Содержание

Планирование беременности при эндокринных заболеваниях

Нарушение работы гипоталамо-гипофизарной системы влияет на все органы и ткани нашего организма.

Гипофиз — железа внутренней секреции, расположенная в турецком седле основной кости черепа. Гипофиз состоит из передней и задней доли. Передняя доля — аденогипофиз, задняя доля — нейрогипофиз. Нарушения работы гипофиза проявляется в виде усиления выработки гормонов (например, как при аденомах гипофиза) и недостаточности выработки гормонов. Это в свою очередь приводит к нарушению эндокринно-обменных процессов и внутреннему дисбалансу.

В аденогипофизе вырабатываются гормоны: АКТГ, ФСГ, ЛГ, ТТГ, СТГ, пролактин. При нарушении их выработки диагностируются такие заболевания, как болезнь Иценко- Кушинга, пролактинома, акромегалия, тиреотропинома и тд.

В нейрогипофизе вырабатывается вазопрессин (антидиуретический гормон). При нарушении выработки этого гормона развивается несахарный диабет.

Аденома гипофиза — доброкачественная опухоль, которая вырабатывает гормоны в избыточном количестве.

При гиперпродукции гормонов гипофиза могут наблюдаться следующие симптомы: повышение температуры тела, артериального давления, сахара в крови, увеличение массы тела, изменение кожных покровов (например, багровые стрии), выделение молока из молочных желез, нарушение менструального цикла, гинекомастия, изменения черт лица.

При недостаточной выработке гормонов гипофиза снижается температура тела, артериальное давление, масса тела, нарушается менструальный цикл. А также угасает половое влечение и потенция.

При появлении вышеперечисленных симптомов надо обратиться к врачу-эндокринологу!

В Клиническом госпитале Лапино вы можете записаться на первичную консультацию к эндокринологу, который проведёт осмотр, соберёт анамнез, назначит необходимое лабораторное обследование (гормональный анализ крови, мочи или слюны, биохимический и клинический анализ крови). Направит на проведение МСКТ головного мозга с интерпретацией результата. При необходимости вас проконсультирует нейрохирург.

Диагностика гипоталамо-гипофизарных заболеваний | Статья в журнале «Молодой ученый»

Нервная и эндокринная системы являются основными регуляторными системами, причем в отношении поддержания гомеостаза первая выполняет роль акцептора, а вторая — эффектора. Обе эти высокоспециализированные, сложно организованные системы, претерпевшие по мере усложнения живых органов в ходе эволюционного развития значительные изменения от отдельных слабо дифференцированных клеток до организованных многоуровневых структур, объединились в процессах совершенствования регуляции состояния внутренней среды организма и ее изменения в процессе жизнедеятельности. Взаимодействие и взаимопроникновение двух систем происходят не только на функциональном, но и на структурном уровне. Так, ряд клеток гипоталамуса синтезирует и выделяет в кровоток гормональные вещества (рилизинг-факторы), рейдирующие активность эндокринной системы, а некоторые гормональные вещества (АКТГ, эндорфины, моноамины и др.

) выполняют роль нейротрансмиттеров в нервной системе.

Ключевые слова: гипофиз, гипоталамус, нервная, эндокринная система

 

Начнем с примера. Многие годы неврологи отмечают высокую частоту выявления сахарного диабета у больных инсультом, а эндокринолога — частое осложнение течения сахарного диабета инсультом, но выводы об обязательном поражении сосудов мозга при сахарном диабете как составляющей его клиническую картину и о необходимости профилактики цереброваскулярных расстройств у таких больных не делается.

Неврологические расстройства являются составляющей клинической картины практически любого эндокринного заболевания, в некоторых случаях составляют синдромологическое ядро заболевания, основу его диагностики, как, например, миастения при гиперплазии вилочковой железы или тимоме. В других случаях поражение нервной системы вначале почти незаметно и лишь постепенно, с течением времени, проявляется как миотонический синдром при гипотиреозе, но для внимательного врача малые неврологические проявления могут сказать больше о диагнозе и течении болезни, чем современные радиоиммунные и визуализационные методы

Клинически кровоизлияние в гипофиз протекает как гипофизарная кома. В том случае, когда кома обусловлена кровоизлиянием в гипофиз, на первый план выступают симптомы церебральной геморрагии. Больной описывает начало заболевания как «удар по голове», «взрыв в голове». Быстро развивается нарушение сознания — от сомноленции до комы. Выражены симптомы внутричерепной гипертензии: резкая головная боль диффузного характера, светобоязнь, гиперестезия (непереносимость яркого света, громких звуков, прикосновений к коже), тошнота, многократная повторная рвота. Выявляются менингеальные симптомы — ригидность мышц шеи, симптом Кернига, болезненность при пальпации точек выхода ветвей тройничного нерва.

К симптомам внутричерепного кровоизлияния присоединяется хиазмальный синдром вследствие сдавления расположенного радом перекреста зрительных нервов: двусторонняя слепота или, чаще, двустороннее выпадение височных нолей зрения. Повреждаются и глазодвигательные нервы, проходящие в непосредственной близости от области турецкого седла: возникают птоз верхнего века, мидриаз зрачков, косоглазие. Эти симптомы обычно асимметричны вследствие неравномерного сдавления нервов. К нарастающим неврологическим симптомам присоединяются резкие дисгормональные расстройства, основное клиническое значение при этом имеет выключение адренокортикотропной функции гипофиза и как следствие острая надпочечниковая недостаточность. Ее ведущим проявлением является кардиоваскулярный шок вследствие выключения адаптационного действия кортизона на миокард и гладкую мускулатуру сосудов: наблюдаются прогрессирующее снижение показателей артериального давления, не купируемое адреномиметиками, вследствие снижения сердечного выброса, многократная повторная рвота, гипогликемия, гипонатриемия, гиперкалиемия. Расстройства гомеостаза приводят к усугублению нарушения сознания и центрального контроля витальных функций — кровообращения, дыхания, терморегуляции [1, 2,4,6,8,10,123,14].

У тех больных, у кого развитие гипофизарной комы обусловлено ишемией гипофиза или его бактериальным поражением, развитие заболевания не столь резкое. На первый план выходят симптомы надпочечниковой недостаточности -снижение артериального давления, ортостатические нарушения сознания, тошнота, рвота, сопорозное состояние, неадекватность, нарушение высших корковых функций (афазия, апраксия, агнозия), в то время как хиазмальный синдром может быть не выражен [1, 2,3,5,7,9,11,15]..

В диагностике гипофизарной комы ведущее значение придается сочетанию симптомов поражения нервной и эндокринной систем. Получение достоверных анамнестических сведений о наличии эндокринного заболевания облегчает диагностику. Особую сложность представляет диагноз у больных в бессознательном состоянии. Следует обратить внимание на своеобразный внешний вид больных. Наблюдаются увеличение надбровных дуг, носа, ушей и подбородка, кистей и стоп при акромегалии, лунообразное плеторическое лицо, гирсутизм, перераспределение подкожно-жировой клетчатки при болезни Иценко — Кушинга, бронзовое окрашивание кожи, интенсивная пигментация сосков и половых органов при надпочечниковой недостаточности, увеличение молочных желез и галакторея при пролактиноме.

Диагноз апоплексии гипофиза подтверждает сочетание менингеального синдрома, явлений внутричерепной гипертензии, зрительных и глазодвигательных расстройств, а также обнаружение крови в ликворе при люмбальной пункции. Высокой диагностической ценностью обладает нейровизуализация — рентгеновская и магнитно-резонансная компьютерная томография головы. Ценным является радиоиммунное определение уровня тройных гормонов гипофиза, который резко снижен.

Лечение гипофизарной комы комплексное, проводится совместно неврологом и эндокринологом. Основное мероприятие — борьба с кардиоваскулярным шоком, для чего проводят активную инфузионную терапию растворами кристаллоидов и глюкозы и внутривенное введение раствора гидрокортизона по 100–150 мг в сутки. Одновременно с той же целью, а также для ликвидации внутричерепной гипертензии вводят раствор дексаметазона до 64–128 мг в сутки в 4 приема. Назначение салуретиков (лазикс) или осмодиуретиков (маннит), как правило, неэффективно. С целью уменьшения проницаемости сосудов назначают дицинон в/м по 2 мл дважды в день или венорутон по 5 мл дважды в день.

После восстановления витальных функций осуществляется переход на заместительную гормональную терапию, причем наибольшее внимание уделяется компенсации надпочечниковой и тиреоидной недостаточности.

Рост гормонально активной или «немой» опухоли гипофиза всегда сопровождается рядом клинических проявлений:

а)      гормональными нарушениями, обусловленными гиперпродукцией гормонов тканью опухоли или, наоборот, гипофункцией вследствие сдавления негормональной опухолью;

б)      симптомами внутричерепной гипертензии;

в)      нейроофтальмологическими нарушениями.

Гормональные расстройства при опухолях гипофиза могут проявляться акромегалией, гигантизмом, гиперпролактинемией, болезнью Иценко — Кушинга, тотальным или парциальным гапопитуитаризмом, несахарным диабетом, о неврологических проявлениях, которых мы скажем отдельно. Вначале укажем на общие для этих перечисленных заболеваний симптомы, обусловленные ростом опухоли гипофиза как таковой.

Увеличение в объеме содержимого турецкого седла приводит к появлению симптомов внутричерепной гипертензии. Больные предъявляют жалобы на диффузные головные боли распирающего или давящего характера, возникающие во второй половине ночи или под утро, на тошноту, не связанную с приемом нищи, рвоту, возникающую на высоте головной боли и приносящую облегчение, на снижение остроты зрения.

Очаговые неврологические симптомы обусловлены сдавлением черепно-мозговых нервов, расположенных в непосредственной близости от турецкого седла, и направлением роста опухоли гипофиза. Вначале выявляется битемпоральная гемианопсия вследствие сдавления внутренних волокон хиазмы зрительных нервов, затем может наступить двусторонняя слепота. Поражение глазодвигательных нервов приводит к опущению век, расходящемуся косоглазию, двоению. Сдавление отводящих нервов вызывает сходящееся косоглазие.

Рост опухоли за пределы турецкого седла вверх приводит к сдавлению III желудочка и нарушению ликворного оттока. Головные боли усиливаются, становятся постоянными. На этом фоне возникают окклюзионные кризы, когда резчайшая цефалгия распирающего характера становится непереносимой, ощущается выдавливание глазных яблок, возникают гиперемия лица, общий гипергидроз, подъем артериального давления, брадикардия, одышка. Если не назначается активная дегидратационная терапия, может наступить смерть. При латеральном росте может сдавливаться одно из монроевых отверстий, соединяющих боковой и III желудочки, головная боль при этом латерализована в сторону роста опухоли. Воздействие опухоли на гипоталамус вызывает различные нарушения гомеостаза; возникают булимия (патологическая прожорливость) или анорексия, полидипсия, нарушаются терморегуляция, сердечная деятельность, дыхание, углеводный обмен, нередки нарушения ритма сна и бодрствования в виде патологической сонливости или многодневной бессонницы. Распространение опухоли в заднем направлении приводит к сдавлению ножек мозга, появлению пирамидных парезов или параличей конечностей.

Характерными признаками опухоли гипофиза являются изменения турецкого седла на краниограмме: увеличение его размеров, формы (которая в норме соответствует форме черепа), углубление дна, его многоконтурность, истончение и выпрямление спинки. При росте опухоли кпереди наблюдается истончение передних наклоненных отростков, при росте кзади — деструкция и даже полное исчезновение спинки турецкого седла. Использование рентгеновской и магниторезонансной компьютерной томографии позволяет уточнить диагноз и распространение опухоли.

Тактика лечения опухолей гипофиза зависит от их характера. Ряд гормональноактивных образований поддается лекарственной терапии бромкриптином и октреотидом. Наличие офтальмоневрологических симптомов и ликвородинамических расстройств указывает на необходимость нейрохирургического вмешательства, вопрос о выборе доступа и хирургической тактике требует отдельного разговора. В последние годы применяется транссфеноидальный микрохирургический метод удаления микроаденом гипофиза. При невозможности хирургического лечения опухоли производится лучевая терапия. Этот метод лечения остается единственным при карциномах и метастазах злокачественных опухолей.

Болезнь Иценко-Кушинга является наиболее распространенной среди заболеваний гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы. Клиническая картина характеризуется ожирением с перераспределением подкожного жира и истончением конечностей, амиотрофическим синдромом, остеопорозом, наличием множественных угрей и атрофических полос растяжения, тяжелой артериальной гипертензией, стероидным диабетом, тромбогеморрагическим синдромом. В патогенезе заболевания ведущую роль выполняет гиперсекреция гипоталамусом      кортикотропин-рилизинг-фактора, приводящая к высвобождению гипофизом АКТГ в повышенных количествах, или наличие базофильной аденомы передней доли гипофиза, также продуцирующей АКТГ, что ведет, в свою очередь, к стимуляции кортизолпродуцирующей функции клеток корь надпочечников и гиперкортизолизму — конечному звену патогенеза болезни Иценко-Кушинга. В меньшей степени наблюдается активация синтеза минералокортикоидо и катехоламинов.

Сердечно-сосудистые и сосудисто-мозговые нарушения нередко доминируют в картине болезни Иценко-Кушинга, в значительной мере определяя прогноз жизни трудоспособности больных [16,17,18,19,20]..

Определенная роль в развитии цереброваскулярных расстройств отводите артериальной гипертензии, наблюдающейся у 80–100 % больных. Патогенез гипертензии при данном заболевании сложен, существенная роль отводится нарушениям гипоталамических механизмов регуляции сосудистого тонуса, важное значение имеют гиперсекреция кортикостероидов с выраженной минералокортикоидной активностью, в частности кортикостерона и альдостерона, а также минералокортикоидное действие кортизола, изменения электролитного баланса, в частности ретенция ионов натрия и потеря ионов калия, обусловленные избытком кортикостероидов (последние вызывают изменения сосудистой реактивности и повышение сосудистого тонуса). Выраженные изменения системной гемодинамики при болезни Иценко-Кушинга в виде изменения периферического сопротивления сосудов и сердечного выброса, как следствие гуморальных нарушений, оказывают отрицательное влияние мозговой кровоток. Существенное значение в развитии цереброваскулярных расстройств имеют и изменения биохимических и физико-химических свойств крови, что связывают с патологией липидного обмена, в частности с повышением уровня бета-липопротеидов и неэстерифицированных жирных кислот.

Гипергликемия как следствие стероидного диабета, возникающего при этом заболевании, способствует повышению агрегационных способностей форменных элементов крови и дисметаболическим нарушениям. Не следует недооценивать и роль повышения перекисного окисления липидов при относительной недостаточности ан-тиоксидантной активности крови как фактора дестабилизации клеточных мембран.

У всех больных болезнью Иценко-Кушинга при клиническом неврологическом обследовании выявляются признаки цереброваскулярной патологии. Начальные проявления неполноценности кровоснабжения мозга (НПНКМ) обнаруживаются при небольшой продолжительности заболевания — 1–3 года. Характерными их особенностями являются раннее развитие, совпадающее с манифестацией основного заболевания (что нередко и является непосредственной причиной обращения к врачу), наличие полиморфных жалоб астенического плана, при этом преобладают жалобы на головные боли и снижение умственной и психической работоспособности, нарушение сна, значительная метеолабильность, указания на сезонное ухудшение состояния в осенний и весенний периоды. Очаговая неврологическая симптоматика отсутствует. Обнаруживается выраженное изменение центральной регуляции сосудистого тонуса: артериальная гипертензия гиперкинетического типа, частые ангиодистонические пароксизмы и другие проявления вегето-сосудистой дисфункции, повышение тонуса сосудов мелкого калибра и затруднение венозного оттока из полости черепа, по данным РЭГ.

Среди острых нарушений мозгового кровообращения, наблюдающихся не менее чем у трети больных болезнью Иценко-Кушинга, наиболее частой формой являются кризы. Провоцирующими факторами являются физическая или эмоциональная перегрузки, смена метеоусловий. Период «предвестников» (чаще в виде психомоторного возбуждения) длится 12–24 часа и сменяется развернутой картиной криза, в которой наряду с общемозговой симптоматикой преобладают психо-эмоциональные нарушения. Инсульт в настоящее время наблюдается существенно реже, чем в 50–60-х годах. Это можно объяснить тем, что все больше больных, даже без постановки правильного диагноза эндокринного страдания, получают антигипертензивное лечение. Преобладает полушарная локализация инсульта, ишемический характер процесса наблюдается существенно чаще. Дисциркуляторная энцефалопатия обнаруживается у большинства больных с длительностью заболевания больше 1–3 года. В неврологическом статусе преобладают интеллектуально-мнестические нарушения, эмоциональная неустойчивость, пирамидные нарушения в виде парезов черепно-мозговых нервов, ани-зорефлексии, односторонних стопных и кистевых патологических знаков.

На втором месте по частоте встречаемости среди неврологических синдромов находится полинейромиопатический. Уже первые описания пациентов с болезнью Иценко-Кушинга отражают особенности внешности больных и, в частности, относительное истончение конечностей, особенно в проксимальных отделах. Это объяснялось катаболическим и антианаболическим действием кортизола на обмен веществ в скелетной мускулатуре, подобные проявления получили название «стероидная миопатия». Дальнейшие исследования выявили, что в появлении слабости и похудания мышц, достигающего у некоторых больных выраженности проксимальных амиотрофий, повинны не только катаболические процессы белкового обмена, но я диффузное поражение периферических нервов. Клинические проявления полинейромиопатического синдрома сводятся к диффузной мышечной слабости» преобладающей в мышцах тазового и реже плечевого пояса, похуданию мышц конечностей, также преобладающему в проксимальных отделах. У больных меняется походка, становится «утиной», возникают сложности при подъеме рук, например при развешивании белья. При прогрессирующем течении заболевания слабость может достигнуть такой выраженности, что делает невозможным самостоятельное передвижение больного.

В происхождении радикулярного синдрома ведущую роль также отводят преобладанию катаболических процессов в белковом обмене. Диффузный остеопороз, обусловленный уменьшением белковой основы костей и потерей кальция, наиболее выражен в грудном и пояснично-крестцовом отделах позвоночника, вследствие чего снижается высота тел позвонков и возникает компрессия спинномозговых корешков в межпозвоночных каналах, что вызывает распространенные корешковые боли и парестезии [1, 2,21.22,23,24].

Поскольку перечисленные неврологические расстройства возникают у пациентов с 1 болезнью Иценко-Кушинга, лечебные мероприятия, направленные лишь на их купирование, в лучшем случае оказывают временный эффект или полностью неэффективны. Необходимо комплексное воздействие, направленное как на достижение ремиссии основного заболевания, так и на купирование неврологических расстройств. В зависимости от тяжести течения и особенностей заболевания с целью достижения ремиссии при болезни Иценко-Кушинга используют воздействие на гипоталамо-гипофизарный комплекс — лечение парлоделом или перитолом, снижающими высвобождение АКТГ гипофизом, дистанционную гамма- или протонотерапию на гипоталамо-гипофизарную зону.

Используют ингибиторы синтеза кортикостероидов, в частности аминоглютетимид (мамомит). В случае их неэффективности или наличия в коре надпочечников аденоматозных узлов используется хирургическое лечение — односторонняя адреналэктомия. Нередко больным для достижения ремиссии заболевания приходится проводить комбинированную терапию. Двусторонняя адреналэктомия в настоящее время практически не используется. Для купирования цереброваскулярньгх расстройств на начальной стадии болезни Иценко-Кушинга используют бета-адреноблокаторы: анаприлин, вискен или атенолол. Нормализация показателей артериального давления, как правило, сопровождается нормализацией состояния и ликвидацией субъективных проявлений церебральной дисгемии. Больным острыми нарушениями мозгового кровообращения назначают гипотензивные, сосудорасширяющие и противоотечные препараты в сочетании с улучшающими реологические свойства крови и метаболическими ноотропными средствами. С учетом активации перекисного окисления липидов при болезни Иценко-Кушинга используют альфатокоферол, глютаминовую кислоту, кокарбоксилазу. После купирования острых явлений нарушения мозгового кровообращения необходимо назначить препараты, предупреждающие повторный инсульт: курсы церебральных вазодилататоров (трентал, кавинтон, редергин, сермион) и ноотропов дважды в год.

Для лечения радикулярного и полинейромиопатического синдромов решающим условием является достижение ремиссии основного заболевания. Лишь после этого возможно использовать сочетание препаратов метаболического действия (ретаболил, АТФ, рибоксин, церебролизин, витамины А, Е и группы В, глицерофосфат кальция, флюокальцик и др. ), физиотерапии (магнитотерапия, лазеротерапия, электростимуляция мышц) и лечебной физкультуры.

Поражение задней доли гипофиза (нейрогипофиза) приводит к развитию несахарного диабета. Наиболее частой причиной развития несахарного диабета являются опухоли аденогипофиза, сдавливающие заднюю долю, возможно и метастатическое поражение. Второй по частоте причиной являются травмы нервной системы с повреждением гипоталамо-гипофизарного тракта о диафрагму турецкого седла или кровоизлияние в нейрогипофиз. Ранее подобные повреждения нервной системы считались редкостью, однако использование магнитно-резонансной томографии позволило обнаружить значительное число травматических кровоизлияний в гипофиз, протекающих бессимптомно. Инфекционные поражения нейрогипофиза, бывшие наиболее частой причиной несахарного диабета в 50-е годы нашего века, стали редкостью. Ведущим фактором патогенеза несахарного диабета является абсолютный или относительный недостаток вазопрессина, вырабатываемого в супраоптическом и пери-вентрикулярном ядрах гипоталамуса и по волокнам гипоталамо-гипофизарного тракта поступающего в заднюю долю гипофиза, откуда гормон высвобождается в кровоток. Поэтому к развитию несахарного диабета может привести поражение гипоталамуса, задней доли гипофиза или, что наблюдается чаще всего, гипоталамо-гипофизарных волокон в области воронки гипофиза. Заболевание проявляется первичной полиурией, вторично присоединяются жажда и водно-электролитные нарушения.

Неврологические проявления несахарного диабета обусловлены резким нарушением водно-солевого баланса. Основные жалобы — на общую слабость и резко выраженную жажду. Постоянным проявлением является депрессия различной степени выраженности — от постоянно сниженного фона настроения до ажитированной депрессии с суицидальными проявлениями. Часто наблюдаются расстройства сна, больные жалуются на недостаточный и неглубокий ночной сон, не приносящий облегчения, на частые пробуждения, бессонницу. Все перечисленные проявления заболевания обусловлены страданием лимбико-гипоталамических отделов мозга.

При снижении потребления жидкости у больных быстро наступает обезвоживание, сопровождающееся сгущением крови, гипернатриемией, повышением гематокрита, нарушением микроциркуляции, расстройством сознания различной степени выраженности — от сомноленции до комы. Потеря сознания приводит, как правило, к еще большему обезвоживанию организма, развитию очаговых неврологических нарушений в виде парезов, и параличей конечностей, поражения черепно-мозговых нервов.

Диагноз несахарного диабета, особенно при возникновении характерных симптомов после черепно-мозговой травмы или у больного, страдающего опухолью гипофиза, не представляет значительной трудности. Для подтверждения диагноза используют пробу с сухоедением, при которой не происходит существенного увеличения удельного веса мочи. Полезным в каждом случае является проведение магнитно-резонансной томографии гипоталамо-гипофизарной области мозга.

Для лечения несахарного диабета используют синтетические аналоги вазопрессина: десмопрессин (адиуретин), вводимые интраназально в индивидуально подбираемых дозировках.

Синдром, противоположный по проявлениям несахарному диабету -синдром идеопатических отеков, или Пархона, обусловлен гиперпродукцией вазопрессина и прогрессирующей задержкой жидкости в организме. Типичным проявлением этого состояния, чаще наблюдающего у женщин, иногда транзиторно проявляющегося во второй половине менструального цикла, является так называемей псевдотумор церебри — доброкачественная внутри черепная гипертензия. Больные жалуются на головные боли распирающего характера, чаще в ночные часы, на тошноту, рвоту, снижение зрения.

На краниограммах выявляются признаки внутричерепной гепертензии, на глазном дне — застойные диски зрительных нервов, при спинномозговой пункции выявляются повышение ликворного давления до 300–400 мм водного столба, умеренная белково-клеточная диссоциация. Очаговая симптоматика, как правило, отсутствует. Дегидратационная терапия приносит временное облегчение, но после ее прекращения симптоматика возвращается. Для лечения синдрома Пархона используют и парлодел (бромкринтин) в дозе 2,5–2,7 мг в сутки.

Выводы:

Тесная взаимосвязь и взаимозависимость этих 2х систем привели к тому, что имеется не только тесное их взаимодействие в физиологических условиях, но и патология одной из них приводит к изменениям другой. Но из сонема неврологических и эндокринных заболеваний выделено лишь несколько довольно редких страданий, называемых нейроэндокринными, в то время как сочетаемая патология 2х систем до сих пор рассматривается как совпадение 2х различных заболеваний.

Среди всей массы неврологических расстройств при эндокринной патологии можно выделить острые состояния, возникающие, как правило, на фоне прогрессирующего течения основного заболевания или резкого ухудшения его течения, например коматозное состояние у больного сахарным диабетом, и хронические расстройства, развивающиеся как на фоне прогрессирования, так и спокойного течения заболевания и даже ремиссии, например полинейропатия у больных сахарным диабетом, прогредиентно протекающая при полной компенсации основного страдания. В патогенезе острых расстройств играет роль резкое нарушение гомеостаза, приводящее к выраженным метаболическим сдвигам и сосудистым катастрофам, что нередко вызывает нарушение интегративной деятельности головного мозга и как следствие расстройство сознания. Хронически развивающиеся расстройства нервной системы патогенетически являются дисметаболическими, обусловленными водно-электролитными нарушениями и сдвигами энергетического обмена и чаще затрагивают периферический нервно-мышечный аппарат.

Для правильной диагностики данных заболеваний необходимо шире использовать краниограмму (при необходимости МРТ головного мозга), исследование уровня тропных гормонов, исследование реакции на гипогликемию, стимуляцию рилизинг-факторами, исследования глазного дна, тщательный осмотр больных, анамнез, исследование липидного обмена.

 

Литература:

 

1.      Дворцова Е. В. Диагностика гипоталамо-гипофизарных заболеваний / Е. В. Дворцова // Достижения здравоохранения Юго-Восточной железной дороги: Сборник научных работ. — Издательство службы медицинского обеспечения на Юго-Восточной железной дороге. — с. 167–176.

2.      Будневский А. В. Системный подход к изучению психонейроиммунологических взаимодействий при бронхиальной астме // Системный анализ и управление в биомедицинских системах. 2005. Т. 4. № 1. С. 20–23.

3.      Грекова Т. И., Провоторов В. М., Кравченко А. Я., Будневский А. В. Алекситимия в структуре личности больных ишемической болезнью сердца // Клиническая медицина. 1997. Т. 75. № 11. С. 32–34.

4.      Куташов В. А. Аффективные расстройства в клинической картине язвенной болезни двенадцатиперстной кишки и бронхиальной астмы: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук // Московский научно-исследовательский институт психиатрии. Москва, 2004.-24 с.

5.      Куташов В. А. Влияние церебро-органических факторов на аффективные расстройства при некоторых психосоматических болезнях //Системный анализ и управление в биомедицинских системах.-2005.-Т4. № 4.-С.461–463

6.      Куташов В. А., Припутневич Д. Н., Саблина Л. А., Склярова А. В. Распространенность депрессивных расстройств среди больных гипотиреозом//Прикладные информационные аспекты медицины.-2014.-Т.17.№ 1.-С.85–86

7.      Куташов В.  А., Я. Е. Львович, Постникова И. В. Оптимизация диагностики и терапия аффективных расстройств при хронических заболеваниях: монография. Воронеж,2009. -200 с.

8.      Куташов В. А. Анализ клинической картины и оптимизация терапии аффективных расстройств при хронических заболеваниях: автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук // Воронежский государственный технический университет. Воронеж, 2009.-30 с.

9.      Куташов В. А. Современные антидепрессанты в терапии аффективных расстройств при хронических заболеваниях желудочно-кишечного тракта // Вестник новых медицинских технологий.- Воронеж, 2008.-Т.ХV. № 1.-С68–70

10.  Заложных П. Б., Куташов В. А., Припутневич Д. Н., Будневский А. В. Безопасность новых антидепрессантов (на примере агомелатина) при терапии хронических соматических заболеваний//Системный анализ и управление в биомедицинских системах: журнал практической и теоретической биологии и медицуины.-2013.-Т12.№ 4.-С. 1064–1068

11.  Куташова Л. А., Куташов В. А. Переносимость стимулотона при терапии хронических соматических заболеваний // Системный анализ и управление в биомедицинских системах: журнал практической и теоретической биологии и медицуины.-2013.-Т12.№ 1.-С.308–311

12.  Куташов В. А., Самсонов А. С., Будневский А. В., Припутневич Д. Н., Щербак Е. А.. Интеллектуализация анализа распространенности депрессивно-тревожных расстройств в клинике внутренних болезней// Системный анализ и управление в биомедицинских системах: журнал практической и теоретической биологии и медицуины.-2014.-Т13.№ 4.-С.993–996

13.  Куташов В. А., Самсонов А. С., Припутневич Д. Н., Щербак Е. А., Заложных П. Б. Анализ депрессивных расстройств и психологические особенности пациентов с последствиями острого нарушения мозгового кровообращения// Системный анализ и управление в биомедицинских системах: журнал практической и теоретической биологии и медицуины.-2014.-Т13.№ 4.-С.870–874

14.   Мосолов С. Н. Клиническое применение современных антидепрессантов.- СПб.: Медицинское информационное агентство, 1995.- 566 с.

15.  Николаева В. В. Влияние хронической болезни на психику. — М.:МГУ.-1987.,с.118–134.

16.  Провоторов В. М., Чернов Ю. Н., Лышова О. В., Будневский А. В. Алекситимия // Журнал неврологии и психиатрии им. C. C. Корсакова. 2000. Т. 100. № 6. С. 66–70.

17.  Провоторов В. М., Будневский А. В., Кравченко А. Я., Грекова Т. И. Психосоматические соотношения у больных ишемической болезнью сердца с алекситимией // Кардиология. 2001. Т. 41. № 2. С. 46–49.

18.  Провоторов В. М., Кравченко А. Я., Будневский А. В., Алехина О. Д., Грекова Т. И. Качество жизни больных, перенесших инфаркт миокарда // Клиническая медицина. 1998. Т. 76. № 11. С. 25–27.

19.  Провоторов В. М., Крутько В. Н., Будневский А. В., Грекова Т. И., Золоедов В. И., Ряскин В. И., Харчевникова С. В. Особенности психологического статуса больных бронхиальной астмой с алекситимией // Пульмонология. 2000. № 3. С. 30–35.

20.  Провоторов В. М., Кравченко А. А., Будневский А. В., Грекова Т. И. традиционные факторы риска ИБС в контексте проблемы алекситимии // Российский медицинский журнал. 1998. № 6. С. 45–48.

21.  Провоторов В. М., Львович Я. Е., Будневский А. В. Системный анализ психосоматических соотношений в клинике внутренних болезней монография / Воронеж, 2001. — 176 с.

22.  Справочник врача общей практики. Под редакцией Н. Р. Палеева.-М.:ЭКСМО-Пресс,1999.с.318–340.

23.  Blumental M. D. Arch. gen. Psychiat, 1975, 32, 8, 971. -1. Бесерменьи З. Венгерская фармакотерапия, 1975, 4, 164.

24.  Huapaya L., Ananth J. Depression Associated with hypertension. Psychiat. J. of Univers of Ottawa, 1980, 5, 1. P. 58–62.

Эндокринный бос — гипофиз

Квалификация современных врачей зачастую настолько низка, что они просто не могут поставить диагноз и определить, в каком случае необходимо вмешательство эндокринолога.

О причинах и следствиях этой опасной для жизни пенсионера неразберихи нам рассказала Анна Андреева, заведующая отделением московской ГКБ имени В. В. Вересаева.

Как известно, эндокринология изучает различные обменные процессы, и чаще всего мы говорим о таких заболеваниях, как сахарный диабет или патологии щитовидной железы. Хотя нередко специалисты выявляют другие проблемы, связанные с нарушениями гормональной функции того или иного эндокринного органа. В частности, речь идет о нейроэндокринологии – так называемых заболеваниях гипотоламо-гипофизарной системы.

Гипоталамо-гипофизарная система является «директором» для большого количества органов обмена веществ. Туда входит щитовидная железа, надпочечники, органы репродуктивной системы.

Заболевания гипофиза, вызванные дефицитом или, наоборот, избытком гормонов, напрямую влияют на функциональный актив и состояние периферических систем организма. При этом такие заболевания могут протекать как сопутствующие или существовать отдельно, поэтому догадаться о нейроэндокринном патологическом процессе может не каждый врач.

РАСТЯЖКИ КАК ОБМЕННАЯ ПРОБЛЕМА

Одно из наиболее частых заболеваний – так называемый эндогенный гиперкортицизм, или синдром Иценко-Кушинга. Это редкая, многосимптомная эндокринная болезнь гипоталамо-гипофизарной-надпочечниковой системы, проявляющаяся избыточной продукцией гормона кортизола, который вырабатывает кора надпочечников.

Нередко пациенты с неконтролируемым сахарным диабетом, артериальной гипертензией, ожирением и другими проблемами обращаются к кардиологам, терапевтам и эндокринологам, им подбираются и меняются препараты, однако терапия оказывается неэффективной. Состояние пациентов ухудшается.

Это должно насторожить врача, вызвать вопрос, почему лечение не помогает. Не является ли причиной какой-то другой патологический процесс?

Есть и другие, более специфические проявления нейроэндокринных процессов у таких больных: это хрупкость и ломкость костей (остеопороз), низкорослость, резкий набор веса, изменения кожи и появление растяжек от розового до багрово-синюшного цвета. Чаще всего такие растяжки (стрии) появляются на бедрах, животе, в подмышечной области, в области грудных (молочных) желез.

Классический пример формирования таких растяжек – беременность. Однако в данном случае подобные процессы происходят вне беременности из-за потенциирования катаболического действия кортизола на белковый обмен, нарушения структуры дермы, дезорганизации и снижения количества эластиновых волокон, нарушения коллагенизации, в результате чего кожа истончается. Наличие гематом, изменение цвета стрий является следствием повышенной ломкости капилляров, повышенной проницаемости сосудов.

При обследовании такого «подозрительного» пациента можно также увидеть электролитные изменения крови, такие как гипокалиемия – низкий уровень калия в крови, что может способствовать развитию мышечной слабости.

УСТАЛОСТЬ – ТОЖЕ БОЛЕЗНЬ

Хотя кому из нас незнакомо состояние усталости? Зачастую не только мы сами, но и врачи интерпретируют это как проявление банального переутомления, вирусной инфекции, депрессии. Но если пациент говорит о том, что не может подняться по лестнице, встать со стула без помощи, а недавно делал это, – врач должен задуматься.

Причина этих явлений – гиперсекреция кортизола, очень сильного гормона, который влияет на углеводный и липидный обмен, на перераспределение жировой клетчатки и состояние кожи, на сосудистую проницаемость и электролитные изменения.

Классический пациент с эндогенным гиперкортицизмом имеет избыточную массу тела, ожирение, артериальную гипертензию, страдает сахарным диабетом, остеопорозом, имеет в анамнезе низкотравматичные переломы.

В последние годы все чаще врачи сталкиваются с так называемым скрытым или «субклиническим» гиперкортицизмом, когда подобная симптоматика проявляет себя не яркой клинической картиной, а только одним или двумя симптомами.

В результате обследования в этом случае чаще всего выявляют объемное образование в надпочечниках (кортикостерома). Однако обычно надпочечники являются лишь посредниками этого процесса, а причина изменений кроется в работе гипоталамо-гипофизарной системы.

При подозрении на так называемый центральный гиперкортицизм можно найти образование (аденому) в гипофизе (кортикотропинома). Значительно реже подобные опухоли распространены в других тканях и органах – например, в легких, в тимусе, в желудочно-кишечном тракте.

Обнаружить их ввиду крошечных размеров крайне затруднительно. Пациенту назначают мультиспиральную компьютерную томографию всех заинтересованных органов. При подтверждении заболевания в любом случае требуется хирургическое вмешательство. Сегодня это малоинвазивные методики, после которых пациент быстро восстанавливается и хорошо себя чувствует.

Записала

Наталия Лескова.

Газета «Мир пенсионера»

Общие представления о гипоталамо-гипофизарных расстройствах (школа больного) | Мельниченко

Большинство заболеваний гипоталамуса и гипофиза встречается относительно редко, в связи с чем не только больные, но и многие врачи плохо знакомы с их проявлениями, методами диагностики, тактикой лечения, а самое главное, с методами реабилитации (в том числе и психологической). Невысокая частота встречаемости подобного рода заболеваний, однако, не умаляет значимости проблем, встающих перед конкретным больным.

В настоящее время созданы и активно функционируют школы по обучению методам самоконтроля больных с сахарным диабетом, рядом других хронических заболеваний. Назрела необходимость создания подобных школ для больных с ги- поталамо-гипофизарными заболеваниями, поскольку грамотное проведение заместительной терапии, в которой нуждается подавляющее большинство пациентов после проведения различных вмешательств на гипофизе, значительно повышает качество их жизни. А если принять во внимание, что возраст большинства больных не превышает 40 лет, то значение подобных школ, а также необходимость создания всесторонней системы реабилитации данных больных, становятся очевидны.

Школы для больных с гипоталамо-гипофизарными заболеваниями уже созданы и успешно функционируют в Западной Европе, в частности в Великобритании. Эти школы помогают больным с болезнью Иценко—Кушинга, пролактиномами, акромегалией, несахарным диабетом, гипофизарным нанизмом, пангипопитуитаризмом. Во время занятий больные знакомятся с анатомо-физиологическими особенностями гипоталамо- гипофизарной системы, ее связью с периферическими эндокринными железами, им разъясняют основные клинические проявления их заболевания, методы его диагностики и лечения. Больным рассказывают о значении некоторых терминов, применяемых лечащими врачами при описании их заболевания, а также о возможных побочных эффектах принимаемых ими лекарственных препаратов.

Наша статья адресована в первую очередь пациентам, имеющим различные расстройства гипоталамо-гипофизарной системы, а также их родственникам и друзьям. Однако мы надеемся, что целый ряд специалистов (эндокринологов, хирургов, гинекологов), вплотную занимающихся проблемами диагностики, лечения и реабилитации пациентов с заболеваниями гипоталамуса и гипофиза, заинтересуются настоящей публикацией.

В данной статье используются материалы, разработанные Эндокринологическим научным обществом Великобритании.

Прежде чем рассказать о строении и функциях гипоталамо-гипофизарной системы в норме и при патологии, мы хотели бы познакомить наших читателей с терминами, которые будут встречаться в данном пособии.

Словарь для больных с заболеваниями гипофиза

Адреналэктомия — хирургическая операция по удалению надпочечников.

Адренокортикотропный гормон (АКТГ) — гормон гипофиза, дающий «команду» надпочечникам вырабатывать кортизол (см. раздел «Заместительная терапия при заболеваниях гипофиза» и «Болезнь Иценко—Кушинга»).

Акромегалия — заболевание, при котором опухоль гипофиза вырабатывает избыточное количество гормона роста (см. раздел » Акромегалия»).

Аменорея — отсутствие менструальных кровотечений более 6 мес.

Антидиуретический гормон (АДГ, вазопрессин) — гормон, дающий «сигнал» почкам уменьшить образование мочи.

Болезнь Иценко — Кушинга — заболевание гипофиза, при котором наблюдаются симптомы гиперкортизо- лизма.

Вазопрессин — см. Антидиуретический гормон.

Высокорослость — см. Гигантизм.

Галакторея — выделение молока из грудных желез, не связанное с беременностью и кормлением грудью.

Гигантизм — состояние, наступающее у детей вследствие избытка в крови соматотропного гормона (СТГ, гормона роста), что приводит к чрезмерному росту.

Гидрокортизон (кортизол) — природный гормон коры надпочечников. Так же называется лекарственный препарат, используемый для лечения надпочечниковой недостаточности.

Гиперкортицизм (гиперкортизолизм) — избыточная выработка кортизола.

Гиперпролактинемия — избыточная выработка пролактина (см. раздел «Пролактинома»).

Гипонатриемия — состояние, при котором наблюдаются нехватка натрия в крови и повышенная «разбавленность» крови, что ведет к головным болям и общему плохому самочувствию. Такое состояние при несахарном диабете означает неправильную дозу адиуретина; в этом случае необходимо обратиться к врачу.

Гипопитуитаризм — недостаточная выработка гипофизом своих гормонов (см. раздел «Заместительная терапия»).

Гипотиреоз — недостаточная функция щитовидной железы, иногда отмечающаяся при заболевании гипофиза (см. раздел «Заместительная терапия»).

Гипофиз — железа размером с горошину, располагающаяся в специальном костном ложе, именуемом турецким седлом.

Гонадотропины — собирательное название лютеинизирующего (ЛГ) и фолликулостимулирующего (ФСГ) гормонов гипофиза, стимулирующих яичники и яички.

Гонады — половые железы (яичники у женщин и яички у мужчин), участвующие в процессе размножения.

Гормон роста (соматотропный гормон) — гормон гипофиза, влияющий на скорость роста и выделяющийся преимущественно во сне (см. раздел «Акромегалия»).

Гормонально-неактивная опухоль — опухоль, не вырабатывающая гормонов.

Десмопрессин, адеуретин — коммерческое название лекарств, используемых для заместительной терапии при нехватке антидйуретического гормона (см. раздел «Заместительная терапия»).

ДДАВП — исходное название десмопрессина (капель и таблеток).

Доброкачественная опухоль — нераковое образование.

Карликовость (низкорослость) — часто развивается вследствие недостаточной выработки гормона роста (см. раздел «Заместительная терапия»).

Кортизол — один из гормонов надпочечников, регулирующий ряд функций организма и являющийся особо важным в период заболеваний и стресса.

Надпочечники — железы внутренней секреции, располагающиеся над почками и вырабатывающие различные гормоны, в том числе кортизол и адреналин.

Несахарный диабет — заболевание, развивающееся из-за нехватки антидиуретического гормона, при котором наблюдаются сильная жажда и обильное мочеиспускание (см. раздел «Несахарный диабет»).

Остеопороз — истончение костей, связанное с недостатком или избытком ряда гормонов, что приводит к повышению риска переломов.

Парлодел — лекарство для лечения гиперпролактинемии и акромегалии.

Прогестерон — женский половой гормон, образуемый желтым телом яичников.

Пролактин — так называемый «молочный гормон», основная функция которого заключается в стимуляции молочных желез к выделению молока после родов. Этот гормон имеется и у мужчин, но его функция у них до конца неясна.

Пролактинома — опухоль гипофиза, выделяющая пролактин; различают микропролактиномы (диаметром менее 10 мм) и макропролактиномы (диаметром более 10 мм) (см. раздел «Пролактинома»).

Радиотерапия — лечение с помощью рентгеновских лучей.

Синдром Иценко —Кушинга — состояние, при котором наблюдаются симптомы гиперкортизолизма вследствие причин, не зависящих от гипофиза.

Тестостерон — основной половой гормон мужчин, вырабатываемый яичками.

Тиреотропный гормон (ТТГ) — гормон гипофиза, который стимулирует щитовидную железу к образованию тироксина (см. раздел «Заместительная терапия»).

Тироксин — гормон, образующийся в щитовидной железе.

Тиротропин — тиреотропный гормон.

Транссфеноидальный доступ — метод операции на гипофизе путем разреза в области резцов за верхней губой или через нос.

Щитовидная железа — железа, располагающаяся на шее непосредственно под гортанью.

Эндокринная система — система желез внутренней секреции, расположенных в различных частях тела и вырабатывающих гормоны, регулирующие функции организма.

Эндокринолог — врач, занимающийся диагностикой и лечением заболеваний эндокринной системы.

Эстрогены — женские половые гормоны, вырабатываемые яичниками.

  1. Строение и функции гипоталамо-гипофизарной системы в норме

Гипофиз является очень важной железой внутренней секреции, поскольку, будучи «дирижером эндокринной системы», он контролирует деятельность большинства периферических эндокринных желез, таких как щитовидная железа, надпочечники, половые железы (яичники и яички). Гипофиз находится на основании головного мозга, располагаясь в костном ложе, именуемом турецким седлом. Контроль за функцией гипофиза осуществляет специальная часть головного мозга, называемая гипоталамусом (подбугорьем). Специалисты объединяют гипофиз и гипоталамус в единую систему, носящую название гипоталамо-гипофизарной системы. Гипофиз делится на 2 основные части. 1-я — аденогипофиз — объединяет переднюю и среднюю доли гипофиза, которые секретируют тропные гормоны (эти гормоны управляют деятельностью периферических желез внутренней секреции и координируют ее). 2-я часть — нейрогипофиз, или задняя доля. В нее поступают гормоны гипоталамуса (вазопрессин, или антидиуретический гормон, и окситоцин), выделяющиеся далее в кровь.

Если гипофиз функционирует нормально, он выделяет в кровь целый ряд гормонов. Аденогипофиз секретирует: 1) адренокортикотропный гормон (АКТГ), стимулирующий работу надпочечников (желез внутренней секреции, расположенных над верхним полюсом почек). Под воздействием АКТГ надпочечники вырабатывают кортизол, необходимый человеку для нормальной жизни и адаптации к стрессовым ситуациям; 2) гонадотропины, обеспечивающие развитие вторичных половых признаков и размножение посредством воздействия на половые железы. В передней доле гипофиза вырабатывается 2 гонадотропина — лютеинизирующий (ЛГ) и фолликулостимулирующий (ФСГ) гормоны. У женщин эти гормоны контролируют процесс созревания яйцеклеток, а также оказывают влияние на становление и поддержание нормального менструального цикла и зачатие. У мужчин ЛГ стимулирует выработку мужского полового гормона тестостерона, а ФСГ влияет на образование спермы; 3) гормон роста, или соматотропный гормон (СТГ), который в детском возрасте обеспечивает нормальный рост ребенка, а у взрослых отвечает за целый ряд жизненно важных функций, в том числе за энергетический обмен; 4) пролактин, стимулирующий выработку молока молочными железами. В норме его уровень значительно возрастает в период беременности и вскармливания грудью; 5) тиреотропный гормон (ТТГ), стимулирующий деятельность щитовидной железы, гормоны которой контролируют целый ряд жизненно важных функций, в том числе работу сердца и метаболизм (обмен веществ и энергии).

В нейрогипофиз из гипоталамуса поступают следующие гормоны: 1) антидиуретический гормон (или вазопрессин), регулирующий количество выпиваемой жидкости и выделяемой почками мочи; 2) окситоцин, который необходим для нормального сокращения матки во время родов, а также для кормления ребенка грудью.

В следующем номере мы остановимся на том, как проявляет себя недостаток различных гормонов гипофиза, а также на основных моментах лечения подобных состояний.

Адаптация гипоталамо-гипофизарно-тиреоидной и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой систем к новому инфекционному заболеванию — COVID-19 в условиях развития COVID-19-пневмонии и/или цитокинового шторма | Трошина

консенсусы совета экспертов

Международные и национальные ассоциации подготовили рекомендации по ведению пациентов с различными эндокринопатиями (от сахарного диабета до гипер- и гипокортицизма) в период пандемии COVID-19 [1], но они скорее направлены на поддержку принятия клинически взвешенных решений в коморбидных ситуациях при ограниченности врачебных ресурсов, чем на оценку собственно проявлений эндокринопатий при COVID-19.

Рассматривая вопрос о тиреоидной патологии и COVID-19, Британская Ассоциация Тиреоидологов, Британская Ассоциация Эндокринологов [2], как и Российская Ассоциация Эндокринологов [3], подготовили консенсусы о ведении пациентов с тиреоидной патологией в период пандемии COVID-19. Эти рекомендации базировались на общих принципах ведения лиц с тиреотоксикозом и гипотиреозом в условиях вирусных эпидемий, разъяснялась необходимость продолжать ранее назначенную терапию, a также обращалось внимание на сходство симптомов агранулоцитоза и инфекционных болезней и давались разъяснения по их дифференциальной диагностике (прерывание терапии тиреостатиками и исследование общеклинического анализа крови) [4]. Было опубликовано и разъяснение по поводу порядка проведения пункционных биопсий и хирургических методов лечения/радиойодтерапии рака щитовидной железы (ЩЖ) в условиях пандемии [5].

В частности, по заключению Британской Ассоциации Тиреоидологов, пациентам, получающим заместительную терапию тиреоидными гормонами или тиреостатическую терапию, рекомендуется продолжать принимать препараты в обычном режиме. Однако отмечено, что при развитии агранулоцитоза как побочного эффекта тиреостатической терапии, его симптомы часто пересекаются с симптомами COVID-19, что зачастую затрудняет дифференциальную диагностику. В данном случае рекомендуется немедленно прекратить прием препарата и сдать развернутый общеклинический анализ крови в ближайшее время [6].

НОвые задачи в непростых условиях…

Во многом сегодняшняя ситуация с данными по состоянию эндокринной системы при новой инфекции объясняется не только новизной проблемы, но и беспрецедентным вовлечением в ликвидацию пандемии врачебных ресурсов и материальных средств. Разумеется, в будущем нас ждут новые интересные данные и новые обзоры, но пока воспользуемся уникальной ситуацией: эпидемия COVID-19, в ликвидации которой приняли участие врачи многих специальностей (в частности, COVID-центр на 127 коек был открыт в ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Минздрава России, и один из авторов статьи (д.м.н., проф., член-корр. РАН Екатерина Анатольевна Трошина) непосредственно работала «в красной зоне», стала во многом загадкой для врачей на момент своего появления.

В особых условиях оказались многие специалисты, не имеющие опыта в проведении респираторной поддержки пациентам с тяжелой острой дыхательной недостаточностью. Помимо первоочередной задачи спасения жизни больных, в условиях отсутствия доказанных эффективных методов лечения и специфической профилактики, уникальный препарат, оказавшийся эффективным в предупреждении развития цитокинового шторма, Тоцилизумаб, после нескольких лет применения в ревматологии был недавно одобрен FDA для лечения эндокринной офтальмопатии (ЭОП) [7] и также оказался эффективен при лечении пневмонии, вызванной COVID-19.

прогноз отдаленных последствий

До настоящего момента не вполне понятно, какие остаточные явления ожидают перенесших в той или иной форме данный воспалительный процесс, в том числе как скажется на состоянии ЩЖ, надпочечников и гипофиза и сама инфекция, и те методы лечения, которые предпринимались для спасения этих больных; и здесь очевидно, по предыдущему опыту наблюдения за больными с SARS MERS, что нас могут ожидать остаточные функциональные и морфологические повреждения эндокринной системы.

Хорошо известно, что вирусные поражения ЩЖ рассматриваются чаще всего в контексте триггера подострого тиреоидита, «молчащего тиреоидита», иммуногенного тиреотоксикоза или гипотиреоза [8], при этом прямые доказательства присутствия вируса в тканях получены для ретровируса и вируса паротита при подостром тиреоидите, ретровирусов (HTLV-1, HFV, HIV и SV40) при болезни Грейвса, и для  HTLV-1, энтеровируса, вирусов краснухи, паротита, HSV, вируса Эпштейна–Барр и парвовируса при тиреоидите Хашимото, но из этого не следует, что именно они отвечают за развитие патологии, равно как и не являются безучастными свидетелями.

Прошедшие в целом незаметно для Европы эпидемии SARS и MERS (атипичные пневмонии, свиной и птичий грипп) были куда более агрессивными, с несравненно большим коэффициентом репродукции и летальности, также было накоплено мало данных о состоянии ЩЖ при SARS, хотя имелись сведения о том, что у существенного числа больных с SARS выявлены аномалии в уровнях тиреоидных гормонов как в острую фазу, так и при выздоровлении, и наиболее простым объяснением было предположение о том, что эти изменения укладываются в рамки sick-euthyroid синдрома (синдрома нетиреоидной болезни, синдрома низкого трийодтиронина (Т3)) [9].

Так, в исследовании, проведенном во время вспышки атипичной пневмонии в 2003 г., было показано, что уровни T3 и тироксина (T4) в сыворотке были ниже у пациентов с атипичной пневмонией по сравнению с контрольной группой как в острой, так и в реконвалесцентной фазах, что расценивалось как синдром эутиреоидной патологии. Отмечалось снижение средней массы ЩЖ в результате уменьшения размера фолликулов и истощения коллоида [10]. При исследовании аутопсийного материала у 5 пациентов было выявлено заметное разрушение фолликулярных и парафолликулярных клеток ЩЖ [11]. Разрушение фолликулярных клеток сопровождается снижением T3 и T4; в то же время повреждение парафолликулярных клеток теоретически может привести к низким уровням сывороточного кальцитонина. Последнее утверждение предложено в качестве вероятного механизма остеонекроза головки бедренной кости, наблюдаемого у выздоровевших пациентов с ОРВИ. Дефицит кальцитонина приводит к расторможению остеокластов и, как следствие, к остеонекрозу.

Известно, что при системных заболеваниях может развиваться синдром низкого T3 [12]. Поэтому вполне ожидаемо, что тяжелое течение COVID-19 будет сопровождаться таким отклонением, особенно если у пациента имеется лихорадка и поражаются нижние отделы дыхательных путей. Таким образом, не рекомендуется исследование функции ЩЖ в остром периоде COVID-19.

На сегодня есть только одна публикация A. Brancatella и соавт. (2020) [13] о развитии у 18-летней девушки яркой клинической картины, типичной для подострого тиреоидита, через 15 дней после SARS CoV-2 позитивного-орофарингеального мазка, взятого по поводу симптоматики нетяжелого COVID-19, от которого девушка выздоровела в течение нескольких дней. Помимо типичной клинической картины, факт ТТГ-независимого тиреотоксикоза был подтвержден высоким уровнем св. T4 и T3, подавленным ТТГ, типичными маркерами воспаления и лейкоцитозом, имелось гипоэхогенное диффузное двустороннее поражение ЩЖ при ультразвуковом исследовании. Преднизон дал отчетливый эффект через 48 ч (положительный тест Крайля). Функция ЩЖ восстановилась, а маркеры воспаления нормализовались через 1,5 месяца.

COVID-19 и дисфункция щитовидной железы

Ключевую роль в развитии заболеваний ЩЖ имеют нарушения в функционировании гипоталамо-гипофизарно-тиреоидной системы, в том числе и нарушения в биосинтезе гормонов ЩЖ, связанные с различными средовыми и/или генетическими факторами. Патология ЩЖ многогранна благодаря своим этиопатологическим механизмам.

Аутоиммунные заболевания ЩЖ (АИЗЩЖ) — это в первую очередь нарушение иммунорегуляции в сочетании с органической дисфункцией, являющейся следствием антигенспецифической атаки, дополняемой недостаточной супрессией (и, следовательно, активацией) лимфоцитов, действие которых направлено на антигены на определенных клетках-мишенях, т. e. тироцитах, а также в сочетании с выработкой различных цитокинов (например, интерферона гамма (ИФН-γ)), воздействующих на клетки-мишени с близкого расстояния. Нарушение иммунологической толерантности лежит в основе формирования АИЗЩЖ, в т. ч. в составе аутоиммунных полигландулярных синдромов [14].

Вирусный или микробный антиген, обладающий сходством с аутоантигеном (молекулярная мимикрия), способен запускать выработку аутоантител, которые вступают в перекрестную реакцию с аутоантигеном, после чего иммунный ответ вступает в реакцию с соответствующими структурами аутологичных клеток. Многими исследователями высказываются предположения, что АИЗЩЖ «вероятно, провоцируется каким-то внешним фактором, например, инфекцией, и этот фактор запускает экспрессию тироцитами HLA-DR, которая и приводит к их развитию», тем не менее сторонники данной теории признают и дополнительную необходимость в нарушении функционирования иммунной системы. Тиреоидные клетки могут вследствие цитокиновой стимуляции или комплементной атаки продуцировать некоторые другие иммуноактивные молекулы (например, простагландин-E2, ИЛ-6 и ИЛ-8), что дополнительно усиливает тироцитно-иммуноцитную сигнализацию [15].

В данное время отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие о том, что пациенты, имеющие АИЗЩЖ, более подвержены вирусным инфекциям, в т. ч. и SARS-CoV-2, и имеют более тяжелое течение COVID-19. Отдельные группы пациентов, такие как пациенты с ЭОП, получающие иммуносупрессивную терапию, возможно, имеют повышенный риск развития тяжелой коронавирусной инфекции [2].

Отмечено, что тиреостатики не увеличивают риск развития вирусной инфекции, в т. ч. и COVID-19; так же, как и отсутствуют данные о тяжелом течении коронавирусной инфекции на фоне тиреостатической терапии [2].

Нет убедительных данных в отношении увеличения частоты заболевания COVID-19 среди пациентов с неконтролируемой функцией ЩЖ. Однако предполагается, что пациенты с тиреотоксикозом могут быть подвержены более высокому риску осложнений инфекционных заболеваний [16]. В данном случае для снижения таких рисков необходим регулярный прием тиреостатиков. В ряде исследований у пациентов с аутоиммунным тиреоидитом в высоких концентрациях был обнаружен цитокин — ИЛ-6, уровень которого коррелировал с увеличением количества других Т-хелперов — Th32, которые, в свою очередь, были ассоциированы с уровнем антител к тиреопероксидазе [17].

Есть единичные наблюдения увеличения потребности в тироксине после выздоровления от нетяжелой формы COVID-19 (д.м.н., проф., академик РАН Галина Афанасьевна Мельниченко, дистанционное консультирование).

Отсутствуют доказательства в отношении повышения риска развития вирусной инфекции, включая COVID-19, у пациентов после радиойодтерапии или операции на ЩЖ [2].

Структурное повреждение щитовидной ЖЕЛЕЗЫ SARS

Lan Weia, et al. (2003) [18] пытались найти любое потенциально возможное повреждение собственно ткани ЩЖ, вызванное SARS, в образцах, полученных при аутопсии 5 больных в сравнении с 10 пациентами, умершими от других причин с неповрежденной ЩЖ.

Поскольку сверхэкспрессия некоторых неструктурированных белков SARS-CoV, как было показано ранее, способна индуцировать апоптоз, эти исследователи предположили, что нефункциональные нарушения, ведущие к синдрому нетиреоидальной патологии, а непосредственное поражение железы приводит к снижению продукции тиреоидальных гормонов.

Метод терминальной дезоксинуклеотидилтрансфераз-опосредованной реакции dUTP-метки 3′-гидроксильного конца (terminal deoxynucleotidyl transferase-mediated dUTP nick end-labeling, TUNEL) был использован для идентификации клеточного апоптоза, и было показано, что фолликулярный эпителий повреждался и слоями перемещался внутрь фолликула. Данный метод выявлял множество подвергшихся апоптозу клеток, структура самого фолликула была деформирована: фолликулы становились расширенными или, наоборот, сплющенными, отсутствовали и кальцитонин-позитивные клетки. То есть как парафолликулярный, так и фолликулярный аппарат был поврежден, и апоптоз становился наиболее очевидной причиной снижения уровней гормонов. Однако сохраняющееся при этом снижение ТТГ заставляет думать о том, что первично поражалась не только ЩЖ у данных больных.

Патогенность вируса и оценка рисков

В настоящее время известно, что ангиотензинпревращающий фермент 2 (АПФ2) человека является рецептором и «точкой входа» в клетку некоторых коронавирусов. Он экспрессируется в большинстве тканей, в т. ч. и в ряде органов эндокринной системы, таких как поджелудочная железа, ЩЖ, яички, яичники, надпочечники и гипофиз [19, 20].

R. Pal и  M. Banerjee (2020) [6] подчеркивают, что на сегодняшний день недостаточно знаний о возможных поражениях эндокринной системы у пациентов с COVID-19. Например, известно, что АПФ2 выполняет роль рецептора для коронавируса в пневмоците, но в свою очередь, РНК вируса определяется в плазме, что подтверждает тот факт, что вирус может взаимодействовать с АПФ2 и в других тканях [21]. Для предположения того, что эндокринная система восстановится без последствий после взаимодействия с SARS-CoV-2 через АПФ2-рецептoры, экспрессированные на ее клетках, пока нет ни клинических, ни преклинических данных.

Накопление данных о полиморфных вариантах гена, кодирующего АПФ2, его метилировании или гиперэкспрессии на поверхности Т-клеток, деметилировании/метилировании генов, регулирующих обмен цитокинов и интерферона, а также генов-регуляторов иммунного ответа (например, подозреваемых в развитии аутоиммунных тиреопатий) могло бы стать предметом исследования.

По аналогии с SARS [22] не исключено, что SARS-CoV-2 вызывает гипофизит или поражает гипоталамус за счет отека и дегенерации нейронов, тем более что случаи энцефалита при COVID-19 уже описаны. Вероятно, в ближайшем будущем перспективными станут исследования в отношении пациентов, перенесших COVID-19, по оценке риска повреждения гипоталамуса и гипофиза, следствием которого может стать развитие вторичного (центрального) гипотиреоза [23, 24].

Типичная неврологическая манифестация — нарушение обоняния — может быть объяснена экспрессией АПФ2 на ольфакторных эпителиальных клетках [25]. Ткани гипоталамуса и гипофиза также экспрессируют АПФ2 и теоретически могут стать мишенью для вируса. На аутопсии отек и дегенерация нейронов и идентификация в них SARS-генома были продемонстрированы в гипоталамусе. Биохимические доказательства вовлечения гипоталамо-гипофизарной системы при SARS обнаружены Leow et al. в 2005 г. [22]. Пережившие SARS больные (61 участник) были обследованы этой группой через 3 месяца после выздоровления и затем наблюдались периодически. У 40% был выявлен центральный гипокортицизм, и у 62,5% из них функция оси гипофиз-надпочечники нормализовалась. Из них 87,5% предъявляли типичные жалобы на слабость и постуральное головокружение. У 5% также был центральный гипотиреоз.

Предполагалось развитие у этих больных гипофизита или гипоталамо-гипофизарной дисфункции. Теоретически ее косвенным признаком стала бы регистрация явлений несахарного диабета, но в настоящее время по понятным причинам проблемы гипернатриемии у лиц с тяжелым течением COVID-19 рассматриваются в контексте влияния пирексии, а случаев развития несахарного диабета после выздоровления от COVID-19 не описано. Можно предполагать, что снижение адаптационных резервов за счет гипоталамо-гипофизарной дисфункции (возможно, вследствие энцефалита), гипофизита, создаст в клиническом отношении модель сочетания первичного гипотиреоза (транзиторного, деструктивного, в том числе с транзиторной тиреотоксической фазой аутоиммунного) c центральным гипокортицизмом. Их сочетание может объяснять длительный период реконвалесценции и формирование неспецифических эндокринных симптомов и синдромов при выздоровлении, которые имели место при так называемом post-SARS-sickness syndrome.

Надпочечниковая недостаточность как следствие перенесенного COVID-19

Высказывается гипотеза, что некоторые аминокислотные последовательности вирусов SARS-CoV, как и вируса гриппа, имеют молекулярное сходство с АКТГ, и так называемая «иммуноинвазивная стратегия» вируса реализуется благодаря этому сходству в снижении выброса кортизола в ответ на стресс в организме подвергшегося инфекционной атаке человека. Кроме того, антитела к вирусу приобретают и способность перекрестно инактивировать адренокортикотропный гормон (АКТГ) [26]. Большинство белков SARS-CoV-2 имеют 95–100% гомологию с белками молекулы SARS-CoV, что позволяет допустить способность SARS-CoV-2 включать те же механизмы молекулярной мимикрии [27], и больной с тяжелой формой COVID-19 может быть в группе риска так называемой «глюкокортикоидной недостаточности критически тяжелого больного».

Ситуация усугубляется для клиницистов тем, что, во-первых, сами диагностические критерии этого синдрома недостаточно проработаны, во-вторых, назначение фармакологических доз глюкокортикоидов при тяжелом течении COVID-19 в первых рекомендациях отвергалось и приветствовалось в последующих [28], следовательно, сложно оценить вклад собственно болезни и подавления большими дозами кортикостероидов надпочечников. До настоящего времени оценка результатов кратковременного назначения высоких доз глюкокортикоидов при тяжелом течении SARS вызывала вопросы, и не рекомендовалось переносить эту методику на всех больных COVID-19.

Известно, что ИЛ-1 и ИЛ-6, вырабатываемые воспалительными клетками, являются стимуляторами эндокринной системы посредством синтеза АКТГ. Данный импульс, по-видимому, проходит по гипоталамическим рецепторам, вследствие чего центральная нервная система вступает во взаимодействие с эндокринной и иммунной системами в ответ на воздействие патогенов. Более того, данная связь свидетельствует о том, что регуляция гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси цитокинами при воспалении зависит от кортикотропинвысвобождающего гормона. Однако длительная стимуляция с помощью ИЛ-6 не гарантирует устойчивого повышения уровня АКТГ. В действительности, хроническое воспаление у пациентов с АИЗ, по всей видимости, коррелирует с измененной функцией гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси, поскольку доказано, что показатели соотношения между сывороточным кортизолом и воспалительными цитокинами (количество ИЛ-6 и фактора некроза опухоли (ФНО) может достигать уровня, в 10 раз превышающего нормальные значения) намного выше у здоровых людей, чем у пациентов с ревматоидным артритом. Предполагается также, что относительная недостаточность надпочечников у таких пациентов может быть обусловлена нарушениями функционирования печени при метаболизме стероидных гормонов. На самом деле, стимуляция основного фермента, задействованного в синтезе, — 11β-гидроксистероиддегидрогеназы (11β-ГСД) 1 типа — в значительной степени осуществляется ФНО и другими провоспалительными цитокинами. Преобразование в активизированный гормон происходит в различных органах, но преимущественно — в печени. Индукция 11β-ГСД и обусловленное ею увеличение концентрации активных гормонов могут провоцировать отрицательную обратную реакцию и, следовательно, дисфункцию гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси.

Как и у других циркулирующих регуляторных молекул, уровень кортизола подчиняется циркадному ритму, достигая пика ранним утром, а нижней точки — поздно вечером. Кортизол регулирует уровни нескольких циркулирующих в крови провоспалительных цитокинов, таких как ИЛ-2, ИЛ-3, ИЛ-6, ФНО-a и ИФН-γ. Кроме того, он влияет на активность и жизнеспособность клеток иммунной системы. Глюкокортикоиды также угнетают фагоцитоз антигенов и их последующую элиминацию макрофагами. Они угнетают как клеточный, так и гуморальный иммунный ответ, поддерживая баланс про- и противовоспалительных реакций, и вызывают инволюцию лимфоидных органов. Кортизол угнетает фагоцитарную активность нейтрофилов и макрофагов, подавляет активность лимфоцитов, тормозя их созревание и дифференцировку, стимулируя апоптоз. За счет иммуносупрессивного эффекта глюкокортикоиды снижают количество и активность воспалительных клеток, особенно тканевых макрофагов, и ограничивают их способность реагировать на поступающие антигены. Подавление активности иммунных клеток нарушает их дегрануляцию и высвобождение разрушающих ткани ферментов (матриксных металлопротеиназ, протеаз, нуклеаз и др.), хемоаттрактантов, адгезивных молекул [29].

Несмотря на вышеизложенное, при оценке результатов лечения 31 больного с COVID-19 не удалось доказать, что терапия кортикостероидами ускоряет выведение вируса, уменьшает сроки госпитализации или продолжительность симптомов [28]. Продолжается рандомизированное клиническое исследование эффективности и безопасности глюкокортикоидов при COVID-19 (NCT04273321).

Разумеется, люди c надпочечниковой недостаточностью, первичной или вторичной, а также длительно получавшие глюкокортикостероиды находятся в группе риска инфекций дыхательных путей и должны продолжать терапию глюкокортикоидами в период пандемии с увеличением дозы в случае присоединения болезни по общим правилам «дней болезни» этих больных, во избежание адреналового криза.

моноклональные антитела — адаптация к новой терапии

Еще одной важной составляющей частью адаптации эндокринной системы к перенесенной инфекции COVID-19 может стать адаптация к одному из наиболее эффективных методов ее лечения — использованию моноклональных антител.

К счастью для эндокринологов, моноклональное антитело, эффективно позволяющее блокировать цитокиновый шторм (важное звено возможного фатального прогноза при СОVID-19; Тоцилизумаб — моноклональное антитело против ИЛ-6, экспрессирующегося на адипоцитах, фибробластах и макрофагах, что приводит к формированию ЭОП), уже разрешено для лечения офтальмопатии FDA [30, 31], и, таким образом, проводя данную терапию, мы не должны рассматривать ее с позиций негативных влияний на эндокринную систему.

ИЛ-6 представляет собой провоспалительный цитокин, вырабатываемый различными типами клеток, включая Т- и В-лимфоциты, моноциты и фибробласты. Он участвует в различных физиологических процессах, таких как активация Т-клеток, индукция секреции иммуноглобулина, индукция синтеза печеночно-фазовых белков в печени и стимуляция гемопоэза. ИЛ-6 присутствует в высоких концентрациях у пациентов с ЭОП и играет важную роль в патогенезе заболевания. Особое значение В- и Т-лимфоциты имеют на ранних этапах развития ЭОП. Предполагается, что дальнейшее прогрессирование заболевания включает привлечение Т-клеток в орбиту для участия в ответной иммунной активации и усиления В-клеточных ответов, что, в свою очередь, приводит к воспалительным процессам, таким как продуцирование цитокинов (включая ИЛ-6) и простагландинов, в результате чего происходит ремоделирование мягких тканей глазницы, характерное для ЭОП.

Тоцилизумаб является биологическим агентом, который успешно применяется и при других АИЗ, например, при ревматоидном артрите. Некоторые исследования [30] продемонстрировали эффективность Тоцилизумаба при лечении пациентов с активной ЭОП средней и тяжелой степени тяжести, но нет четких рекомендаций относительно его применения [32].

Если, используя так называемые ингибиторы иммунного ответа, мы вынуждены считаться с потенциальными негативными влияниями на эндокринную систему, то при применении Тоцилизумаба мы, скорее, поражены патофизиологическому сходству (участие ИЛ-6) в развитии столь клинически несхожих проявлений, как ЭОП, цитокиновый шторм (по сути гиперергическая реакция иммунной системы), и у нас мало аналогов подобной реакции и данных о ее предикторах.

Заключение

Заболевания эндокринной системы (сахарный диабет, тиреопатии, аутоиммунные полигландулярные синдромы, надпочечниковая недостаточность, ЭОП и т.д.), в развитии которых важную роль играют нарушения иммунного ответа, относятся к числу наиболее тяжелых хронических болезней человека.

Важнейшим вызовом сегодняшнего дня стала новая инфекция COVID-19. Клинические особенности ее течения, вероятные осложнения, внедряемые и апробируемые схемы лечения, плейотропные и нежелательные эффекты различных лекарственных препаратов, длительность реабилитации пациентов — все это исключительно важно для пациентов с эндокринной патологией, в т. ч. аутоиммунного генеза. Кроме того, существует и очевидная возможность провоцирующего действия COVID-19 на развитие и прогрессирование эндокринопатий.

Изучение механизмов влияния COVID-19 на эндокринную систему в настоящее время находится «на старте». Накопление опыта, его анализ, проведение научных исследований — все это в самой ближайшей перспективе. Результаты таких исследований будут исключительно важны с учетом широкой распространенности и высокой заболеваемости, инвалидизирующих осложнений целого ряда заболеваний органов эндокринной системы. Первые обобщения и гипотезы о возможных механизмах влияния коронавирусной инфекции на эндокринную систему представлены в данном обзоре литературы.

1. Kaiser UB, Mirmira RG, Stewart PM. Our response to COVID-19 as endocrinologists and diabetologists. J Clin Endocr Metab. 2020;105(5):dgaa148. Doi: 10.1210/clinem/dgaa148.

2. Boelaert K, Visser WE, Taylor PN, et al. Endocrinology in the time of COVID-19: management of hyper- and hypo- thyroidism. Eur J Endocrinol. 2020;183(1):G33–G39. Doi: 10.1530/EJE-20-0445.

3. Мокрышева Н.Г., Галстян Г.Р., Киржаков М.А., и др. Пандемия COVID-19 и эндокринопатии // Проблемы эндокринологии. — 2020. — Т.66. — №1. [Mokrysheva NG, Galstyan GR, Kirzhakov MA, et al. Pandemiya COVID-19 i endokrinopatii. Problemy endokrinologii. 2020;66(1). (In Russ).]

4. Сборник методических рекомендаций, алгоритмов действий медицинских работников на различных этапах оказания помощи, чек-листов и типовых документов, разработанных на период наличия и угрозы дальнейшего распространения новой коронавирусной инфекции в Санкт-Петербурге. Версия 1,0 от 17.04.2020. — СПб.; 2020. — 157 c. [доступ от 21.03.2012]. [Sbornik metodicheskikh rekomendatsii, algoritmov deistvii meditsinskikh rabotnikov na razlichnykh etapakh okazaniya pomoshchi, chek-listov i tipovykh dokumentov, razrabotannykh na period nalichiya i ugrozy dal’neishego rasprostraneniya novoi koronavirusnoi infektsii v Sankt-Peterburge. Version 1,0 dated 17.04.2020. St. Petersburg; 2020. 157 p. (In Russ).] Доступ по ссылке http://docs.cntd.ru/document/564778217.

5. Vrachimis A, Iacovou I, Giannoula E, Giovanella L. Endocrinology in the time of COVID-19: management of thyroid nodules and cancer. Eur J Endocrinol. 2020;183(1):G41–G48. Doi: 10.1530/EJE-20-0269.

6. Pal R, Banerjee M. COVID 19 and the endocrine system: exploring the unexplored. J Endocrinol Invest. 2020;43(7):1027–1031. Doi: 10. 1007/s40618-020-01276-8.

7. Perez-Moreiras JV, Gomez-Reino JJ, Maneiro JR, et al. Efficacy of Tocilizumab in patients with moderate-to-severe corticosteroid-resistant graves orbitopathy: a randomized clinical trial. Am J Ophthalmol. 2018;195:181–190. Doi: 10.1016/j.ajo.2018.07.038.

8. Desailloud R, Hober D. Viruses and thyroiditis: an update. Virol J. 2009;6:5. Doi: 10.1186/1743-422X-6-5.

9. Трошина Е.А., Ванушко В.Э. Заболевания щитовидной железы. Аутоиммунные полигландулярные синдромы. Глава 2. В кн.: Персонализированая эндокринология в клинических примерах. / Под ред. И.И. Дедова. — М.: ГЭОТАР-Медиа; 2018. — С. 9–84. [Troshina EA, Vanushko VE. Zabolevaniya shchitovidnoi zhelezy. Autoimmunnye poliglandulyarnye sindromy. Part 2. In: Personalizirovanaya endokrinologiya v klinicheskikh primerakh. Ed by I.I. Dedov. Mossow: GEOTAR-Media; 2018. p. 9–84. (In Russ).]

10. De Jongh FE, Jobsis AC, Elte JW. Thyroid morphology in lethal non-thyroidal illness: a post-mortem study. Eur J Endocrinol. 2001;144(3):221–226. Doi: 10.1530/eje.0.1440221.

11. Wei L, Sun S, Xu C, et al. Pathology of the thyroid in severe acute respiratory syndrome. Hum Pathol. 2007;38(1):95–102. Doi: 10.1016/j.humpath.2006.06.011.

12. Fliers E, Bianco AC, Langouche L, Boelen A. Thyroid function in critically ill patients. Lancet Diabetes Endocrinol. 2015;3(10):816–825. Doi: 10.1016/S2213-8587(15)00225-9.

13. Brancatella A, Ricci D, Viola N, et al. Subacute thyroiditis after SARS-CoV-2 infection. J Clin Endocrinol Metab. 2020;105(7):dgaa276. Doi: 10.1210/clinem/dgaa276.

14. Здор В.В., Маркелова Е.В., Гельцер Б.И. Новые участники нарушения толерантности к антигенам щитовидной железы: к концепции иммунопатогенеза аутоиммунных заболеваний щитовидной железы // Медицинская иммунология. — 2016. — Т.18. — №3. — С. 209–220. [Zdor VV, Markelova EV, Gel’tser BI. Novye uchastniki narusheniya tolerantnosti k antigenam shchitovidnoi zhelezy: k kontseptsii immunopatogeneza autoimmunnykh zabolevanii shchitovidnoi zhelezy. Meditsinskaya immunologiya. 2016;18(3):209–220. (In Russ).]

15. Dong YH, Fu DG. Autoimmune thyroid disease: mechanism, genetics and current knowledge. Eur Rev Med Pharmacol Sc. 2014;18(23):3611–3618.

16. De Leo S, Lee SY, Braverman LE. Hyperthyroidism. Lancet. 2016;388(10047):906–918. Doi: 10.1016/S0140-6736(16)00278-6.

17. Nielsen CH, Bendtzen K. Immunoregulation by naturally occurring and disease-associated autoantibodies: binding to cytokines and their role in regulation of T-cell responses. Adv Exp Med Biol. 2012;750:116–132. Doi: 10.1007/978-1-4614-3461-0_9.

18. Wei L, Sun S, Xu CH, et al. Pathology of the thyroid in severe acute respiratory syndrome. Hum Pathol. 2007;38(1):95–102. Doi: 10.1016/j.humpath.2006.06.011.

19. Liu F, Long X, Zou W, et al. Highly ACE2 expression in pancreas may cause pancreas damage after SARS-CoV-2 infection. medRxiv 2020.02.28.20029181 [Internet] [cited 2020 Apr 1]. Available from: https://www. medrxiv.org/content/10.1101/2020.02.28.20029181v1. Doi: 10.1101/2020.02.28.20029181.

20. Li W, Zhang B, Lu J, et al. The characteristics of household transmission of COVID-19. J Clin Infect Dis. 2020:ciaa450. Doi: 10.1093/cid/ciaa450.

21. Chang L, Yan Y, Wang L. Coronavirus disease 2019: coronaviruses and blood safety. Transfus Med Rev. 2020;34(2):75–80. Doi: 10.1016/j.tmrv.2020.02.003.

22. Leow MK, Kwek DS, Ng AW, et al. Hypocortisolism in survivors of severe acute respiratory syndrome (SARS). Clin Endocrinol (Oxf). 2005;63(2):197–202. Doi: 10.1111/j.1365-2265.2005.02325.x.

23. Gu J, Gong E, Zhang B, et al. Multiple organ infection and the pathogenesis of SARS. J Exp Med 2005;202(3):415–424. Doi: 10.1084/jem.20050828.

24. Wei L, Sun S, Zhang J, et al. Endocrine cells of the adenohypophysis in severe acute respiratory syndrome (SARS). Biochem Cell Biol. 2010;88(4):723–730. Doi: 10.1139/O10-022.

25. Brann DH, Tsukahara T, Weinreb C, et al. Non-neural expression of SARS-CoV-2 entry genes in the olfactory epithelium suggests mechanisms underlying anosmia in COVID-19 patients. bioRxiv 2020.03.25.009084 [Internet] [cited 2020 Apr 2]. Available from: https://www.biorxiv.org/content/10.1101/2020.03.25.009084v4. Doi: 10.1101/2020.03.25.009084.

26. Wheatland R. Molecular mimicry of ACTH in SARS—implications for corticosteroid treatment and prophylaxis. Med Hypotheses. 2004;63(5):855–862. Doi: 10.1016/j.mehy.2004.04.009.

27. Xu J, Zhao S, Teng T, et al. Systematic comparison of two animal-to-human transmitted human coronaviruses: SARS-CoV-2 and SARS-CoV. Viruses. 2020;12(2):244. Doi: 10.3390/v12020244.

28. Zha L, Li S, Pan L, et al. Corticosteroid treatment of patients with coronavirus disease 2019 (COVID-19). Med J Aust. 2020;212(9):416–420. Doi: 10.5694/mja2.50577.

29. Трошина Е.А., Никонова Т.В., Свитич О.А. Аутоиммунный полигландулярный синдром взрослых. / Под ред. И.И. Дедова, Е.А. Трошиной. — М.: ГЭОТАР-Медиа; 2019. — 264 с. [Troshina EA, Nikonova TV, Svitich OA. Autoimmunnyi poliglandulyarnyi sindrom vzroslykh. Ed by I.I. Dedov, E.A. Troshina. Moscow: GEOTAR-Media; 2019. 264 p. (In Russ).]

30. Hamed Azzam S, Kang S, Salvi M, et al. Tocilizumab for thyroid eye disease. Cochrane Database Syst Rev. 2018;11(11):CD012984. Doi: 10.1002/14651858.CD012984.pub2.

31. Imblum BA, Baloch ZW, Fraker D, et al. Pembrolizumab-induced thyroiditis. Endocr Pathol. 2019;30(2):163–167. Doi: 10.1007/s12022-019-9579-2.

32. Трошина Е.А., Сенюшкина Е.С. Вклад центральных регуляторов иммунного ответа в развитие заболеваний щитовидной железы // Проблемы эндокринологии. — 2019. — Т.65. — №6. — C. 458–465. [Troshina EA, Senyushkina ES. The value of central regulators of the immune response in the development of autoimmune thyroid diseases. Problemy endokrinologii. 2019;65(6):458–465. (In Russ).] Doi: 10.14341/probl10304.


Наши возможности — заболевания гипоталамо-гипофизарной системы

Пептиды Хавинсона

Вакцинация против пневмонии. Сделай прививку вовремя!

Вакцина нового поколения против гриппа

Заболевания гипоталамо-гипофизарной системы

Гипоталамо-гипофизарная система объединяет структуры гипоталамуса и гипофиза, принимающих важное участие в регуляции основных функций организма. Секреция гормонов гипофиза и гипоталамуса напрямую влияет на функцию органов эндокринной системы. При поражении гипоталамо-гипофизарного отдела промежуточного мозга развиваются различные патологические синдромы, свидетельствующих о серьезных нарушениях в работе органов внутренней секреции.

Выделяют следующие заболевания гипоталамо-гипиофизарной системы:

1. Гипоталамо-аденогипофизарные заболевания:  гипопитуитарные синдромы;  патология роста: акромегалия,  гигантизм,  нанизм;  болезнь Иценко – Кушинга;  гипоталамическое (нейроэндокринное) ожирение и другие.

2. Гипоталамонейрогипофизарные заболевания: несахарный диабет; гипергидропексический синдром (синдром Пархона).

Лечение заболеваний гипоталамо-гипофизарной системы – сугубо индивидуальное. Выбор метода лечения зависит от множества факторов: пола и возраста пациента, степени и тяжести заболевания, особенности его течения, наличия других хронических и сопутствующих заболеваний, перенесенных оперативных вмешательств, переносимостью некоторых лекарственных средств и т.д.

Консервативные методы лечения (лучевая терапия) применяются в основном при небольшой длительности и легкой тяжести заболеваний, при наличии аденом и опухолевых заболеваний гипоталамо-гипофизарной системы показано хирургическое лечение. По показаниям назначается гормональная терапия, призванная подавить выработку или, наоборот, стимулировать секрецию того или иного гормона.

Заболевания гипоталамо-гипофизарной системы – довольно тяжелые патологии, отсутствие лечения которых способно серьезно повлиять на функцию большинства органов и систем. Поэтому при появлении первых симптомов, даже отдаленно похожих на признаки наличия заболеваний гипоталамо-гипофизарной системы, лучше не медлить с визитом к врачу-эндокринологу.

Опухоли гипофиза — Neolife Tıp Merkezi

Рак спинного мозга

 

Что такое опухоли гипофиза?

Опухоли гипофиза – это аномальные образования, которые развиваются в питуитарной железе. Некоторые опухоли гипофиза приводят к слишком большому количеству гормонов, которые регулируют важные функции в организме. Некоторые опухоли гипофиза могут привести к том, что питуитарная железа начинает вырабатывать более низкие уровни гормонов.

Большинство опухолей гипофиза имеют нераковые (доброкачественные) образования (аденомы). Аденомы остаются в питуитарной железе или окружающих тканях и не распространяются на другие части тела.

Существуют различные варианты лечения опухолей гипофиза, включая удаление опухоли, контроль ее роста и управление уровнем гормонов с помощью лекарств. Врач может порекомендовать наблюдение – или подход «подождем и увидим».

Симптомы

Не все опухоли гипофиза вызывают симптомы. Опухоли гипофиза, которые вырабатывают гормоны (функционирующие) могут вызывать различные признаки и симптомы, в зависимости от гормона, который они вырабатывают. Признаки и симптомы опухолей гипофиза, которые не вырабатывают гормоны (нефункционирующие), связаны с их ростом и давлением, которое они оказывают на другие структуры.

Крупные опухоли гипофиза — те которые имеют размеры около 1 сантиметра (немногим менее полдюйма) или больше — известны как макроаденомы. Меньшие опухоли называются микроаденомами. В силу своего размера макроаденомы могут оказывать давление на нормальную питуитарную железу и близлежащие структуры.

Признаки и симптомы, связанные с оказываемым опухолью давлением

Признаки и симптомы давления от опухоли гипофиза, могут включать следующее:

  • Головная боль
  • Потеря зрения, в частности, потеря периферического зрения

Симптомы, связанные с изменением уровня гормонов

Функционирующие опухоли гипофиза вызывают перепроизводство гормонов. Различные типы функционирующих опухолей питуитарной железы вызывают определенные признаки и симптомы, а иногда и их комбинацию.

Крупные опухоли могут вызвать гормональную недостаточность. Признаки и симптомы включают следующее:

  • Тошнота и рвота
  • Слабость
  • Чувство холода
  • Менее частые менструации или их отсутствие
  • Сексуальная дисфункция
  • Увеличенное количество мочи
  • Непреднамеренная потеря или увеличение веса

Опухоли АКТГ вырабатывают гормон адренокортикотропин, который стимулирует надпочечники для выработки гормона кортизола. Синдром Кушинга является результатом того, что надпочечные железы вырабатывают слишком много кортизола. Возможные признаки и симптомы синдрома Кушинга включают следующее:

  • Накопление жира в районе талии и в верхней части спины
  • Преувеличенная округлость лица
  • Истончение рук и ног с мышечной слабостью
  • Высокое кровяное давление
  • Высокий сахар крови
  • Акне
  • Ослабление костной ткани
  • Синяки
  • Растяжки (стрии)
  • Тревога, раздражительность или депрессия

Эти опухоли производят избыток гормона роста (акромегалия), который может вызывать следующее:

  • Грубые черты лица
  • Увеличенные руки и ноги
  • Чрезмерное потоотделение
  • Высокий сахар крови
  • Проблемы с сердцем
  • Боль в суставах
  • Неровные зубы
  • Избыточный рост волос на теле

Дети и подростки могут очень быстро расти или быть слишком высокими.

Перепроизводство пролактина опухолью гипофиза (пролактинома) может вызвать снижение нормального уровня половых гормонов — эстрогена у женщин и тестостерона у мужчин. Избыточный пролактин в крови по-разному влияет на мужчин и женщин.

У женщин пролактинома может вызывать:

  • Нерегулярные месячные
  • Отсутствие месячных
  • Молочные выделения из груди

мужчин вырабатывающая пролактин опухоль может вызывать мужской гипогонадизм. Признаки и симптомы могут включать:

  • Эректильную дисфункцию
  • Пониженное количество сперматозоидов
  • Потерю полового влечения
  • Рост молочных желез

Когда опухоль гипофиза в избытке вырабатывает гормон, стимулирующий деятельность щитовидной железы, щитовидная железа вырабатывает слишком много гормона тироксина.

Это редкая причина гипертериоза или повышенной активности щитовидной железы. Гипертериоз может ускорять метаболизм, вызывая:

  • Потерю веса
  • Учащенное или неравномерное сердцебиение
  • Нервозность или раздражительность
  • Частые испражнения
  • Чрезмерную потливость

Когда обращаться к врачу

Если появляются признаки и симптомы, которые могут быть связаны с опухолью гипофиза, обратитесь к врачу. Опухоли гипофиза часто можно вылечить и вернуть уровень гормонов в норму и облегчить признаки и симптомы.

Если вам известно, что в семье были случаи множественных эндокринных неоплазий, 1 типа 1 (MEN 1, поговорите с врачом о периодических анализах, которые могут помочь выявить опухоль гипофиза на раннем этапе.

Причины

Питуитарная железа и гипоталамус

Причина неконтролируемого роста клеток в питуитарной железе, создающих опухоль, остается неизвестной.

Питуитарная железа – это небольшая железа бобовидной формы, расположенная у основания головного мозга немного позади носа и между ушами. Несмотря на небольшой размер, эта железа оказывает влияние практически на все части тела. Гормоны, которые она вырабатывает помогают регулировать важные функции, такие как рост, кровяное давление и репродукция.

Небольшой процент случаев опухолей гипофиза происходит в семьях, но в большинстве случаев нет явного наследственного фактора. И все-таки ученые подозревают, что генетические изменения играют важную роль в развитии опухолей гипофиза.

Факторы риска

У людей с семейным анамнезом определенных наследственных заболеваний, таких как множественные эндокринные неоплазии, 1 типа (MEN 1), имеется более высокий риск появления опухолей гипофиза. При MEN I, в различных железах эндокринной системы появляются множественные опухоли. Для этого заболевания имеется генетический анализ.

Осложнения

Опухоли гипофиза обычно не растут и не распространяются обширно. Однако они могут повлиять на здоровье, возможно вызывая следующее:

  • Потеря зрения. Опухоль гипофиза может оказывать давление на зрительные нервы.
  • Постоянный дефицит гормонов. Наличие опухоли гипофиза или ее удаление может навсегда изменить запас гормонов, который возможно придется заменить гормональными препаратами.

Редким, но потенциально серьезным осложнением опухоли гипофиза является гипофизарная апоплексия кровоизлияние в гипофиз, когда возникает внезапное кровотечение в опухоль. Это похоже на самую сильную головную боль, которую вы когда-либо испытывали. Гипофизарная апоплексия кровоизлияние в гипофиз требует незамедлительного лечения, обычно с применением кортикостероидов и, возможно, операции.

Гипоталамус: функции, гормоны и нарушения

Гипоталамус — это небольшая, но важная область в центре мозга. Он играет важную роль в производстве гормонов и помогает стимулировать многие важные процессы в организме и находится в головном мозге между гипофизом и таламусом.

Когда гипоталамус не работает должным образом, это может вызвать проблемы в организме, которые приводят к широкому спектру редких заболеваний. Из-за этого жизненно важно поддерживать здоровье гипоталамуса.

Основная роль гипоталамуса — максимально поддерживать гомеостаз тела.

Гомеостаз означает здоровое, уравновешенное состояние организма. Тело всегда пытается достичь этого баланса. Например, чувство голода — это способ мозга дать своему владельцу понять, что ему нужно больше питательных веществ для достижения гомеостаза.

Гипоталамус служит связующим звеном между эндокринной и нервной системами для достижения этой цели. Он играет роль во многих важных функциях организма, таких как:

  • температура тела
  • жажда
  • контроль аппетита и веса
  • эмоции
  • циклы сна
  • половое влечение
  • роды
  • кровяное давление и частота сердечных сокращений
  • производство пищеварительных соков
  • баланс жидкостей организма

Поскольку различные системы и части тела посылают сигналы в мозг, они предупреждают гипоталамус о любых несбалансированных факторах, требующих внимания.Затем гипоталамус отвечает, высвобождая нужные гормоны в кровоток, чтобы сбалансировать организм.

Одним из примеров этого является замечательная способность человека поддерживать внутреннюю температуру 98,6 ° по Фаренгейту (ºF).

Если гипоталамус получает сигнал о том, что внутренняя температура слишком высока, он сообщает телу о потении. Если он получит сигнал, что температура слишком низкая, тело будет создавать собственное тепло, дрожа.

Для поддержания гомеостаза гипоталамус отвечает за создание или контроль многих гормонов в организме.Гипоталамус работает с гипофизом, который вырабатывает и отправляет другие важные гормоны по всему телу.

Вместе гипоталамус и гипофиз контролируют многие железы, вырабатывающие гормоны организма, называемые эндокринной системой. Это включает кору надпочечников, гонады и щитовидную железу.

Гормоны, секретируемые гипоталамусом, включают:

  • антидиуретический гормон, который увеличивает количество воды, всасываемой в кровь почками
  • гормон, высвобождающий кортикотропин, который помогает регулировать метаболизм и иммунный ответ, работая с гипофизом и надпочечниками. железа для выработки определенных стероидов
  • гонадотропин-рилизинг-гормон, который заставляет гипофиз выделять больше гормонов, поддерживающих работу половых органов
  • окситоцин, гормон, участвующий в нескольких процессах, включая выделение материнского грудного молока, снижение температуры тела и регулирование циклов сна
  • гормоны, контролирующие пролактин, которые приказывают гипофизу начать или прекратить производство грудного молока у кормящих матерей
  • тиреотропин-рилизинг-гормон активирует щитовидную железу, которая высвобождает гормоны, регулирующие обмен веществ, уровни энергии и развитие

Гипотеза Халамус также напрямую влияет на гормоны роста. Он приказывает гипофизу увеличивать или уменьшать их присутствие в организме, что важно как для растущих детей, так и для полностью развитых взрослых.

Поделиться на PinterestГипофиз и гипоталамус связаны функцией. Иногда бывает сложно отличить заболевание от гипоталамуса или гипофиза.

Заболевание гипоталамуса — это любое заболевание, при котором гипоталамус не функционирует правильно. Эти заболевания очень сложно определить и диагностировать, потому что гипоталамус выполняет широкий спектр функций в эндокринной системе.

Гипоталамус также служит жизненно важной цели, сигнализируя о том, что гипофиз должен выделять гормоны остальной части эндокринной системы. Поскольку врачам сложно диагностировать конкретную, неправильно функционирующую железу, эти нарушения часто называют гипоталамо-гипофизарными нарушениями.

В этих случаях врачи могут назначить некоторые гормональные тесты, чтобы выяснить причину заболевания.

Причины и факторы риска

Наиболее частыми причинами заболеваний гипоталамуса являются травмы головы, поражающие гипоталамус. Операции, облучение и опухоли также могут вызывать заболевания гипоталамуса.

Некоторые заболевания гипоталамуса имеют генетическую связь с заболеванием гипоталамуса. Например, синдром Каллмана вызывает у детей проблемы с гипоталамией, наиболее заметно задержку полового созревания или его отсутствие, сопровождающееся нарушением обоняния.

Проблемы гипоталамуса, по-видимому, также имеют генетическую связь с синдромом Прадера-Вилли. Это состояние, при котором отсутствие хромосомы приводит к низкому росту и дисфункции гипоталамуса.

Дополнительные причины гипоталамического заболевания могут включать:

  • расстройства пищевого поведения, такие как булимия или анорексия
  • генетические нарушения, вызывающие избыточное накопление железа в организме
  • недоедание
  • инфекции
  • чрезмерное кровотечение

Симптомы нарушений гипоталамуса

Симптомы нарушения гипоталамуса различаются в зависимости от дефицита гормонов.

У детей могут быть признаки ненормального роста и аномального полового созревания.У взрослых могут проявляться симптомы, связанные с различными гормонами, которые их организм не может производить.

Обычно существует прослеживаемая связь между отсутствием гормонов и симптомами, которые они вызывают в организме. Симптомы опухоли могут включать нечеткость зрения, потерю зрения и головные боли.

Низкая функция надпочечников может вызывать такие симптомы, как слабость и головокружение.

Симптомы, вызванные сверхактивной щитовидной железой, включают:

  • чувствительность к теплу
  • беспокойство
  • чувство раздражительности
  • перепады настроения
  • усталость и трудности со сном
  • отсутствие полового влечения
  • диарея
  • постоянная жажда
  • зуд

Поскольку гипоталамус играет такую ​​жизненно важную роль в организме, очень важно поддерживать его здоровье.Хотя человек не может полностью избежать генетических факторов, он может ежедневно принимать диетические меры для достижения идеального здоровья гипоталамуса, чтобы снизить риск заболевания гипоталамусом.

Гипоталамус контролирует аппетит, а продукты в рационе влияют на гипоталамус. Исследования показали, что диета с высоким содержанием насыщенных жиров может изменить способ, которым гипоталамус регулирует чувство голода и расход энергии.

Источники насыщенных жиров включают сало, мясо и молочные продукты. Исследования также показали, что диета с высоким содержанием насыщенных жиров может оказывать на организм воспалительное действие.

Это может сделать иммунную систему сверхактивной, увеличивая шансы ее нацеливания на здоровые клетки тела, усиливая воспаление в кишечнике и изменяя естественную работу организма.

Диеты с высоким содержанием полиненасыщенных жиров, таких как омега-3 жирные кислоты, могут помочь обратить вспять это воспаление. Эти жиры могут быть безопасной альтернативой другим типам масел и жиров. Продукты с высоким содержанием омега-3 включают рыбу, грецкие орехи, семена льна и листовые овощи.

Дополнительные варианты здорового питания для поддержки гипоталамуса и лучшей функции мозга включают:

  • богатые витаминами фрукты и овощи
  • витамин C
  • витамины группы B

Работающий гипоталамус — одна из самых важных частей тела , и обычно это остается незамеченным, пока не перестанет работать должным образом. Следование этим советам по питанию может помочь гипоталамусу оставаться счастливым и работать хорошо.

Q:

Почему гипоталамус так важен?

A:

Гипоталамус — это главный распределительный щит эндокринной системы. Большинство критических гормонов организма, которые способствуют росту, метаболизму и нормальному функционированию, вызываются химическими сигналами из гипоталамуса.

Эти гормоны, в свою очередь, взаимодействуют с гипоталамусом, обеспечивая обратную связь о функциональном состоянии организма.Повреждение гипоталамуса может нарушить одну или все эти гормональные системы и привести к катастрофическим последствиям, вызывая полное прекращение выработки гормонов.

Daniel Murrell, MD Ответы отражают мнение наших медицинских экспертов. Весь контент носит исключительно информационный характер и не может рассматриваться как медицинский совет.

Болезнь гипоталамуса — обзор

Обсуждение

LO-CHS / HD была признана отдельной клинической единицей в 2000 г. 1 , а термин ROHHAD был введен в обращение в 2007 г., чтобы отличать пациентов с LO-CHS / HD от генетически отличная клиническая форма врожденного синдрома центральной гиповентиляции (CCHS). 2 Оба синдрома связаны с центральной гиповентиляцией. CCHS обычно проявляется в период новорожденности с альвеолярной гиповентиляцией (при отсутствии первичных легочных, сердечных или неврологических нарушений, которые могут быть причиной гиповентиляции) 3 и вызывается мутациями в гене PHOX2B 4 (см. Случай 36: Младенец в возрасте 1 недели с сильно нарушенными газами крови). У детей с РОХХАД, напротив, есть замечательный период, по-видимому, нормального развития и роста в первые несколько лет.Гипоталамическое ожирение, как правило, является первым признаком, и оно имеет тенденцию к внезапному началу, как правило, с ненасытным аппетитом, быстрым увеличением веса и ожирением в раннем возрасте. Вегетативная дисрегуляция, эндокринная дисфункция гипоталамуса и гиповентиляция развиваются позже. Гиповентиляция усиливается во время сна, но может сохраняться и во время бодрствования. Если гиповентиляция не распознается или не лечится должным образом, это приводит к значительной заболеваемости или смертности, о чем свидетельствует высокая частота кардиореспираторной остановки у этой группы детей. 2 ROHHAD не связан с мутациями в гене PHOX2B . 2,5

Диагноз ROHHAD основывается на клинических критериях, и следует исключить расстройства с перекрывающимися признаками, включая CCHS, синдром Прадера-Вилли, а также сердечно-легочные, нервно-мышечные расстройства или расстройства центральной нервной системы. Хотя проявления симптомов сильно различаются, набор веса обычно начинается после 18 месяцев и в течение первых 10 лет жизни (средний возраст 3 года), с более поздним началом альвеолярной гиповентиляции (средний возраст 6 лет.2 года). 2,6 Признаками гипоталамической дисфункции могут быть ожирение, гиперпролактинемия, центральный гипотиреоз (повышенный ТТГ), нарушение водного баланса с гипонатриемией или гипернатриемией, снижение гормона роста, дефицит кортикотрофина, преждевременное или задержанное половое созревание. 2,6 Признаки дисрегуляции вегетативной нервной системы при ROHHAD варьируются и могут включать аномальные реакции зрачков на свет, изменение терморегуляции, нарушение моторики желудочно-кишечного тракта и изменение восприятия боли. 2 Опухоли происхождения нервного гребня (ганглионевромы и ганглионейробластомы) обычны при ROHHAD, как и CCHS, и встречаются в 30-40% случаев; таким образом, рекомендуется соответствующая визуализация. 3,5 Тяжелые отклонения в поведении, аутизм и задержка развития возникают у одних пациентов, тогда как у других нормальное поведение и когнитивные способности. Важно понимать, что ROHHAD — неоднородное состояние, у пациентов наблюдаются различные комбинации отклонений. Таким образом, у одного пациента может быть гипотиреоз и гипернатриемия, тогда как у другого может быть дефицит гормона роста и аутизм.Однако текущий уровень знаний об этом синдроме таков, что все пациенты страдают ожирением, гиповентиляцией, достаточно тяжелой, чтобы гарантировать ночную вентиляционную поддержку, и, по крайней мере, одним эндокринным нарушением.

Пациенты с ROHHAD имеют притупленный респираторный ответ на гипоксию и гиперкапнию. Этиология ROHHAD неизвестна. Рассмотрены эпигенетическая, паранеопластическая и аутоиммунная этиологии. 6 Недавно сообщалось об олигоклональных полосах в спинномозговой жидкости у двух детей с ROHHAD, что указывает на возможный основной аберрантный иммунный ответ, 7 , но это неспецифические доказательства.

У нашего пациента диагностирован синдром РОХХАД. У него быстро развивалось ожирение, как показано на рис. 45-1. У него была дисфункция гипоталамуса, о чем свидетельствовали центральный гипотиреоз, гиперпролактинемия, преждевременное половое созревание и гипернатриемия. На момент обращения у него была острая или хроническая дыхательная недостаточность. Примечательно, что пациент чувствовал себя комфортно, несмотря на гипоксемию, что типично для пациентов с центральной гиповентиляцией. После выздоровления от пневмонии и лечения гипотиреоза у него сохранялась гиповентиляция, о чем свидетельствует последующий анализ газов крови, показывающий хронический респираторный ацидоз с метаболической компенсацией. Последующая ПСГ подтвердила беспрепятственную гиповентиляцию и десатурацию во время сна при отсутствии обструктивного апноэ во сне, парадоксальных респираторных усилий или храпа (см. Рис. 45-2). Учитывался синдром ожирения и гиповентиляции; однако, учитывая быстрое начало набора веса и гипоталамическую дисфункцию, был поставлен диагноз ROHHAD. Сердечно-легочные и нервно-мышечные расстройства были исключены клинически или путем тестирования, как описано ранее. Генетическое тестирование было отрицательным на синдром Прадера-Вилли и CCHS.На МРТ опухолей нервного гребня не было.

РОХХАД — сложное заболевание. Лекарства нет. Лечение является поддерживающим, но оно должно включать искусственную вентиляцию легких во время сна и наблюдение за дополнительными осложнениями, поскольку невыполнение этого может иметь разрушительные последствия. Симптомы могут развиваться со временем, поэтому первостепенное значение имеют бдительное наблюдение и оценка. Нашему пациенту была проведена двухуровневая вентиляция с положительным давлением во время сна, что привело к улучшению газообмена во время сна и бодрствования. Он часто подвергается легочному сну, эндокринному и кардиологическому обследованию с переоценкой его потребностей в респираторной поддержке, лечением эндокринных нарушений и водно-натриевым балансом, а также визуализацией опухолей.

Clinical Pearls

1.

ROHHAD может быть диагностирован у детей старше 18 месяцев на основании быстрого набора веса, эндокринных аномалий и центральной гиповентиляции с дополнительными связанными признаками гипоталамической дисфункции.

2.

Повторные обследования могут потребоваться у детей по мере развития синдрома. Сначала происходит быстрое увеличение веса; однако гиповентиляция, дисфункция гипоталамуса или опухоли могут привлечь к пациенту медицинскую помощь.

3.

Лечение является поддерживающим и включает искусственную вентиляцию легких во время сна.

4.

Нераспознанная или неадекватно леченная гиповентиляция может иметь разрушительные последствия, включая смерть.

Причины и лечение заболевания гипофиза

Что такое гипопитуитаризм?

Гипопитуитаризм — это состояние, при котором гипофиз (небольшая железа в основании мозга) не вырабатывает один или несколько своих гормонов или не вырабатывает их в достаточном количестве. Это состояние может быть результатом заболевания гипофиза или гипоталамуса (части мозга, которая содержит гормоны, контролирующие работу гипофиза). Когда производство всех гормонов гипофиза низкое или отсутствует, это состояние называется пангипопитуитаризмом.Это состояние может затронуть как детей, так и взрослых.

Гипофиз посылает сигналы другим железам, например щитовидной железе, на выработку гормонов, таких как гормон щитовидной железы. Гормоны, вырабатываемые гипофизом и другими железами, оказывают большое влияние на функции организма, такие как рост, размножение, кровяное давление и обмен веществ. Если один или несколько из этих гормонов не вырабатываются должным образом, это может нарушить нормальные функции вашего организма. Некоторые проблемы с гормонами, например, с кортизолом или гормоном щитовидной железы, могут потребовать немедленного лечения.Остальные проблемы не опасны для жизни.

Продолжение

Гипофиз вырабатывает несколько гормонов. Вот некоторые важные из них:

  • Адренокортикотропный гормон (АКТГ) — это гормон, который стимулирует надпочечники (железы, вырабатывающие гормоны над почками). АКТГ заставляет надпочечники выделять гормон кортизол, который регулирует обмен веществ и кровяное давление.
  • Тиреотропный гормон (ТТГ) — это гормон, который стимулирует выработку и секрецию тироидных гормонов щитовидной железой (железой в гормональной системе).Гормон щитовидной железы регулирует обмен веществ в организме и играет важную роль в росте и развитии.
  • Фолликулостимулирующий гормон (ФСГ) и лютеинизирующий гормон (ЛГ) — гормоны, которые контролируют половую функцию у мужчин и женщин. ЛГ и ФСГ также известны как гонадотропины. Они действуют на яичники или семенники, стимулируя выработку половых гормонов — эстрогена из яичников и тестостерона из семенников.
  • Гормон роста (GH) — гормон, который стимулирует нормальный рост костей и тканей.
  • Пролактин — это гормон, который стимулирует выработку молока и рост женской груди.
  • Антидиуретический гормон (АДГ) — гормон, контролирующий потерю воды почками.
  • Окситоцин заставляет матку женщины сокращаться во время родов и сигнализирует о выделении молока, чтобы ребенок мог кормиться. Это также помогает сперме у мужчин двигаться. Окситоцин также играет роль в отношениях между родителями и детьми, сексуальном возбуждении и чувстве доверия.

При гипопитуитаризме один или несколько из этих гормонов гипофиза отсутствуют.Недостаток гормона приводит к потере функции железы или органа, который он контролирует.

Причины гипопитуитаризма

Потеря функции или повреждение гипофиза или гипоталамуса приводит к низкому уровню гормонов или их отсутствию. Это может быть из-за:

  • Опухолей
  • Радиации
  • Хирургии
  • Инфекций, таких как менингит, или различных других состояний.
  • Травмы головы
  • Инсульт или кровотечение в мозг
  • Лекарства
  • Воспаление, вызванное аномальной реакцией иммунной системы
  • Тяжелая потеря крови во время родов
  • Генетическая мутация
  • Саркоидоз
  • Туберкулез

В некоторых случаях причина неизвестна.

Симптомы гипопитуитаризма

У некоторых людей симптомы могут отсутствовать или проявляться постепенно. У других симптомы могут быть внезапными и резкими. Симптомы зависят от причины, скорости их появления и задействованного гормона.

  • Дефицит АКТГ : Симптомы включают усталость, низкое кровяное давление, потерю веса, слабость, депрессию, тошноту или рвоту.
  • Дефицит ТТГ : Симптомы включают запор, увеличение веса, чувствительность к холоду, снижение энергии и мышечную слабость или боли.
  • Дефицит ФСГ и ЛГ : У женщин симптомы включают нерегулярные или прекращенные менструации и бесплодие. У мужчин симптомы включают потерю волос на теле и на лице, слабость, отсутствие интереса к сексуальной активности, эректильную дисфункцию и бесплодие.
  • Дефицит GH : Симптомы у детей включают небольшой рост, жир в области талии и на лице, а также общий плохой рост. У взрослых симптомы включают низкий уровень энергии, снижение силы и толерантности к физическим нагрузкам, увеличение веса, уменьшение мышечной массы и чувство тревоги или депрессии.
  • Дефицит пролактина : У женщин симптомы включают недостаточную выработку молока. У мужчин никаких симптомов не наблюдается.
  • Дефицит АДГ : Симптомы включают усиление жажды и мочеиспускания.
  • O Дефицит гормона кситоцина : Женщинам может быть трудно кормить грудью из-за проблем с выделением молока. Низкий уровень окситоцина также может вызывать симптомы депрессии.

При появлении любого из вышеперечисленных симптомов вызовите врача или практикующего врача.

Диагноз гипопитуитаризма

Врач или практикующий врач может сделать анализы крови, чтобы определить, какой уровень гормона низкий, и исключить другие причины. Тесты, которые вы можете пройти, включают:

  • Тест на стимуляцию ACTH (Cortrosyn)
  • Тест на ТТГ и тироксин
  • ФСГ и ЛГ, а также на эстрадиол или тестостерон (в зависимости от того, что подходит пациенту)
  • Тест на пролактин
  • Тест на стимуляцию GH
  • Тесты на стимуляцию или подавление (тесты, которые проверяют уровень гормонов после приема определенных лекарств)
  • Тесты зрения

Чтобы определить наличие опухоли, вы можете пройти МРТ или компьютерную томографию гипофиза.

У детей могут быть сделаны рентгеновские снимки рук, чтобы определить, нормально ли растут кости.

Лечение гипопитуитаризма

Лечение состоит из заместительной гормональной терапии и лечения основной причины.

Лекарства

Лекарства, используемые для лечения гипопитуитаризма, заменяют гормон, которого вам не хватает:

  • Глюкокортикоиды (например, гидрокортизон) используются для лечения надпочечниковой недостаточности, вызванной дефицитом АКТГ.
  • Заместительная терапия тиреоидными гормонами используется при гипотиреозе (состоянии, при котором продукция щитовидной железы низкая). Могут использоваться такие препараты, как левотироксин (например, Synthroid, Levoxyl). В активной форме влияет на рост и развитие тканей.
  • Дефицит половых гормонов лечится соответствующими половыми гормонами, такими как тестостерон или эстроген.
  • Заместительная терапия гормоном роста (GH) используется для детей по мере необходимости. Гормон роста стимулирует линейный рост и рост скелетных мышц и органов.Терапию гормона роста также можно использовать у взрослых, но она не приведет к их росту. Примеры включают сомапациан-беко (Sogroya) или соматропин (Humatrope или Genotropin).
  • Гормоны фертильности, такие как гонадотропин, могут помочь ускорить овуляцию или производство спермы, если вы страдаете бесплодием.

Хирургия

Если поражена опухоль, вам может потребоваться операция, в зависимости от ее типа и местоположения.

Прогноз по гипопитуитаризму

Если заместительная гормональная терапия работает, прогноз хороший.Осложнения часто связаны с основным заболеванием.

Обследования у врача или практикующего врача очень важны. Возможно, врачу потребуется скорректировать дозу заместительной гормональной терапии.

Синдром Фройлиха — NORD (Национальная организация по редким заболеваниям)

УЧЕБНИКИ
Рейхлин С. Нейроэндокринология. В: Wilson JD, Foster DW. Ред. Учебник эндокринологии. 8-е изд. W.B. Компания Сондерс. Филадельфия, Пенсильвания; 1992: 192-93.

Styne Dm. Расстройства полового созревания: задержка полового созревания.В: Сперлинг М.А. Эд. Детская эндокринология. 1-е изд. W.B. Компания Сондерс. Филадельфия, Пенсильвания; 1996: 454-460.

СТАТЬИ ИЗ ЖУРНАЛА
Castro-Dufourny I, Carrasco R, Prieto R, Pascual JM. Инфундибуло-туберальный синдром: истоки нейроэндокринологии во Франции. Гипофиз 2015; 18: 838-843.

Castro-Dufourny I, Carrasco R, Prieto R, Barrios L, Pascual JM. Инфундибуло-туберальный синдром, вызванный краниофарингиомами. Клинико-патологические данные из исторической французской когорты (1705-1973).Гипофиз 2015; 18: 642-657.

Огура Т., Тобе К., Мимура Й и др. Тестостерон регулирует концентрацию лептина в сыворотке у пациента мужского пола с гипоталамическим гипогонадизмом. J Endocrinol Invest. 2000; 23: 246-50.

Citron JT, Ettinger B, Rubinoff H и др. Распространенность аномалий визуализации гипоталамуса и гипофиза у мужчин-импотентов с вторичным гипогонадизмом. J Urol. 1996; 155: 529-33.

Schopohl J, Mojto J, Losa M, et al. Изменения ответа передней доли гипофиза у пациентов с идиопатическим гипоталамическим гипогонадизмом, вызванные пульсирующей терапией ГнРГ и заместительной терапией тестостероном.Exp Clin Endocrinol Diabetes. 1995; 103: 84-90.

Метелкина Л., Переседов В. Трансназальная стереотаксическая хирургия аденом гипофиза, сочетающихся с акромегалией. Стереотактная функция Neurosurg. 1995; 65: 184-86.

Fröhlich A. Ein fall von tumour der hypophysis cerebri ohne akromegalie. Wien Klin Rundschau. 1901; 15: 883-886, 906-908.

Babinski J. Tumeur du corps pituitaire sans acromégalie et avec arrêt de développement des organes génitaux. Rev Neurol. 1900; 8: 531-533.

ИНТЕРНЕТ
Синдром Фройлиха.Информационный центр по генетическим и редким заболеваниям (GARD). Последнее обновление: 15.09. 2010. https://rarediseases.info.nih.gov/diseases/6463/froelich-syndrome Проверено 29 ноября 2018 г.

Болезнь гипоталамуса: Malacards — Научные статьи, лекарства, гены, клинические испытания

Лекарства от гипоталамической болезни (от DrugBank, HMDB, Dgidb, PharmGKB, IUPHAR, NovoSeek, BitterDB):

(показать все 31)
,00
# Имя Статус Фаза Клинические испытания Cas Номер PubChem, идентификатор
1 Клонидин Утверждено Фаза 3 4205-90-7 2803

Синонимы:

1H-имидазол-2-амин, N- (2,6-дихлорфенил) -4,5-дигидро- (9Cl)

2 — ((2,6-Дихлорфенил) имино) имидазолидин

2- (2,6-дихлоранилино) -1,3-диазациклопентен- (2)

2- (2,6-дихлоранилино) -2-имидазолин

2- (2,6-дихлорфениламино) -2-имидазолин

2- (2,6-дихлорфенилимино) имидазолидин

2,6-дихлор-N- (2-имидазолидинилиден) анилин

2,6-дихлор-N-2-имидазолидинилиденбензоламид

2,6-дихлор-N-2-имидазолидинилиденбензоламин

2,6-дихлор-N-2-имидазолидинилиденбензоламин

2,6-дихлор-N-имидазолидин-2-илиденанилин

2 — [(2,6-дихлорфенил) имино] -2-имидазолин

2 — [(2,6-Дихлорфенил) имино] имидазолин

2-имидазолин, 2- (2,6-дихлоранилино) — (7CI, 8CI)

4205-90-7

4205-91-8 (моногидрохлорид)

57066-25-8

734571A

AB00514634

AC1L1EI5

AC1Q3K6V

Адесипресс

АКОС001595470

BIDD: GT0547

Bio1_000470

Bio1_000959

Bio1_001448

Bio2_000308

Bio2_000788

Берингер Ингельхайм, торговая марка клонидина гидрохлорида

BPBio1_000040

BRD-K98530306-001-02-1

BRD-K98530306-003-05-0

BSPBio_000036

BSPBio_001588

BSPBio_002055

C9H9Cl2N3

CAS-4205-91-8

Catapres

Catapres- TTS

Катапресан

Катапрессан

Catapres-TTS

CATAPRES-TTS-1

CATAPRES-TTS-2

CATAPRES-TTS-3

Катарпрес

Катарпресан

Катарпрес-ТТС

Катарпрес-ТТС (TN)

CCRIS 7787

ЧЕБИ: 3757

ЧЕБИ: 46632

CHEMBL134

Хлофазолин

Хлофазолин

Хлорнидин

CID2803

Клофелин

Клофенил

Клонидин

Clonidina

Clonidina [ИНН-испанский]

клонидин

Клонидин

Клонидин (JAN / USAN / INN)

Клонидин [USAN: BAN: INN]

Клонидина дигидрохлорид

Клонидин HCl

Клонидина гидрохлорид

Клонидина моногидробромид

Моногидрохлорид клонидина

Клонидин гидрохлорид

Клонидин

Клонидин [INN-Latin]

Clonistada

Клофелин

D00281

DB00575

DB07566

Дигидрохлорид, клонидин

DivK1c_000774

Диксарит

Duraclon

Duraclont

EINECS 224-119-4

Гемитон

Хемитон

HMS1361P10

HMS1791P10

HMS1989P10

HMS2089G11

HSDB 3040

Гидрохлорид, клонидин

IDI1_000774

IDI1_034058

Ипотензий

Исоглаукон

КБio1_000774

КБio2_000308

КБио2_001821

КБио2_002876

КБио2_004389

КБио2_005444

КБио2_006957

КБio3_000615

КБio3_000616

КБио3_001275

КБioGR_000308

КБioGR_001572

КБioSS_000308

КБioSS_001821

Клофелин

Клофенил

L000193

Лопак0_000268

Lopac-C-7897

LS-79606

M 5041T

М-5041Т

МолПорт-001-779-668

МолПорт-005-932-374

Моногидробромид, клонидин

Моногидрохлорид, клонидин

N- (2,6-дихлорфенил) -4,5-дигидро-1H-имидазол-2-амин

NCGC00015268-01

NCGC00015268-02

NCGC00015268-08

NCGC00024734-01

NCGC00024734-02

NCGC00024734-03

NCGC00024734-04

NCGC00024734-05

NCGC00179680-01

nchembio. 79-comp11

nchembio705-10

NINDS_000774

Прествик0_000248

Прествик1_000248

Прествик2_000248

Прествик3_000248

SKF 34427

SPBio_001233

SPBio_002255

Спектр_001341

Спектр2_001187

Спектр3_000358

Спектр4_000956

Спектр5_000759

СТ 155БС

СТ-155БС

СТ-155-БС

Т171

Тензо-таймлеты

Tocris-0690

UNII-MN3L5RMN02

ZINC00896484

2 Гормоны Фаза 3
3 Адренергические альфа-агонисты Фаза 3
4 Митогены Фаза 3
5 Антигипертензивные средства Фаза 3
6 Симпатолитики Фаза 3
7 Адренергические агенты Фаза 3
8 Нейротрансмиттеры Фаза 3
9 Агонисты адренорецепторов Фаза 3
10 Анальгетики Фаза 3
11 Аргинин Исследовательские, нутрицевтики Фаза 3 74-79-3 6322

Синонимы:

(2S) -2-амино-5- (карбамимидамидо) пентаноат

(2S) -2-амино-5- (карбамимидамидо) пентановая кислота

(2S) -2-амино-5- (карбамимидамидо) пентановая кислота

(2S) -2-амино-5-гуанидинопентаноат

(2S) -2-амино-5-гуанидинопентановая кислота

(2S) -2-амино-5-гуанидинопентановая кислота

(S) -2-амино-5 — [(Аминоиминометил) амино] пентаноат

(S) -2-амино-5 — [(Аминоиминометил) амино] пентаноат

(S) -2-амино-5 — [(Аминоиминометил) амино] пентановая кислота

(S) -2-амино-5 — [(Аминоиминометил) амино] пентановая кислота

(S) -2-амино-5-гуанидинопентаноат

(S) -2-амино-5-гуанидинопентановая кислота

(S) -2-амино-5-гуанидинопентановая кислота

(S) -2-амино-5-гуанидиновалерат

(S) -2-амино-5-гуанидиновалериановая кислота

(S) -2-амино-5-гуанидиновалериановая кислота

2-амино-5-гуанидиновалерат

2-амино-5-гуанидиновалериановая кислота

5 — [(Аминоиминометил) амино] -L-норвалин

Арг.

Аргинина

Аргинин

Аргинина гидрохлорид

Аргинин, L-изомер

Аргинин, L-изомер

DL Аргинин ацетат, моногидрат

DL-Аргинин ацетат, моногидрат

Гидрохлорид, аргинин

л аргинина

л — (+) — Аргинин

L-a-амино-D-гуанидиновалерат

L-a-амино-D-гуанидиновалериановая кислота

L-альфа-амино-дельта-гуанидиновалерат

L-альфа-амино-дельта-гуанидиновалериановая кислота

L-Arg

L-аргинин

L-аргинин

L-изомер аргинина

Моногидрат DL-аргинина ацетат

N5- (аминоиминометил) -L-орнитин

R

12 Эксенатид Утверждено, Расследование Фаза 2 141758-74-9 159

Синонимы:

CHEMBL414357

Пептид Ex4

141732-76-5

141758-74-9

286014-72-0

335149-21-8

AC 2993

AC 2993 LAR

переменного тока 2993A

Byetta

C074031

ЧЕБИ: 4

Exenatida

Эксенатид

Эксенатид синтетический

Эксенатид синтетический

Эксендин 4

Эксендин 4 (Heloderma suspectum)

Эксендин-4

Extendin-4

LY2148568

Синтетический эксендин-4

UNII-9P1872D4OL

13 Окситоцин Одобрено, Ветеринарно одобрено Этап 1, Этап 2 50-56-6 53477758 439302

Синонимы:

(2S) -1 — [(4R, 7S, 10S, 13S, 16S, 19R) -19-амино-7- (2-амино-2-оксоэтил) -10- (3-амино-3-оксопропил) — 13 — [(2S) -бутан-2-ил] -16 — [(4-гидроксифенил) метил] -6,9,12,15,18-пентаоксо-1,2-дитиа-5,8,11,14 , 17-пентазациклоикозан-4-карбонил] -N — [(2S) -1 — [(2-амино-2-оксоэтил) амино] -4-метил-1-оксопентан-2-ил] пирролидин-2-карбоксамид

(Arg8) -вазопрессин

(Arg8) -вазотоцин

1 — ({(4R, 7S, 10S, 13S, 16S, 19R) -19-амино-7- (2-амино-2-оксоэтил) -10- (3-амино-3-оксопропил) -16- ( 4-гидроксибензил) -13 — [(1S) -1-метилпропил] -6,9,12,15,18-пентаоксо-1,2-дитиа-5,8,11,14,17-пентаазациклоикозан-4-ил } карбонил) -L-пролил-L-лейцилглицинамид

50-56-6

AC1L9735

альфа-гипофамин

Аргипрессин

Аргпрессина ацетат

BCBcMAP01_000094

Биотинил- (arg8) -вазопрессин

C00746

ЧЕБИ: 4

ЧЕБИ: 7872

CHEMBL395429

CID439302

Cys-tyr-ile-GLN-asn-cys-pro-arg-gly-Nh3

Cys-tyr-ile-GLN-asn-cys-pro-leu-gly-Nh3

Cys-tyr-ile-THR-asn-cys-gly-leu-gly-Nh3

Cys-tyr-phe-GLN-asn-cys-pro-arg-gly-Nh3

Cys-tyr-phe-GLN-asn-cys-pro-lys-gly-Nh3

D00089

Дисульфидный мостик cys1-cys6

Gly-leu-pro-c

HS-2021

L-цистеинил-L-тирозил-L-изолейцил-L-глутаминил-L-аспарагинил-L-цистеинил-L-пролил-L-лейцилглицинамид циклический (1-6) -дисульфид

МолПорт-003-938-941

NCGC00167132-01

nchembio. 184-comp2

O3251_SIGMA

O4375_SIGMA

Оцитоцин

Oxitocina

OXT

Окситоциновый гормон

Окситоцин

ОКСИТОЦИН

Окситоцин (JP15 / USP / INN)

Окситоцин (TN)

Окситоцин 10 единиц usp в декстрозе 5%

Окситоцин 20 единиц usp в декстрозе 5%

Окситоцин 5 единиц usp в декстрозе 5%

ацетат окситоцина

Окситоцин для инъекций

Окситоцин

Окситоцин

Питоцин

Питоцин (TN)

Синтоцинон

Синтоцинон (TN)

TI-001

14 Энантат тестостерона Утверждено Фаза 2 315-37-7 9416

Синонимы:

17 — ((1-оксогептил) окси) андрост-4-ен-3-он

17бета-энантоксиандрост-4-ен-3-он

17бета-гидроксиандрост-4-ен-3-он энантат

17-бета-гидроксиандрост-4-ен-3-он гептаноат

17бета-гидроксиандрост-4-ен-3-он гептановая кислота

Гептаноат 17b-гидроксиандрост-4-ен-3-она

17b-Гидроксиандрост-4-ен-3-он гептановая кислота

17-гидроксиандрост-4-ен-3-он, 17-гептаноат

17-гидроксиандрост-4-ен-3-он, 17-гептановая кислота

Гептаноат 17β-гидроксиандрост-4-ен-3-она

17β-гидроксиандрост-4-ен-3-он гептановая кислота

4-Андростен-17бета-ол-3-он 17-энантат

4-Андростен-3-он 17бета-энантат

Андрогин л. а.

Андропозиторий

Андротардил

Аттест

BTG Марка тестостерона энантата

DEA нет. 4000

Delatest

Делатестрил

DePatestrye

депо-тестро Мед

Ditate

Дуратат

eifelfango Марка тестостерона энантата

Эверон

Расширенный тест

Jenapharm Бренд тестостерона энантата

Малоген л. а.

Малоген l.a.200

Orquisteron-e

Пасадена марка тестостерона энантата

Депо Примотестон

Примотестон

репозиторий TMD

Робертс бренд тестостерона энантата

Торговая марка тестостерона энантата Rotexmedica

Тестостерон энантат марки регби

Тестостерон энантат марки Schering

Тестантантат

Testate

Testenate

Testinon

Тестоенант

Testonenant

Тестостерон депо-ротексмедика

Тестостерон-депо эйфельфанго

Тестостерон-депо йенафарм

Тестостерон 17бета-гептаноат

Тестостерон 17бета-гептановая кислота

Тестостерон 17-энантат

Тестостерон 17-энантовая кислота

Энантат тестостерона

Тестостерон энантовая кислота

Гептаноат тестостерона

Тестостерон гептановая кислота

Гептоат тестостерона

Тестостерон гептовая кислота

Гептилат тестостерона

Тестостерона энантат

Тестостровал

Тестрин стр. а.

Theramed Бренд тестостерона энантата

Theramex

15 Ундеканоат тестостерона Утверждено, Расследование Фаза 2 5949-44-0

Синонимы:

Ундеканоат тестостерона

Тестостерон ундеконат

16 Тестостерон Утвержденный, экспериментальный, исследовательский Фаза 2 58-22-0, 481-30-1 10204 6013

Синонимы:

(17-альфа) -17-Гидроксиандрост-4-ен-3-он

(17бета) -17-гидроксиандрост-4-ен-3-он

(8R, 9S, 10R, 13S, 14S, 17S) -17-гидрокси-10,13-диметил-1,2,6,7,8,9,11,12,14,15,16,17-додекагидроциклопента [а] фенантрен-3-он

17 альфа-тестостерон

17? -Гидрокси-4-андростен-3-он

17a-цис-Тестостерон

17альфа-цис-тестостерон

17-альфа-гидроксиандрост-4-ен-3-он

17-альфа-Тестостерон

17бета-гидрокси-3-оксо-4-андростен

17бета-гидрокси-4-андростен-3-он

17бета-гидрокси-4-андростен-3-он

17бета-гидроксиандрост-4-ен-3-он

17-бета-гидроксиандрост-4-ен-3-он

17бета-гидроксиандрост-4-ен-3-он

17-бета-гидрокси-дельта (sup 4) -андростен-3-он

17бета-гидрокси-дельта (sup4) -андростен-3-он

17b-гидрокси-4-андростен-3-он

17-эпитестостерон

17-гидрокси- (17бета) -андрост-4-ен-3-он

17-гидрокси- (17-бета) -андрост-4-ен-3-он

46923_FLUKA

46923_RIEDEL

4-Андростен-17? -Ол-3-он

4-Андростен-17бета-ол-3-он

4-андростен-17β-ол-3-он

4-андростен-17бета-ол-3-он

58-22-0

7-бета-гидроксиандрост-4-ен-3-он

AA 2500

AC-14899

AC1L1LM0

Андриол

Андро

Андро 100

Андро Л. А. 200

Андродерм

Андродерм (TN)

Андрогель

AndroGel

Андрогель (TN)

Android 10

Android 25

Android 5

Андролин

Андронак

Андронат 100

Андронат 200

Андропатч

Андропозиторий 200

Андросорб

Андрост-4-ен-17бета-ол-3-он

Андрусол

Андрил 200

B5DEE83F-632B-48A1-A0ED-A51E7F13DF2E

бета-тестостерон

Бета-тестостерон

BIDD: ER0555

БИМ-0061761. 0001

Био-0678

Био-Т-гель

C00535

CCRIS 574

CDB 111C

ЧЕБИ: 17347

CHEMBL386630

CID6013

цис-тестостерон

CMC_13449

COL 1621

CP 601B

CPD000058344

Кристерона Т

Кристероне Т

D00075

DB00624

Dea No. 4000

Delatest

Делатестрил

дельта (sup 4) -Андростен-17 (бета) -ол-3-он

дельта4-Андростен-17бета-ол-3-он

дельта4-андростен-17b-ол-3-он

Депотест

Депо-тестостерон

Депо-тестостерон ципионат

EINECS 200-370-5

Эпи-тестостерон

Эверон 200

Гено-кристо греми

Geno-Cristaux Gremy

Галотензин

HMS2052N11

Гомостерон

Гомостерон

HSDB 3398

Intrinsa

Изотестостерон

Либигель

LibiGel

LMST02020002

LS-148813

Малероне

Malestrone

Malestrone (амперы)

Малоген в масле

Малоген, впрыск аквапенса

Малоген для инъекций Aquaspension

Mertestate

Метандрен

Метилтестостерон

MLS000563091

MLS001032098

MLS001306401

MLS002174283

МолПорт-002-506-901

NCGC000

-01

Нео-Гомбреол F

Neotestis

Нео-яичек

Neo-Testis

НСК 9700

Оретон

Oreton F

Оретон Метил

Оретон-Ф

Оркистерон

Перандрен

Перкутакрин андрогенный

Перкутакрин Андрогенический

Примотест

Примотестон

Relibra

S00309

S2033_Selleck

SAM001246921

Scheinpharm Testone-Cyp

SMR000058344

SMR001261453

Стриант

Стриант (Теннесси)

Сустанон

Сустаноне

Сустасон 250

Synandrol F

T1500_SIGMA

T5411_FLUKA

T5411_SIGMA

Т-ципионат

ТЕС

Теслен

Тестамон 100

Тестандроне

Testaqua

Тестикулостерон

Тест

Тестим (TN)

Testobase

Тестодерм

Тестодерм ТЦ

Тестогель

Тестоджект-50

Тестолин

Пеллеты Testopel

Тестопропон

Тестостероид

Тестостерон

Тестостерона

Testosterona [INN-испанский]

тестостерон

Тестостерон

Тестостерон

Тестостерон (JAN / USP)

Тестостерон [андрогенные стероиды, анаболические]

Тестостерон [INN: BAN]

Тестостерон и его сложные эфиры

Ципионат тестостерона

Тестостерон энантат

Тестостерон гидрат

Тестостерон гидрат

Раствор тестостерона

Тестостерон

Тестостерон [INN-Latin]

Тестостостерон

Тестовирон

Тестовирон Шеринг

Тестовирон Т

Проверено

Испытанный ципионат 200

Тестрин-П. A

Testro Aq

Testro AQ

Тестрон

Тестрил

транс-тестостерон

Транс-тестостерон

UNII-3XMK78S47O

Вирилон

Вирилон IM

Вирормон

Виростерон

ZINC06500184

17 Метилтестостерон Утверждено Фаза 2 58-18-4 6010

Синонимы:

17 альфа-метилтестостерон

17 бета гидрокси 17 метил 4 андростен 3 он

17 бета-метилтестостерон

17 бета-гидрокси-17-метил-4-андростен-3-он

17 бета-метилтестостерон

17 Эпиметилтестостерон

17 (а) -метил-дельта (4) -андростен-17 (b) -ол-3-он

17 (а) -метил-δ (4) -андростен-17 (b) -ол-3-он

17 (альфа) -метил-дельта (4) -андростен-17 (бета) -ол-3-он

17 (α) -метил-δ (4) -андростен-17 (β) -ол-3-он

17альфа Метил тестостерон

17альфа Метилтестостерон

17альфа-метил-3-оксо-4-андростен-17бета-ол

17альфа-метил-дельта (4) -андростен-17бета-ол-3-он

17альфа-метил-дельта-андростен-17бета-ол-3-он

17альфа-метилтестостерон

17альфа-метил-тестостерон

17-альфа-метилтестостерон

17a-метил-3-оксо-4-андростен-17b-ол

17a-Метил-дельта (4) -андростен-17b-ол-3-он

17a-метилтестостерон

17a-метил-δ (4) -андростен-17b-ол-3-он

17бета гидрокси 17 метил 4 андростен 3 он

17бета метилтестостерон

17бета-гидрокси-17-метил-4-андростен-3-он

17-бета-гидрокси-17-метиландрост-4-ен-3-он

17-бета-гидрокси-17-метиландрост-4-ен-3-он

17бета-метилтестостерон

17b-гидрокси-17-метиландрост-4-ен-3-он

17-b-гидрокси-17-метиландрост-4-ен-3-он

17-эпиметилтестостерон

17-метилтестостерон

17-метилтестостерон

17α-метил-3-оксо-4-андростен-17β-ол

17α-метилтестостерон

17α-метил-δ (4) -андростен-17β-ол-3-он

17α-метил-Δ4-андростен-17β-ол-3-он

17β-гидрокси-17-метиландрост-4-ен-3-он

17-β-гидрокси-17-метиландрост-4-ен-3-он

4-Андростен-17альфа-метил-17бета-ол-3-он

4-Андростен-17a-метил-17b-ол-3-он

4-Андростен-17α-метил-17β-ол-3-он

Android

Android 10

Android 25

Android 5

Android-10

Android-25

Android-5

Мировой фармацевтический бренд метилтестостерона

ICN марка 1 метилтестостерона

ICN марка 2 метилтестостерона

Местерон

Местерон

Метандрен

Метитест

Метилтестостерон

Метилтестостерон

Метилтестостерона

НСК-9701

Оретон

Метилтестостерон марки Schering

Звездный бренд метилтестостерона

Тестовирон

Проверено

Вирилон

18 Антагонисты гормонов Фаза 2
19 Гипогликемические средства Фаза 2
20 Средства против ожирения Фаза 2
21 Инкретинов Фаза 2
22 Тестостерон 17 бета-ципионат Фаза 2
23 Анаболические агенты Фаза 2
24 Противоопухолевые препараты, гормональные Фаза 2
25 Андрогены Фаза 2
26 Циклофосфамид Утверждено, Расследование 50-18-0, 6055-19-2 2907

Синонимы:

(-) — Циклофосфамид

(+ -) — Циклофосфамид

(RS) -циклофосфамид

1- (бис (2-хлорэтил) амино) -1-оксо-2-аза-5-оксафосфоридин

1-бис (2-хлорэтил) амино-1-оксо-2-аза-5-оксафосфоридин

2- [Бис (2-хлорэтиламино)] тетрагидро-2H-1,3,2-оксазафосфорин-2-оксид

4-гидроксициклофосфан-мамофосфатид

50-18-0

60007-95-6

6055-19-2 (моногидрат)

75526-90-8

AC1L1EQQ

AI3-26198

Циклофосфамид безводный

Циклофосфамид безводный

ASTA

Аста Б 518

ASTA B518

В 518

В-518

бис (2-хлорэтил) фосфамидциклический пропаноламид

Бис (2-хлорэтил) фосфамид, циклический пропаноламидный эфир

Бис (2-хлорэтил) фосфорамид, циклический пропаноламидный эфир

BRN 0011744

BSPBio_002099

С 0768

C07888

C7h25Cl2N2O2P

CB 4564

CB-4564

CCRIS 188

ЧЕБИ: 4027

CHEMBL32520

CHEMBL88

Циклофосфамида

Ciclofosfamida [INN-Spanish]

Циклофосфамид

Циклофосфамид

Циклофосфамид [INN]

CID2907

Клафен

Клафен

CP

CPA

CTX

CY

Циклобластин

Циклофосфамид

циклофосфамид

Циклофосфамид

Циклофосфамид (безводная форма)

Циклофосфамид (безводный)

Циклофосфамид (МНН)

Циклофосфамид (TN)

Циклофосфамид безводный

Моногидрат циклофосфамида

Моногидрат циклофосфамида

Циклофосфамид стерильный

Циклофосфамид, (+ -) — Изомер

Циклофосфамид, (R) -изомер

Циклофосфамид, (S) -изомер

Циклофосфамиды

Циклофосфамид

Cyclophosphamidum [INN-Latin]

Циклофосфан

Циклофосфан

Циклофосфан

Циклофосфорамид

Циклостин

Циклофосфамид

Циклофосфамид [Чехия]

Цитофосфан

Цитофосфан

Цитоксан

Цитоксан (TN)

Цитоксан Лиоф

D, L-циклофосфамид

D07760

DB00531

DivK1c_000246

EINECS 200-015-4

Эндоксан

Эндоксан R

Эндоксана

Эндоксанал

Эндоксан-Аста

Эндоксан

Enduxan

EU-0100238

Геноксаль

Гексадрин

HMS2090A12

HSDB 3047

IDI1_000246

КБио1_000246

КБио2_001338

КБио2_003906

КБио2_006474

КБio3_001319

КБиОГР_000888

КБioSS_001338

Лопак0_000238

Lopac-C-0768

LS-1302

LS-99787

Цитоксан лиофилизированный

Митоксан

МолПорт-001-783-420

Моногидрат, циклофосфамид

N, N-бис (2-хлорэтил) -1,3,2-оксазафосфинан-2-амин 2-оксид

N, N-бис (2-хлорэтил) тетрагидро-2H-1,3,2-оксазафосфорин-2-амин 2-оксид

NCGC00015209-01

NCGC00015209-03

NCGC00015209-06

NCGC000

-02

NCGC000

-03

NCI60_002097

NCI-C04900

Neosar

NINDS_000246

НСК 26271

NSC26271

NSC-26271

NSC273033

NSC273034

Род занятий, воздействие циклофосфамида

Процитокс

RCRA отходы №U058

Rcra номер отходов U058

Rcra Номер отходов U058

Revimmune

S1217_Selleck

Семдоксан

Сендоксан

Сендуксан

СК 20501

SPBio_001071

Спектр_000858

Спектр2_001146

Спектр3_000370

Спектр4_000304

Спектр5_000795

STK177249

АКЦИЯ2S-

UNII-6UXW23996M

WLN: T6MPOTJ BO BN2G2G

Циклофосфамид

Циклофосфамид [немецкий]

27 Ленограстим Утверждено, Расследование 135968-09-1

Синонимы:

G-CSF (полученный из клеток CHO)

Гликозилированный рекомбинантный G-CSF

Гликозилированный рекомбинантный колониестимулирующий фактор гранулоцитов

Гранулоцитарный колониестимулирующий фактор 3 (полученный из клеток СНО)

Гранулоцитарный колониестимулирующий фактор ленограстим

Ленограстим

Ленограстим (генетическая рекомбинация)

рДНК Ленограстима

28 Алкилирующие агенты
29 Иммунодепрессанты
30 Иммунологические факторы
31 Антиревматические средства

Интервенционные клинические испытания:


по международному регистру REDCap по быстрому возникновению ожирения с гипоталамической дисфункцией, гиповентиляцией и вегетативной дисрегуляцией (ROHHAD)
# Имя Статус NCT ID Фаза Наркотики
1 Испытание гормона роста для детей с 18q- и аномальным ростом Завершено NCT00134420 Фаза 3 Нутропин AQ
2 Влияние эксенатида на массу тела у пациентов с гипоталамическим ожирением Завершено NCT01484873 Фаза 2 Эксенатид
3 Оценка толерантности, кормления грудью и приема пищи после повторных назальных введений окситоцина у младенцев с СПВ Завершено NCT02205034 Этап 1, Этап 2 окситоцин
4 Переносимость интраназального введения ОТ у новорожденных по Прадеру-Вилли и влияние на сосание и прием пищи. Завершено NCT01548521 Этап 1, Этап 2 Окситоцин
5 Улучшат ли тестостерон и гормон роста структуру костей? Завершено NCT00080483 Фаза 2 Тестостерон плюс соматропин; тестостерон
6 Эффект инкретина и опосредованное желудочно-кишечным трактом отведение глюкозы у пациентов с акромегалией, облученных черепом Неизвестный статус NCT02005978
7 Влияние транскраниальной стимуляции постоянным током (tDCS) на обсессивно-компульсивное поведение и депрессивные симптомы у людей с синдромом Прадера-Вилли Неизвестный статус NCT03324906
8 Международный реестр REDCap Набор персонала NCT03135730
9 Полнотранскриптомное профилирование и метаболическое фенотипирование у детей с синдромом ROHHAD Набор персонала NCT02602769
10 Высокие дозы циклофосфамида для лечения синдрома ROHHAD (быстрое начало ожирения, гиповентиляция, гипоталамическая дисфункция и вегетативная дисрегуляция) Действует, не набирает NCT02441491 Циклофосфамид

Кокрановские обзоры, основанные на фактах: заболевания гипоталамуса

Гипоталамус при болезни Паркинсона

  • [2]

    Hassler R .: Zur patologie ober paralysis agitans und des postencephalitischen Parkinsonismus . J. Psychol. Neurol. 48: 387–476, 1938.

    Google ученый

  • [3]

    Jager den Hartog W.A .: Спрингомиелин в телец включения Леви при болезни Паркинсона .Arch. Neurol. 21: 615–619, 1969.

    Google ученый

  • [4]

    Скаттон Б., Джавой-Агид Ф., Ругье Л., Агид Й .: Снижение кортикального дофамина, норадреналина, серотонина и их метаболитов при болезни Паркинсона . Brain, Res. 275: 321–328, 1983.

    Статья CAS Google ученый

  • [5]

    Райзин Дж. Д., Филдс Дж. З., Ямамура Х. И.: Изменения рецепторов нейротрансмиттеров при болезни Паркинсона .Life Sci 21: 335–339, 1977.

    CAS PubMed Google ученый

  • [6]

    Lloyd K.G., Shemen L., Hornykiewicz O .: Распределение высокоаффинной натрий-независимой [ 3 H] гамма-аминомасляной кислоты ([ 3 H] -ГАМК) в человеческом мозге: изменения при болезни Паркинсона . Brain Res. 278: 269–275, 1983.

    Google ученый

  • [7]

    Таке Х. , Javoy-Agid F., Haman J.C., Legrand J.C., Agid Y., Cesselin F .: Болезнь Паркинсона по-разному влияет на Met5 и Leu5-энкефалин в мозге человека . Brain Res. 280: 379–382, 1983.

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • [8]

    Эпельбаум Дж., Руберг М., Мойс Э.: Соматостатин и деменция при болезни Паркинсона . Brain Res. 278: 376-P382, 1983.

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • [9]

    Барбо А.: Болезнь Паркинсона как системное заболевание . В: Третий симпозиум по болезни Паркинсона, Gilhingham F.J. и Donaldson I.M.L. (ред.), Эдинбург: Ливингстон, стр. 66–73, 1969.

    Google ученый

  • [11]

    Бертон Дж. Л., Шустер С.: Влияние L-допы на себорею при паркинсонизме . Ланцет 2: 19–22, 1970.

    CAS PubMed Google ученый

  • [12]

    Раджпут А.Х., Роздильский Б .: Дисавтономия при паркинсонизме: клинико-патологическое исследование . J. Neurol. Нейрохирургия. Психиатрия 39: 1092–1100, 1976.

    CAS PubMed Google ученый

  • [13]

    Селби Г .: Болезнь Паркинсона .В: Справочник по клинической неврологии, Амстердам: Северная Голландия, стр. 173–211, Vol. 6, 1968.

    Google ученый

  • [14]

    Форно Л.С., Норвилл Р.Л .: Ультраструктура телец Леви в звездчатом ганглии . Acta Neuropathol. (Берл). 34: 183–197, 1976.

    CAS Google ученый

  • [15]

    Перкин Г.Д .: Автономная функция , В: Прогресс в исследованиях болезни Паркинсона, Pitman Medical: Kent, стр.111–125, 1981.

    Google ученый

  • [16]

    Vanderhaeghen J.J., Perrier O., Sternon J.E .: Патологические находки при идиопатической ортостатической гипотензии . Arch. Neurol. 22: 207–214, 1970.

    CAS PubMed Google ученый

  • [17]

    Баннистер Р., Оппенгеймер Д.Р .: Дегенеративное заболевание нервной системы, связанное с вегетативной недостаточностью .Brain 95: 457–474, 1972 г.

    CAS PubMed Google ученый

  • [18]

    Гросс М., Баннистер Р., Годвин-Остин Р.: Ортостатическая гипотензия при болезни Паркинсона . Ланцет, 1: 174–176, 1972.

    CAS. PubMed Google ученый

  • [19]

    Барбо А., Гилло-Джоффрой Л., Бушер Р., Новачински В., Дженест Дж .: Ренин-альдостероновая система при болезни Паркинсона .Science 165: 291–294, 1969.

    CAS PubMed Google ученый

  • [20]

    McDowell F.H., Lee J.E .: Леводопа, болезнь Паркинсона и гипотония . Анна. Int. Med. 72: 751–756, 1970.

    CAS PubMed Google ученый

  • [21]

    Аминофф М.Дж., Уилкокс К.С., Слейтер Д.Д.Х .: Вегетативные дефекты при возбужденном параличе и синдроме Шай-Драгера .Acta Neurol. Сканд. (Дополнение) 51: 105–108, 1972 г.

    CAS Google ученый

  • [22]

    Аппенцеллер О., Гросс Дж. Э .: Вегетативные дефициты при синдроме Паркинсона . Arch. Neurol. 24: 50–57, 1971.

    CAS PubMed Google ученый

  • [23]

    Мартилла Р.Дж., Ринне, Великобритания: Уровень артериального давления у пациентов с болезнью Паркинсона: исследование случай-контроль .Евро. Neurol. 16: 73–76, 1977.

    Google ученый

  • [24]

    Аминофф М.Дж., Гросс М., Латц Б., Вакил С.Д., Петри А., Калне Д.Б .: Артериальное кровяное давление у пациентов с болезнью Паркинсона . J. Neurol. Нейрохирургия. Психиатрия 38: 73–77, 1975.

    CAS PubMed Google ученый

  • [25]

    Calne D.B., Brennan J., Spiers A.S.D., Stern G.M .: Гипотония, вызванная L-допа .Br. Med. J. 1: 474–477, 1970.

    CAS PubMed Google ученый

  • [26]

    Гетц К.Г., Лутге В., Таннер К.М.: Автономная дисфункция при болезни Паркинсона . Неврология 36: 73–75, 1986.

    CAS PubMed Google ученый

  • [27]

    Джонсон Р.Х., Ли Г., Оппенгеймер Д.Р., Сполдинг Дж.У.К .: Вегетативная недостаточность с ортостатической гипотензией из-за промежуточно-латеральной дегенерации столба .Ежеквартально J. Med. 35: 276–282, 1966.

    CAS Google ученый

  • [28]

    Gowers W.R .: Руководство по болезням нервной системы , Филадельфия: Blakiston, 1888.

    Google ученый

  • [29]

    Шустер С., Бертон Дж. Л., Тоди А. Дж., Гуламали С. К., Бертон Дж. Л., Пламмер Н., Бейтс Д .: Меланоцит-стимулирующий гормон и паркинсонизм . Ланцет 1: 463–465, 1975.

    Google ученый

  • [30]

    Майерс Р.Д .: Гипоталамус . Сперингфилд: Чарльз Томас, 1969.

    Google ученый

  • [31]

    Губбай С.С., Барвик Д.Д .: Два случая случайного переохлаждения при болезни Паркинсона с необычными результатами ЭЭГ . J. Neurol. Нейрохирургия. Psychiatry 29: 459–466, 1966.

    CAS PubMed Google ученый

  • [32]

    Сабади Э.: Злокачественный нейролептический синдром . Br. Med. J. 288: 1399–1400, 1984.

    CAS Google ученый

  • [33]

    Sandyk R., Iacono R.P .: Нейролептический злокачественный синдром , JAMA 255: 2291, 1986.

    Google ученый

  • [34]

    Хендерсон В.В., Вутен Г.Ф .: Нейролептический злокачественный синдром: патогенетическая роль блокады дофаминовых рецепторов .Неврология 31: 132–137, 1981.

    CAS PubMed Google ученый

  • [35]

    Липман И.Дж., Бойкин М.Е., Флора Р.Э .: Непереносимость глюкозы при болезни Паркинсона . J. Chronic Dis. 27: 573–579, 1974.

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • [36]

    Ван Верт М.В., Мюллер П.С.: Метаболизм глюкозы, инсулина и свободных жирных кислот при болезни Паркинсона при лечении леводопой .Clin Pharmacol. Ther. 12: 360–367, 1971.

    PubMed Google ученый

  • [37]

    Маларки В.Б., Сайрус Дж., Полсон Г.У .: Диссоциация гормона роста и секреции пролактина при болезни Паркинсона после хронической терапии L-допа . J. Clin Endocrinol. Метаб. 36: 229–235, 1974.

    Google ученый

  • [38]

    Браун В.А., Ван Верт М.Х., Амбани Л.М.: Влияние апоморфина на высвобождение гормона роста у людей .J. Clin. Эндокринол. Метаб. 37: 463–465, 1973.

    CAS PubMed Google ученый

  • [39]

    Сиртор К.Р., Болм П., Азарнов Д.Л .: Метаболические реакции на острое и хроническое введение L-допы у пациентов с паркинсонизмом . N. Engl. J. Med. 287: 729–733, 1972 г.

    Google ученый

  • [40]

    Ринне, Великобритания: Нейроэндокринные и экстрапирамидные дофаминовые нейроны при болезни Паркинсона .В: Neuroendocrine Correlates in Neurology and Psychiatry, Muller E.E., and Agnoli A (eds.), Амстердам: Elsevier / North Holland Biomedical Press, стр. 119–125, 1979.

    Google ученый

  • [41]

    Эйслер Т., Торнер М.О., Маклеод Р.М., Кайзер Д.Л., Калне Д.Б .: Секреция протактина при болезни Паркинсона . Неврология 31: 1356–1359, 1981.

    CAS PubMed Google ученый

  • [42]

    Мацук М.М., Сапер С.Б .: Сохранение дофаминергических нейронов гипоталамуса при болезни Паркинсона . Анна. Неврология 18: 552–555, 1985.

    CAS Google ученый

  • [43]

    Лайхинен А., Ринне, Великобритания: Функция дофаминовых рецепторов при болезни Паркинсона с ответами пролактина . Неврология 36: 393–395, 1986.

    CAS PubMed Google ученый

  • [44]

    Лоутон Н.G., MacDermot J .: Аномальная регуляция высвобождения пролактина при идиопатической болезни Паркинсона . J. Neurol. Нейрохирургия. Психиатрия 43: 1012–1015, 1980.

    CAS PubMed Google ученый

  • [45]

    Марседн К.Д., Паркс Д.Д .: Эффекты включения-выключения у пациентов с болезнью Паркинсона при хронической терапии леводопой . Ланцет 1: 292–295, 1976.

    Google ученый

  • [46]

    Бризо П., Vale W., Burgus R .: Гипоталамический полипептид, который подавляет секрецию иммунореактивного гормона роста гипофиза . Наука 179: 77–79, 1973.

    Google ученый

  • [47]

    Хокфельт Т., Эфендик С., Йоханссон О.: Иммуногистохимическая локализация соматостатина (фактор, ингибирующий высвобождение гормона роста) в мозге морской свинки . Brain Res. 80: 165–169, 1974.

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • [48]

    Кристенсен С.E., Dupont E., Hansen A.P .: Болезнь Паркинсона в текущем прогрессе, проблемах и лечении , Амстердам: Elsevier / North Holland Biomedical Press, стр. 49–60, 1980.

    Google ученый

  • [49]

    Дюпон Э., Кристенсен С.Е., Хансен А.П .: Низкий уровень соматостатина в спинномозговой жидкости при болезни Паркинсона: необратимая аномалия . Неврология 32: 312–314, 1982.

    CAS PubMed Google ученый

  • [50]

    Уилкс М.М., Уоткинс В.Б., Стюарт Р.Д., Йен С.С.С.: Локализация и количественное определение бетаэндорфина в мозге и гипофизе человека . Нейроэндокринология 30: 113–121, 1980.

    CAS PubMed Google ученый

  • [51]

    Loh H.H., Tseng L.F., Wei L.I.C.H .: β-Эндорфин — сильнодействующее обезболивающее . Proc. Natl. Акад. Sci. USA 73: 2895–2898, 1976 г.

    CAS PubMed Google ученый

  • [52]

    Блум Ф., Сегал Д., Линг Н., Гийемин Р.: Эндорфины: глубокие поведенческие эффекты у крыс предполагают новые этиологические факторы психических заболеваний . Science 194: 630–632, 1976.

    CAS PubMed Google ученый

  • [53]

    Holaday J.W., Loh H.H., Li C.H .: Уникальные поведенческие эффекты бетаэндорфина и их связь с терморегуляцией и функцией гипоталамуса . Life Sci. 22: 1525–1536, 1978.

    CAS PubMed Google ученый

  • [54]

    Moss IR, Friedman E: Бета-эндорфин: влияние на регуляцию дыхания .Life Sci. 23: 1271–1276, 1978.

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • [55]

    Margules DL, Moisset B, Lewis MJ, Scibuya H, Pert CB: Бета-эндорфин связан с перееданием у мышей с генетическим ожирением (ob / ob) и крыс (fa / fa) . Наука 202: 988–991, 1978.

    CAS PubMed Google ученый

  • [56]

    Сандык Р .: Минобзор: Эндогенная опиодная система при неврологических нарушениях базальных ганглиев .Life Sci. 37: 1655–1663, 1985.

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • [57]

    Наппи Г., Петраглиа Ф., Мартиньони Э., Факкинетти Ф., Боно Г., Генаццани А.Р .: Уменьшение бета-эндорфина в спинномозговой жидкости у нелеченных пациентов с паркинсонизмом . Неврология 35: 1371–1374, 1985.

    CAS PubMed Google ученый

  • [58]

    Молеман П., Бруинвелс Дж.: Дифференциальное действие морфина на дофаминергические нейроны лобной коры и полосатого тела крысы . Life Sci. 19: 1277–1282, 1976.

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • [59]

    Сандык Р., Яконо Р.П .: Спинальные механизмы допамина и первичные сенсорные симптомы при болезни Паркинсона . Int. J. Neurosci. в печати, 1986.

  • [60]

    Сандык Р., Снайдер С.Р .: Сенсорные симптомы при болезни Паркинсона .Неврология 35: 619–620, 1985.

    CAS PubMed Google ученый

  • [61]

    Эйслер Т., Торнер М.О., МакЛеод Р.М., Кайзер Д.Л., Калне Д.Б .: Секреция пролактина при болезни Паркинсона . Неврология 31: 1356–1359, 1981.

    CAS PubMed Google ученый

  • [62]

    Наппи Г., Мичели Г., Мартиньони Э .: Паттерны циркадных и ультрадианных ритмов основной температуры тела при болезни Паркинсона .Chronobiologia 104: 402–403, 1983.

    Google ученый

  • [63]

    Деклоет Э. Р., Палковиц М., Мезей Э .: Пептиды опиокортина: локализация, источник и пути переноса . Pharmac. Ther. 12: 321–351, 1981.

    CAS Google ученый

  • [64]

    Оливер К., Микал Р.С., Портер Дж. С. Гипоталамо-гипофизарная сосудистая сеть: доказательства ретроградного кровотока в гипофизарной ножке .Эндокринология 101: 598–604, 1977 г.

    CAS PubMed Google ученый

  • [65]

    Торре Э., Селис М.Э., Чиоккио С.Р .: Alpha-MSH и Pro-Leu-Gly-NH 2 (PLG: MIF-1): Влияние на поглощение дофамина (DA) в сырых синаптосомных препаратах из медиобазального гипоталамуса (MBH) крысы и неочищенного петарма . Пептиды 5: 669–674, 1984.

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • [66]

    Лихтенштайгер В., Monnet F .: Дифференциальный ответ дофаминовых нейронов на альфа-меланотропин и аналоги в зависимости от их эндокринной и поведенческой активности . Life Sci. 25: 2079–2089, 1979.

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • [67]

    Кастин А.Дж., Барбо А.: Предварительные клинические исследования с амидом L-пролил-L-лейцилглицина при болезни Паркинсона . Может. Med. Доц. J. 107: 1079–1081, 1972 г.

    CAS PubMed Google ученый

  • [68]

    Эренсинг Р.Х., Кастин А.Дж., Ларсонс П.Ф., Бишоп Г.А .: Высвобождение меланоцит-стимулирующего гормона, ингибирующего фактор I и позднюю дискинезию . Болезни нервной системы 40: 303–306, 1977.

    Google ученый

  • [69]

    Фридман Э., Фридман Дж., Гершон С .: Синтез дофамина: стимуляция гипоталамусным фактором . Science 182: 831–832, 1973.

    CAS PubMed Google ученый

  • [70]

    Фон Бутлар-Брентано К.: Zur lebenscheschichte des nucleus basalis, tuberomammilaris, supriopticus, und paraventricularis unter normalen und pathogenen bedingungen . J. Hirnforsch. 1: 337–419, 1954.

    Google ученый

  • [71]

    Хирано А., Циммерман Х.М.: Нейрофибриллярные изменения Альцгеймера . Arch. Neurol. 7: 227–243, 1962.

    CAS PubMed Google ученый

  • [72]

    Лэнгстон Дж.W., Forno L.S .: Гипоталамус при болезни Паркинсона . Анна. Neurol. 3: 129–133, 1978.

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • [73]

    Ллойд К., Хорникевич О .: Болезнь Паркинсона: активность L-допа декарбоксилазы в отдельных областях мозга . Science 170: 1212–1213, 1970.

    CAS PubMed Google ученый

  • [74]

    Хавой-Агид Ф., Руберг М., Пике Л., Бертанья Х., Тавуэт Х., Стадлер Дж. М., Сесселин Ф., Эпельбаум Дж., Аджид Ю.: Биохимия гипоталамуса при болезни Паркинсона . Неврология 34: 672–675, 1984.

    CAS PubMed Google ученый

  • [75]

    Кушинг Х .: Статьи, касающиеся гипофиза, гипоталамуса и парасимпатической нервной системы , Балтимор, Чарльз С. Томас, стр. 20–24, 1932.

    Google ученый

  • [76]

    Вертман Э., Овадия Х., Фельдман С., Абрамский О.: Профилактика экспериментального аллергического энцефаломиелита путем поражения переднего гипоталамуса у крыс . Неврология 35: 1468–1470, 1985.

    CAS PubMed Google ученый

  • [77]

    Pouplard A., Emile J., Pouplard F., Hurez D .: Паркинсонизм и аутоиммунитет: антитела против клеток симпатических ганглиев человека при болезни Паркинсона . В: Достижения в неврологии, Poirier LJ, Sourkes TL, Bedard PJ (ред.), Т. 24, New York, Raven Press, pp. 321–326, 1979.

    Google ученый

  • [78]

    Хасби Г., Ли Л., Дэвис Л. Е., Ведеге Э., Кокмен Э., Уильямс Р. К. Антитела к нейронам хвостатого ядра человека при хорее Хангтингтона . Clin. Исследования 59: 922–932, 1977 г.

    CAS Google ученый

  • [79]

    Cuello A.C .: Контроль распределения опиоидных пептидов .Br. Med. Бык. 39: 11–16, 1983.

    CAS PubMed Google ученый

  • [80]

    Таке Х., Джавой-Аджид Ф., Сесселин Ф., Аджид Й .: Дефицит метионин-энкефалина в головном мозге пациентов с болезнью Паркинсона . Ланцет 1: 1367–1368, 1981.

    CAS PubMed Google ученый

  • [81]

    Studler J.M., Javoy-Agid F., Cesselin F., Legrand Z.C., Agid Y.: CCK-8-Распределение иммунореактивности в мозге человека: Избирательное уменьшение черной субстанции от пациентов с болезнью Паркинсона . Brain Res. 243: 176–179, 1982.

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • [82]

    Торнер М.О .: Деопамин — важный нейромедиатор в вегетативной нервной системе . Ланцет 1: 662–665, 1975.

    CAS PubMed Google ученый

  • [83]

    Лоутон Н.Ф., МакДермот Дж .: Аномальная регуляция высвобождения пролактина при идиопатической болезни Паркинсона . J. Neurol. Нейрохирургия. Психиатрия 43: 1012–1015, 1980.

    CAS PubMed Google ученый

  • [84]

    Ruggieri S., Falaschi P., Baldassare M., D’Urso R., Frajes G., Agnoli A .: Нейроэндокринный ответ на активные препараты при болезни Паркинсона . В: Neuroendocrine Correlates in Neurology and Psychiatry, Mueller EE and Agnoli A (eds.), Амстердам: Elsevier / North Holland Biomedical Press, стр. 127–137, 1979.

    Google ученый

  • [85]

    Кайя Х., Танака Т., Такеучи К., Морита К., Адачи С., Сиракава Х., Уэки Х., Намба М.: Снижение уровня бета-эндорфиноподобной иммунореактивности в спинномозговой жидкости у пациентов со старческой деменцией типа Альцгеймера . Life Sci. 33: 1039–1043, 1983.

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • [86]

    Охама Э., Икута Ф .: Болезнь Паркинсона: Распространение телец Леви и моноаминовая нейронная система . Acta Neuropathol. (Berl.) 34: 311–319, 1976.

    Статья CAS Google ученый

  • [87]

    Ланжевен Х., Эмсон П.К .: Распределение субстанции П. соматостатин и нейротензин в гипоталамусе человека . Brain Res. 246: 65–69, 1982.

    Статья CAS PubMed Google ученый

  • [88]

    Хокфельт Т., Elde R., Fuxe K .: Аминергические и пептидергические пути в нервной системе с особым акцентом на гипоталамус . В The Hypothalamus, Reichlin S, Baldessarini RJ, Martin JB (eds.), Research Publications, Association for Research in нервные и психические заболевания, Vol. 56, New York, Raven Press, pp. 69–135, 1978.

    Google ученый

  • [89]

    Ehringer H., Hornykiewicz O .: Verteilung von noradrenalin und dopamin in gehirn des menschen und irh verhalten bei erkrankungen des extrapyramidaler systems .Вена Клин. Wochenschr. 38: 1236–1239, 1960.

    CAS Google ученый

  • [90]

    Копп Н., Денорой Л., Томас М., Гей Н., Шазо Г., Рено Б.: Повышение активности фермента, синтезирующего норадреналин, в продолговатом мозге при болезни Паркинсона . Acta neuropathol. (Берл) 56: 17–21, 1982.

    CAS Google ученый

  • [91]

    Эскуроль Р., Де Рекондо Дж., Грей Дж .: Анатомопатологический этюд синдромов паркинсонизма . В: Monoamines, Noyaux Grix Centraux et Syndrome de Parkinson, de Ajuriaguerra J (ed.), Symposium Bel Air IV, Paris: Masson, pp. 173–229, 1970.

    Google ученый

  • [92]

    Нанди К .: Антитела, реагирующие на мозг, в сыворотке старых мышей . В: Нейробиологические аспекты созревания и старения, Ford DH (ed.), Progress in Brain Research, Vol. 40, Амстердам, Elsevier, стр.437–454, 1983.

    Google ученый

  • [93]

    Сандик Р., Яконо Р.П .: Гипоталамические иммунные механизмы и их значение для патогенеза болезни Паркинсона . Int. J. Neurosci. 1986, в печати.

  • [94]

    Леонхардт Х.Н., Эберхардт Х.Г .: Взаимодействие мозга и эндокринной системы . In Median Eminence: Structure and Function, Basel: Karger, pp. 335–341, 1971.

    Google ученый

  • [95]

    Джонсон Р.Т., Гриффин Д.Э .: Патогенез вирусных инфекций . В: Справочник по неврологии, Винкен П.Дж. и Брюн Г.Н. (ред.), Амстердам: Elsevier, стр. 15–34, Vol. 34. 1978.

    Google ученый

  • [96]

    Brain L .: Психологические аспекты неврологии (включая рассмотрение сна с памятью, комы и деменции) . В: Болезни мозга нервной системы, Оксфорд: Oxford University Press, стр. 654–656, 9-е издание, 1985.

    Google ученый

  • [97]

    Таннер К.М., Гетц К.Г., Клаванс Х.Л .: Пароксизмальные мокнущие поты при идиопатической болезни Паркинсона в ответ на пропанолол . Неврология 32: 162, 1982.

    Google ученый

  • [98]

    Уль Г.Анна. Неврология 20: 194–203, 1986.

    CAS Google ученый

  • гипоталамус | Определение, анатомия и функции

    Гипоталамическая регуляция секреции гормонов

    Гипоталамус, как и остальная часть мозга, состоит из соединенных между собой нейронов, которые питаются обильным кровоснабжением. Чтобы понять функцию гипоталамуса, необходимо определить различные формы нейросекреции. Во-первых, это нейротрансмиссия, которая происходит по всему мозгу и представляет собой процесс, посредством которого одна нервная клетка связывается с другой через синапс, небольшой промежуток между концами (нервными окончаниями) нейронов.Нервные окончания часто называют пресинаптическими или постсинаптическими в зависимости от направления движения импульса, при этом пресинаптический нейрон передает импульс постсинаптическому нейрону. Передача электрического импульса требует секреции химического вещества, которое диффундирует через синапс от пресинаптической мембраны одного нейрона к постсинаптической мембране другого нейрона. Выделяемое химическое вещество называется нейротрансмиттером. Процесс синтеза и секреции нейромедиаторов аналогичен синтезу белковых гормонов, за исключением того, что нейротрансмиттеры содержатся в нейросекреторных гранулах, которые производятся в теле клетки и мигрируют через аксон (проекцию нейрона) к нерву. терминал, из которого они разряжаются в синаптическое пространство.

    Внутриклеточная структура типичной эндокринной клетки. Процесс синтеза белкового гормона начинается, когда гормон или активный метаболит стимулирует рецептор в клеточной мембране. Это приводит к активации определенных молекул ДНК в ядре и образованию прогормона. Прогормон транспортируется через эндоплазматический ретикулум, упаковывается в секреторные пузырьки в аппарате Гольджи и в конечном итоге секретируется из клетки в своей активной гормональной форме.

    Encyclopædia Britannica, Inc.

    Есть четыре классических нейротрансмиттера: адреналин, норадреналин, серотонин и ацетилхолин. Было обнаружено большое количество дополнительных нейротрансмиттеров, важной группой из которых являются нейропептиды. Нейропептиды действуют не только как нейротрансмиттеры, но и как нейромодуляторы. В качестве нейромодуляторов они не действуют напрямую как нейротрансмиттеры, а скорее увеличивают или уменьшают действие нейромедиаторов. Хорошо известными примерами являются опиоиды (например,g., энкефалины), названные так потому, что они являются эндогенными (продуцируемыми в организме человека) пептидами (короткими цепочками аминокислот) с сильным сродством к рецепторам, связывающим опиатные препараты, такие как морфин и героин.

    Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

    Мозг и вся центральная нервная система состоят из взаимосвязанной сети нейронов. Секреция определенных нейротрансмиттеров и нейропептидов обеспечивает организованную, направленную функцию всей системе.Связь гипоталамуса со многими другими областями мозга, включая кору головного мозга, позволяет направлять интеллектуальные и функциональные сигналы, а также внешние сигналы, включая физические и эмоциональные стрессы, в гипоталамус к эндокринной системе. Эти сигналы от эндокринной системы могут распространяться по всему телу.

    Гипоталамус производит и секретирует не только нейротрансмиттеры и нейропептиды, но также несколько нейрогормонов, которые изменяют функцию передней доли гипофиза, и два гормона, вазопрессин (антидиуретический гормон) и окситоцин, которые действуют на удаленные органы-мишени.Нейроны, которые продуцируют и секретируют нейрогормоны, являются настоящими эндокринными клетками, поскольку они производят гормоны, которые включаются в секреторные гранулы, которые затем переносятся через аксоны и хранятся в нервных окончаниях, расположенных в срединном возвышении или задней доле гипофиза. В ответ на нервные стимулы содержимое секреторных гранул вытесняется из нервных окончаний в капиллярную сеть. В случае гормонов, влияющих на функцию гипофиза, содержимое секреторных гранул переносится через гипофизарно-портальную циркуляцию и доставляется непосредственно в переднюю долю гипофиза.

    Нейрогормоны высвобождаются из нейросекреторных нервных клеток. Эти нервные клетки считаются настоящими эндокринными клетками, потому что они производят и секретируют гормоны, которые попадают в кровоток, чтобы достичь своих клеток-мишеней.

    Encyclopædia Britannica, Inc.

    Эти нейрогормоны гипоталамуса известны как рилизинг-гормоны, поскольку их основная функция заключается в стимуляции секреции гормонов, происходящих из передней доли гипофиза. Например, некоторые рилизинг-гормоны, секретируемые гипоталамусом, запускают высвобождение из передней доли гипофиза таких веществ, как адренокортикотропный гормон и лютеинизирующий гормон.Гипоталамические нейрогормоны состоят из простых пептидов, размер которых варьируется от 3 аминокислот (тиреотропин-рилизинг-гормон) до 44-х аминокислот (высвобождающий гормон гормона роста). Один гормон гипоталамуса, соматостатин, обладает ингибирующим действием, в первую очередь подавляя секрецию гормона роста, хотя он также может подавлять секрецию других гормонов. Нейромедиатор дофамин, продуцируемый в гипоталамусе, также обладает ингибирующим действием, подавляя секрецию гормона передней доли гипофиза — пролактина.Тела нейронов, вырабатывающих эти нейрогормоны, неравномерно распределены по гипоталамусу. Вместо этого они группируются в парные кластеры клеточных тел, известных как ядра.

    Классической моделью нейрогормональной активности является задняя доля гипофиза (нейрогипофиз). Его секреторные продукты, вазопрессин и окситоцин, производятся и упаковываются в нейросекреторные гранулы в определенных группах нервных клеток гипоталамуса (супраоптические ядра и паравентрикулярные ядра).Гранулы проходят через аксоны, которые проходят через инфундибулярную ножку и заканчиваются в задней доле гипофиза. В ответ на нервные сигналы секреторные гранулы вытесняются в капиллярную сеть, которая питается непосредственно в общий кровоток.

    Помимо регулирования выработки гормонов гипофиза, гипоталамус также влияет на потребление калорий и регулирование веса, устанавливая стабильную «заданную точку» для индивидуального набора веса. Гипоталамус также регулирует тепло тела в ответ на изменения внешней температуры, определяет бодрствование и сон, а также регулирует потребление жидкости и ощущение жажды.




    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *