезает при нажатии на него.

Затем может переходить в геморрагическую сыпь в виде точек, пятен, звездочек разного размера, не исчезающих при нажатии на них. (1) (3)

Менингококковый сепсис (менигококкцемия) — тяжелая форма заболевания. Состояние больных очень тяжелое: сильная головная боль, рвота, температура может быть как очень высокой — 41° C, так и быть ниже 36,6° C. Связано это с очень быстрым нарушением работы сосудов, падением артериального давления. Быстро появляется пятнисто-папуле зная

сыпь: распространяясь по коже и слизистым, она часто сливается с образованием пузырей с кровянистым содержимым. Смертность при данной форме очень высокая — до 60%. (1) (3)

Диагностика менингококковой инфекции

Поставить точный диагноз можно только после лабораторного исследования: если врач заподозрит менингококковую инфекцию, то он назначает анализ крови, спинномозговой жидкости, отделяемого слизистых и сыпи.

По данным источника (1) даже при своевременной и правильной постановке диагноза, правильно назначенном лечении, «высок риск летального исхода. У 10-20% выживших людей бактериальный менингит может приводить к повреждению мозга, потере слуха или трудностям в обучении. В тяжёлых случаях возможна гангрена пальцев кистей, стоп, ушных раковин». Поэтому при развитии хотя бы одного из симптомов, напоминающих по

описанию симптомы менингококковой инфекции, сепсиса и любых других форм, рекомендуется вызвать «скорую помощь».

Предварительный диагноз, а затем его уточнение возможно только после клинического осмотра, с обязательным забором с помощью спинномозговой пункции ликвора — спинномозговой жидкости, а также мазков с поверхности слизистой носоглотки, сыпи. Согласно источнику (1), «менингококковая инфекция потенциально смертельна, и всегда должна рассматриваться как медицинская чрезвычайная ситуация. Пациента необходимо госпитализировать в больницу».

Лечение

Лечение зависит от формы заболевания. Госпитализация требуется при любой форме, но если при выявлении бессимптомного носительства менингококковой инфекции и назофарингите могут назначить антибиотики, витаминно-минеральные препараты, то другие формы заболевания требуют экстренного вмешательства и интенсивного лечения. (1) (3)

В зависимости от формы заболевания, особенностей течения, возраста больного и других причин, могут быть назначены антибиотики, возможно, потребуется их комбинация, коррекция дозы. Также могут потребоваться препараты для снижения температуры, снятия судорог, улучшения циркуляции крови и для дезинтоксикации, поддержания работы сердечно-сосудистой системы, головного мозга, снижения риска возможных осложнений. Могут потребоваться и другие мероприятия по поддержанию жизненно важных функций, вплоть до вентиляции легких. Чтобы лечение было максимально эффективным «важно идентифицировать серогруппу менингококка и провести тестирование микроорганизма на чувствительность к антибиотикам».(3)

Группы риска

Вызываемая менингококком инфекция одинаково опасна для всех людей, кроме получивших прививку от менингококковой инфекции. По данным ВОЗ (2), 10-20% населения в любой момент считаются бессимптомными носителями менингококковой бактерии N. meningitidis. Выделяют следующие группы повышенного риска по развитию менингококковой инфекции (1) (2) (3):

  1. Дети младшего и дошкольного возраста. В отсутствие вакцинации защитный иммунитет против менингококков у детей до 5 лет, как правило, еще не сформирован. Имеет значение и то, что дети часто берут в рот игрушки и предметы окружающей среды, делятся едой друг с другом, пьют из общей посуды. Это повышает риск передачи инфекции, если в коллективе имеется ребенок или взрослый бессимптомный носитель менингококков без признаков заболевания.

  2. Подростки и молодые люди с большим количеством социальных контактов, проживанием и общением в скученных условиях (вечеринки, дискотеки, общежития, казармы). Как указано выше, около 10-20% людей считаются возможными бессимптомными носителями менингококковой инфекции. Чем больше и интенсивнее контакты — тем выше риск заразиться.

  3. По этой же причине в группу риска входят призывники и новобранцы.

  4. Лица, перенесшие удаление селезенки, с ВИЧ-инфекцией, с некоторыми генетическими нарушениями. Это лица с иммунодефицитом — сниженными возможностями организма сопротивляться инфекциям.

  5. Лица с кохлеарными имплантатами. При нарушениях слуха и ношении кохлеарного имплантата возможно повреждение внутренних структур уха, снижение местного иммунитета, что может представлять определенный риск заражения.

  6. Путешественники в районы, где высок уровень заболеваемости, страны так называемого «менингитного пояса» в Африке, а также в Саудовскую Аравию для совершения хаджа. Длительный сухой период, ветер, пыль с иссушенной почвы, холодные ночи, распространенность инфекций верхних дыхательных путей снижают защитные возможности слизистой носоглотки. Низкие показатели социально-экономического развития (кроме ОАЭ и Саудовской Аравии), скученность, перемещение большого числа населения из-за традиционного кочевого образа жизни, а в Саудовской Аравии — из-за паломничества, повышают риск того, что на относительно малых территориях соберется большое количество людей, среди которых могут оказаться и бессимптомные носители менингококковой инфекции, и больные, что может привести к возникновению вспышек инфекции.

Профилактика

Короткий инкубационный период, сложность ранней диагностики, быстрое развитие симптомов, распространенность носительства, особенности детского иммунитета, высокий уровень летальности и инвалидизации, а также высокая распространенность инфекции в некоторых странах мира требуют проведения профилактических мер у детей и отдельных взрослых из групп риска.

При вспышках менингококковой инфекции (ограниченных или при эпидемиях) силами медицинских работников могут проводиться так называемые мероприятия в очаге. К ним относится установление карантина, выявление и изоляция носителей, соблюдение санитарно-эпидемиологического режима, другие мероприятия. (3)

Наиболее эффективной мерой является активная иммунизация, то есть профилактическая прививка. В России она включена в Календарь профилактических прививок по эпидемическим показаниям (4). В нем указано, что вакцинации подлежат «дети и взрослые в очагах менингококковой инфекции, вызванной менингококками серогрупп A или C. Вакцинация проводится в эндемичных регионах, а также в случае эпидемии, вызванной менингококками серогрупп A или C». Вакцинации подлежат также лица, подлежащие призыву на военную службу. (4)

В перечень вакцин, которые могут использоваться в России для вакцинации от менингококковой инфекции входят:

  1. Менингококковые полисахаридные вакцины:

    • моновалентная (против серогруппы A) — полисахаридная сухая;

    • четырехвалентная (против серогрупп A, C, Y и W).

  2. Менингококковые конъюгированные вакцины:

    • моновалентная (против серогруппы C).

    • четырехвалентная (против серогрупп A, C, Y и W). (5) (6)

Согласно позиции Всемирной организации здравоохранения, «конъюгированные вакцины предпочтительнее, чем полисахаридные, поскольку могут формировать популяционный иммунитет, а также обладают более высокой иммуногенностью, особенно у детей младше 2 лет». (7)

Показать источники

Источники

  1. Менингококковая инфекция. [Электронный ресурс]. URL: http://www.yaprivit.ru/diseases/meningokokkovaya-infekciya (по состоянию на 04.07.2017)
  2. Всемирная организация здравоохранения. Менингококковый менингит. Информационный бюллетень №141, ноябрь 2015 г. URL: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs141/ru (по состоянию на 04.07.2017)
  3. Бережнова И.А. Инфекционные болезни. — Учебное пособие / И.А. Бережнова — М.: РИОР. — 2007. — 319 с.
  4. Приказ Министерства здравоохранения РФ от 21 марта 2014 г. №125н «Об утверждении национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям» (с изменениями и дополнениями). URL: https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=282161 (по состоянию на 04.07.2017)
  5. Абрамцева М.В., Тарасов А.П., Немировская Т.И. Менингококковая инфекция. Конъюгированные полисахаридные менингококковые вакцины и вакцины нового поколения / Биопрепараты. Профилактика, диагностика, лечение. — 2016 — том 16, №1 (57) — С. 42.
  6. Государственный реестр лекарственных средств РФ. URL: http://grls.rosminzdrav.ru (по состоянию на 04.07.2017)
  7. World Health Organization. Meningococcal vaccines: WHO position paper, November 2011. Wkly Epidemiol Rec 2011; 86:521-539. URL: http://www.who.int/wer/2011/wer8647.pdf (по состоянию на 04.07.2017)

SPRU.MENAC.18.03.0032

Диагностика менингококковой инфекции

Менингококковая инфекция — это группа острых антропонозных заболеваний, возбудителем которых является грам-трицательные парные бактерии Neisseria meningitidise (менингококк). 

В зависимости от серотипа поражает различные органы и системы с разными клиническими проявлениями. Объединяет заболевания форма передачи ― воздушно-капельная при тесном контакте с носителем (менее 1 метра). Бактерии не устойчивы во внешней среде, быстро погибают вне организма. Заболевание считается опасным за счет всеобщей восприимчивости населения к инфекции, скоротечности болезни, высокой вероятности развития осложнений и летального исхода.

Классификация

По клиническим проявлениям менингококковую инфекцию делятся на следующие типы:

  • Локализованная ― менингококконосительство (бессимптомное пребывание менингококка на слизистой носоглотки), назофарингит.

  • Генерализованная ― менингит, менингоэнцефалит, острая, типичная, хроническая формы менингококкемии, а также смешанная генерализованная форма (менингит и менингококкемия). 

  • Редкие формы ― менингококковый артрит (синовит), полиартрит, пневмония, эндокардит, иридоциклит. 

По тяжести течения болезни делится на легкую, средне-тяжелую, тяжелую формы. Отдельно выделяют гипертоксическую форму менингококковой инфекции, которую еще именуют «молниеносным убийцей». Состояние больного быстро ухудшается: температура поднимается до +40 С, буквально на глазах появляется сыпь, судороги, давление падает, человек может потерять сознание. Отсутствие скорой медицинской помощи приводит к инфекционно-токсическому шоку, коме и неминуемой смерти.

Симптомы

Менингококковые инфекции имеют ярко выраженную симптоматику за исключением легких форм назофарингит и менингококконосительства. В последнем случае человека можно назвать условно здоровым, поскольку нет жалоб и клинических признаков. Носитель, как правило взрослых человек, представляет угрозу для своего окружения, особенно для детей, тяжело переносящих инфекцию. В среднем, согласно статистике, период носительства составляет от 15 до 20 дней.


Симптоматика острого назофарингита

  • Субфебрильная лихорадка.

  • Заложенность носа, вызывающая гнусавость речи.

  • Першение в горле, отечность, боль при сглатывании.

  • Бледность кожных покровов.

  • Упадок сил, снижение аппетита, головная боль.

Иногда болезнь проявляется вестибулярными нарушениями, выражающимися в головокружение, шуме в ушах, тошноте. Чихание и кашель отсутствуют, иногда могут быть слизисто-гнойные выделения из носа. В целом симптомы напоминают ОРЗ, поэтому важно провести дифференциальную диагностику. На 5 — 7 день наступает выздоровление либо переход заболевания в генерализованную форму.

Менингококкемия (менингококковый сепсис)
  • Внезапное начало заболевания, сопровождающееся повышением температуры до +40 С.

  • Сильные головные боли, светобоязнь, судороги, рвота.

  • Розовая или розово-красная сыпь папулезного типа появляется на 1 — 2 день. Пятна различного размера от 5 до 20 мм.

  • Ригидность мышц затылка ― невозможно прижать подбородок к груди. 

  • Симптом Брудзинского. При попытке притянуть голову к груди больной непроизвольное сгибает и подтягивает ноги к животу.

  • Симптом Кернига. Поочередно ноги лежащего на спине пациента поднимают и сгибают под углом 90° в коленном суставе. Попытка вернуть их в первоначальное положение не удается, так как повышается тонус мышц.

Из всех перечисленных признаков наиболее наглядны геморрагические высыпания. Через 2 дня после появления они пигментируются, образуя язвы и некрозы. В тяжелых ситуациях патологические изменения могут привести к сухой гангрене и последующей ампутации.



Менингококковый менингит
  • Быстрый подъем температуры тела до +40 °C.

  • Сильная головная боль, приступы которой вызваны движением, прикосновением, ярким светом и громкими звуками.

  • Неоднократная рвота, не зависимая от приема пищи, не несущая облегчения.

  • Низкое артериальное давление, учащенный пульс, одышка.

Больной часто принимает позу эмбриона ― лежит на боку с подобранными руками, ноги сжимает в коленях. Характерные симптомы, такие как ригидность затылочных мышц, симптомы Брудзинского и Кернига могут присутствовать, а могут не наблюдаться. Болезнь характеризуется высоким показателем смертности, без должного лечения он достигает 50%. У выживших могут проявиться последствия перенесенной инфекции: парезы, глухота, интеллектуальные нарушения, гидроцефалия.

Гипертоксическая (молниеносная) форма менингококковой инфекции 
  • Внезапный подъем температуры до +40 С и более.

  • Кожа холодная, липкая от пота. Больного лихорадит, могут быть судороги.

  • Многочисленные геморрагические высыпания, появляющиеся на глазах. Мелкие пятна быстро сливаются в большие геморрагии багрово-цианотичного цвета. Кожные изменения похожи на трупные пятна.

  • Артериальное давление пониженное.

Гипертоксическая форма развивается крайне быстро, в течение нескольких часов. Возникает отек головного мозга, сопровождающийся сильнейшими головными болями, головокружением, рвотой, потерей сознания. Это ведет к инфекционно-токсическому шоку ― состоянию требующему немедленной реанимационной помощи. Без своевременного лечения больной может умереть.

Диагностика менингококковой инфекции

Выбор лабораторного материала для анализа зависит от формы заболевания, это может быть кровь, носоглоточная слизь, ликвор, соскоб с геморрагической сыпи, гнойные выделения с мозговых оболочек.

При назофарингите и у бессимптомных носителей берут носоглоточные выделения, используя специальный тампон. Материал необходимо взять с задней стенки глотки за мягким нёбом. 

При цереброспинальном менингите осуществляют забор ликвора (спинномозговой жидкости). Его собирают пункцией в количестве 2 — 5 мл в стерильную пробирку. Сразу сеют на питательную среду либо срочно, соблюдая температурный режим, отправляют в лабораторию. В момент сбора спинномозговой жидкости можно визуально определить наличие гноя, в этом случае ликвор будет мутным. В отдельных случаях обнаружить бактерии можно только под микроскопом.

При заборе биоматериала посмертно, наиболее часто для анализа берут гной с оболочек мозга. Исследование необходимо для уточнения диагноза. Если менингококковое заболевание подтвердится, следует выявить круг контактирующих лиц, чтобы не допустить распространение инфекции. 


Анализ крови и сыворотки крови является дополнительным. Он позволяет оценить степень тяжести состояния, а также обнаружить антитела к менингококку.  Основываясь на данных исследования мочи можно определить работу почек. Для постановки диагноза и оценки степени поражения организма используются такие методы инструментальной диагностики, как эхокардиография, рентгенограмма, УЗИ головного мозга и органов брюшной полости, допплерографическое исследование сосудов, офтальмоскопия, магнитно-резонансная томография.

Виды лабораторной диагностики инфекции менингококка 

Бактериоскопическое исследование (РА, ПЦР). Определяет наличие менингококков, серогруппу и их концентрацию. Позволяет проводить дифференциацию от других бактерий, вызывающих воспаление головного и спинного мозга. Посев культуры выводят от 18 до 24 часов в термостате при +37 С, повышенном содержании CO2 (до 10%). Определяют принадлежность к Neisseria meningitidis путем выявления выработки уксусной кислоты в результате ферментации глюкозы и мальтозы. 

Серологический метод (ИФА, РИА) основывается на выявлении и определении концентрации антител IgM. Титр значительно повышается в начале менингококковой инфекции при генерализованных формах. Концентрация снижается в период ремиссии, антитела IgG начинают преобладать над иммуноглобулинами IgM. У переболевших в сыворотке крови обнаруживают специфические бактерицидные антитела: агглютинины и гемагглютинины. 

Вне зависимости от типа биоматериала, он требует срочного проведения анализа поскольку возбудитель погибает вне тела человека. Лабораторная диагностика включает микроскопию, биологический посев, требует проведения не только идентификации возбудителя, но и определения антибиотикочувствительности. 

Лечение

При терапии менингококковой инфекции, независимо от степени проявления заболевания и его формы, врач рассматривает состояние пациента, как смертельно опасное. Особенно это касается детей, ведь более половины из них проходят через реанимацию. Больного госпитализируют для проведения экстренной диагностики. Назначить антибиотики можно только после проведения лабораторных анализов.


В зависимости от серотипа основой лечения могут стать такие препараты, как пенициллин, ампициллин, хлорамфеникол. В эпидемиологических условиях при ограниченных ресурсах предпочтение отдают цефтриаксону. Антибиотики являются основой лечения, однако, вместе с ними используют жаропонижающие, противосудорожные и противоотечные препараты, медикаменты инфузионной, детоксикационной и оксигенотерапии. Таким образом проводится комплексное лечение менингококковой инфекции с индивидуальным подбором препаратов, под постоянным контролем врача. Терапия осложненных генерализованных форм может длиться в течение месяца, а реабилитация занимать несколько лет.

Осложнения и последствия

Во время болезни могут возникнуть следующие осложнения:

  • отек головного мозга;

  • гидроцефалия;

  • геморрагический церебральный инсульт;

  • острая почечная недостаточность;

  • паралич и другие дисфункции.

На фоне инфекции менингококка может развиться герпес, отит, менингококковая пневмония. Тяжелое течение заболевания может стать причиной развития астенического синдрома, выражающегося в общей слабости и периодических головных болях. Привести к артериальной гипертензии, снижению слуха, эпилепсии и гемипарезу (паралитическому поражению одной стороны тела). У пациентов перенесших менингококковую инфекцию часто возникают апатии и депрессии.

Профилактика заболеваний

Постинфекционный иммунитет. После перенесенного заболевания возникает стойкий иммунитет, защищающий от повторного инфицирования. Однако, он возникает только к той серогруппе бактерий, которые вызвали заболевание. Всего же существует 12 видов менингококковых групп.

  • Вакцинация. Разработано 3 вида вакцин: 

  • Поливалентные полисахаридные (изобретены 30 лет назад).

  • Вакцины моно- и поливалентные конъюгированные (применяются с 1999 года).

  • Новая моновалентная конъюгированная вакцина MenA (разработана в 2010—2011 гг.).

Максимально препарат может охватить только 4 серогруппы: А, С, Y и W. К сожалению, такой вакцины, чтобы защитила от всех видов инфекции пока не разработано.

Менингококковая прививка не входит в календарь детских прививок. Пройти вакцинацию можно только самостоятельно. Проводить ее стоит перед поездкой в страны, входящие в зону риска, и по эпидемиологическим показаниями, т.е. в период эпидемии, когда известен серотип.

Преимущества АО «СЗДЦМ»

Лабораторные исследования имеют крайне важное значение в лечении, особенно таких серьезных заболеваний. Важно получить не только быстрый, но и наиболее точный и развернутый результат.

К вашим услугам: 

  • Лаборатория с технологичным оборудованием.

  • Квалифицированный и доброжелательный персонал.

  • Быстрое проведение анализов и несколько вариантов получения результатов.

Медицинские центры и терминалы находятся в местах с удобной транспортной развязкой в Санкт-петербурге, Ленинградской области, Великом Новгороде, Старой Руссе, Окуловке и Пскове.

Анализы

 

Менингококковая инфекция новости

 Менингококковая инфекция — острая инфекционная болезнь, вызываемая менингококком Neisseria meningitidis, с капельным (аэрозольным) механизмом передачи возбудителя; клинически характеризуется поражением слизистой оболочки носоглотки (назофарингит), генерализацией в форме специфической септицемии (менингококкемия) и воспалением мягких мозговых оболочек (менингит). Большинство случаев вирусного менингита происходит у детей моложе 5 лет. Иммунная система детей в этом возрасте неокончательно сформирована; кроме того, детям свойственно дотрагиваться до рта немытыми руками и различными предметами, они пока плохо соблюдают правила общей гигиены – такие как прикрывание рта при кашле и чихании, регулярное мытье рук. Помимо этого, распространению инфекции способствуют детские дошкольные учреждения, где дети тесно общаются друг с другом во время игр и приема пищи.

Менингококковый назофарингит — самая легкая форма инфекции, который симптоматически протекает как неосложненное ОРВИ, в связи с чем часто не бывает диагностирован. На этом этапе заболевание может закончиться, после чего инфекция переходит в бессимптомное носительство, что встречается у 8-25% пациентов. Однако часто бактерии попадают в кровь и вызывают менингококкцемию (или менингококковый сепсис). При этом бактерии стремительно размножаются в крови и вызывают нарушение свертывающей системы крови, что приводит к кровоизлияниям в кожу и внутренние органы, и нередко заканчивается летальным исходом. Менингококковый сепсис может осложниться менингитом. Менингит — воспаление (набухание) защитных мембран, покрывающих мозг и спинной мозг, известные как мозговые оболочки. Это воспаление обычно вызвано инфекцией жидкости, окружающей головной и спинной мозг.  Определить инфеккцию может только врач-иммунолог.

Проявления менингококковой инфекции коварны и обманчивы. Первые симптомы часто неспецифичны, поставить правильный диагноз при начальных признаках заболевания бывает крайне сложно. Однако, при появлении развернутой картины заболевания, больного часто уже невозможно спасти. Существует три формы менингококковой инфекции, каждая из которых может возникать самостоятельно, или иметь последовательное развитие — от назофарингита к бактериемии (сепсису) и менингиту.

Симптомы, характерные для менингококкового менингита:

  • ●  Лихорадка, которая слабо реагирует на жаропонижающие средства и головная боль (гриппоподобные симптомы)

  • ●  Ригидность шейных (затылочных) мышц

  • ●  Тошнота, рвота

  • ●  Фотофобия

  • ●  Нарушение сознания, спутанность и дезориентация

  • ●  Судороги

Примерно 1 из 10 заразившихся менингитом умирает, а до четверти остаются с пожизненными осложнениями, включая ампутированные конечности и глухоту.

Поэтому, крайне важно профилактировать заболевания менингитом, тем более у детей во избежание необратимых осложнений и смерти.

Одна из самых эффективных и безопасных вакцин на сегодня – это вакцина французской фармацевтической компании Sanofi Pasteur МЕНАКТРА.

Менактра представляет собой менингококковую полисахаридную вакцину (серогрупп А, С, Y и W-135), конъюгированную с дифтерийным анатоксином. Вакцина зарегистрирована в 53 странах мира. Вакцина Менактра обеспечивает стойкий иммунный ответ у детей, подростков и взрослых к указанным типам инфекции. Безопасность доказана длительными клиническими исследованиями и 9-летним опытом применения.

Схема вакцинации:

  1. Дети от 9 до 23 месяцев прививаются в два этапа с интервалом не менее 3 месяцев.

  2. Всем детям старше 2 лет, подросткам и взрослым достаточно однократного введения препарата.

Вакцина переносится хорошо. Побочные эффекты сведены к минимуму. 

Как проходит вакцинация?

Вакцинация проводится в прививочном кабинете, с соблюдением всех требований санитарного режима. Все препараты сертифицированы. Вы сможете убедиться лично в сроке годности вакцины. Используется только стерильный и одноразовый инструментарий. Обязательно прививка проводится в одноразовых медицинских перчатках.

В день вакцинации ребенка осматривает врач-педиатр, измеряется температура. При отсутствии противопоказаний проводится прививка. Данные о проведенной прививке заносятся в карту, прививочный сертификат, а также даются подробные рекомендации по уходу за ребенком в поствакцинальном периоде. 

Обязательно захватите на прием данные о предыдущих вакцинациях!

Получить консультацию иммунолога высшей категории, привиться самому и провести вакцинацию для вашего ребенка можно в клинике «Здоровая Семья» на Фучика 3.  Запишись по телефону 219-30-50, 243-53-03, 300-40-50 или онлайн на сайте.

Менингококковая инфекция

Дата публикации: .

Менингококковая инфекция — острое инфекционное заболевание, вызываемое менингококком, протекающее с разнообразными клиническими проявлениями: от бессимптомного носительства и назофарингита до генерализованных форм (гнойного менингита, менингоэнцефалита и менингококцемии с поражением различных органов и систем).

Бактерия N. meningitidis передается от человека человеку через капли выделений из дыхательных путей или горла носителя. Курение, а также тесный и продолжительный контакт, такой как поцелуй, чихание или кашель в сторону другого человека или проживание в непосредственной близости с инфицированным человеком-носителем, способствует распространению болезни. Массовые мероприятия также облегчают передачу бактерии.

В группу риска входят дети до 5 лет. Особенность инфекции в том, что по причине наличия у менингококка защитной капсулы маленькие дети (1-5 лет) неспособны эффективно вырабатывать иммунитет против природной инфекции.

Заболеваемость менингококковой инфекцией регистрируется на протяжении всего года, но большинство случаев приходятся на период сезонного подъема — с февраля по апрель. 

Обычно инкубационный период длится 4 дня, но может варьировать от 2 до 10 дней.

При попадании менингококка к здоровому человеку возможно три варианта развития событий:

Первый: менингококк живет на слизистой (максимально до 6 недель) и потом исчезает. Человек был и остается здоровым, только распространяет бактерию дальше. Это называется носительство. Так реагирует большинство детей и практически все здоровые взрослые.

Второй: после заражения в месте внедрения бактерии развивается местная воспалительная реакция – менингококковый назофарингит (воспаление носа и глотки). Клиника — как у обычной простуды. Температура, кашель, насморк, красное горло. Заподозрить в этом случае менингококковую инфекцию можно только тогда, когда в районе о подъеме заболеваемости данной инфекцией всем известно. В остальных случаях это будет расценено, как обычное ОРВИ и, как обычное ОРВИ, благополучно и без лечения пройдет самостоятельно за 5-7 дней.

Третий: в 1% случаев, когда организм ослаблен, менингококк прорывает защиту слизистых и попадет в кровь, разносится с её током по всему организму. Так развиваются генерализованные формы менингококковой инфекции: менингит, менингококцемия, менингоэнцефалит, смешанные формы. Это чрезвычайная ситуация. Бактерию легко уничтожить, она хорошо поддается антибиотикам, но вот справиться с последствиями ее пребывания в организме бывает сложно. До сих пор, даже при своевременно начатом лечении, до 10% детей с тяжелыми формами менингококковой инфекции погибают.

Менингит начинается, как правило, остро, с резкого озноба и повышения температуры тела до 38-40°С.

Заболевание также характеризуется:

  • выраженной общей слабостью
  • болями в глазных яблоках, особенно при движении
  • головной болью в лобно-височных, реже — затылочных областях. Головная боль быстро нарастает, становится разлитой, мучительной, давящего или распирающего характера.
  • исчезновением аппетита
  • тошнотой, рвотой, не приносящая облегчения.
  • повышенной чувствительностью ко всем видам внешних раздражителей (например, светобоязнью),
  • вялостью, заторможенностью, нарушением сна.
  • при тяжелых формах менингита характерны нарушения сознания.

Через 12-14 ч от начала болезни появляются объективные симптомы раздражения мозговых оболочек (невозможно наклонить голову вперед; в положении лежа при приближении подбородка к груди непроизвольно сгибаются ноги).

У новорожденных детей и детей до 2х лет жизни обычно менингит не сопровождается типичными симптомами. В этой возрастной группе менингит чаще проявляется следующими симптомами: 

  • высокая лихорадка
  • постоянный монотонный плач
  • чрезмерная сонливость, или напротив — чрезмерная раздражительность
  • пассивность или медлительность
  • отказ от еды
  • выбухание родничков на голове
  • скованность в теле ребенка, особенно в области шеи. 

Одна из тяжелейших форм менингококковой инфекции –менингококцемия. Ключевым симптомом этой формы является геморрагическая сыпь: в виде мелких синячков; начинается с маленьких розовых пятен или синих пятен звездчатой формы и быстро увеличивается в количестве и диаметре, становясь багрового цвета. Чаще всего сыпь возникает на ягодицах, ногах, руках.

Это крайне опасное заболевание, угрожающее жизни человека. Если вдруг когда-нибудь на фоне высокой температуры Вы обнаружите такую сыпь, особенно если новые элементы сыпи будут появляться один за одним за считанные минуты — СРОЧНО вызывайте скорую помощь.  

Профилактика

1.Вакцинация (вакцина от менингококковой инфекции не входит в Национальный календарь профилактических прививок и может вводиться по желанию родителей и при проживании/выезде в регионы, где отмечаются вспышки менингококковой инфекции) 

2.Химиопрофилактика (незамедлительное профилактическое назначение антибиотиков лицам, находившимся в тесном контакте с больным, снижает риск передачи инфекции).

3.Неспецифическая профилактика (тщательно мойте руки; не используйте общие напитки, продукты питания, соломки, столовые приборы, бальзамы для губ или зубные щетки; поддерживайте вашу иммунную систему с помощью разумного труда, достаточного отдыха, регулярных физических тренировок и соблюдая здоровую диету с большим количеством свежих фруктов, овощей и цельных злаков; больше гуляйте на открытом воздухе, избегайте поездок в общественном транспорте, длительно не находитесь в помещениях, где имеется большое скопление людей).

 

Подготовила: врач-инфекционист Некрасова Е.С.

Менингококковая инфекция и ее профилактика

Менингококковая инфекция занимает важное место в инфекционной патологии, что определяется:

  • легкостью распространения заболевания, в основном воздушно-капельным путем — при кашле, чихании, разговоре, при достаточно тесном и продолжительном общении;
  • первичная симптоматика менингококковой инфекции нередко схожа с проявлениями других острых респираторных инфекций (ОРИ), что порой затрудняет диагностику заболевания;
  • опасностью заболевания в том, что оно может развиваться в считанные часы и даже минуты, так называемые «молниеносные» формы заболевания, и спасти больного удается не всегда.

Возбудитель менингококковой инфекции постоянно циркулирует среди различных возрастных групп населения, но наибольшую эпидемическую опасность для окружающих представляют бактерионосители. Считается, что на 1 больного приходится 1200 бактерионосителей. Чаще носителями являются взрослые, даже не подозревая об этом, а болеют преимущественно дети.

Коварство этой инфекции в том, что начальные клинические проявления заболевания напоминают простуду или грипп.

Наиболее распространённой формой инфекции является назофарингит, когда воспаляется задняя стенка глотки, отмечается незначительное повышение температуры тела, головная боль, першение в горле, заложенность носа и насморк. На этом этапе пациентам чаще всего ставится диагноз: острое респираторное заболевание. Однако неправильная и несвоевременная диагностика может далее привести к воспалению мозговых оболочек.

Для генерализованных форм менингококковой инфекции характерно острое и бурное начало на фоне полного здоровья.

Заболевание начинается внезапно. Например, ребенок ложится спать совершенно здоровым, а ночью он неожиданно становится неспокойным, ощущает мышечную слабость; если с ребенком возможен словесный контакт, то он будет жаловаться на сильную головную боль, которая не снимается обычными обезболивающими средствами. В течение часа обычно поднимается температура до 39-40°С, через 5-6 часов возникает рвота, не приносящая облегчения больному. Но самый грозный симптом, на который обязательно надо обратить внимание, — появление сыпи.

Сначала это бледно-розовые звездочки, на протяжении первых суток они появляются у 80 % больных. Сыпь будет увеличиваться. И именно при наличии ее надо обязательно повторно вызывать доктора, поскольку первичный диагноз до сыпи может быть выставлен как острое респираторное заболевание.

Такая форма менингита опасна тем, что может развиться токсико-септический шок из-за кровоизлияния в жизненно важные органы и, прежде всего, в надпочечники. Этот шок становится причиной смерти у 5-10 процентов больных. Поэтому, чем раньше родители обратятся за медицинской помощью, и чем раньше будет поставлен соответствующий диагноз, тем больше шансов спасти больного.

Каковы меры профилактики менингококковой инфекции?

В случае появления первых симптомов, характерных для менингококковой инфекции необходимо немедленно вызвать «скорую помощь» и быстро доставить заболевшего в больницу.

До приезда «скорой» необходимо изолировать больного, выделить ему индивидуальные средства личной гигиены и посуды, обеспечить ему абсолютный покой и хороший уход.

Родители ребенка должны помнить, что в случае простудных проявлений они могут явиться источником заболевания для своего ребенка, поэтому при появлении первых признаков заболевания необходимо пользоваться марлевыми масками.

Чтобы не заболеть и не заразить окружающих, нужно избавляться от хронических заболеваний носоглотки — фарингита, тонзиллита, ларингита.

Полноценное и сбалансированное питание, обогащенное витаминами и микроэлементами, занятие спортом, закаливание организма, отсутствие вредных привычек (курение) способствуют устойчивости организма к инфекции.

Все праздничные мероприятия (крестины), связанные с рождением ребенка необходимо проводить вне квартиры, где он находится.

Рекомендуется больше гулять с ребенком на открытом воздухе, избегать поездок в общественном транспорте, длительно не находиться в помещениях, где имеется большое скопление людей (магазины, рынки, парикмахерские и т.д.).

Поскольку возбудитель неустойчив во внешней среде, актуальными являются режимы проветривания, влажной уборки с применением моющих, дезинфицирующих средств, использование бактерицидных ламп для обеззараживания воздуха.

К сожалению, многие родители не в полной мере осознают опасность заболевания, а поэтому отказываются от квалифицированной медицинской помощи.

Учитывая внезапное начало и тяжесть заболевания менингококковой инфекцией, необходимо при первых его признаках как можно раньше обратиться за помощью к врачу, от этого будут зависеть результаты успешного лечения и благоприятного исхода заболевания.

Если медицинским работником предложена госпитализация – соглашайтесь, так как от этого может зависеть жизнь Вашего ребенка.

*Памятка подготовлена с использованием материалов сайта www.rcheph.by

Врач-эпидемиолог П.П.Сидорович

Менингококк: пути распространения и профилактика. Справка

Переносчиками менингококковой инфекции могут быть только люди. Менингококки живут в носоглотке человека и распространяются при кашле, чихании и разбрызгивании слюны. Восприимчивость к менингококку невысока. Менингококк распространяется только на близком расстоянии (около полуметра) при довольно длительном общении (полчаса) воздушно‑капельным путем. Наиболее вероятно заразиться менингококком в местах скученности населения: в транспорте, общежитиях, поликлиниках, детских садах, школах, концертных залах, театрах. Подъем заболеваемости приходится на период с октября по апрель. Связано это с тем, что зимой дети больше концентрируются в замкнутых непроветриваемых помещениях. Но отдельные случаи заболевания наблюдаются и в весенне‑летний период.

Первичный вариант менингококковой инфекции ‑ это ее локализованная форма, назофарингит. У больного повышается температура тела, появляется насморк, ощущается першение в горле, увеличиваются лимфатические узлы. Начало болезни по симптоматике мало отличается от обычного респираторного вирусного заболевания. Воспалительный очаг расположен преимущественно в области задней стенки глотки. Менингококковый назофарингит может так и не перейти в генерализованную форму заболевания ‑ менингококцемию и/или менингит.

При менингите менингококк локализуется главным образом в мягких мозговых оболочках, вызывая в них гнойное воспаление. У большинства больных через два-пять дней внезапно возникает сильная головная боль,  рвота. У младенцев появляется монотонный сильный, так называемый «мозговой» крик. Быстро развиваются нарушения сознания, бессонница: симптомы воспаления мозговых оболочек, то есть менингита.

От менингита люди умирают редко. Но после окончания лечения у переболевших им могут наблюдаться снижение интеллекта, повышение внутричерепного давления, парезы, параличи, нарушения психического статуса.

Одна из тяжелейших форм менингококковой инфекции — менингококцемия, при которой менингококк попадает в кровеносную систему. В этом случае происходит множественная закупорка мелких сосудов, нарушается свертываемость крови, на теле больного появляются множественные кровоизлияния (геморрагическая сыпь).

Инкубационный период у менингококковой инфекции от двух до десяти дней, в среднем четыре‑шесть. Когда гнойное воспаление поражает многие органы, развивается инфекционно‑токсический шок. Такой вариант заболевания часто протекает молниеносно и приводит к летальному исходу. И наоборот, иногда болезнь протекает нетипичным образом, симптомы инфекции выражены очень слабо.

У менингококковой инфекции (в большей степени ‑ менингита)  очень много осложнений, и все они очень неприятные:  глухота,  слепота,  водянка головного мозга.

Своевременное правильно начатое лечение позволяет излечить 95% больных. При обнаружении симптомов болезни необходима обязательная госпитализация в больницу и лечение под постоянным контролем врача. Наиболее эффективна интенсивная терапия пенициллином. Эффективны также полусинтетические пенициллины (ампициллин, оксациллин). Проводят дезинтоксикацию организма (внутривенное введение дезинтоксикационных растворов и т.д.), лечение кислородом, витаминами. При появлении симптомов отека и набухания мозга осуществляют дегидратационную терапию, способствующую выведению лишней жидкости из организма.

Меры профилактики

Универсального средства защиты от болезней, вызванных менингококком, не существует, но уменьшить риск заболевания помогает профилактика. Оптимальный способ профилактики определяется возрастом, состоянием здоровья и окружающей средой.

Для профилактики, например, менингита в некоторых случаях (ослабленным больным, тем, кто меняет место жительства, попадает в те места, где есть наибольшая вероятность заражения менингитом) делается прививка. Чаще всего прививки против менингита делают детям в раннем возрасте, но действует она не более четырех лет. И все‑таки на сегодня вакцинация является одним из наиболее эффективных методов профилактики подобных заболеваний.

Существует несколько видов вакцин, которые препятствуют развитию менингита и сопровождающих его болезней:

‑ Haemophilus influenzae ‑ это вакцина, направленная против воспаления легких, туберкулеза и менингита. Такие прививки обычно делают детям до 5 лет.

‑ Менингококковая вакцина действует против некоторых видов бактерий вызывающих менингит.  Подобные прививки делают подросткам 11‑12 лет.

‑ Пневмококковая вакцина также способна развить иммунитет от заболевания менингитом. Выделяют два типа такой вакцины ‑ конъюгационная (для детей младше двух лет) и полисахаридная (для взрослых).

Помимо вакцинации, врачи рекомендуют использовать следующие средства для профилактики: во‑первых, необходимо  воздерживаться от контакта с больными менингитом.

Некоторые типы менингита передаются воздушно‑капельным путем, например, при поцелуях, кашле, чихании, а также в результате совместного использования предметов личной гигиены, например, зубной щетки или полотенца. Если в вашей семье есть больные менингитом, постарайтесь изолировать их от остальных членов семьи.

Во‑вторых,  всегда надо мыть руки с мылом после контакта с больным менингитом, а после близкого контакта с больным обязательно обратиться  к врачу. В зависимости от степени близости контакта и типа менингита необходимо принять антибиотик для профилактики заболевания.

В‑третьих, необходимо быть особенно осторожными  во время путешествий в потенциально опасные районы. Некоторые типы менингита переносятся животными и насекомыми, поэтому  надо стараться держаться от них как можно дальше, и не забывать пользоваться средством против насекомых

Менингококковая инфекция: Причины,Симптомы,Лечение | Doc.ua

Существуют две формы менингококковой инфекции. Различают локализированную и генерализированную формы этого инфекционного заболевания.При локализированной форме человек может быть носителем менингококка. Возбудитель развивается и обитает на слизистой носа, оттуда и выделяется в окружающую среду. Локализированная форма заболевания проявляется и в виде менингококкового назофарингита. Тогда симптомы заболевания напоминают обычную простуду. Менингококковый назофарингит может быть самостоятельным заболеванием либо сигнализировать о приближении меннингита.

В рамках генерализированной формы развивается менингококковый менингит или менингококковый сепсис. При менингококковом менингите (воспалении твердой оболочки мозга) поражается головной мозг, заболевание протекает тяжело, часто заканчивается смертью пациента. Не менее опасен и менингококковый сепсис. Симптомы проявляются и нарастают достаточно стремительно – появляется характерная сыпь, работу прекращают практически все органы. Часто такое течение болезни приводит к летальному исходу.

Причины

Менингококк передается исключительно от человека к человеку. Заразиться можно от больного или от бактерионосителя. Во втором случае симптомы отсутствуют, хотя человек выделяет инфекцию в окружающую среду. Инфекция передается в основном воздушно-капельным путем, при кашле или чихании источника инфекции. Заразиться можно только во время тесного контакта с больным человеком или носителем инфекции – расстояние менее 0,5 метров считается опасным, длительность общения не должна быть меньше 2 часов.

Ученые определили, что существует генетическая предрасположенность к инфекции. Обычно пик заболеваемости приходится на осенне-зимний период, когда иммунитет ослаблен нехваткой витаминов и наблюдаются частые переохлаждения.

Симптомы

Как отмечалось выше, у носителя заболевания симптомы менингококковой инфекции могут не проявляться.

У больных же клиническая картина зависит от формы инфекции:

  • назофарингит – воспаляются слизистые носа и глотки. Пациент жалуется на боль в горле, заложенность носа, что типично в случае обычной простуды. Температура поднимается до 37,5–38°С. Самочувствие ухудшается незначительно. Как уже отмечалось выше, назофарингит может быть предвестником менингита;
  • менингит – воспаляется твердая мозговая оболочка. Начинается болезнь очень остро. Очень часто можно определить даже время, когда произошло заражение. Температура повышается до 39–40° С, сопровождается ознобом и частой рвотой, головной болью, судорогами. Больной страдает от гиперстезии, повышенной чувствительности ко всем раздражителям – звуки кажутся слишком громкими, свет – чрезмерно ярким, повышается чувствительность кожных покровов. В этом состоянии возможны обмороки, потеря сознания, вероятно наступление комы.
  • среди специфических симптомов следует отметить ригидность мышц на затылке – они «сведены» и напряжены. Больной не в состоянии прижать к груди подбородок, в тяжелом состоянии – поднять его и даже оторвать от подушки. Ноги разгибаются с трудом – симптом Брудзинского. Характерна поза «легавой собаки», когда голова запрокинута назад, а ноги подтянуты к животу;
  • менингококцемия – характеризуется размножением и циркуляцией менингококка в крови больного, при этом происходит поражение всех органов. О развитии заболевания сигнализирует резкий подъем температуры, часто до 40 градусов по Цельсию. Больной становится вялым, почти не двигается (адинамия), но в то же время беспокойным. Возникает тошнота, рвота. Вокруг суставов часто можно разглядеть припухлость, они болят при движении.

На теле больного появляются характерные высыпания. Сыпь при менингококковой инфекции имеет форму звездочек, возвышающихся над поверхностью кожи, сине-фиолетового цвета. Места ее локализации – щеки, грудь, живот, бедра, ягодицы, иногда даже белки глаз.

Для тяжелой формы заболевания характерно стремительное развитие. Температура тела повышается до отметки 41 градусов по Цельсию. Высыпания – более обильные, они сливаются в огромные пятна. Открываются кровотечения, в том числе и внутренние. Кровяное давление может упасть до нулевой отметки, при этом сердцебиение сильно учащено. Мочеиспускания нет. Как правило, больной погибает в течение первых суток после появления первых симптомов.

Диагностика

Диагностика менингококковой инфекции состоит из нескольких пунктов.

При обращении пациента врач проводит общий осмотр. Он изучает клиническую картину, основанную на жалобах больного и обследовании, расспрашивает о контактах, о возможных вспышках инфекции, например, в коллективе. Проводится осмотр пациента на предмет характерной сыпи, изучается состояние затылочных мышц, наличие симптомов Кернинга, Будзинского. Для постановки правильного диагноза проводится анализ крови на содержание в ней лейкоцитов, мазок толстой капли крови на менингококки и определяется чувствительность возбудителя к препаратам антибактериальной терапии. В случае необходимости проводится спинно-мозговая пункция для анализа спинномозговой жидкости на признаки гнойного воспаления.

Мазок из носа помогает обнаружить менингококка, особенно при бессимптомном носительстве. Также проводится ПЦР крови и ликвора, которая помогает обнаружить ДНК возбудителя. К обследованию пациента привлекается невролог, инфекционист, а в случае с беременными – акушер-гинеколог.

Лечение

В случае постановки диагноза «менингит» или «менингококковый сепсис», необходима срочная госпитализация в стационар.

Если речь идет о беременной пациентке, тогда перед назначением терапии необходима консультация с акушером-гинекологом. Поскольку менингит представляет серьезную угрозу жизни, то терапия назначается по жизненным показаниям больной. Основой для назначения тех или иных антибиотиков при любых формах заболевания служат результаты проведенного анализа на предмет чувствительности менингококка к лекарствам. Кроме антибактериальной терапии, больному назначают внутримышечно — жаропонижающие, внутривенно – растворы глюкозы с витаминами, солевые растворы. Параллельно проводится гормональная и витаминная терапия. Мочегонные препараты помогают снизить отек головного мозга.

При назофарингите больному назначают витамины и антисептические препараты для промывания носа. Несвоевременное или не соответствующее ситуации лечение менингококковой инфекции может привести к серьезным последствиям, вплоть до летального исхода.

Данная инфекция опасна для беременности. Она осложняет ее течение, приводит к выкидышам, преждевременным родам, отслойке плаценты. Также возбудитель способен проникать сквозь плаценту, что грозит плоду гибелью, задержкой в развитии или различными аномалиями – гидроцефалией, энцефалопатией и др.

При развитии менингита или менингококкового сепсиса нередко возникает инфекционно-токсический шок, вызванный жизнедеятельностью возбудителя, который может привести к смерти больного. Если больному оказано своевременная медицинская помощь, то заболевание проходит без серьезных последствий для пациента.

Осложения

Не всегда инфекция проходит бесследно для здоровья. Возможно развитие астенического синдрома, когда уже после выздоровления пациент испытывает общую слабость, вялость, периодические головные боли. Часто наблюдается повышение внутричерепного давления (гипертензивный синдром), снижение силы мышц в одной половине туловища (гемипарез), ухудшается слух. В некоторых случаях прямое следствие менингита – эпилепсия. Она развивается из-за образования очага патологического возбуждения в коре головного мозга.

Профилактика менингококковой инфекции поможет избежать развития воспаление мозга. Больные менингококковой инфекцией подлежат изоляции, чтобы заболеваемость менингококковой инфекцией не распространилась дальше.

От инфекции убережет противоменингококковая вакцина, нею при необходимости прививают беременных женщин. Если произошел контакт с носителем инфекции, назначают профилактику антибиотиками и специальными иммуноглобулинами.

Снизить риск заражения в зимний период поможет прием поливитаминов или витамина С. В период полного здоровья необходимо проводить закаливающие процедуры, и также избегать переохлаждения.

Менингококковый менингит — NORD (Национальная организация по редким заболеваниям)

Менингококковый менингит — один из трех наиболее распространенных типов бактериального менингита. Инкубационный период в среднем составляет 3-4 дня (диапазон 1-10 дней), что является периодом коммуникативности. Он прогрессирует быстрее, чем любая другая острая форма бактериального менингита. Менингококковый менингит поражает центральную нервную систему. У взрослых и детей этому часто предшествует респираторное заболевание или боль в горле.В острой форме расстройство характеризуется лихорадкой, головной болью, ригидностью шеи, тошнотой, рвотой и измененным психическим состоянием, например спутанностью сознания или комой. Взрослые могут серьезно заболеть в течение нескольких часов. У детей течение инфекции может быть еще короче.

Менингококковый менингит развивается, когда бактерии Neisseria meningitidis (N.meningitidis) прогрессируют от первоначального прилипания к слизистой оболочке носоглотки (носа и горла) до инвазии в более глубокие слои слизистой оболочки (подслизистую основу).Эти бактерии быстро размножаются и могут привести к легкой (субклинической) инфекции. Однако примерно в 10-20% случаев N.meningitidis попадает в кровоток (менингококкемия). Эта системная форма заболевания, менингококкемия, обычно предшествует развитию менингококкового менингита на 24-48 часов.

Менингококкемия характеризуется тяжелым, широко распространенным повреждением сосудов с признаками недостаточности кровообращения и диссеминированного внутрисосудистого свертывания (ДВС). Кожные высыпания возникают примерно у половины всех людей с менингококковым менингитом.Сыпь является петехиальной (крошечные, не выступающие, пурпурно-красноватые образования, которые не бледнеют при нажатии и являются результатом внутрисосудистого кровотечения.

Отек или воспаление головного мозга (церебральный отек или вентрикулит) или гидроцефалия ( скопление жидкости в полости мозга). Дополнительные симптомы могут включать озноб, потоотделение, слабость, потерю аппетита, мышечную боль (миалгию) в пояснице или ногах или неспособность переносить яркий свет (светобоязнь) (для для получения дополнительной информации о гидроцефалии выберите «гидроцефалия» в качестве поискового запроса в базе данных редких заболеваний).

Обезвоживание часто возникает у людей с менингококковым менингитом. В некоторых случаях коллапс кровеносных сосудов может привести к шоку (синдром Уотерхауса-Фридериксена), когда бактерии менингококка распространяются в кровь (сепсис). Более поздние симптомы могут включать паралич одной стороны тела (гемипарез), потерю слуха или дополнительные неврологические нарушения.

Течение менингококкового менингита у младенцев в возрасте от трех месяцев до двух лет менее предсказуемо.Обычно возникают лихорадка, отказ от еды, рвота, раздражительность и судороги. Также могут возникнуть пронзительный крик и выпуклое или плотное мягкое пятно (родничок) на макушке головы (где соединяются части еще не затвердевших костей черепа). Поскольку заболеваемость большинством типов менингита наиболее высока среди этой возрастной группы, необходимо внимательно следить за любой необъяснимой лихорадкой. Церебральная жидкость может накапливаться внутри плотной внешней мембраны, покрывающей мозг (субдуральные выпоты), через несколько дней.Предупреждающие признаки могут включать судороги, стойкую лихорадку и увеличение размера головы. Также может возникнуть абсцесс головного мозга или скопление субдурального гноя. Скопление воды в головном мозге (гидроцефалия), глухота и замедленное умственное и физическое развитие — возможные последствия менингита.

Симптомы, причины, методы лечения и вакцины

Менингококковый менингит — редкая, но серьезная бактериальная инфекция. Это вызывает воспаление мембран, покрывающих головной и спинной мозг.Ежегодно около 1000 человек в США заболевают менингококковой инфекцией, в том числе менингитом и сепсисом (инфекцией крови).

Менингококковый менингит может привести к летальному исходу или причинить большой вред без своевременного лечения; Каждый пятый человек, заразившийся инфекцией, страдает серьезными осложнениями. По данным Центров по контролю за заболеваниями, около 15% выживших остаются с ограниченными возможностями, включая глухоту, повреждение головного мозга и неврологические проблемы.

Вот что вам нужно знать о симптомах менингококкового менингита и способах его профилактики и лечения.

Что вызывает менингококковый менингит?

Бактерии и вирусы — две основные причины менингита. Бактерия Neisseria meningitidis , также называемая менингококком, вызывает менингококковый менингит. У детей и подростков менингококк — самая частая причина бактериального менингита. У взрослых это вторая по частоте причина.

Менингококковые бактерии могут вызывать инфекцию в некоторых частях тела, например, на коже, желудочно-кишечном тракте или дыхательных путях.По неизвестным причинам бактерии могут распространяться через кровоток в нервную систему. Попадая туда, он вызывает менингококковый менингит. Бактерии также могут попасть в нервную систему сразу после тяжелой травмы головы, операции или инфекции.

Ваш риск менингококкового менингита увеличивается, если вы подвергаетесь воздействию бактерии, вызывающей его. Ваш риск также увеличивается, если вы недавно перенесли инфекцию верхних дыхательных путей. Младенцы, дети и подростки подвергаются наибольшему риску.

Каковы симптомы менингококкового менингита?

Симптомы менингококкового менингита могут варьироваться от случая к случаю.Наиболее частые признаки и симптомы включают:

  • Общее плохое самочувствие
  • Внезапная высокая температура
  • Сильная постоянная головная боль
  • Жесткость шеи
  • Тошнота или рвота
  • Дискомфорт при ярком свете
  • Сонливость или трудности с пробуждением
  • Боль в суставах
  • Путаница или другие психические изменения

Красноватая или пурпурная кожная сыпь — очень важный признак, на который следует обращать внимание. Если она не становится белой при нажатии на нее стаканом, сыпь может быть признаком бактериемии или бактериальной инфекции в кровотоке.Это неотложная медицинская помощь.

Другие симптомы менингита или бактериемии могут включать:

  • Напряженное или выпуклое мягкое место (у младенцев)
  • Высокий или стонущий крик (у младенцев)
  • Жесткие, судорожные движения или вялость (у младенцев или детей ясельного возраста)
  • Раздражительность
  • Учащенное дыхание
  • Летаргия или чрезмерная сонливость
  • Пятнистая кожа, бледность или посинение
  • Дрожь или холодные руки и ноги
  • Судороги

Как лечить менингококковый менингит?

Менингококковый менингит может вызвать смерть или серьезные осложнения, такие как повреждение головного мозга, паралич, гангрена или глухота.Чтобы предотвратить эти проблемы, важно действовать быстро. Не , а ждать. Немедленно обратитесь за медицинской помощью. Обратитесь в отделение неотложной помощи или позвоните по номеру 911, если:

  • Вы заметили симптомы менингококкового менингита.
  • Симптомы не улучшаются при лечении.
  • Вы думаете, что заразились менингококковым менингитом.
Продолжение

Анализы могут подтвердить диагноз менингококкового менингита. Врач может назначить антибиотики, такие как пенициллин или цефтриаксон, через капельницу или внутривенно.Вам или вашему ребенку могут потребоваться другие лекарства для лечения проблем, связанных с повышенным давлением спинномозговой жидкости. Иногда врачи назначают стероиды.

Если вы или кто-то, кого вы любите, вступили в тесный контакт (через слюну или другие выделения из ротовой полости) с кем-то, кто болеет менингококковым менингитом — например, в школе, детском саду, на работе или дома — очень важно получать антибиотики. для предотвращения заражения.

Существуют ли вакцины от менингококкового менингита?

Менингококковый менингит — серьезное заболевание, даже если его лечить.Вот почему профилактика — гораздо лучший подход. Менингококковая вакцина может предотвратить инфекцию менингита. В США используются три типа менингококковых вакцин:

  • Менингококковая конъюгированная вакцина (MCV4) — Одна из этих вакцин, Menactra, одобрена для людей в возрасте от 9 месяцев до 55 лет. Другая, Menveo, используется при от 2 до 55 лет.
  • Менингококковая полисахаридная вакцина (MPSV4) — Эта вакцина была одобрена в 1970-х годах и защищает от большинства форм менингококковой инфекции.Эта вакцина предназначена для людей в возрасте от 9 месяцев и старше 55 лет.
  • Менингококковая инфекция серогруппы B (MenB) — Существует две вакцины MenB. Труменба (MenB-FHbp) и Бексеро (MenB-4C). Оба предназначены для детей в возрасте от 10 до 24 лет, но могут применяться у пожилых пациентов.
Продолжение

Хотя они не могут предотвратить все типы менингококковой инфекции, обе вакцины могут предотвратить многие типы болезни. Оба эффективны у девяти из 10 человек. MCV4, как правило, обеспечивает более длительную защиту и лучше предотвращает передачу болезни.

Врачи рекомендуют дозу MCV4, которая вводится в виде инъекции, детям в возрасте 11 лет, а затем бустерная вакцинация в возрасте 16 лет. Если первая доза пропущена, MCV4 можно вводить в возрасте от 13 до 15 лет, а затем бустерной дозой в возрасте от 16 до 18 лет.

Продолжение

Люди в возрасте 16–18 лет, не относящиеся к группе высокого риска, также должны получить вакцину MenB. Вакцина также предназначена для людей в возрасте от 10 до 24 лет, относящихся к группе повышенного риска. Его можно использовать у пожилых людей.

Другим людям из группы риска также следует подумать о вакцинации.Сюда входят:

  • Людей, которые думают, что они заразились менингококковым менингитом
  • Студенты колледжей, живущие в общежитиях
  • Новобранцев из США
  • Путешественники в районы мира, такие как Африка, где менингококковая инфекция распространена
  • человек с поврежденной селезенкой или с дефицитом терминального компонента комплемента, что является нарушением иммунной системы
  • Персонал лаборатории, который часто контактирует с менингококковыми бактериями
Продолжение

Вторая доза рекомендуется всем.

Дождитесь вакцинации, если вы серьезно заболели на время, назначенное на прививку. Избегайте вакцинации, если вы:

Легкая боль или покраснение в месте инъекции — обычное явление и не должно быть проблемой. Но сразу же позвоните своему врачу, если у вас сильная реакция на вакцину. Это включает высокую температуру, слабость или признаки аллергической реакции, такие как затрудненное дыхание, учащенное сердцебиение или головокружение.

Менингококковый менингит

\ n

\ nМенингококковый менингит, вызываемый бактериями Neisseria meningitidis , особенно важен из-за его способности вызывать крупные эпидемии.Было идентифицировано двенадцать типов N. meningitides , называемых серогруппами, шесть из которых (A, B, C, W, X и Y) могут вызывать эпидемии.

\ n

\ n Менингококковый менингит наблюдается в различных ситуациях, от спорадических случаев, небольших скоплений до огромных эпидемий во всем мире с сезонными колебаниями. Заболевание может поразить любого человека любого возраста, но в основном оно поражает младенцев, детей дошкольного возраста и молодых людей.

\ n

\ nГеографическое распространение и эпидемический потенциал различаются в зависимости от серогруппы.Нет надежных оценок глобального бремени менингококковой инфекции из-за неадекватного эпиднадзора в некоторых частях мира. Наибольшее бремя менингококковой инфекции наблюдается в районе Африки к югу от Сахары, известном как пояс менингита, который простирается от Сенегала на западе до Эфиопии на востоке (26 стран). В сухой сезон с декабря по июнь пыльные ветра, холодные ночи и инфекции верхних дыхательных путей в совокупности наносят ущерб слизистой оболочке носоглотки, повышая риск менингококковой инфекции.В то же время передаче N. meningitidis может способствовать перенаселенность жилья. Эта комбинация факторов объясняет крупные эпидемии, которые происходят в засушливый сезон в поясе менингита.

\ n

Передача

\ n

\ n Neisseria meningitidis заражает только людей; нет резервуара для животных. Бактерии передаются от человека к человеку через капельки респираторных или глоточных выделений носителей. Курение, близкий и продолжительный контакт — например, поцелуи, чихание или кашель с кем-то или проживание в тесном контакте с носителем — способствует распространению болезни.Передача N. meningitidis облегчается во время массовых собраний (недавние примеры включают паломничество в хадж и джамбори).

\ n

\ nБактерии могут переноситься в горле и иногда подавляют защитные силы организма, позволяя бактериям распространяться через кровоток в мозг. Считается, что от 1% до 10% населения носят N. meningitidis в горле в любой момент времени. Однако в эпидемических ситуациях уровень носительства может быть выше (от 10% до 25%).

\ n

Симптомы

\ n

\ nСредний инкубационный период составляет четыре дня, но может колебаться от двух до 10 дней. Наиболее частыми симптомами являются ригидность шеи, высокая температура, чувствительность к свету, спутанность сознания, головные боли и рвота. Кроме того, у младенцев часто встречается выпуклый родничок и рэгдолл. Менее распространенной, но еще более тяжелой (часто со смертельным исходом) формой менингококковой инфекции является менингококковая септицемия, которая характеризуется геморрагической сыпью и быстрым нарушением кровообращения.Даже если болезнь диагностирована на ранней стадии и начато адекватное лечение, от 8% до 15% пациентов умирают, часто в течение 24-48 часов после появления симптомов. При отсутствии лечения менингококковый менингит приводит к летальному исходу в 50% случаев и может привести к повреждению мозга, потере слуха или инвалидности у 10–20% выживших.

\ n

Диагноз

\ n

\ n Первоначальный диагноз менингококкового менингита может быть поставлен при клиническом обследовании с последующей люмбальной пункцией, показывающей гнойную спинномозговую жидкость. Бактерии иногда можно увидеть при микроскопическом исследовании спинномозговой жидкости.Диагноз подтверждается или подтверждается выращиванием бактерий из образцов спинномозговой жидкости или крови, тестами на агглютинацию или полимеразной цепной реакцией (ПЦР). Идентификация серогрупп и тестирование на чувствительность к антибиотикам важны для определения мер контроля.

\ n

Наблюдение

\ n

\ nНаблюдение, от выявления случаев заболевания до расследования и лабораторного подтверждения, имеет важное значение для борьбы с менингококковым менингитом. Основные задачи:

\ n
    \ n
  • Обнаружение и подтверждение вспышек.
  • \ n
  • Отслеживайте тенденции заболеваемости, включая распределение и эволюцию менингококковых серогрупп.
  • \ n
  • Оценить бремя болезни.
  • \ n
  • Отслеживайте профиль устойчивости к антибиотикам.
  • \ n
  • Отслеживайте циркуляцию, распространение и эволюцию конкретных штаммов (клонов) менингококков.
  • \ n
  • Оцените влияние стратегий борьбы с менингитом, особенно программ профилактической вакцинации.
  • \ n
\ n

Лечение

\ n

\ n Менингококковая инфекция потенциально смертельна и всегда должна рассматриваться как неотложная медицинская помощь.Необходима госпитализация или поликлиника. В изоляции пациента нет необходимости. Соответствующее лечение антибиотиками должно быть начато как можно скорее, в идеале после выполнения люмбальной пункции, если такую ​​пункцию можно провести немедленно. Если лечение начато до поясничной пункции, может возникнуть проблема с размножением бактерий из спинномозговой жидкости и подтверждением диагноза. Однако подтверждение диагноза не должно откладывать лечение.

\ n

\ nРазличные антибиотики могут лечить инфекцию, включая пенициллин, ампициллин и цефтриаксон.В условиях эпидемии в Африке в районах с ограниченной инфраструктурой и ресурсами здравоохранения цефтриаксон является препаратом выбора.

\ n

Профилактика

\ n

1. Вакцинация

\ n

\ n Лицензированные вакцины против менингококковой инфекции доступны уже более 40 лет. Со временем произошли значительные улучшения в охвате штаммами и доступности вакцины, но на сегодняшний день универсальной вакцины против менингококковой инфекции не существует. Вакцины зависят от серогруппы и обеспечивают разную степень защиты.

\ n

\ nДоступны три типа вакцин:

\ n
    \ n
  • Полисахаридные вакцины используются в ответ на вспышки, в основном в Африке:
  • \ n
      \ n
    • Они либо бивалентны (серогруппы A и C) ), трехвалентный (A, C и W) или четырехвалентный (A, C, Y и W).
    • \ n
    • Они не эффективны до 2 лет.
    • \ n
    • Они обеспечивают трехлетнюю защиту, но не вызывают коллективного иммунитета.
    • \ n
    \ n
  • Конъюгированные вакцины используются в профилактике (в расписаниях плановой иммунизации и профилактических кампаниях) и в ответных мерах:
  • \ n
      \ n
    • Они обеспечивают более длительный иммунитет (5 лет и более), предотвращают носительство и вызывают коллективный иммунитет.
    • \ n
    • Их можно использовать с годовалого возраста.
    • \ n
    • Доступные вакцины:
    • \ n
        \ n
      • Моновалентная C
      • \ n
      • Моновалентная A
      • \ n
      • Тетравалентная (серогруппы A, C, Y, W).
      • \ n
      \ n
    \ n
  • Вакцина на основе белка против N. meningitidis B . Он был включен в график плановой иммунизации (одна страна по состоянию на 2017 г.) и использовался в ответных мерах на вспышки.
  • \ n
\ n

2. Химиопрофилактика

\ n

\ nАнтибиотикопрофилактика для близких контактов при своевременном введении снижает риск передачи.

\ n
    \ n
  • За пределами пояса африканского менингита, химиопрофилактика рекомендуется для близких контактов в семье.
  • \ n
  • В менингитном поясе химиопрофилактика для близких контактов рекомендована в неэпидемических ситуациях.
  • \ n
\ n

\ n Антибиотик ципрофлоксацина является антибиотиком выбора, а цефтриаксон — альтернативой.

\ n

Глобальные ответные меры общественного здравоохранения — недавнее успешное внедрение конъюгированной вакцины против менингококка A в Африке

\ n

\ nВОЗ продвигает стратегию, включающую обеспечение готовности к эпидемии, профилактику и борьбу со вспышками. Готовность сосредоточена на эпиднадзоре, от выявления случаев до расследования и лабораторного подтверждения. Профилактика заключается в вакцинации лиц из возрастных групп повышенного риска с использованием конъюгированной вакцины, нацеленной на соответствующие серогруппы. Ответные меры на эпидемию включают быстрое и надлежащее ведение случаев и реактивную массовую вакцинацию групп населения, еще не защищенных с помощью вакцинации.

\ n

\ n Эпидемии менингита в африканском поясе менингита представляют собой огромное бремя для общественного здравоохранения. В декабре 2010 года новая конъюгированная вакцина против менингококка А была представлена ​​в Африке посредством массовых кампаний, нацеленных на людей в возрасте от 1 до 29 лет. По состоянию на ноябрь 2017 года более 280 миллионов человек были вакцинированы в 21 стране Африканского пояса.

\ n

\ nВакцина чрезвычайно безопасна и дешева (около 0,60 доллара США за дозу, в то время как цены на другие менингококковые вакцины колеблются от 2 долларов США.От 50 до 117,00 долларов США за дозу (1) ). Кроме того, его термостабильность позволяет использовать его в условиях цепочки контролируемых температур (CTC). Его влияние на носительство и снижение заболеваемости и эпидемий является значительным: было описано снижение заболеваемости менингитом на 58% и снижение риска эпидемий на 60%. В настоящее время он включен в плановую иммунизацию младенцев. Ожидается, что поддержание высокого уровня охвата устранит эпидемии менингококковой инфекции в этом регионе Африки. Однако другие серогруппы менингококков, такие как W, X и C, по-прежнему вызывают эпидемии, и ежегодно в «поясе» менингита регистрируется около 30 000 случаев.ВОЗ привержена делу ликвидации менингококковой инфекции как проблемы общественного здравоохранения.

\ n
\ n

\ n (1) Это ориентировочные цены для государственного и частного секторов, по данным ЮНИСЕФ, ПАОЗ и CDC.

«,» datePublished «:» 2018-02-19T13: 09: 00.0000000 + 00: 00 «,» image «:» https://www.who.int/images/default-source/imported/meningococcal.jpg? sfvrsn = 105c9aa8_0 «,» publisher «: {» @ type «:» Organization «,» name «:» Всемирная организация здравоохранения: ВОЗ «,» logo «: {» @ type «:» ImageObject «,» url «:» https: // www.who.int/Images/SchemaOrg/schemaOrgLogo.jpg»,»width»:250,»height»:60}},»dateModified»:»2018-02-19T13:09:00.0000000+00:00″,»mainEntityOfPage » : «https://www.who.int/news-room/fact-sheets/detail/meningococcal-meningitis», «@context»: «http://schema.org», «@type»: «Статья» };

Дифференциальный диагноз менингококкемии

  • Эль Башир Х, Лонди М., Буй Р. Диагностика и лечение бактериального менингита. Арка Дис Детский . 2003 июл.88 (7): 615-20. [Медлайн]. [Полный текст].

  • [Рекомендации] Campsall PA, Laupland KB, Niven DJ.Тяжелая менингококковая инфекция: обзор эпидемиологии, диагностики и лечения. Клиника интенсивной терапии . 2013 июл.29 (3): 393-409. [Медлайн].

  • Welch SB, Nadel S. Лечение менингококковой инфекции. Арка Дис Детский . 2003 июл.88 (7): 608-14. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Wang X, Theodore MJ, Mair R, Trujillo-Lopez E, du Plessis M, Wolter N, et al. Клиническая проверка мультиплексных ПЦР в реальном времени для выявления возбудителей бактериального менингита. Дж. Клин Микробиол . 2012 Март 50 (3): 702-8. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Crum-Cianflone ​​N. Профилактика и борьба с менингококковой инфекцией: рекомендации по применению менингококковых вакцин у педиатрических пациентов. Инфекция Dis Ther . 2016. 116 (2): 89-112. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Профилактика менингококковой инфекции и борьба с ней. MMWR Recomm Rep . 2013 22 марта. 62: 1-22. [Медлайн].

  • Хорино Т., Като Т., Сато Ф., Сакамото М., Накадзава И., Йошида М. и др.Менингококцемия без менингита в Японии. Медицинский работник . 2008. 47 (17): 1543-7. [Медлайн].

  • Поллард А.Дж., Надел С., Нинис Н., Фауст С.Н., Левин М. Неотложное ведение менингококковой инфекции: восемь лет спустя. Арка Дис Детский . 2007 апр. 92 (4): 283-6. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Zughaier SM. Капсульные полисахариды Neisseria meningitidis вызывают воспалительные реакции через TLR2 и TLR4-MD-2. Дж Лейкок Биол .2011 Март 89 (3): 469-80. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Coureuil M, Join-Lambert O, Lécuyer H, Bourdoulous S, Marullo S, Nassif X. Патогенез менингококкемии. Колд Спринг Харб Перспект Мед . 1 июня 2013 г. 3 (6): [Medline].

  • Brandtzaeg P, van Deuren M. Классификация и патогенез менингококковых инфекций. Методы Мол Биол . 2012. 799: 21-35. [Медлайн].

  • Brozna JP. Реакция Шварцмана. Семенной тромб гемост . 1990 Октябрь 16 (4): 326-32. [Медлайн].

  • Livorsi DJ, Stenehjem E, Stephens DS. Факторы вирулентности грамотрицательных бактерий при сепсисе с акцентом на Neisseria meningitidis. Contrib Microbiol . 2011. 17: 31-47. [Медлайн].

  • Plant L, Sundqvist J, Zughaier S, Lovkvist L, Stephens DS, Jonsson AB. Структура липоолигосахаридов способствует множеству стадий вирулентности Neisseria meningitidis. Заражение иммунной . 2006 Февраль 74 (2): 1360-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Sanders MS, van Well GT, Ouburg S, Morré SA, van Furth AM. Полиморфизм Toll-подобного рецептора 9 связан с переменными тяжести в когорте выживших после менингококкового менингита. BMC Infect Dis . 2012 11 мая, 12:12. [Медлайн].

  • Патан Н., Фауст С. Н., Левин М. Патофизиология менингококкового менингита и сепсиса. Арка Дис Детский .2003 июл.88 (7): 601-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Faust SN, Levin M, Harrison OB, Goldin RD, Lockhart MS, Kondaveeti S, et al. Дисфункция активации эндотелиального протеина С при тяжелом менингококковом сепсисе. N Engl J Med . 2001, 9 августа. 345 (6): 408-16. [Медлайн].

  • Pathan N, Hemingway CA, Alizadeh AA, Stephens AC, Boldrick JC, Oragui EE, et al. Роль интерлейкина 6 в дисфункции миокарда при менингококковом септическом шоке. Ланцет . 2004 17 января. 363 (9404): 203-9. [Медлайн].

  • Pathan N, Williams EJ, Oragui EE, Stephens AC, Levin M. Изменения оси рецептора интерлейкина-6 / растворимого интерлейкина-6 при менингококковом септическом шоке. Crit Care Med . 2005 августа 33 (8): 1839-44. [Медлайн].

  • Bergounioux J, Coureuil M, Belli E, Ly M, Cambillau M, Goudin N, et al. Экспериментальные доказательства бактериальной колонизации коронарного русла человека и ткани миокарда во время менингококкемии. Заражение иммунной . 1 августа 2016 г. [Medline].

  • MacLennan J, Kafatos G, Neal K, Andrews N, Cameron JC, Roberts R, et al. Социальное поведение и менингококковое носительство у британских подростков. Emerg Infect Dis . 2006 июн. 12 (6): 950-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Faber J, Henninger N, Finn A, Zenz W., Zepp F, Knuf M. Вариант толл-подобного рецептора 4 связан с летальным исходом у детей с инвазивной менингококковой инфекцией. Акта Педиатр . 2009 Март 98 (3): 548-52. [Медлайн].

  • Jansen AG, Sanders EA, VAN DER Ende A, VAN Loon AM, Hoes AW, Hak E. Инвазивное пневмококковое и менингококковое заболевание: связь с вирусом гриппа и активностью респираторно-синцитиального вируса ?. Эпидемиологическая инфекция . 2008 ноябрь 136 (11): 1448-54. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Fijen CA, Kuijper EJ, te Bulte MT, Daha MR, Dankert J. Оценка дефицита комплемента у пациентов с менингококковой болезнью в Нидерландах. Clin Infect Dis . 1999, 28 января (1): 98-105. [Медлайн].

  • MacNeil JR, Blain AE, Wang X, Cohn AC. Текущая эпидемиология и тенденции развития менингококковой инфекции — США, 1996-2015 гг. Clin Infect Dis . 2018 г. 3 апреля. 66 (8): 1276-1281. [Медлайн].

  • Бактериальный менингит. CDC. Доступно на http://www.cdc.gov/meningitis/bacterial.html. 2015; Доступ: май 2015 г.

  • [Рекомендации] Cohn AC, MacNeil JR, Clark TA, Ortega-Sanchez IR, Briere EZ, Meissner HC, et al.Профилактика менингококковой инфекции и борьба с ней: рекомендации Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP). MMWR Recomm Rep . 2013 22 марта. 62 (RR-2): 1-28. [Медлайн].

  • Ортега-Санчес И.Р., Мельцер М.И., Шепард С., Зелл Э., Мессонье М.Л., Билуха О. и др. Экономика кампании догоняющей вакцинации подростков против менингококковой инфекции в США. Clin Infect Dis . 2008 г. 1. 46 (1): 1-13. [Медлайн].

  • Кэти К., Левин М, Фауст С.Н.Применение лекарств при остром менингококковом заболевании. Arch Dis. Детское обучение, изд. . 2008 Октябрь 93 (5): 151-8. [Медлайн].

  • Mbaeyi SA, Джозеф SJ, Blain A, Wang X, Hariri S, MacNeil JR. Менингококковая инфекция среди молодых людей студенческого возраста: 2014-2016 гг. Педиатрия . 143 (1) января 2019 г .: [Medline].

  • Аткинсон Б., Ганди А., Балмер П. История вспышек менингококковой инфекции в Соединенных Штатах: последствия для вакцинации и профилактики заболеваний. Фармакотерапия . 2016 августа 36 (8): 880-92. [Медлайн].

  • Marshall GS, Dempsey AF, Srivastava A, Isturiz RE. Студенты колледжей США подвергаются повышенному риску менингококковой инфекции серогруппы B. J Pediatric Infect Dis Soc . 2019 11 мая. [Medline].

  • Soeters HM, Whaley M, Alexander-Scott N, Kanadanian KV, MacNeil JR, Martin SW, et al. Оценка менингококкового носительства в ответ на вспышку менингококковой инфекции серогруппы B и кампанию массовой вакцинации в колледже-Род-Айленд, 2015-2016 гг. Clin Infect Dis . 2017 15 апреля. 64 (8): 1115-1122. [Медлайн].

  • Хосе Франсиско Сантос Н., Вивиан Матос Ф., Кэролайн Алвес Ф., Марта Силва М.С., Лейла Карвалью С. Распространенность носительства Neisseria meningitidis в Америке в 21 веке: систематический обзор. Braz J Infect Dis . 22 июля 2019 г. [Medline].

  • Tappero JW, Reporter R, Wenger JD, Ward BA, Reeves MW, Missbach TS, et al. Менингококковая инфекция в округе Лос-Анджелес, Калифорния, и среди мужчин в окружных тюрьмах. N Engl J Med . 1996, 19 сентября. 335 (12): 833-40. [Медлайн].

  • Brundage JF, Ryan MA, Feighner BH, Erdtmann FJ. Менингококковая инфекция среди военнослужащих США в связи с рутинным использованием вакцин с различными компонентами, специфичными для серогрупп, 1964–1998 гг. Clin Infect Dis . 2002 декабрь 1. 35 (11): 1376-81. [Медлайн].

  • Саймон М.С., Вайс Д., Гулик РМ. Инвазивная менингококковая инфекция у мужчин, практикующих секс с мужчинами. Энн Интерн Мед. . 2013 20 августа. 159 (4): 300-1. [Медлайн].

  • Bozio CH, Blain A, MacNeil J, Retchless A, Weil LM, Wang X и др. Эпиднадзор за менингококковой инфекцией среди МСМ — США, 2015-2016 гг. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2018 сен 28. 67 (38): 1060-1063. [Медлайн].

  • Миллер Л., Аракаки Л., Рамаутар А., Бодач С., Браунштейн С.Л., Кеннеди Дж. И др. Повышенный риск инвазивного менингококкового заболевания среди людей с ВИЧ. Энн Интерн Мед. . 2014 7 января. 160 (1): 30-7. [Медлайн].

  • Сейвар Дж. Дж., Джонсон Д., Попович Т., Миллер Дж. М., Даунс Ф., Сомсел П. и др. Оценка риска лабораторного менингококкового заболевания. Дж. Клин Микробиол . 2005 сентябрь 43 (9): 4811-4. [Медлайн].

  • Rosenstein NE, Perkins BA, Stephens DS, Lefkowitz L, Cartter ML, Danila R, et al. Изменяющаяся эпидемиология менингококковой инфекции в США, 1992–1996 гг. J Заразить Dis . 1999 декабрь 180 (6): 1894-901. [Медлайн].

  • Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC). Уведомление для медицинских работников: выявление и сообщение о менингококковой инфекции серогруппы B, связанной со вспышками, в Принстонском университете и Калифорнийском университете в Санта-Барбаре. Доступно по адресу http://emergency.cdc.gov/han/han00357.asp. 27 ноября 2013 г .;

  • Уайлдер-Смит А. Менингококковое носительство W135 в связи с паломничеством в хадж 2001 г .: опыт Сингапура. Int J Антимикробные агенты . 2003 21 февраля (2): 112-5. [Медлайн].

  • Wilder-Smith A, Barkham TM, Earnest A, Paton NI. Приобретение менингококкового носителя W135 у паломников хаджа и передача его домашним контактам: проспективное исследование. BMJ . 2002, 17 августа. 325 (7360): 365-6. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Wilder-Smith A, Chow A, Goh KT. Возникновение и исчезновение менингококковой инфекции W135. Эпидемиологическая инфекция .2010 июль 138 (7): 976-8. [Медлайн].

  • Hart CA, Cuevas LE. Менингококковая инфекция в Африке. Энн Троп Мед Паразитол . 1997 Октябрь 91 (7): 777-85. [Медлайн].

  • Вайс А., Вольтер Дж. М., Чен Дж., Нг Т., Сориано-Габарро М. Менингококковая инфекция в Азии: недооцененное бремя общественного здравоохранения. Эпидемиологическая инфекция . 2011 15.1-19 апреля. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Ladhani SN, Giuliani MM, Biolchi A, Pizza M, Beebeejaun K, Lucidarme J, et al.Эффективность менингококковой вакцины B против эндемического гипервирулентного штамма Neisseria meningitidis W, Англия. Emerg Infect Dis . 2016 22 февраля (2): 309-11. [Медлайн].

  • Инвазивная менингококковая инфекция в Англии: ежегодные лабораторно подтвержденные отчеты за эпидемиологический период с 2017 по 2018 год. Общественное здравоохранение Англии. Доступно по адресу https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/751821/hpr3818_IMD.pdf. 26 октября 2018 г .; Дата обращения: 13 августа 2019 г.

  • Шарип А., Сорвильо Ф., Ределингс М.Д., Маскола Л., Мудрый М., Нгуен Д.М. Популяционный анализ смертности от менингококковой инфекции в США: 1990-2002 гг. Pediatr Infect Dis J . 2006 25 марта (3): 191-4. [Медлайн].

  • Christensen H, May M, Bowen L, Hickman M, Trotter CL. Менингококковое носительство по возрасту: систематический обзор и метаанализ. Lancet Infect Dis . 2010 декабрь 10 (12): 853-61. [Медлайн].

  • Moura AS, Pablos-Mendez A, Layton M, Weiss D.Эпидемиология менингококковой инфекции, Нью-Йорк, 1989-2000 гг. Emerg Infect Dis . 2003 марта 9 (3): 355-61. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Kaplan SL, Schutze GE, Leake JA, Barson WJ, Halasa NB, Byington CL, et al. Многоцентровое наблюдение за инвазивными менингококковыми инфекциями у детей. Педиатрия . 2006 Октябрь 118 (4): e979-84. [Медлайн].

  • Дартон Т., Гивер М., Нейлор С., Джек Д.Л., Качмарски Э.Б., Заем Р. и др. Тяжесть менингококковой инфекции, связанная с бактериальной нагрузкой в ​​геноме. Clin Infect Dis . 2009 г. 1. 48 (5): 587-94. [Медлайн].

  • Bouneb R, Mellouli M, Regaieg H, Majdoub S, Chouchène I, Boussarsar M. Менингококцемия, осложненная миокардитом, у 16-летнего молодого человека: описание случая. Пан Афр Мед J . 2018. 29: 149. [Медлайн].

  • Gawalkar AA, Tale S, Chhabria BA, Bhalla A. Миокардит и молниеносная пурпура при менингококкемии. QJM . 2017 г. 1. 110 (11): 755-756. [Медлайн].

  • Зейдан А., Тарик С., Фальтас Б., Урбан М., МакГроди К. Случай первичного менингококкового перикардита, вызванного Neisseria meningitidis серотипа Y, с быстрой эволюцией в тампонаду сердца. J Gen Intern Med . 2008 23 сентября (9): 1532-5. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Vienne P, Ducos-Galand M, Guiyoule A, Pires R, Giorgini D, Taha MK и др. Роль отдельных штаммов Neisseria meningitidis при менингококковом артрите, перикардите и пневмонии. Clin Infect Dis . 2003 15 декабря. 37 (12): 1639-42. [Медлайн].

  • Вонг Дж. С., Балакришнан В. Эндогенный эндофтальмит Neisseria meningitidis: клинический случай и обзор литературы. J Педиатр, офтальмол, косоглазие . 1999 май-июнь. 36 (3): 145-52. [Медлайн].

  • Гарсия Н.С., Каштелу Дж.С., Рамос В., Резенде Г.С., Перейра, ФЕ. Частота миокардита при смертельной менингококковой инфекции у детей: наблюдения за 31 случаем, изученным при вскрытии. Бюстгальтеры Rev Soc Med Trop . 1999 сентябрь-октябрь. 32 (5): 517-22. [Медлайн].

  • Borg J, Christie D, Coen PG, Booy R, Viner RM. Исходы менингококковой инфекции в подростковом возрасте: проспективное когортное исследование. Педиатрия . 2009 Март 123 (3): e502-9. [Медлайн].

  • Buysse CM, Raat H, Hazelzet JA, Hulst JM, Cransberg K, Hop WC, et al. Долгосрочный статус здоровья детей, переживших менингококковый септический шок. Arch Pediatr Adolesc Med .2008 ноябрь 162 (11): 1036-41. [Медлайн].

  • Buysse CM, Oranje AP, Zuidema E, Hazelzet JA, Hop WC, Diepstraten AF, et al. Долговременное рубцевание кожи и ортопедические последствия у лиц, переживших менингококковый септический шок. Арка Дис Детский . 2009 Май. 94 (5): 381-6. [Медлайн].

  • Стивенс Д.С., Гринвуд Б., Брандцег П. Эпидемический менингит, менингококкемия и Neisseria meningitidis. Ланцет . 30 июня 2007 г., 369 (9580): 2196-210.[Медлайн].

  • Feldman HA. Менингококковые инфекции. Расширенный медицинский центр . 1972. 18: 117-40. [Медлайн].

  • Thimmesch M, Bodart E, Gavage P, Misson JP, Frère J. [Два отчета о случаях менингококкемии. Обзор литературы по хронической менингококкемии. Арх. Педиатр . 2016 г., 23 (6): 595-8. [Медлайн].

  • Feldman HA. Менингококковые инфекции. Расширенный медицинский центр . 1972. 18: 117-40.[Медлайн].

  • Durand ML, Calderwood SB, Weber DJ, Miller SI, Southwick FS, Caviness VS Jr, et al. Острый бактериальный менингит у взрослых. Обзор 493 серий. N Engl J Med . 1993, 7 января. 328 (1): 21-8. [Медлайн].

  • Parmentier L, Garzoni C, Antille C, Kaiser L, Ninet B, Borradori L. Ценность нового анализа Neisseria meningitidis — специфической полимеразной цепной реакции в образцах биопсии кожи в качестве диагностического инструмента при хронической менингококкемии. Дерматол Арки . 2008 июнь 144 (6): 770-3. [Медлайн].

  • Periappuram M, Тейлор MR, Кин CT. Быстрое обнаружение менингококков из петехий при острой менингококковой инфекции. J Заражение . 1995 31 ноября (3): 201-3. [Медлайн].

  • Arend SM, Lavrijsen AP, Kuijken I, van der Plas RN, Kuijper EJ. Проспективное контролируемое исследование диагностической ценности биопсии кожи у пациентов с предполагаемой менингококковой инфекцией. Eur J Clin Microbiol Infect Dis .2006 25 октября (10): 643-9. [Медлайн].

  • Долан Томас Дж., Хэтчер С.П., Саттерфилд Д.А., Теодор М.Дж., Бах М.С., Линскотт К.Б. и др. ПЦР в реальном времени на основе sodC для обнаружения Neisseria meningitidis. PLoS One . 2011 5 мая. 6 (5): e19361. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Guarner J, Greer PW, Whitney A, Shieh WJ, Fischer M, White EH, et al. Патогенез и диагностика менингококковой инфекции человека с использованием иммуногистохимического анализа и ПЦР. Ам Дж. Клин Патол . 2004 ноябрь 122 (5): 754-64. [Медлайн].

  • Фернандес-Родригес А., Алькала Б., Альварес-Лафуэнте Р. Обнаружение Neisseria meningitidis в фиксированных формалином тканях после внезапной смерти в режиме реального времени. Диагностика микробиологических инфекций . 2008 апр. 60 (4): 339-46. [Медлайн].

  • Bryant PA, Li HY, Zaia A, Griffith J, Hogg G, Curtis N, et al. Проспективное исследование высокочувствительной, специфической и клинически полезной ПЦР в реальном времени для диагностики менингококковой инфекции у детей. Дж. Клин Микробиол . 2004 июл.42 (7): 2919-25. [Медлайн]. [Полный текст].

  • de Filippis I, do Nascimento CR, Clementino MB, Sereno AB, Rebelo C, Souza NN, et al. Быстрое обнаружение Neisseria meningitidis в спинномозговой жидкости с помощью одностадийной полимеразной цепной реакции гена nspA. Диагностика микробиологических инфекций . 2005 Февраль 51 (2): 85-90. [Медлайн].

  • Линь Х.В., Инь Дж. Х., Ло Дж. П., Ван Й. Х., Ли Си, Лу Дж. Дж. Использование универсального анализа полимеразной цепной реакции и расщепления эндонуклеазами для быстрого обнаружения Neisseria meningitides. J Microbiol Immunol Infect . 2004 Декабрь 37 (6): 371-4. [Медлайн].

  • Ричардсон, округ Колумбия, Луи Л., Луи М., Симор А.Е. Оценка экспресс-анализа ПЦР для диагностики менингококкового менингита. Дж. Клин Микробиол . 2003 г., 41 (8): 3851-3. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Агентство по охране здоровья. Руководство по ведению общественного здравоохранения при менингококковой инфекции в Великобритании. [Полный текст].

  • van de Beek D, Cabellos C, Dzupova O, Esposito S, Klein M, Kloek AT, et al.Рекомендации ESCMID: диагностика и лечение острого бактериального менингита. Clin Microbiol Infect . 2016 май. 22 Приложение 3: С37-62. [Медлайн].

  • Sprung CL, Annane D, Keh D, Moreno R, Singer M, Freivogel K, et al. Гидрокортизонотерапия у больных септическим шоком. N Engl J Med . 2008, 10 января. 358 (2): 111-24. [Медлайн].

  • Яешке Р., Ангус, округ Колумбия. Жизнь в условиях неопределенности в отделении интенсивной терапии: следует ли лечить пациентов с сепсисом стероидами ?. ЯМА . 2009 г. 10 июня. 301 (22): 2388-90. [Медлайн].

  • Tuncer AM, Gur I, Ertem U, et al. Цефтриаксон один раз в день при менингококкемии и менингококковом менингите. Pediatr Infect Dis J . 1988 7 октября (10): 711-3. [Медлайн].

  • Hart CA, Cuevas LE. Менингококковая инфекция в Африке. Энн Троп Мед Паразитол . 1997 Октябрь 91 (7): 777-85. [Медлайн].

  • Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. Цефтриаксон (продается как роцефин) Информация . 2008: [Полный текст].

  • Рош. Важное разъяснение предписывающей информации. Противопоказания. http://www.rocheusa.com. Доступно по адресу http://www.gene.com/gene/products/information/rocephin. Доступ: 28 июня 2012 г.

  • Агентство по регулированию лекарственных средств и изделий медицинского назначения. цефтриаксон; несовместимость с растворами, содержащими кальций . 2008: [Полный текст].

  • Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов.Цефтриаксон (продается как роцефин) Информация. http://www.fda.gov. Доступно по адресу http://www.fda.gov/Cder/drug/infopage/ceftriaxone/default.htm. Доступ: апрель 2009 г.

  • Eliakim-Raz N, Lador A, Leibovici-Weissman Y, Elbaz M, Paul M, Leibovici L. Эффективность и безопасность левомицетина: присоединиться к возрождению старых антибиотиков? Систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. J Antimicrob Chemother . 2015 Апрель 70 (4): 979-96. [Медлайн].

  • Брауэр М.С., Макинтайр П., де Ганс Дж., Прасад К., ван де Бик Д.Кортикостероиды при остром бактериальном менингите. Кокрановская база данных Syst Rev . 2010 8 сентября. CD004405. [Медлайн].

  • Herrera R, Hobar PC, Гинзбург CM. Хирургическое вмешательство при осложнениях молниеносной пурпуры, вызванной менингококковой инфекцией. Pediatr Infect Dis J . 1994 13 августа (8): 734-7. [Медлайн].

  • Besner GE, Klamar JE. Искусственная кожа Integra в качестве полезного дополнения при лечении молниеносной пурпуры. J Средство от ожогов Rehabil .1998 июл-авг. 19 (4): 324-9. [Медлайн].

  • Файбис С., Видмер Р., Сапир С., Перец Б., Шапира Дж. Менингококковая септицемия и стоматологические осложнения: обзор литературы и два сообщения о случаях. Int J Педиатр Дент . 2005 Май. 15 (3): 213-9. [Медлайн].

  • Aaberge IS, Oster P, Helland OS, Kristoffersen AC, Ypma E, Høiby EA, et al. Комбинированное введение менингококковой вакцины везикул наружных мембран серогруппы B и конъюгированной вакцины серогруппы C, предназначенной для профилактики менингококкового заболевания, является безопасным и иммуногенным. Clin Diagn Lab Immunol . 2005 Май. 12 (5): 599-605. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Bethell D, Pollard AJ. Менингококковые вакцины. Вакцины Эксперт Рев . 2002 Июнь 1 (1): 75-84. [Медлайн].

  • Поллард А.Дж. Глобальная эпидемиология менингококковой инфекции и эффективность вакцин. Pediatr Infect Dis J . 2004 г., 23 декабря (12 доп.): S274-9. [Медлайн].

  • Brown T. ACIP обновляет рекомендации по вакцине против менингококка B.Medscape. Доступно на http://www.medscape.com/viewarticle/880617. 25 мая 2017 г .; Доступ: 1 июня 2017 г.

  • [Рекомендации] Паттон М.Э., Стивенс Д., Мур К., Макнил Дж. Р. Обновленные рекомендации по применению менингококковой вакцины MenB-FHbp серогруппы B — Консультативный комитет по практике иммунизации, 2016 г. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2017 г. 19 мая. 66 (19): 509-513. [Медлайн].

  • Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США. Первая вакцина, одобренная FDA для предотвращения менингококковой инфекции серогруппы B.Доступно на http://www.fda.gov/NewsEvents/Newsroom/PressAnnouncements/ucm420998.htm. 29 октября 2014 г .;

  • [Рекомендации] Комитет по инфекционным заболеваниям Американской академии педиатрии. Обновленные рекомендации по применению менингококковых вакцин. Педиатрия . 2014 Август 134 (2): 400-3. [Медлайн].

  • Такер МЭ. Новая менингококковая вакцина рекомендована для младенцев из группы высокого риска. Медицинские новости Medscape. 24 января 2013 г. Доступно по адресу http: // www.medscape.com/viewarticle/778124. Доступ: 5 февраля 2013 г.

  • Менингококковая вакцинация младенцев: Рекомендации и обоснование Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP). MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2013 25 января. 62: 52-4. [Медлайн].

  • Brown T. ACIP OKs вакцина против менингита (Menveo) для младенцев из группы высокого риска. Медицинские новости Medscape. Доступно на http://www.medscape.com/viewarticle/813066. Доступ: 28 октября 2013 г.

  • Харрисон Л. Х., Шатт К. А., Арнольд К. Э., Стерн Э. Дж., Пондо Т., Кильбаух Дж. А. и др.Менингококковое носительство среди старшеклассников Джорджии и Мэриленда. J Заразить Dis . 2015, 1. 211 (11): 1761-8. [Медлайн].

  • Basta NE, Mahmoud AA, Wolfson J, Ploss A, Heller BL, Hanna S, et al. Иммуногенность вакцины против менингококка B во время университетской вспышки. N Engl J Med . 2016 21 июля. 375 (3): 220-8. [Медлайн].

  • Обновление: синдром Гийена-Барре у реципиентов конъюгированной менингококковой вакцины Menactra — США, июнь 2005 г. — сентябрь 2006 г. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2006 20 октября. 55 (41): 1120-4. [Медлайн].

  • [Рекомендации] Обновленные рекомендации по использованию конъюгированных менингококковых вакцин — Консультативный комитет по практике иммунизации (ACIP), 2010. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2011 28 января. 60 (3): 72-6. [Медлайн].

  • Fraser A, Gafter-Gvili A, Paul M, Leibovici L. Профилактическое использование антибиотиков для профилактики менингококковых инфекций: систематический обзор и метаанализ рандомизированных исследований. Eur J Clin Microbiol Infect Dis . 2005 24 марта (3): 172-81. [Медлайн].

  • Дэвисон К.Л., Рамзи Мэн. Эпидемиология острого менингита у детей в Англии и Уэльсе. Арка Дис Детский . 2003 августа 88 (8): 662-4. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Агентство по охране здоровья. Инвазивные менингококковые инфекции, Англия и Уэльс, лабораторные отчеты: 51-52 недели / 2007 г. . [Полный текст].

  • Батиста Р.С., Гомес А.П., Дутра Газинео Дж.Л., Бальбино Мигель П.С., Сантана Л.А., Оливейра Л. и др.Менингококковая инфекция, клинический и эпидемиологический обзор. Азиатский Пак Дж. Троп Мед . 2017 10 ноября (11): 1019-1029. [Медлайн].

  • Jarva H, Ram S, Vogel U, Blom AM, Meri S. Связывание ингибитора комплемента C4bp с Neisseria meningitidis серогруппы B. Дж. Иммунол . 2005 15 мая. 174 (10): 6299-307. [Медлайн].

  • Нкоси Дж., Такрар А., Кумар К., Ахмади Р., Фанг Т., Литвин М. и др. Менингококковый миоперикардит серотипа Y. Диагностика микробиологических инфекций . 2009 Февраль 63 (2): 223-7. [Медлайн].

  • Aiuto LT, Barone SR, Cohen PS, Boxer RA. Рекомбинантный тканевый активатор плазминогена восстанавливает перфузию у молниеносной менингококковой пурпуры. Crit Care Med . 1997 июн.25 (6): 1079-82. [Медлайн].

  • Derkx B, Wittes J, McCloskey R. Рандомизированное плацебо-контролируемое испытание HA-1A, человеческого моноклонального антитела к эндотоксину, у детей с менингококковым септическим шоком.Европейская группа исследования педиатрического менингококкового септического шока. Clin Infect Dis . 1999, 28 апреля (4): 770-7. [Медлайн].

  • Ривард Г.Е., Дэвид М., Фаррелл С., Шварц ХП. Лечение молниеносной пурпуры при менингококкемии концентратом протеина С. Дж. Педиатр . 1995 апр. 126 (4): 646-52. [Медлайн].

  • de Kleijn ED, de Groot R, Hack CE, Mulder PG, Engl W., Moritz B, et al. Активация протеина C после инфузии концентрата протеина C у детей с тяжелым менингококковым сепсисом и молниеносной пурпурой: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование по подбору доз. Crit Care Med . 31 июня 2003 г. (6): 1839-47. [Медлайн].

  • Надел С., Гольдштейн Б., Уильямс М.Д., Далтон Х., Петерс М., Масиас В.Л. и др. Дротрекогин альфа (активированный) у детей с тяжелым сепсисом: многоцентровое рандомизированное контролируемое исследование III фазы. Ланцет . 2007 10 марта. 369 (9564): 836-43. [Медлайн].

  • Левин М., Квинт П.А., Гольдштейн Б., Бартон П., Брэдли Дж. С., Шеми С. Д. и др. Рекомбинантный бактерицидный белок, повышающий проницаемость (rBPI21), в качестве дополнительного лечения детей с тяжелым менингококковым сепсисом: рандомизированное исследование.rBPI21 Группа изучения менингококкового сепсиса. Ланцет . 2000 16 сентября. 356 (9234): 961-7. [Медлайн].

  • Винсент Дж. Л., Абрахам Э., Аннан Д., Бернар Дж., Риверс Э., Ван ден Берге Г. Снижение смертности при сепсисе: новые направления. Crit Care . 2002 г., 6, приложение 3: S1-18. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Day KM, Haub N, Betts H, Inwald DP. Гипергликемия связана с заболеваемостью менингококковым сепсисом у детей в критическом состоянии. Pediatr Crit Care Med . 2008 9 ноября (6): 636-40. [Медлайн].

  • Лицензирование конъюгированной менингококковой вакцины для детей в возрасте от 2 до 10 лет и обновленное руководство по бустерной дозе для подростков и других лиц с повышенным риском менингококковой инфекции — Консультативный комитет по практике иммунизации (ACIP), 2011. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2011 5 августа. 60 (30): 1018-9. [Медлайн].

  • Лицензирование конъюгированной менингококковой вакцины (Menveo) и руководство по применению — Консультативный комитет по практике иммунизации (ACIP), 2010 г. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2010 марта 12, 59 (9): 273. [Медлайн].

  • Вакцины против Haemophilus influenzae типа b (Hib) и менингококковой серогруппы C (MenC) для детей — Информационный бюллетень. Доступно по адресу http://www.dh.gov.uk/en/Publicationsandstatistics/Publications/PublicationsPolicyAndGuidance/DH_106052. Дата обращения: 07.08.2011.

  • Обновленные рекомендации по использованию конъюгированных менингококковых вакцин — Консультативный комитет по практике иммунизации (ACIP), 2010 г. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2011 28 января. 60 (3): 72-6. [Медлайн].

  • Endler G, Marculescu R., Starkl P, et al. Полиморфизмы в кластере генов интерлейкина-1 у детей и молодых людей с системной менингококкемией. Clin Chem . 2006 Март 52 (3): 511-4. [Медлайн].

  • Пресс-релиз FDA. FDA одобряет первую вакцину для предотвращения менингококковой инфекции у младенцев и детей ясельного возраста. 22 апреля 2011 г. Доступно по адресу http: // www.fda.gov/NewsEvents/Newsroom/PressAnnouncements/ucm252392.htm. Доступ: 27 апреля 2011 г.

  • Миллер Л., Аракаки Л., Рамаутар А. и др. Повышенный риск инвазивного менингококкового заболевания среди людей с ВИЧ. Энн Интерн Мед. . 2013 29 октября. [Medline].

  • Razminia M, Salem Y, Elbzour M, Teves D, Deshmukh H, Khosla S. Важность ранней диагностики и терапии острого менингококкового миокардита: клинический случай с обзором литературы. Am J Ther . 2005 май-июнь. 12 (3): 269-71. [Медлайн].

  • [Руководство] Рекомендация Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP) по использованию четырехвалентной менингококковой конъюгированной вакцины (MenACWY-D) среди детей в возрасте от 9 до 23 месяцев с повышенным риском инвазивной менингококковой инфекции. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2011, 14 октября. 60 (40): 1391-2. [Медлайн].

  • Waknine Y. Риск менингококковой инфекции у людей с ВИЧ в 10 раз выше. Медицинские новости Medscape . 30 октября 2013 г. [Полный текст].

  • Клинические рекомендации: Острая менингококковая инфекция

    См. Также:

    Менингит и энцефалит
    Сепсис
    Лихорадка и петехии / пурпура
    Местное руководство по противомикробным препаратам

    Ключевые точки
    1. Цефтриаксон / цефотаксим внутривенно следует вводить при подозрении на менингококковое заболевание.Если это невозможно, введите пенициллин.
    2. Если доступ для внутривенного введения не может быть получен в течение 15 минут, введите внутримышечно или внутривенно
    3. По возможности соберите культуры крови перед приемом антибиотиков, но не откладывайте введение антибиотика

    Общие сведения
    • Острая менингококковая инфекция может проявляться в виде тяжелый сепсис с прогрессирующей не бледной петехиальной / пурпурной сыпью, или менингит с сыпью или без нее
    • К более редким проявлениям относятся септический артрит, пневмония, фарингит и скрытая бактериемия
    • В Австралии существует 13 серогрупп Neisseria meningitidis (причина менингококковой инфекции) — 5 наиболее частыми из них: A, B, C, W и Y

    Оценка

    Красные флажки

    История
    • Быстрое начало (<12 часов) головной боли, потери аппетита, тошноты, рвоты, боли в горле и насморка
    • Лихорадка
    • Младенцы могут иметь ограниченное питание, раздражительность
    • Боль в ногах или миалгия

    Обследование
    • Признаки сепсиса : см. Сепсис
    • Аномальный цвет кожи (бледность или пятнистость) и / или прохладные периферийные участки
    • Поздние признаки (> 12 часов)
      • Измененное состояние сознания
      • Жесткость шеи, головная боль, светобоязнь , выпуклый родничок
      • Нет -бледнеющая сыпь: петехии / пурпура

    Примечание: Побледнение не исключает менингококковую болезнь (изначально может быть макулярной или макулопапулезной)

    Примеры сыпи: Нажмите, чтобы увидеть дополнительные фотографии в полном размере

    Менеджмент

    Расследования:

    Исследования НЕ должны откладывать прием антибиотиков

    • Кровь (или ИО):
      • Культура: по возможности следует получить до введения антибиотика.
      • ПЦР (отдельная пробирка с ЭДТА, минимальный объем 0,2 мл)
    • ЦСЖ (после первоначальной стабилизации и отсутствия противопоказания к люмбальной пункции): окраска по Граму (грамотрицательные диплококки), биохимия, посев, менингококковая ПЦР

    Лечение:
    • При необходимости реанимировать
    • Рекомендации по применению противомикробных препаратов могут варьироваться в зависимости от местных моделей чувствительности к противомикробным препаратам; см. местные инструкции
    • Назначьте:
      • Цефтриаксон 100 мг / кг (4 г) внутривенно ежедневно или 50 мг / кг (2 г) внутривенно 12H или цефотаксим 50 мг / кг (2 г) внутривенно 12H ( 1 неделя жизни), 6-8 часов (2-4 недели жизни), 6 часов (> 4 недели жизни)
      • Если нет доступа внутривенно / внутримышечно, сделайте внутримышечно (может потребоваться две инъекции из-за объема / размера мышц и повторите дозу, как только станет доступен доступ для внутривенного введения)
      • Если цефтриаксон / цефотаксим недоступны, введите 60 мг / кг бензилпенициллина внутривенно 12 ч (1 неделя жизни) 6 ч (2–4 неделя жизни) 4 ч (> неделя 4 жизни) (макс 2.4 г)
      • Если менингококковая инфекция еще не подтверждена, лечите в соответствии с Сепсис
      • Продолжительность лечения антибиотиками 5 дней
    • Дополнительное лечение см. Сепсис и Менингит и энцефалит

    Рекомендации по ведению палаты / другому лечению:

    Изоляция
    Менингококковая инфекция передается от человека к человеку воздушно-капельным путем.
    Пациенты должны быть изолированы и соблюдение мер предосторожности в отношении капель в течение 24 часов после приема соответствующих антибиотиков.

    Уведомление
    Все случаи предполагаемого или подтвержденного менингококкового заболевания требуют немедленного уведомления в местный государственный орган:

    • ВМЦ: Департамент социальных служб по телефону — 1300 651 160 ( Процедура уведомления DHHS)
    • QLD: Отделения общественного здравоохранения местной больницы и службы здравоохранения по телефону ( список PHU)
    • NSW: Отделения общественного здравоохранения местной больницы и службы здравоохранения по телефону 1300 066 055 и Форма PHU

    Химиопрофилактика
    Химиопрофилактику необходимо как можно скорее провести контактным лицам

    Вакцинация

    • Вакцина MenB
    • Вакцина MenC
    • Вакцина Hib-MenC (в сочетании с Haemophilus influenzae типа b).
    • MenACWY (четырехвалентная) вакцина

    Рекомендуется иммунизация от менингококков B и ACWY в соответствии с Справочник по иммунизации Австралии. Вакцина MenACWY была предоставлена ​​бесплатно в рамках Национальной программы иммунизации ( NIP) всем детям с 2018 года. С июля 2020 года вакцина против менингококка B также предоставляется бесплатно детям аборигенов и жителей островов Торресова пролива. В настоящее время вакцины против серогруппы X не существует.

    Рассмотрите возможность консультации с местной педиатрической бригадой, когда

    Все случаи подозрения на менингококковую болезнь у детей.

    Рассмотреть перевод при

    Все случаи острого менингококкового заболевания должны лечиться в учреждении, где есть возможности для оказания интенсивной терапии.
    Если эти средства недоступны, пациента следует стабилизировать и, при необходимости, перевести.

    Для получения информации о неотложной помощи и переводах в отделение интенсивной терапии детей и новорожденных см. . Поисковые службы

    Информация для родителей

    Информация о здоровье детей: менингококковая инфекция

    Последняя редакция: июль 2020 г.

    Менингококковая пневмония: обзор | Пневмония

    Пневмония, вызванная Neisseria meningitidis (менингококк), впервые была описана Якобицем в 1907 году у пациентов с пневмонией, у которых N.meningitidis был выделен из образцов мокроты [1]. Первыми случаями были солдаты, делящие бараки, которые, вероятно, были инфицированы от одного индексного пациента [2]. Интересно, что даже много лет назад Якобиц признал, что здоровые люди могут содержать N. meningitidis в своих ротоглотках, так что выделение микроорганизма не может обеспечить окончательный клинический диагноз менингококковой пневмонии [1, 2]. Во время пандемии гриппа 1918–1919 гг. Было описано большое количество случаев менингококковой пневмонии у пациентов, перенесших первичную вирусную инфекцию [3].С момента описания этих первоначальных случаев в нескольких исследованиях, сериях случаев, а также во множестве сообщений о случаях были описаны случаи менингококковой пневмонии, встречающейся преимущественно у подростков, взрослых и пожилых людей [2]. Совсем недавно Фоссен и его коллеги, изучив литературу, смогли выявить 344 случая, зарегистрированных в Северной и Южной Америке, Европе, Австралии и Азии в период с 1906 по 2015 год [2]. Эти авторы также отметили, что при обзоре национальных обследований заболеваемости инвазивной менингококковой инфекцией (IMD) пневмония была отмечена как наиболее частое неврологическое заболевание органов, встречающееся в 66 из 364 случаев (17% случаев).В этом контексте пневмония, связанная с менингококковой инфекцией, может быть первичной, если она возникает сама по себе без признаков ранее существовавшего менингита или менингококкемии [4], но также может возникать в связи или как осложнение обоих этих состояний и / или при других проявлениях менингококковой инфекции. Опубликованные в литературе случаи менингококковой пневмонии включают как первичные, так и ассоциированные пневмонии. Однако не все авторы описывают случаи отдельно, поэтому часто бывает трудно отличить истинные первичные инфекции в литературе.

    Neisseria meningitidis

    Микроорганизм

    N. meningitidis (менингококк) представляет собой грамотрицательный аэробный диплококк. Он имеет типичную форму фасоли или почек и является облигатным патогеном человека [5,6,7]. Микроорганизм часто колонизирует ротоглотку или носоглотку даже у здоровых людей, но может также колонизировать другие части тела [7]. Микроорганизм хорошо растет на шоколаде и кровяном агаре при температуре от 35 до 37 ° C в атмосфере 5–10% углекислого газа [8, 9], а подтверждение наличия этого микроорганизма в клинических образцах проводится по результатам серии углеводных ферментаций [8].Микроорганизм обладает рядом факторов вирулентности (см. Ниже), включая полисахаридную капсулу. Хотя эта капсула важна для защиты микроорганизмов от опосредованного комплементом фагоцитоза и лизиса, она также позволяет дифференцировать 13 серогрупп микроорганизма, из которых серогруппы A, B, C, W, X и Y в значительной степени ответственны за заболевания человека. [5,6,7].

    Эпидемиология менингококковой инфекции

    Хотя менингококковая инфекция широко распространена во всем мире, эпидемиология этого состояния варьируется в разных географических регионах, эволюционировала и изменялась с течением времени [10,11,12,13,14].Заболевание может возникать в виде спорадических случаев, вспышек или крупных эпидемий [11]. Эпидемии с большим числом инфицированных пациентов периодически возникают в регионе Африки к югу от Сахары (часто называемом «поясом менингита») с периодичностью от пяти до 10 лет [5,6,7]. Однако в таких странах, как Бразилия, он, как правило, носит эндемический характер с периодическими эпидемиями [7]. В развитом мире инфекция, как правило, носит эндемический характер и несколько ограничена [5,6,7], хотя в таких странах, как Соединенные Штаты (США), наблюдалось увеличение вспышек, а также изменение серогрупп. часто вызывает инфекцию [5, 14].

    Распределение различных серогрупп варьируется как во времени, так и географически, что может объяснять различные клинические проявления инфекции в регионах и хронологически [7, 11]. Важно отметить, что знание распределения серотипов в разных регионах необходимо для разработки программ вакцинации [5]. В зависимости от сезона инфекции чаще встречаются зимой или ранней весной. Эндемические инфекции возникают в основном у детей в возрасте до 10 лет, тогда как во время эпидемических инфекций инфицирован широкий возрастной диапазон пациентов [7].В целом инфекция чаще встречается у мужчин, но у пациентов старше 50 лет чаще встречается у женщин [7]. Что касается передачи, то развитие IMD связано с недавним приобретением патогенного штамма восприимчивым человеком, чаще всего в результате тесного физического контакта [8].

    Факторы риска менингококковой инфекции

    Факторы риска пациента

    Возраст является важным фактором риска менингококковой пневмонии, которая возникает в основном у пожилых людей старше 50 лет и является наиболее частым проявлением IMD у лиц старше 65 лет. , в отличие от менингококкового менингита, который встречается преимущественно у детей и подростков [2, 15].Однако более свежие данные свидетельствуют о том, что возрастное распределение менингококковой пневмонии является бимодальным и возникает в возрасте до 30 лет и после 60 лет [2]. Хотя все серогруппы менингококка могут вызывать пневмонию, менее распространенные серогруппы патогена участвуют чаще, как обсуждается ниже [2, 8].

    К другим факторам риска IMD ​​относятся курение, дефицит иммуноглобулина и комплемента, аспления, дефицит маннозосвязывающего лектина и другие генетические аномалии [2, 16, 17] и, возможно, инфекция, вызванная вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) [15, 18, 19] .Дополнительные факторы риска включают тесный контакт с пациентами, у которых есть менингококковая инфекция, людьми, живущими в непосредственной близости (например, призывниками [как указано выше], студентами университетов и людьми, совершающими хадж), а также предшествующий грипп и другие респираторные вирусные и бактериальные инфекции в том числе вызванные Haemophilus influenzae и Streptococcus pneumoniae [16, 17, 19, 20]. Винстед в своей серии случаев менингококковой пневмонии, собранных за 25-летний период, отметил сопутствующую вирусную инфекцию, а также лежащую в основе лимфому, множественную миелому, астму, хроническую обструктивную болезнь легких (ХОБЛ), инсулинозависимый сахарный диабет и другие формы заболевания. сахарный диабет, системная красная волчанка, ВИЧ-инфекция, серповидно-клеточная анемия, ишемическая болезнь сердца / пациенты с шунтированием коронарной артерии и цирроз печени среди его пациентов [19].Эти факторы риска приведены в таблице 1.

    Таблица 1 Возможные факторы риска инвазивного менингококкового заболевания и / или менингококковой пневмонии
    Конкретные серогруппы менингококка

    Исследования показали, что частота серогруппы Y, которая ранее была относительно редкой в ​​Европе, остается высокой или увеличивается в некоторых регионах. на континенте [21], причем ряд исследований и клинических случаев указали на связь серогруппы Y с менингококковой пневмонией [22,23,24,25,26].В Англии и Уэльсе в период с 2007 по 2009 год было выявлено все большее число лабораторно подтвержденных случаев IMD, вызванных серогруппой Y, при этом клональный тип cc174 оказался связан с неменингеальным заболеванием, особенно пневмонией, у пожилых людей (> 65 лет) [22]. Среди инфицированных серогруппой Y средний возраст начала заболевания был самым высоким у пациентов с пневмонией (86,1 года [IQR 69,9–90,0] по сравнению с 42,8 [IQR 14,4–71,7]; p <0,0001). Люди с пневмонией чаще имели сопутствующие заболевания (13/19 [68%] по сравнению с 12/46 [26%]; p = 0.001), тогда как летальность была значительно выше от пневмонии, чем от менингита (9/19 [47%] против 2/22 [9%]), сепсиса (1/17 [6%]) или других состояний (без смертельных исходов). . После поправки на возраст было обнаружено, что сопутствующие заболевания и пневмония (OR 7,0; 95% ДИ 1,4–36,4; p = 0,020) были независимо связаны со смертью. Инфекции, вызванные серогруппой Y, также значительно увеличились в Швеции в период с 1995 по 2012 год: в одном ретроспективном обсервационном исследовании 175 пациентов было документально подтверждено наличие пневмонии у 34 (19%) пациентов, либо отдельно, либо в связи с другим очагом инфекции [26].В этом исследовании самая высокая смертность была для случаев бактериемии с неизвестным фокусом (13%), тогда как смертность для случаев пневмонии составила 9%.

    Ряд исследований и клинических случаев из США также подтвердили важность серогруппы Y как причины менингококковой пневмонии, либо самой по себе, либо связанной с другими формами менингококковой инфекции [27,28,29]. Дополнительные исследования в армии США [30,31,32] и Финляндии [33] также подтвердили, что серогруппа Y является причиной менингококковой пневмонии.В одной серии из 12 случаев первичной менингококковой пневмонии, зарегистрированных в США, инфекция серогруппы Y была зарегистрирована в двух случаях, что подтверждено радиологическими данными о пневмонии и выделением микроорганизма при посеве крови [30]. В другом таком исследовании менингококковая инфекция серогруппы Y возникла у 88 новобранцев ВВС США, 68 из которых страдали первичной бактериальной пневмонией, что гораздо чаще, чем менингококкемия или менингит [31]. Все случаи в конечном итоге хорошо отреагировали на терапию антибиотиками.В финском исследовании молниеносный случай менингококковой пневмонии, осложненный сепсисом, перикардитом и плевральным выпотом, побудил изучить распределение серогрупп менингококка в посевах из носоглотки среди новобранцев из того же отделения [33]. В исследовании документально подтверждено, что 14 из 31 (46%) культивированных изолятов относятся к серогруппе Y, почти полностью выделены от лиц, вакцинированных против серогрупп A и C. также отметили, что серогруппа W-135 связана с пневмонией, особенно у пожилых пациентов [34,35,36,37,38,39,40,41].Последнее исследование, общенациональное ретроспективное исследование, в котором анализировались эпидемиологические данные 115 пациентов с лабораторно подтвержденным менингококковым заболеванием, показало, что на серогруппу W-135 приходилось 26% всех случаев и что большинство пациентов (76,7%) были старше 20 лет. лет [41]. Не было обнаружено различий в представленных характеристиках, кроме более высокой распространенности пневмонии у пациентов с инфекцией W-135 (23,8% против 1,5%; OR 20,6; 95% ДИ 2,3–189,0; p = 0,003) [41]. Наконец, в отчете о клиническом случае из США описан 16-летний студент с клиническими признаками и рентгенологическими данными, совместимыми с пневмонией, который при посеве мокроты выявил менингококк серогруппы B [42].

    Патогенез

    Колонизация носоглотки с помощью Neisseria meningitidis

    Как утверждают Лавер и др., Neisseria meningitidis «является одним из немногих потенциальных патогенов, которые могут незаметно колонизировать носоглотку, представляющую ее биологическая ниша »[43]. По оценкам, частота колонизации ротоглотки этим исключительно человеческим патогеном составляет около 10–35% и 5,9% взрослых и детей, соответственно [44]. Как упоминалось выше, уровень колонизации значительно увеличивается как при активном курении сигарет, так и при воздействии побочного табачного дыма [45,46,47], вероятно, как следствие опосредованного дымом подавления врожденных и адаптивных иммунных механизмов дыхательных путей [48] , 49].Сигаретный дым также напрямую влияет на респираторные патогены, что приводит к усилению механизмов бактериальной вирулентности, в частности к увеличению образования биопленок [50,51,52].

    Наиболее важные факторы вирулентности менингококка в отношении колонизации носоглотки включают протеазу иммуноглобулина A1 (IgA1) и антифагоцитарную полисахаридную капсулу, а также ряд связывающих эпителий бактериальных адгезинов. Протеаза IgA1, которая наиболее важна для людей, ранее подвергавшихся воздействию, представляет собой сайт-специфичную сериновую протеазу.Он расщепляет молекулу антитела в шарнирной области, разделяя области Fab и Fc, предотвращая изгнание патогена за счет мукоцилиарного клиренса, способствуя прикреплению к респираторному эпителию [53]. Также было высказано предположение, что менингококковая протеаза IgA1 может иметь более широкую, чем предполагалось ранее, субстратную специфичность, включая другие иммунно-ассоциированные белки, такие как рецептор фактора некроза опухоли типа II [54] и ассоциированный с лизосомами мембранный белок человека [55].

    Несмотря на свою главную роль в противодействии фагоцитозу, полисахаридная капсула менингококка отталкивает слизь, что также препятствует мукоцилиарному клиренсу [56].Капсульные полисахариды четырех из шести основных серогрупп, связанных с инвазивным заболеванием, в частности серогрупп B, C, W и Y, состоят из производных сиаловой кислоты. Капсулы других инвазивных групп, серогрупп A и X, состоят из повторяющихся единиц O-ацетилированного (α1 → 6) -связанного N-ацетил-D-маннозамин-1-фосфата [57] и (α-1 → 4 ) N -ацетилглюкозамин-1-фосфат [58] соответственно. Сиаловые кислоты также присутствуют в гликоконъюгатах клеточной поверхности эукариотических клеток и защищают не только клетки-хозяева, но и те менингококковые серогруппы с капсулами, содержащими сиаловую кислоту, от атаки альтернативного пути комплемента через связывание основного регуляторного белкового фактора H ( fH), что достигается за счет ингибирования C3-конвертазы и инактивации C3b [59].

    Следующий этап колонизации носоглотки менингококком включает прикрепление возбудителя к респираторному эпителию, процесс, который требует уменьшения размера капсулы, чтобы обнажить лежащие в основе белковые адгезины. Первоначальный контакт между патогеном и эпителием опосредуется пилями IV типа; это сложные структуры, состоящие из более чем двадцати белков, которые вносят вклад в формирование полностью функционального адгезина, причем компоненты PilE и PilV играют важную роль в адгезии [60, 61].Однако идентичность рецептора эпителиальных клеток, на который нацелены пилусы типа IV, остается неуловимой. Возможным соперником, идентифицированным в эндотелиальных клетках головного мозга, является CD147 (также известный как EMMPRIN или индуктор металлопротеиназы внеклеточного матрикса) [62]. Хотя он также экспрессируется на эпителиальных клетках, участие CD147 в прикреплении менингококка к респираторному эпителию, опосредованному ворсинками IV типа, остается неопределенным.

    Тип IV, опосредованное пилисными эпителиями, обеспечивает последующее более прочное связывание, опосредованное менингококковыми белками непрозрачности, Opa и Opc [60].Opa нацелена на рецептор клеточной адгезии карциноэмбрионального антигена (CEACAM) на эпителии, в основном на рецептор CEACAM1 [63], в то время как Opc, как сообщается, связывается с активированным витронектином на эндотелиальных клетках [64], также присутствующих на эпителии. Различные минорные адгезины, такие как NadA (Neisseria adhesin A), также вносят вклад в прикрепление эпителия, и они были подробно описаны в другом месте [60].

    Достигнув потенциально враждебной среды носоглотки, менингококк использует несколько стратегий для обеспечения устойчивости.Как показали экспериментальные системы, это, во-первых, инфицирование эпителиальных клеток патогеном и внутриклеточная выживаемость, что требует восстановления инкапсулированного фенотипа [65]. Во-вторых, менингококк также сохраняется в носоглотке за счет заключения в биопленку [66]. В этих условиях внеклеточная дезоксирибонуклеиновая кислота (ДНК) представляет собой главный структурный компонент менингококковых биопленок, способствуя связыванию поверхностных белков и других внеклеточных полимеров с образованием эффективных многоклеточных биопленок [66].

    Транслокация менингококка в нижние дыхательные пути

    Несмотря на распространение в легкие через кровоток или от человека к человеку при вдыхании загрязненных аэрозольных капель, микроаспирация менингококков, заключенных в биопленку, находящихся в носоглотке, является наиболее вероятным механизмом. транслокации менингококка в нижние дыхательные пути [2]. В этом последнем контексте следует отметить, что недавняя инфекция вирусом гриппа, в частности, а также предшествующий фарингит, были связаны с развитием менингококковой пневмонии [67, 68, 69].

    Учитывая кажущуюся меньшую вирулентность менингококка по сравнению с таковой у продуцирующих экзотоксин бактериальных респираторных патогенов, таких как Streptococcus pneumoniae, Staphylococcus aureus и Pseudomonas aeruginosa , менингококку может потребоваться триггер для достижения полной патогенности. В этом контексте вирус гриппа является особенно эффективным партнером в отношении облегчения развития менингококковой пневмонии. Это было убедительно продемонстрировано на мышиной модели экспериментальной инфекции, в которой было обнаружено, что первоначальная инфекция вирусом гриппа A предрасполагает к последующему развитию менингококковой бактериемии [70].Механизмы, с помощью которых предшествующая вирусная инфекция гриппа может вызвать развитие менингококковой пневмонии, включают следующее: i) угнетение мукоцилиарного эскалатора [71]; ii) в случае штаммов менингококка, принадлежащих к группе капсульных полисахаридов, содержащих сиаловую кислоту, вирусная нейраминидаза опосредует расщепление капсульной сиаловой кислоты, обнажая лежащие в основе бактериальные адгезины, способствуя адгезии к респираторному эпителию [61]; и iii) связанные с вирусной инфекцией повышенные уровни легочного интерферона-γ [70], которые вызывают подавление экспрессии поглотителя альвеолярных макрофагов класса A, MARCO (рецептор макрофагов с коллагеновой структурой) [72], опсонина, который активно связывает неопсонизированные Н.meningitidis через взаимодействие с неидентифицированными белковыми лигандами [73].

    Попав в нижние дыхательные пути, менингококк использует ряд факторов вирулентности, которые позволяют патогену подавлять или отвлекать легочные защитные механизмы хозяина, что приводит к развитию тяжелой инфекции.

    Механизмы вирулентности менингококка

    Несмотря на полисахаридную капсулу и протеазу IgA1, менингококк обладает рядом дополнительных факторов вирулентности, которые обеспечивают выживание и распространение патогена в нижних дыхательных путях.К ним относятся:

    • Фактор H-связывающий белок (fHbp), поверхностный липопротеин массой 27 кДа, давно признанный ключевым фактором вирулентности менингококка, экспрессируется большинством вирулентных штаммов патогена [74]. Что касается его роли в бактериальной вирулентности, fHbp связывает главный регулятор альтернативного пути активации комплемента, fH, с бактериальной поверхностью, тем самым обеспечивая защиту от опосредованного комплементом опсонофагоцитоза и уничтожения бактерий [74].Кроме того, Porin A, один из двух менингококковых поринов, которые играют решающую роль в ионном обмене, также, как сообщается, ослабляет активацию классического пути комплемента посредством взаимодействия с C4b-связывающим белком [75];

    • Липоолигосахаридный эндотоксин (ЛОС) также является ключевым фактором вирулентности менингококка. Он расположен на внешней мембране менингококка и состоит из гидрофобного липидного компонента А, связанного с внешним гидрофильным олигосахаридом.Как и другие бактериальные эндотоксины, LOS обладает мощной провоспалительной активностью, опосредованной прежде всего посредством взаимодействия с комплексом Toll-подобного рецептора 4 / MD2 на клетках врожденной иммунной системы, что приводит к инициации MyD88-зависимого сигнального каскада и, как следствие, продукции спектр воспалительных цитокинов / хемокинов [76, 77]. Несмотря на потенциальную защиту, интенсивность LOS-активируемой воспалительной реакции, вероятно, приведет к повреждению легких, а также к дисфункции легочных адаптивных иммунных механизмов.Кроме того, высвобождение LOS, содержащегося во внеклеточных везикулах [78], может отвлекать иммунные механизмы, нацеленные на менингококк, одновременно усиливая вредные воспалительные реакции. Более того, связывание спонтанно высвобождаемых менингококковых везикул внешней мембраны, как сообщается, предотвращает захват интактных организмов внеклеточными ловушками нейтрофилов in vitro [79];

    • Изменение размера капсулы также является стратегией, используемой менингококком для уклонения от адаптивных иммунных механизмов.В этом контексте следует отметить, что капсульные полисахариды серогрупп A, B, C, W и Y препятствуют активации классического пути комплемента, предотвращая отложение C4b после активации комплемента антикапсулярным полисахаридом IgG и Антитела IgM, а также через антагонизм связывания антител IgM, направленных против LOS [80]. Кроме того, слабая иммуногенность капсульного полисахарида менингококка серогруппы B также способствует вирулентности этой серогруппы патогена.

    События, связанные с колонизацией ротоглотки и вторжением менингококка в нижние дыхательные пути, суммированы на рис. 1.

    Рис. 1

    Возможные стадии патогенеза менингококковой пневмонии

    Клиническая картина

    В то время как менингококковый менингит является наиболее частым проявлением менингококковой инфекции, первичная пневмония встречается примерно у 5-10% пациентов с менингококковой болезнью [6, 7].Клинические проявления менингококковой пневмонии неотличимы от пневмонии, вызванной другими инфекционными патогенами, и хотя такие симптомы, как лихорадка, озноб и плевритная боль в груди, являются обычными и встречаются более чем в 50% случаев, продуктивный кашель и одышка встречаются реже [2 ]. Сыпь может возникнуть у пациентов с пневмонией и ассоциированным сепсисом, но менингококкемия — редкое сопровождение пневмонии [2]. Ни лабораторные данные, ни рентгенологические особенности не позволяют дифференцировать пневмонию от других причин [2].

    Серия случаев — IMD

    В течение многих лет сообщалось о ряде серий случаев, описывающих либо менингококковое заболевание, из которого у некоторых пациентов была пневмония [15, 81, 82], либо, в частности, менингококковая пневмония [19, 83]. Стивенс и его коллеги провели проспективное популяционное наблюдение за взрослыми пациентами в Атланте, США, в период с 1 декабря 1988 г. по 30 ноября 1993 г., в ходе которого было выделено N. meningitidis из обычно стерильных участков [15]. В целом 14 из 44 взрослых (32%) имели пневмонию, синусит или трахеобронхит как вероятный источник бактериемии, при этом пневмония встречалась в 10/44 (23%) случаях.Семь из 10 случаев пневмонии были в возрасте > 50 лет, в то время как в группе 18–24 лет не было пневмонии. Серогруппы Y, W-135 и B были наиболее частыми причинами пневмонии, как описано в другом месте. Другое исследование IMD было проведено в округе Даллас, США, в период с 1992 по 1997 год [81]. Всего выявлен 151 пациент. Пожилые пациенты (> 50 лет) чаще болели пневмонией (32% против 4%; p = 0,0001) и реже болели менингитом (p = 0.0001) по сравнению с более молодыми пациентами. Среди пациентов с пневмонией наблюдалась тенденция к увеличению числа инфекций, вызванных серогруппой Y. Кроме того, Хазарика и его коллеги сообщили о вспышке IMD у детей в Индии в период с января 2008 г. по июнь 2009 г. [82]. Пневмония возникла в 6,4% случаев.

    Серия случаев — менингококковая пневмония

    Путч и его коллеги изучали госпитализированных пациентов с пневмонией в Кливленде, США, в течение двух периодов времени в 1968 году, взяв мокроту или трахеальный аспират, которые были культивированы для оптимизации выделения Н.meningitidis, , а также сыворотки острой и выздоравливающей крови [83]. Для определения уровня носительства патогена были получены посевы из горла и сыворотки у бессимптомных амбулаторных пациентов и посевы мокроты у госпитализированных пациентов без острой респираторной инфекции. Ставки носителей составляли 7 и 13% в начальный и второй периоды соответственно. В целом у 47 пациентов со средним возрастом 46 лет была острая пневмония с менингококком, выделенным из посева мокроты в 14 (30%) случаях. Кроме того, менингококк был выделен из посевов мокроты в семи из 23 случаев (30%) респираторной инфекции, отличной от пневмонии, но не у кого-либо из пациентов без респираторной инфекции.Преобладающей серогруппой у пациентов с пневмонией и без нее была серогруппа B. Винстед и его коллеги рассмотрели 58 случаев менингококковой пневмонии всех возрастов, 50 из которых ранее были описаны в литературе, с добавлением восьми новых случаев [19]. Средний возраст составлял 57,5 ​​лет, и 27 (52,9%) были мужчинами. В целом, 29 случаев имели предшествующие сопутствующие заболевания (5 имели другие недавние или сопутствующие инфекции, 4 пациента имели сахарный диабет и 4 ХОБЛ, 3 пациента принимали кортикостероиды [2 с астмой и 1 с системной красной волчанкой], 3 пациента имели миелому или лимфому и 2 случая имели ВИЧ-инфекцию).Были и другие, менее распространенные сопутствующие заболевания. Лихорадка, озноб и связанная с ними плевритная боль в груди наблюдались более чем в 50% случаев, тогда как продуктивный кашель и одышка встречались реже. Были отмечены различные рентгенологические данные, включая плевральный выпот у шести пациентов (13,3%). Наиболее частой изолированной серогруппой была Y (44%), за которой следовала W135 (19,2%). Использовались различные методы лечения антибиотиками. Осложнения включали септический шок у двух пациентов, в то время как абсцесс легкого, экссудативный плевральный выпот, остановка дыхания, перикардит и лекарственная нейтропения наблюдались у каждого пациента.Средний возраст пяти (8,62%) умерших пациентов был почти на 20 лет больше, чем у выживших.

    Отчеты о случаях — менингококковая пневмония

    Множество историй болезни пациентов всех возрастов с менингококковой пневмонией было опубликовано за годы из различных регионов мира, включая США [4, 20, 42, 84,85,86 , 87,88], Европа [24, 89,90,91,92,93,94,95,96,97], Великобритания [98, 99], Россия [100], Япония [101,102,103], Тайвань [ 104], Австралии [105], Южной Америки [106, 107] и Оман [69].Характеристики пациентов с менингококковой пневмонией были аналогичны характеристикам, описанным в других разделах этого обзора.

    Другие респираторные синдромы

    Менингококковые инфекции также описаны как вызывающие респираторные симптомы или состояния, отличные от внебольничной пневмонии. В одном тематическом исследовании описан пациент с менингококкемией, который первоначально проявлялся как неспецифический «гриппоподобный» синдром, а затем значительно ухудшился [108]. Фактически, проявление симптомов со стороны верхних дыхательных путей, таких как насморк и фарингит, вместе с лихорадкой и другими симптомами, является частым ранним проявлением менингита, особенно у детей, за которым впоследствии следуют классические признаки менингита или сепсиса [6]. .В одном исследовании, проведенном в крупной районной больнице общего профиля в Нидерландах, сообщалось о 46 изолятах N. meningitidis , культивируемых из респираторных выделений 44 пациентов, из которых у одного была пневмония, у 19 — острые респираторные инфекции, а у 18 — острые гнойные обострения хронического бронхита [ 109]. В остальных случаях, у всех была гнойная мокрота, наблюдались различные симптомы. N. meningitidis также был выделен в других исследованиях у пациентов с острым и хроническим бронхитом [110, 111] или другими типами не связанных с пневмонией инфекций нижних дыхательных путей [112].Более того, N. meningitidis также было зарегистрировано как причина внутрибольничной пневмонии [113,114,115,116].

    Среди респираторных осложнений, отмеченных у пациентов с менингококковой пневмонией, кавитационная легочная инфекция [117], плевральный выпот [118, 119] и эмпиема [120, 121], последний случай вызван устойчивым к пенициллину N .meningitidis.

    Лабораторная диагностика

    Традиционные методы микробиологического посева, основанные на выделении менингококка из слюны или стерильных биологических жидкостей, обычно крови или плевральной жидкости, остаются краеугольным камнем лабораторной диагностики IMD [122].Однако весьма вероятно, что менингококковая пневмония не диагностируется по нескольким причинам: i) пневмония часто клинически неотличима от других пневмоний, таких как пневмококковая пневмония; ii) мокрота недостоверна для диагностики, поскольку трудно отличить бессимптомных носителей ротоглотки от случаев пневмонии, вызванной менингококком; и iii) посевы крови относительно нечувствительны [2]. В последнем контексте частота положительных результатов посева крови при постановке диагноза менингококковой пневмонии варьируется от 6 до 79.3% [19, 31]. Если они утверждены и доступны, методы микробиологического культивирования могут быть подкреплены подходами на основе ПЦР, включая мультиплексную полимеразную цепную реакцию (ПЦР) для одновременного обнаружения менингококковой, пневмококковой инфекции и инфекции Haemophilus influenzae [122]. Также доступны тесты латексной агглютинации для обнаружения капсульных полисахаридов, специфичных для менингококковой группы, в моче и спинномозговой жидкости, но не в крови. Однако они имеют ограниченное диагностическое применение из-за высокой частоты ложноположительных результатов, а также из-за невозможности выявить менингококковую инфекцию серогруппы B, которая широко распространена во многих странах [122].

    Лечение менингококковой пневмонии

    До 1991 г. пенициллин был препаратом выбора для лечения менингококковых инфекций [2]. Однако с появлением в 1991 г. штаммов, устойчивых к пенициллину [123], в условиях высокой смертности, связанной с IMD, рекомендация по эмпирическому лечению была изменена на цефалоспорин третьего поколения [2]. Хотя это обычно не делается, но если обнаруживается чувствительность микроорганизмов к пенициллину, может быть рассмотрена терапия IMD высокими дозами пенициллина.Что касается изолятов менингококков со сниженной чувствительностью к пенициллину, а также с появлением резистентности к другим антибиотикам, они были обнаружены в Испании, Европе, Южной Африке, США, Канаде и Бразилии [123,124,125,126,127,128,129,130,131], причем в последнем исследовании также сообщается об устойчивости к пенициллину. менингококк на ципрофлоксацин. Альтернативные варианты лекарств включают меропенем (недоступность цефалоспорина третьего поколения), хлорамфеникол (при тяжелой аллергии на бета-лактам), азтреонам (если хлорамфеникол недоступен в случае тяжелой аллергии на бета-лактам) или фторхинолон, такой как моксифлоксацин (в настоящее время ограничено в США из-за учета устойчивости менингококков к фторхинолонам и отсутствия контролируемых исследований IMD) [7].

    Хотя оптимальный режим лечения менингококковой пневмонии per se не определен, он, вероятно, аналогичен таковому для IMD [2]. Фактически, было отмечено, что в большинстве случаев менингококковая пневмония получали пенициллин до 1991 г., а в большинстве случаев — цефалоспорин после этой даты [19].

    Кортикостероиды использовались в качестве дополнительной терапии у пациентов с менингитом, но их польза, по-видимому, очевидна при пневмококковом, а не менингококковом менингите.Соответственно, эти агенты обычно не рекомендуются в клинических условиях менингококковой инфекции [2, 132]. Хотя появляются новые данные о пользе дополнительной терапии кортикостероидами у пациентов с тяжелой внебольничной пневмонией, сообщений о возможной пользе кортикостероидов при тяжелой менингококковой пневмонии нет [2].

    Профилактика

    Химиопрофилактика

    Химиопрофилактика для устранения носоглотки рекомендуется при тесном контакте с больными менингококковой инфекцией, у которых риск заражения значительно повышен (в 400-800 раз выше, чем в общей популяции) [17 ].Используемые антибиотики включают рифампицин, цефтриаксон, азитромицин и фторхинолоны, хотя опасения по поводу устойчивости к антибиотикам окружают использование рифампицина и фторхинолонов [5, 7, 17]. Как указано в другом месте, были описаны внутрибольничные случаи менингококковой пневмонии, некоторые из которых, по-видимому, развились после контакта с пациентами с менингококковой пневмонией [114, 115]. В то время как рекомендации по профилактике основаны на исследованиях контактов со случаями менингита, эпидемиология менингококковой инфекции предполагает, что аналогичные преимущества можно увидеть и при химиопрофилактике в условиях контакта с больными менингококковой пневмонией [8].

    Иммунизация

    Профилактика тяжелого менингококкового заболевания во многом основана на иммунопрофилактике менингококкового менингита. Как и в случае профилактики инвазивного пневмококкового заболевания, существуют два типа полисахаридных вакцин на основе менингококковых капсул. Во-первых, вакцины, которые состоят исключительно из капсульных полисахаридов, полученных из четырех основных болезнетворных серогрупп менингококка, в частности A, C, Y и W-135, и, во-вторых, конъюгированные вакцины, в которых капсульные полисахариды химически связаны с подходящий иммуногенный белок-носитель, обычно дифтерийный анатоксин CRM197 [133].По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), менингококковые полисахаридные вакцины бывают двухвалентными (серогруппы A и C), трехвалентными (серогруппы A, C и W-135) или четырехвалентными (A, C, Y, W-135) [133] . Однако, как и пневмококковые полисахаридные вакцины, капсульные полисахаридные вакцины, очищенные от менингококков, также обладают слабой иммуногенностью, неэффективны для очень молодых и не вызывают защиты стада. Действительно, Санофи-Пастер недавно объявила о прекращении производства Menomune®, четырехвалентной полисахаридной вакцины, одобренной в 1981 г. Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) США для профилактики инвазивного менингококкового заболевания (серогруппы A, C, Y и W). -135) у лиц из группы высокого риска в возрасте от 2 лет и старше.

    В настоящее время существует два основных типа менингококковой четырехвалентной конъюгированной вакцины. Это Menactra® и Menveo®, лицензированные в США в 2005 и 2010 годах соответственно. Оба содержат очищенные менингококковые полисахариды (A, C, Y и W-135), конъюгированные с CRM197. Аналогичная вакцина, Nimenrix®, содержащая те же капсульные полисахариды, конъюгированные с анатоксином столбняка в качестве белкового носителя, доступна за пределами США. По сравнению с вакцинами, содержащими только очищенные полисахариды, конъюгированные вакцины обладают повышенной иммуногенностью, подходят для использования у очень маленьких детей, предотвращают носительство и вызывают защиту стада [133].Однако недостаточный охват против серотипа B остается ограничением для этих вакцин.

    Для решения этой проблемы были разработаны две новые капсульные вакцины на основе белков, не содержащие полисахаридов, специально нацеленные на N. meningitidis серогруппы B . Это Trumenba® (MenB-FHbp), лицензированный для использования в США в 2014 году, и Bexsero® (4CMenB), лицензированный в США, Канаде, Европе и Австралии, странах и регионах, в которых инвазивное заболевание вызвано N. meningitidis серогруппы . B остается серьезной проблемой.Trumenba®, производимый Wyeth Pharmaceuticals Inc., в первую очередь рекомендуется для иммунизации лиц из группы риска в возрасте ≥10–25 лет и состоит из двух рекомбинантных вариантов менингококкового поверхностного белка, fHBp [134, 135]. Bexsero®, производимая GlaxoSmithKline plc, представляет собой более сложную вакцину, которая состоит из трех рекомбинантных менингококковых белков серогруппы B в сочетании с везикулами внешней мембраны, полученными из штамма NZ98 / 254 группы B [136]. Из составляющих белков два из них, а именно.fHbp и гепарин-связывающий белок Neisseria (NHBA) представляют собой рекомбинантные слитые белки, а третий — интактный рекомбинантный белок адгезин, NadA. Везикулы, полученные из штамма NZ98 / 254, обогащены четвертым иммуногенным белком, PorA [136]. Как и Trumenba®, Bexsero® также рекомендуется для защиты лиц «группы риска» в возрасте ≥10–25 лет и продемонстрировал защитную эффективность в диапазоне примерно 64–78% у подростков и младенцев, будучи представленным в стране. программы иммунизации Соединенного Королевства и Ирландии [137 138 139 140].

    Что касается новых потенциальных антигенов-кандидатов в вакцины, протеаза IgA1 менингококка, которая имеет ограниченное количество общих эпитопов с эпитопами своего пневмококкового аналога, показала многообещающую способность обеспечивать перекрестную защиту от обоих бактериальных патогенов при доклинической оценке. [141].

    В таблице 2 описаны типы и области применения менингококковых вакцин.

    Таблица 2 Типы и применение менингококковых вакцин

    Смертность

    Летальность от менингококковой пневмонии выше, чем от менингококкового менингита (16% и 9–14% соответственно), с возрастом (самый высокий у пациентов старше 65 лет). возраста), конкретных серогрупп (выше среди штаммов серогруппы W, чем у штаммов серогруппы B) и основного заболевания, которые являются важными факторами риска, как и другие инфекции нижних дыхательных путей [2].

    Постмаркетинговое наблюдательное обсервационное исследование четырехвалентной менингококковой конъюгированной вакцины против дифтерийного анатоксина (MenACWY-DT, MCV4 / Menactra®) в Республике Корея, 2014–2019 гг.

    Из 648 (в возрасте 9–23 месяцев) и 707 ( 2–55 лет), 640 (98,8%) и 671 (94,9%), соответственно, соответствовали критериям анализа безопасности. Основные причины исключения в обеих возрастных группах были потеряны для последующего наблюдения (5 и 23 участника соответственно) и не соответствовали критериям включения (по 2 участника в каждой).Демографические и исходные характеристики представлены в таблице 1. В целом о НЯ сообщили 35,3% участников в возрасте <2 лет и 45% участников в возрасте 2–55 лет. О запрошенных побочных реакциях сообщили 21,4% и 17,4% участников в возрасте <2 лет и 2–55 лет, соответственно. Незапрашиваемые побочные реакции зарегистрированы 26,1% и 37,9% соответственно. Один участник сообщил об одном СНЯ в течение периода наблюдения (таблица 2). Ни одна из включенных в исследование женщин не забеременела во время исследования.

    Таблица 1 Демография участников Таблица 2 Общая частота зарегистрированных побочных реакций и событий

    Запрошенные побочные реакции

    Запрошенные реакции в месте инъекции и системные реакции были зарегистрированы у 12,3% и 9,1% участников <2 лет и 10,3% и 7,2% участников в возрасте 2–55 лет соответственно. Наиболее частыми запрошенными реакциями у участников младше 2 лет были эритема в месте инъекции (7,2%) и гипертермия (4,4%), а в возрасте 2–55 лет - боль в месте инъекции (9.2%) и миалгии (5,4%). Наиболее ожидаемые реакции начинались в течение 3 дней после вакцинации, разрешались в течение 1–3 дней и имели 1 степень интенсивности в обеих популяциях (таблица 3). У участников в возрасте <2 лет для запрошенных реакций сравнение частоты реакций в месте инъекции / системных реакций при предыдущей вакцинации и отсутствии вакцинации в анамнезе составило 22,1% против 15,1% ( P = 0,0414). Сравнение показателей у пациентов, принимающих и не принимающих сопутствующие лекарства / вакцинацию, составило 21.3% против 15,2% ( P = 0,0440), в то время как для возрастной группы 2–55 лет различия в частоте реакций в месте инъекции / системных реакций по возрасту составили 29,7% у участников в возрасте от ≥ 20 до <30 лет, 28,6 % среди лиц в возрасте от ≥ 40 до ≤ 55 лет и 21,7% среди лиц в возрасте от ≥ 10 до <20 лет ( P = 0,0008). Сравнение показателей с предыдущей вакцинацией и отсутствием вакцинации составило 4,1% против 13,1% ( P = 0,0248), у пациентов с историей болезни 60% против 11.7% ( P = 0,0142) без истории болезни, а у пациентов с сопутствующим заболеванием 40% против 11,4% ( P = 0,0053) без сопутствующего заболевания.

    Таблица 3 Общая частота запрошенных побочных реакций

    Незапрошенные нежелательные явления

    Незапрошенные реакции в месте инъекции и системные реакции были зарегистрированы у 0,2% и 25,9% участников <2 лет и 0,5% и 37,4% участников в возрасте от 2 до 55 лет , соответственно. Наиболее частыми нежелательными реакциями в месте инъекции были уплотнения в месте инъекции, о которых сообщалось в 0.2% участников в возрасте <2 лет, а также обострение в месте инъекции, о котором сообщили 0,3% участников в возрасте 2–55 лет. Ризофарингит был наиболее частым нежелательным системным событием, наблюдавшимся в обеих возрастных группах (9,2% участников <2 лет и 20,4% участников 2–55 лет), за которым следовал бронхит (5,3% участников <2 лет и 5,1%). участников 2–55 лет) и ринит (сообщили 4,5% участников <2 лет и 5,5% участников 2–55 лет).При оценке причинно-следственной связи 25,8% и 0,3% были классифицированы как маловероятные (ринофарингит, 9,2%; бронхит, 5,3%; ринит, 4,5%) и возможные (сыпь, 0,2% и тонзиллит, 0,2%) нежелательные нежелательные явления, соответственно, по возрасту. группа <2 лет. Соответствующие проценты в возрастной группе от 2 до 55 лет составили 37,3% и 0,2%. Ни одно из зарегистрированных нежелательных системных событий не было классифицировано как достоверное, вероятное / вероятное, условное / неклассифицированное или неоценимое / неклассифицируемое в обеих возрастных группах. Большинство нежелательных нежелательных явлений было 1 степени интенсивности (таблица 4).

    Таблица 4 Незапрошенные нежелательные явления, которые произошли с частотой не менее 0,5% у любого из участников исследования

    У участников <2 лет различия в частоте нежелательных событий по полу (мужчины и женщины) составляли 22,4% по сравнению с 30% ( P = 0,0276), при предшествующей вакцинации по сравнению с отсутствием вакцинации в анамнезе было 32,7% против 22,5% ( P = 0,0051), при сравнении с отсутствием сопутствующего заболевания 47,6% против 25,2% ( P = 0,0212), и сравнение пациентов, принимающих и не принимающих сопутствующие лекарства / вакцинации, составило 56% против 3.0% ( P <0,0001). Аналогичным образом, среди участников 2-55 лет частота нежелательных событий по возрасту включала 42,6% в возрастной группе от ≥ 2 до <10 лет, 9,6% в возрасте от ≥ 10 до ≤ 20 лет и 12,5% в возрасте от ≥ 20 до <30 лет. возраст ( P <0,0001). Различия в показателях предшествующей вакцинации и отсутствия вакцинации в анамнезе составили 58,1% против 35,2% ( P = 0,0001), а сравнение пациентов, принимающих и не принимавших сопутствующие препараты, составило 70,2% против 2,5% ( P <0.0001).

    Неожиданные нежелательные явления

    Наиболее частыми неожиданными нежелательными явлениями у участников в возрасте <2 лет были назофарингит (9,2%), бронхит (5,3%) и ринит (4,5%), а в возрастной группе 2–55 лет - назофарингит ( 20,4%), ринит (5,5%) и бронхит (5,1%). Ни один из сообщенных НЯ не привел к прекращению участия участников ни в одной из двух групп. Когда была оценена причинно-следственная связь между неожиданными системными событиями и вакцинацией, большинство неожиданных НЯ были классифицированы как маловероятные (<2 лет, 24.7%; 2–55 лет, 36,7%). Ни одно из неожиданных системных событий не было классифицировано как определенное, вероятное / вероятное, возможное, условное / неклассифицированное или неоценимое / неклассифицируемое.

    Неблагоприятные события у детей и подростков

    Частота любых НЯ среди 604 детей и подростков в возрасте 2–18 лет составила 46,9%. О реакции в месте инъекции сообщили 9,5%, а о системных событиях — 5,8%. Частота нежелательных реакций в месте инъекции составила 0,5%, а нежелательных системных событий — 40.7%. Боль в месте инъекции (8,3%) и миалгия (4,6%) были наиболее частыми нежелательными нежелательными явлениями, о которых сообщалось. Зуд в месте инъекции (0,3%), назофарингит (22,7%), ринит (6,1%) и бронхит (5,6%) были наиболее частыми нежелательными нежелательными явлениями, о которых сообщалось.

    Серьезные нежелательные явления

    В ходе этого исследования было зарегистрировано только одно СНЯ, не связанное с вакцинацией. 15-месячный мужчина поступил в больницу по поводу простуды (ринофарингита) через 20 дней после приема первой дозы MenACWY-DT.Этот участник исследования прошел лечение и выздоровел.




    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *