Содержание

Болезнь Форестье как причина боли в спине | Кадырова Л.Р., Башкова И.Б., Павлов Ю.И., Акарачкова Е.С.

Статья посвящена проблеме боли в спине и дифференциальной диагностике клинически похожих заболеваний. Рассмотрен клинический случай анкилозирующего диффузного идиопатического скелетного гиперостоза (болезни Форестье)

Введение

Боль в спине является междисциплинарной медицинской проблемой, тем не менее такие пациенты обращаются первично к терапевтам и врачам общей практики, на которых лежит ответственность за своевременную дифференциальную диагностику и назначение комплекса терапии в тех случаях, когда боль в спине не является проявлением серьезного или угрожающего жизни заболевания.

Однако не всегда назначенная терапия имеет успех, что может быть связано с недостаточным диагностическим поиском [1]. Так, остеохондроз или обнаруженная при проведении магнитно-резонансной томографии (МРТ) грыжа диска могут маскировать заболевания воспалительного, инфекционного, метаболического, онкологического характера.

Оценка «симптомов угрозы», или «красных флажков», позволит врачу выявить наличие заболевания, требующего несколько иного подхода к терапевтическим интервенциям.

В данной статье представлено описание клинического случая — ведение коморбидного пациента с хроническим болевым синдромом.

Клиническое наблюдение

Пациентка Е., 61 год, обратилась с жалобами на боли в поясничном и грудном отделах позвоночника, которые появлялись и усиливались после физической нагрузки, тугоподвижность позвоночника после физической нагрузки или длительного пребывания в одном положении, снижение в росте на 7 см за жизнь. Также пациентка отмечала боли в суставах нижних конечностей, преимущественно механического характера, боли в своде левой стопы.

Из анамнеза известно, что эпизоды болей в нижней части спины беспокоят с 50-летнего возраста. В дебюте боль была острая, продолжительностью до 1–2 нед. Наблюдалась у невролога по месту жительства с диагнозом «остеохондроз», при обострении проводились короткие курсы терапии нестероидными противовоспалительными препаратами (НПВП), витаминами группы В, что способствовало купированию болей в спине.

В последние 8–10 лет беспокоят ноющие боли в коленных и тазобедренных суставах, провоцируемые физической нагрузкой. Неоднократно отмечалась припухлость коленных суставов, сопровождаемая утренней скованностью до 30–60 мин, явления синовита купировались приемом НПВП. Поражение крупных суставов нижних конечностей расценивалось как остеоартрит коленных суставов в сочетании с реактивным синовитом.

Пациентка страдает артериальной гипертензией и стенокардией напряжения, по поводу которых принимает антигипертензивные и антиангинальные препараты.

Из-за болей в позвоночнике и рецидивирующих синовитов коленных суставов была отправлена на консультацию к ревматологу с направительным диагнозом «спондилоартрит неуточненный».

При осмотре обращали на себя внимание избыточная масса тела (индекс массы тела 40,7 кг/м2), варикозно расширенные вены нижних конечностей, выраженный грудной кифоз, ограничение движений во всех отделах позвоночника (ротация в шейном отделе позвоночника в пределах 30° в обе стороны, расстояние «затылок — стена» — 5 см, экскурсия грудной клетки — 2 см, проба Шобера — 2 см). При оценке локального статуса — деформации в области межфаланговых суставов кистей с формированием узелков Гебердена и Бушара, незначительная припухлость коленных суставов, а также в области суставов предплюсны левой стопы, без признаков локальной гиперемии и гипертермии.

С учетом наличия болей в спине, припухлости коленных суставов и суставов предплюсны проведено дообследование на предмет исключения заболевания из группы спондилоартритов. По данным лабораторных методов исследования: СОЭ — 33 мм/ч (по Вестергрену), С-реактивный белок — 8 мг/л, ревматоидный фактор — 2,0 Ед/л, HLA B27 — не обнаружен. Общий анализ мочи и биохимический анализ крови — без особенностей, за исключением повышения уровня сывороточного креатинина до 120 мкмоль/л.

На рентгенограмме костей таза с захватом тазобедренных суставов (рис. 1) выявлен субхондральный остеосклероз суставных поверхностей крестца и подвздошных костей, сужение суставных щелей крестцово-подвздошных сочленений (КПС), начальные признаки двустороннего кокс­артроза, оссификаты больших и малых вертелов бед­ренных костей, периостоз (энтезофиты) бугров седалищных костей, крыльев подвздошных костей.


На рентгенограммах шейного (рис. 2), грудного (рис. 3), поясничного (рис. 4) отделов позвоночника обнаружены выпрямление шейного лордоза, выраженный субхондральный склероз замыкательных пластинок тел позвонков в среднегрудном отделе, снижение высоты межпозвоночных дисков, клиновидная деформация тел позвонков в среднегрудном отделе, массивные краевые костные разрастания передних углов тел шейных, грудных и поясничных позвонков с массивным обызвествлением передней продольной связки во всех отделах позвоночника на всем протяжении с клювовидными разрастаниями в шейном и средне-, нижнегрудном отделах, артрозы дугоотростчатых суставов. При проведении ультразвукового исследования коленных суставов выявлены лишь признаки супрапателлярного бурсита с обеих сторон.




Пожилой возраст, указание на наличие болей в спине, невозможность длительное время находиться в вертикальном положении, снижение в росте на 7 см за жизнь требовали настороженности в отношении исключения постменопаузального остеопороза. По данным биохимического анализа крови: кальций — 2,19 ммоль/л, фосфор — 0,98 ммоль/л, щелочная фосфатаза — 219 Ед/л. Протеинограмма — без особенностей. При проведении рентгеновской денситометрии центральных отделов скелета выявлено значительное повышение минеральной плотности (МПК) как в поясничном отделе позвоночника (МПК

L1-L4–1,908 г/см2, Т-критерий — 5,8 стандартного отклонения), так и в проксимальном отделе бедренной кости (МПК — 1,340 г/см2, Т-критерий — 2,6 стандартного отклонения). Таким образом, лабораторно-инструментальных данных, указывающих на остеопороз, получено не было.

С учетом отсутствия жалоб на боли воспалительного характера в позвоночнике, повышения острофазовых показателей крови, артрита коленных суставов, выявленных дегенеративно-дистрофических изменений в КПС, оссификации передней продольной связки позвоночника во всех отделах позвоночника, множественных периферических гиперостозов, по данным рентгенографического исследования, наиболее вероятным представлялся диагноз анкилозирующего диффузного идиопатического скелетного гиперостоза (болезни Форестье).

В 1950 г. французский ревматолог J. Forestier (в соавторстве с J. Rotés-Querol) подробно описал не только рентгенологические изменения, характерные для анкилозирующего гиперостоза позвоночника, но и клиническую картину заболевания, которое теперь называют «болезнью Форестье». Спустя четверть века американский радиолог D. Resnick опубликовал статью, в которой показал, что анкилозирующий гиперостоз позвоночника — это только одно из проявлений системной (генерализованной) эктопической оссификации связок, сухожилий и других со­единительнотканных структур опорно-двигательного аппарата, и предложил новый термин для обозначения этой патологии — «диффузный идиопатический гиперостоз скелета» [2]. D. Resnick и G. Niwayama в 1982 г. представили диагностические признаки диффузного идиопатического гиперостоза скелета, в основу которых были положены рентгенологические данные [3]. Для постановки диагноза данного заболевания необходимо наличие всех 3 признаков:

непрерывность оссификации передней продольной связки на протяжении не менее чем 4 соседних сегментов позвоночника;

отсутствие (или слабая выраженность) признаков дегенеративных изменений межпозвонковых дисков, таких как сохранение их высоты, отсутствие вакуум-феномена и краевого склероза тел позвонков, в тех сегментах, где оссифицирована передняя продольная связка позвоночника;

отсутствие рентгенологических признаков анкилоза дугоотростчатых суставов и сакроилеита.

Несмотря на достаточно выраженные рентгенологические изменения, жалобы и данные объективного осмотра со стороны позвоночника при диффузном идиопатическом гиперостозе скелета неспецифичны и наблюдаются не чаще, чем у пожилых людей такого же возраста, но без оссификации передней продольной связки позвоночника [4]. Таким образом, нет прямой зависимости между клиникой и рентгенологической картиной.

Пациенты могут предъявить жалобы на дискомфорт, скованность, реже — на боли в грудном отделе позвоночника, усиливающиеся утром после сна, к концу рабочего дня, после физической нагрузки, длительного нахождения в одной позе, на холоде. В случае распространения процесса на шейный и поясничный отделы позвоночника данные ощущения могут отмечаться и в этих отделах. Степень выраженности боли — от слабой до значительной. Нередко, особенно в преклонном возрасте, жалобы могут отсутствовать [5].

Утомляемость спины, изменение осанки, т. е. достаточно бедная клиническая картина, позволяют заподозрить остеопороз, что требует проведения дополнительных исследований.

Поэтому при кажущейся малосимптомности заболевания следует особое внимание обращать на значительное утолщение передней и задней продольных связок в шейном отделе позвоночника. Выраженная оссификация передней продольной связки может привести к сдавлению пищевода, гортани, трахеи и развитию дисфагии и дисфонии [6–8], парестезии или ощущения «кома в горле» [9], а задней продольной связки — к угрозе компресcии спинного мозга с развитием миелопатии, парезов и параличей [4].

При болезни Форестье оссификация передней продольной связки всегда начинается именно в грудном отделе (причем в 99% случаев — в средне-, нижнегрудном отделах и именно справа), вследствие чего для выявления подобных изменений достаточно выполнить рентгенографию грудного отдела позвоночника в боковой проекции. Это позволит отчетливо разглядеть грубое окостенение преимущественно передней продольной связки. Позже в процесс вовлекаются поясничный и шейный отделы позвоночника.

По мнению Н. В. Бунчука, рентгенологические изменения позвоночника при диффузном идиопатическом гиперостозе скелета нередко интерпретируют как картину «бамбуковой палки», типичной для анкилозирующего спондилита [4]. Ранее ошибочно предполагали, что синдесмофиты при анкилозирующем спондилите формируются вследствие оссификации передней продольной связки. В настоящее время установлено, что формирование синдесмофита при анкилозирующем спондилите начинается с воспаления мест прикрепления волокон фиброзного кольца межпозвонкового диска к телам выше- и нижележащего позвонков, т. е. с энтезита. В дальнейшем происходит хондроидная метаплазия и оссификация наружных слоев фиброзного диска, фронт которой постепенно распространяется от тел позвонков к середине диска. Таким образом, типичные для анкилозирующего спондилита синдесмофиты расположены внутри диска и обычно не выступают за боковые контуры позвонков (рис. 5).


Оссификация связок, расположенных в задних отделах КПС, а также их капсулы может имитировать частичный анкилоз этих суставов на рентгенограмме. Оссификация связок КПС при дегенеративной патологии (по типу артроза) вплоть до анкилоза наблюдается только в передних отделах.

Основные дифференциально-диагностические признаки диффузного идиопатического гиперостоза скелета и анкилозирующего спондилита представлены в таблице 1.


В лечении спондилоалгий, возникающих вследствие анкилозирующего гиперостоза позвоночника, обычно эффективны местные тепловые процедуры и массаж мышц спины. Полезны регулярные упражнения для поддержания достаточной подвижности позвоночника. Применение НПВП, эффективных при анкилозирующем спондилите, при диффузном идиопатическом гиперостозе скелета приводит лишь к умеренному снижению болевого синдрома [10]. Знание этого позволит избежать бесконтрольного приема НПВП, учитывая вероятность развития побочных эффектов. Для лечения «периферических» проявлений заболевания, причиной которых является реактивное воспаление структур, подвергающихся кальцификации и оссификации (энтезопатии, тендиниты, лигаментиты), по мнению Н. В. Бунчука, следует использовать локальные методы воздействия, например, инъекционное введение глюкокортикоидов под контролем УЗИ-навигации [4].

Заключение

Описанный клинический случай показывает, что поиск причины болевого синдрома в спине требует тщательного анализа анамнеза, клинической картины, инструментальных и лабораторных исследований, т. е. проведения дифференциальной диагностики [11]. Если обратиться к определению, то дифференциальная диагностика в медицине — это способ диагностики, исключающий не подходящие по каким-либо фактам или симптомам заболевания, возможные у больного, что в конечном счете должно привести к правильному диагнозу. Проведение дифференциальной диагностики и постановка точного диагноза позволяют выбрать правильную тактику лечения и реабилитации пациента.


.

Эффективное лечение болезни форестье на DocDoc.ru

Травматологи Москвы — последние отзывы

Врач потрясающий. Первые результаты после нескольких приёмов меня очень порадовали. Доктор не прописывал посторонних назначений, не вводил в заблуждение. Его работой очень довольна.

На модерации, 10 июня 2021

Доктор проявил себя замечательно! Он спокойный и внимательный. Был вывих пальца, врач вправил его. Всё рассказал и показал. Я чувствовал себя в надёжных руках! Порекомендовал бы этого специалиста.

Никита, 08 июня 2021

Хороший врач! Знает свою работу! Понимает человека с полуслова. На приёме что требовалось, то и сделал: осмотрел, полностью обследовал и назначил лечение.

Расим, 08 июня 2021

У меня проблемы с шейными позвонками. Так как в клинике нет рентгена, доктор посоветовал мне пройти УЗИ. Он прописал мне всё, что было нужно. После того, как я пришла на повторный приём с рентгеном он предложил мне все свои услуги. Я думаю, что ему было больше интересно продать, чем помочь мне. Врач назначил мне анализ крови и стельки.

Аноним, 02 июня 2021

Доктор внимательный. Он осмотрел пациентку, взял анализы и прописал лекарства.

Мухамад, 02 июня 2021

Доктор всё объяснил, показал, провел УЗИ и дал рекомендации. Мы обратимся к нему повторно!

Мария, 25 мая 2021

Внимательный доктор. Она меня осмотрела, нашла источник боли и провела обследование. Врач также посмотрела мои снимки, дала рекомендации и рассказала какие у меня есть проблемы. Специалист еще сказала, что мне нужно сдать анализ крови и сделать УЗИ.

Андрей, 24 мая 2021

Доктор великолепный! Он очень внимательно меня опросил и сделал назначения.

Татьяна, 08 мая 2021

Отличный специалист и профессионал своего дела. Лечение было обширным и велось в интенсивном темпе. Немного приходилось менять назначения, которые только улучшили мои результаты и показатели здоровья. Буду обращаться снова.

На модерации, 10 июня 2021

Я очень рекомендую этого специалиста. Вежлив, корректен в общении. Определил верный диагноз. Сформировал грамотное лечение. Назначения иногда придавались коррекции, что очень хорошо повлияло на мое самочувствие.

Олег Торренс, 09 июня 2021

Показать 10 отзывов из 8270

Болезнь Форестье – приговор или формальность?

Болезнь Форестье – это достаточно редкое заболевание, не имеющее воспалительного характера. Его основная зона поражения – опорно-двигательный аппарат. Во время протекания данной болезни, связки и сухожилья больного начинают покрываться костной тканью, что постепенно блокирует их движение, вплоть до полного паралича.

  Для того, чтоб предупредить данный недуг, и вовремя от него избавиться, посетите сайт syl.ru. На нем указана вся необходимая информация о диагностике и лечении болезни Форестье.

Причины появления недуга

  На сегодняшний день, точная причина развития данной болезни толком не известна. Поскольку этот недуг, как правило, возникает у людей пожилого возраста, то некоторые ученные в праве утверждать теорию о том, что появление костной ткани на связках – это один из процессов, сопровождающих старение.

  Другая же группа ученых, в свою очередь, склоняется к тому, что болезнь Форестье, это ничто иное, как побочный эффект, от полученной организмом интоксикации, которая возникает в результате заболевания такими хроническими недугами, как:

  • Туберкулез;
  • Синусит;
  • Хронический тонзиллит;
  • Гнойный отит.

  Дать единогласный ответ о причинах появления данного недуга, специалистам не позволяет его редкая встречаемость. Ведь официально подтвержденные случаи болезни Форестье – довольно редкая картина.

Симптомы недуга

  Во всех, известных медицине, случаях, болезнь сперва начинает поражать отдел грудной клетки, плавно перетекая в позвоночный столб. При этом, никаких характерных болей в пораженной зоне не ощущается, а лишь небольшой дискомфорт, за счет ограниченного движения позвонка. Если игнорировать данные симптомы, то недуг плавно манифестирует и на соседние участки опорно-двигательного аппарата, а именно: на поясницу и шею.

  Первые болевые ощущения у больного начинают появляться лишь тогда, когда костная ткань поражает локтевые или коленные суставы. Но, как показывает практика, возникшая боль не является длительной, что усложняет возможность диагностирования Форестье.

  Когда недуг окончательно сковывает позвонок, поясницу и шею, плавно перетекая к пяткам, а также к пальцам рук и ног, то боли могут становится уже постоянными, и периодически усиливаться. На такой стадии, как правило, лечение может быть уже бесполезным.

Диагностика болезни Форестье


  Определить начальную стадию заболевания возможно лишь одним методом – рентгеном. При просмотре суставов позвоночника, через данный аппарат, будут заметны значительные наросты на позвонках, что и свидетельствует о их начальном окостенении. Дальнейшее течение болезни, будет диагностироваться довольно трудно, так как костные ткани могут находится в одной и той же зоне, в период до 10 лет.

  Из-за редкой встречаемости, болезнь Форестье, на начальной стадии развития, могут спутать с довольно схожим недугом – спондилезом. Поэтому, дабы избежать ложного диагноза, и получить правильный рецепт лечения, рекомендуется пройти дополнительное рентгенологическое обследование, у следующих врачей:

  • Травматолог;
  • Ортопед.

  Если же диагноз Форестье будет подтвержден, то принимать какие-либо меры необходимо будет сразу, не теряя времени. Иначе, болезнь будет успешно прогрессировать, поражая и остальные отделы опорно-двигательного аппарата.

Лечение

  Как упоминалось ранее, точная причина появления данного заболевания, считается по сей день неизвестной. Поэтому, соответственно, и определенного курса лечения, также быть не может. Однако, специалисты в области медицины рекомендуют больным проходить курсы симптоматической терапии.

  Данные курсы, включают в себя прием препаратов категории НПВС, которые значительно облегчат состояние больного, и замедлят процесс развития костных тканей. Применять вышеупомянутые препараты можно, как внутрь (в виде таблеток), так и снаружи (в виде мазей). Одновременно с лекарствами, можно проходить дополнительные курсы терапии: массаж, или лечебные ванны.

Последние новости рубрики

18:30, 10 июня 2021

Традиционный Бал цветов, который каждый год проходит в костромской усадьбе Карцевых, ныне эколого-биологическом центре Следово находится под большим вопросом. Как…

18:00, 10 июня 2021

Продукцию, производимую в УИС Костромской области, представили на международной выставке «Электро-2021». Об этом сообщает пресс-служба регионального УФСИН. На базе ЦВК…

16:55, 10 июня 2021

Шестнадцатилетняя Раиса вместе с братьями и сестрами воспитываются в детских домах. Девушка честно характеризует себя: «Я очень добрая, нервная, иногда…

Болезнь Форестье — причины, симптомы, диагностика и лечение

Болезнь Форестье — это редкое невоспалительное заболевание опорно-двигательного аппарата, связанное с образованием костной ткани в связках и сухожилиях, что постепенно приводит к их окостенению и полной обездвиженности (анкилозу). Наиболее часто отмечается поражение передней продольной связки позвоночника в различных его отделах. Проявляется дискомфортом, тугоподвижностью и болями в грудном, а затем поясничном и шейном отделах позвоночника; локальной болезненностью различных участков периферического отдела костно-мышечной системы. Диагностируется по данным, полученным в результате рентгенологического исследования всех отделов позвоночника. Лечение проводится консервативными симптоматическими методами.

Общие сведения

Болезнь Форестье известна с 1950 года и носит имя впервые описавшего ее французского невролога. В основе заболевания лежит гиперостоз — патологическое избыточное образование костной ткани, которое приводит к формированию анкилозов — сращений, блокирующих движения в суставе. По этой причине в отношении болезни Форестье в травматологии и ортопедии зачастую применяется второе название — анкилозирующий (фиксирующий) гиперостоз. В медицинской литературе встречается также третье название болезни Форестье — фиксирующий лигаментоз. Однако целый ряд авторов считает его не совсем верным, поскольку лигаментоз подразумевает наличие дистрофических изменений в связочном аппарате, которые при болезни Форестье не наблюдаются.

Болезнь Форестье отмечается преимущественно у лиц старше 50 лет, у мужчин практически в 2 раза чаще, чем у женщин. Зачастую у заболевших имеются такие фоновые заболевания, как ожирение, артериальная гипертензия, гипертоническая болезнь, сахарный диабет.

Болезнь Форестье

Причины

Болезнь Форестье до сих пор остается одним из тех заболеваний, этиология которых не известна. Пожилой возраст заболевших служит основанием предполагать, что болезнь Форестье развивается в результате происходящих в соединительной ткани процессов старения. Другие авторы считают, что болезнь Форестье может быть спровоцирована хронической интоксикацией, развивающейся при наличии в организме хронического инфекционного заболевания (туберкулеза, хронического тонзиллита, синусита, гнойного отита и т. п.). Редкая встречаемость заболевания затрудняет изучение его причинных факторов. Собранные врачами наблюдения говорят о том, что болезни Форестье наиболее подвержены мускулистые и «ширококостные» люди, особенно имеющие избыточный вес.

Патогенез

Наиболее часто болезнь Форестье протекает с поражением позвоночного столба. Патологические изменения локализуются в передней продольной связке, которая примыкает к передней поверхности тел позвонков и выполняет для них функцию надкостницы. При определенных условиях она начинает продуцировать костную ткань. Происходит замена соединительной ткани связки на хрящевую, а затем костную. Обычно процесс костеобразования начинается на уровне межпозвоночных дисков и протекает сразу в нескольких отделах позвоночника. Образующиеся при этом костные разрастания срастаются с передней поверхностью позвонков. Они дают идущие от тел позвонков клювообразные выросты, которые огибая межпозвоночный диск, растут навстречу друг другу и срастаются. В результате подвижность позвонков прогрессивно уменьшается, доходя до полной обездвиженности.

Более глубокое изучение случаев болезни Форестье привели к тому, что представления о ней как о заболевании позвоночника в 70-х годах сменились представлениями о генерализованном характере гиперостоза, захватывающем также связки и сухожилия периферического скелета. Кроме продольной связки позвоночника болезнь Форестье может сопровождаться костеобразованием в собственной связке надколенника, подвздошном апоневрозе, в связках, крепящихся к подвздошным костям, редко в задней продольной связке позвоночного столба. Происходящие при этом процессы аналогичны поражению передней продольной связки.

Симптомы болезни Форестье

В большинстве случаев патология манифестирует с поражения грудного отдела позвоночного столба, чаще захватывая его центральную часть. Затем эктопическое образование костной ткани начинается в поясничном и шейном отделе. Преобладают жалобы на дискомфортные ощущения в пораженной части позвоночника и скованность движений в нем. Болевой синдром отмечается реже и, как правило, не обладает большой интенсивностью. Наряду с изменениями в позвоночнике болезнь Форестье может сопровождаться болями в локтевых и плечевых суставах, пяточных костях и костях таза. Обычно боли имеют кратковременный характер, но могут становиться постоянными.

Сопровождающая болезнь Форестье скованность в пораженном отделе позвоночника проявляется в виде затруднения поворотов или наклонов. Такая тугоподвижность может иметь периодический характер и обычно наиболее выражена утром и к концу дня. Утренняя скованность объясняется длительной обездвиженности позвоночника во время сна, а вечерняя — его утомляемостью. Усиление тугоподвижности в позвоночнике также наблюдается после физической нагрузки или длительного нахождения в одной позе. По мере прогрессирования гиперостоза нарастает и скованность позвоночника. С течением времени болезнь Форестье приводит к полной обездвиженности в пораженных отделах позвоночника.

Если болезнь Форестье затрагивает шейный отдел, то развитие неоартрозов с интенсивными разрастаниями костной ткани в виде шипов может приводить к затруднениям при проглатывании пищи. Тот же процесс в грудном отделе может стать причиной сдавления пищевода с затруднением прохождения по нему твердой пищи и образованием дивертикулов. Зачастую именно эти изменения и вынуждают пациента обращаться к врачам. В редких случаях, когда болезнь Форестье протекает с вовлечением задней продольной связки, в результате сдавления спинного мозга развиваются неврологические нарушения, идентичные симптомам миелопатии.

При осмотре пациента, имеющего болезнь Форестье, отмечается небольшое усиление кифоза грудного отдела позвоночника, болезненность при пальпации остистых отростков в этом отделе и ограничение подвижности в нем. На периферии могут наблюдаться участки локальной болезненности тканей в области прикрепления связок к костям. При наличие значительных костных разрастаний в области локтей и пяток возможно их пальпаторное выявление.

Диагностика

Болезнь Форестье диагностируется травматологом-ортопедом на основании данных рентгенографии позвоночника. Характерно, что количество рентгенологически выявляемых участков окостенения больше, чем число клинически выявляемых областей поражения. Однако характерные для болезни Форестье рентгенологические изменения могут возникнуть лишь спустя более 10 лет от начала заболевания.

В своем начальном периоде болезнь Форестье рентгенологически практически не отличается от банального спондилеза. Чтобы их дифференцировать необходимо провести рентгенологическое обследование всего позвоночника. Выявление патологических очагов сразу в нескольких отделах позвоночного столба говорит в пользу болезни Форестье. Более информативной является рентгенография позвоночника в боковой проекции. Она выявляет, что гиперостоз происходит не только на уровне межпозвоночных дисков, как при спондилезе или остеохондрозе, но в первую очередь на уровне тел позвонков. Большое значение имеет проведение рентгенологических исследований в динамике. При спондилезе процесс костеобразования сохраняет свой локальный характер и быстро прекращается. Болезнь Форестье отличается длительным течением с постоянным увеличением костных разрастаний. Необходимо также дифференцировать болезнь Форестье от болезни Бехтерева.

В более позднем периоде болезнь Форестье рентгенологически характеризуется массивными костными напластованиями, толщина которых может достигать 1,5 см и сохраняется примерно одинаковой в переделах одного отдела позвоночника. В грудном отделе обычно такие напластования больше выражены справа. В шейном отделе они не образуют сплошную полосу, а располагаются фрагментарно. Поясничный отдел поражается полностью, но изначально костеобразование более выражено в околодисковых областях и слева.

Лабораторную диагностику при болезни Форестье проводят с целью исключения воспалительного характера обнаруженных патологических изменений. При этом клинический анализ крови обычно в пределах нормы, ревматоидный фактор и С-реактивный белок не обнаруживаются. Однако достаточно часто отмечается повышение сахара крови (гипергликемия).

Лечение болезни Форестье

Поскольку четкие представления о факторах, вызывающих патологию, пока отсутствуют, ее специфическое лечение является предметом поисков и исследований. Чтобы облегчить состояние пациентов применяется симптоматическая терапия. Она включает назначение противовоспалительных препаратов группы НПВС (индометацина, ибупрофена, диклофенака и др.), магнитотерапию, лазеротерапию, водолечение (сероводородные и родоновые общие лечебные ванны), массаж, рефлексотерпию. Боли при поражении периферических отделов скелета купируют локальным введением глюкокортикостероидов и анестетиков, лечебными пункциями суставов, аппликациями противовоспалительных средств (мази, димексид), назначением ультрафонофореза гидрокортизоновой мази.

Подряднова Мария Владимировна — ФГБНУ НИИ Ревматологии им. В.А. Насоновой

13 ноября 2018 г.

Форестье Змея лгала, свиваясь в кольца для страшного удара, — не тронь меня и я тебя не трону -, Змея лгала, как старый врач больному лжет умело, когда тому грозит могилой смертный час, Змея лгала, мне снова снится это сон, я шашкой голову ей снес, — не лги мне больше и я не буду лгать. ——————————————————————————————- Уильям Шекспир, 140 сонет. Уже пять лет и только в ночное время у меня болела спина, это стало нормой моей жизни, как восход солнца, как близость жены, как преданный взгляд собаки, как любовь к своим троим внукам, как долг перед ушедшими в другой мир родителями. Каждый год я объявлял годом здоровья, начинал качаться, плавать в бассейне, бегать по настоящему и трусцой, ходить медленно и быстро, рубить топором по два часа в день, отрабатывать удары казацкой шашкой, косить траву отцовской косой, ходить регулярно в баню и прыгать в прорубь. Возможно, я был уже почти близко к успеху, и мне просто не хватило терпения. Не оспариваю, я стал нетерпелив. Но пять лет это все — таки очень много даже для меня. Пришлось отправиться по врачам. Отправился по — серьезному, по — взрослому. Почему то перестал верить своим врачам из военной поликлиники филиала номер 6 третьего центрального клинического госпиталя имени Вишневского на улице маршала Тухачевского и пошел в платную клинику, надеясь на их непредвзятость и объективность. Сначала попал к неврологам из СМ клиники, люди серьезные и все по взрослому. — Мы сможем достоверно распознать причину вашей болезни, только нам обязательно нужен полный биохимический анализ крови и МРТ трех отделов позвоночника. Хорошо, выполняю все исследования тут же в клинике, делают все сразу, очень дорого и очень быстро, без вопросов. В клинике очень хорошая столовая. Иду снова на прием, невролог читает описания. Снимки и диски с записью МРТ его почему то не интересуют, начинает проверять тесты Ромберга, указывает на ригидность ног, что в принципе справедливо, что правая нога имеет ограничение на раскрытие, что тоже сразу видно, уверенно назначает алфлутоп, мильгамму, мовалес. Позже, при обращении к другим неврологам я выяснил, что снимки или диски МРТ их или не интересуют, или они не умеют их читать. Процедурная комната идеальна, грамотный и вышколенный персонал, все исполнение на высшем уровне, очень достойно. Десять дней, десять процедур, боли уже нет, хожу почти счастливый. Нашли, обезвредили и жизнь наладилась? Похоже да. Но нет. Не прошло и двух недель после выполненных процедур, как боль снова незаметно вползла в меня. Снова ночью от тонкой и достаточно слабой боли встаю с кровати и иду в большую комнату, сажусь в кресло, нарываюсь одеялом и засыпаю на час или два. Просыпаюсь и ложусь снова в кровать, досыпать. Иду снова в СМ клинику к неврологу, на меня недоуменно смотрят, чего хотите на этот раз? Да ничего нового, все тоже. Снова заставляют раздеваться, снова позы Ромберга, снова вопросы, которые я тоже был готов задать. — Попробуйте бассейн! — Попробовал бассейн, тренажеры Бубновского, родоновые ванны в реабилитационном центре Минздрава на Иваньковском шоссе и желтую скипидарную эмульсию Залманова у себя дома, сауны и холодные ванны, попробовал провисать и подвисать на перекладине, число отжиманий на руках от пола довел до ста раз в день, что еще можно попробовать? — Может быть, давайте попробуем блокаду? — С удовольствием. Три дня без боли это действительно реально круто, хотя внутри уже исподволь бьется мысль, а если снова придет боль? И она снова пришла. Боль как обычно не сильная, но вполне достаточная лишить самого крепкого сна. Возник самый извечный и насущный вопрос. И что мне теперь делать? И был бы я один больной в семье, это было бы здорово. А у меня больная жена, у нее парез ноги, операция по стабилизации на позвоночнике, парапарез нижних конечностей, длительная и низкорезультативная платная реабилитация, все время уделяю ей. В такое время забываешь о себе, очень хочется помочь родному человеку. В апреле случайно попадаю в институт неврологии, где была записана жена на МРТ, а она из за обострения болезни не смогла поехать и делаю МРТ сам. Новый тревожный звонок, впервые рентгенолог рекомендует мне показаться ревматологу, есть небольшой отек спинного мозга. Хорошо, снова уже по инерции ныряю в ставшую родной СМ клинику. Ревматолог назначает новые исследования и по обнаруженной HLA B27 и по видимому на рентгеновском снимке подвздошно — крестцового сочленения воспалительному процессу ( сакраэлиту ) ставит диагноз. Четкий и страшный приговор, болезнь Бехтерева. Назначает, как я думал самое современное и действенное средство, а это оказался очень старенький и проверенный за столетие сульфасалазин, расписывает схему его приема на полгода вперед. На возрастание на три месяца и затем на убывание. Старый и добрый сульфасалазин, как он хорош, я с ним сроднился, рассчитал число таблеток на полгода, затарился. Ревматолог Вахрушева предупредила, что будут побочные осложнения. Был в себе уверен, что вытерплю. Наивный, как чукотский юноша, не рассчитал свои силы. Сульфасалазин это песня, это вторая жизнь во сне, в подсознании. Кошмарные сны, пробуждение от ужаса через каждый час, появились сомнения, что все это можно вытерпеть. Волею случая я продержался всего три месяца, дойдя до максимума дозы, на левой ноге двумя локальными красными пятнами высыпали дерматиты, билирубин поднялся до 37 единиц. Лечение сорвалось из — за левосторонней пневмонии с гидротораксом. Причем воспаление произошло впервые в жизни, в жарком июле, возможно из — за снижения иммунитета. Тот же ревматолог из той же СМ клиники отменяет сульфасалазин и переводит на прием найса пожизненно. Что делать, принимаю таблетки, читаю книжки и статьи про свою болезнь, выводы неутешительные, неизлечимо. Что поделаешь, нужно привыкнуть к своему новому жизненному статусу, потому что смириться невозможно. Сосед по отцовскому дому в поселке Родниковый, отец моего школьного друга Владимира Лебедева, Виктор Севастьянович Лебедев посоветовал не отчаиваться. — Слышал я, правда очень давно, еще на целине в Казахстане, что хорошо помогает при таком диагнозе голубая глина, попробуй ее. В наших местах она где то водится, найди ее и попробуй, ты же ничего не потеряешь. В ночном сне через короткое время я вспомнил его слова, они всплыли очень ярко и красочно в подсознании вместе с образом Виктора Севастьяновича. Слова были произнесены тихо, уставшим от долгих прожитых лет, спокойным доверительным голосом. Проснувшись разом, я не смог более уснуть, захотелось немедленно действовать. Голубую глину я нашел в десяти километрах от моего спящего города на левом берегу реки Курджипс. Эта река в своих верховьях несет чистые и холодные воды. Пройдя большой путь, вода мутнеет и достаточно сильно нагревается. Большие залежи глины в районе маленького поселка с красивым названием Красный мост. В детстве мы часто посещали эти места для купания, поскольку вода в Курджипсе была значительно теплее, чем в реке Белой. И сразу припомнилось как мы, дурачась и подражая взрослым, намазывались этой голубой глиной, которую затем позже смывали водой. Пласты этой глины огромны по толщине, добыть ее при помощи лопаты не составляет большого труда. В некоторых местах она нисходит до воды и ею можно тут же намазаться и с собой набрать или в твердом виде или в уже готовом к применению состоянии. Весь август и сентябрь я обмазывал спину и грудь этой чудной голубой глиной, и в октябре мне показалось, что ночная боль немного притупилась. Что здесь подействовало, — лечебные свойства глины или собственные уверования, было непонятным, и я решил зафиксировать достигнутый эффект. Пошел в платную клинику Гиппократ, что находится в Черемушках нашего спящего города. Ревматолог Юркова Ольга Николаевна очень внимательно меня осмотрела, почитала имевшиеся на тот момент исследования моего организма и сказала, что ее настораживает много несовпадений и рекомендовала провериться еще раз, но уже в другом лечебном заведении. Узнав, что я приехал из Москвы, порекомендовала институт ревматологии имени Насоновой на Каширском шоссе. На вопрос, зачем это нужно, она ответила: — Не будьте наивным, никогда не полагайтесь на мнение только одного врача. К вашему удивлению, и именно в вашем нетипичном случае, это может быть и не болезнь Бехтерева, а, к примеру, болезнь Форестье, или еще что ни будь другое. Прилетел в Москву, позвонил своему старому армейскому другу Владимиру Алексеевичу Силуянову, который болел болезнью Бехтерева около двенадцати лет. Он пригласил меня в гости в свой 17 городок неподалеку от Звенигорода, мы долго разговаривали о течении болезни, ее особенностях. — Что — то не сходится у нас с тобой, тебе нужно еще раз провериться, хочешь, я договорюсь здесь у нас, в Одинцовском районе? В деревне Юдино есть хороший реабилитационный центр. — Очень хорошо, давай попробуем. В Юдино у нас не получилось, там только оказывали хорошую реабилитацию, а диагностику посоветовали сделать в другом месте. Вмешался мой сын Виктор, посовещался со своей женой Наташей и также дал рекомендацию ехать в институт ревматологии. Так я оказался в этом институте ревматологии, правильное название ФБГНУ НИИР имени В.А. Насоновой, Каширское шоссе 34-А в Москве. К моему большому удивлению, после платной консультации у врача, меня приняли на обследование не на платной основе, а по ОМС. Взяв направление в своей районной поликлинике номер 180, я позвонил заведующей отделением и через неделю, 1 ноября 2018 года меня госпитализировали. Четырехместная палата на четвертом этаже, неспешные анализы, обследования, осмотры лечащим врачем Подрядновой Марией Владимировной, консультация врачем Старковой Анной Сергеевной, дополнительные исследования, осмотр заведующей 2 –м ревматологическим отделением Урумовой Маргаритой Мухарбековной. Отношение вежливое и очень доброжелательное. Назначают синусные токи на поясницу, направляют на занятия лечебной физкультурой. Инструктор методист по лечебной физкультуре Кузяков Сергей Николаевич умница и большой фанат своего дела, мой ровесник. Ближе знакомлюсь с ним, оказывается, что срочную службу он проходил в дивизионе С-75 воронежского зенитного ракетного полка, бывал и на комплексе С-200, воспоминания об армии самые положительные. Два хороших зала для занятий, много тренажеров. Настроение поднимается, наш человек, будем заниматься. Сергей Николаевич очень жизнерадостный, заводной человек и большой трудяга. В отделении все делается не спеша, но и больных также много, и по характеру разговоров во время осмотра я понял, что у меня действительно все не так однозначно, как я считал ранее. Отпускают на праздничные дни 3,4,5 ноября домой. Дотачиваю свою шашку, ночью приснился красивый сон. Легким ударом острого лезвия шашки рассек череп змеи, приготовившейся для удара. Возвращаюсь в палату. Еще одно рентгенное исследование, через день снова консилиум. Напряжение нарастает, что — то у меня не так. Приглашают начальника кафедры профессора Эрдес Шандора Федоровича, кафедра здесь же, на четвертом этаже. Заключение комиссии — болезни Бехтерева у вас нет. — Как такое может быть и из — за чего? — Нет лабораторной активности, в крестцово — подвздошном сочленении нет сакраэлита, нет еще многого чего. — Так у меня же есть HLA B27? И на рентгене кпвс в апреле были признаки сакраэлита. Диагноз то поставлен! — Из этого еще ничего не следует, вот на этом, трехдневной давности снимке МРТ, сакраэлита уже нет. У нас есть подозрение на болезнь Форестье, но вы не радуйтесь, она ничем не хуже и ничем не лучше. Завтра будем делать дополнительные исследования. Диагноз болезни Бехтерева у вас не подтвержден. Немного ошалевший от такой информации иду в палату номер 438 и начинаю все заново переосмысливать. Начинаю читать про свою новую болезнь. Название в принципе нравится, очень редко встречается, это тоже нравится, я не такой, как все. Изучаю признаки этой болезни, да все очень сходится, как я сам не дошел до этого? Все достоверно сходится. Да будет так, вздохнул с облегчением. В палату заходит лечащий врач с направлением на исследование на следующий день. Рентген органов грудной клетки и позвоночника в двух проекциях. — Мария Владимировна, уже даже до меня дошло, что у меня болезнь Форестье. Для чего нужны эти снимки? — У нас к вам стало еще больше вопросов, чем ответов. — Что — то страшное? — Нет, скажем так, не до конца все понятно. Теперь понятно, перестраховываются, значит так нужно. Но Форестье от меня уже никуда не денется. Делают рентген ОГК и позвоночника с записью, попросил и десять минут жду описание, выдают лист бумаги. — Дайте еще запись! — Идите к врачу, они уже все видят. Поднимаюсь на этаж, зовут к заведующей, снова консилиум. Снимки, снимки, диски, снимки, свежая запись. Заведующая отделением, как опытный дирижер, дает по очереди высказаться каждому. Весело смотрит на меня. — Идите в палату, лечащий врач доведет до вас всю информацию. Наши лечащие врачи со степенями, большие трудяги, работают как пчелки. В семнадцать часов конец рабочего дня и наблюдаем резкий и дружный уход медицинского персонала с работы. Наши задерживаются допоздна. На следующий день информация Марии Владимировны снова выбивает меня из равновесия. — Болезнь Форестье у вас не подтверждается. — Так что же тогда? — В понедельник начнем разбираться, вы на выходные домой хотите? — Так точно! — Тогда пишите заявление, я подпишу у заведующей и вперед, в понедельник в одиннадцать часов начальник рентгенологического отделения, доктор наук вам лично сделает рентгенографическую денситометрию позвоночника. Исследуем его плотность и структуру. Все ваши снимки я отдала ему, он заинтересовался вашим особым случаем, не забудьте их у него забрать. Вам понятно? — Так точно. Хотя пока ничего совершенно не понятно, ведь я уже полгода лечил болезнь Бехтерева, что же было — неправильный диагноз или все такимне помогла голубая глина? Вот тебе и Форестье. 13 ноября 2018года прохожу денситомерию, как и предположил заранее, остеопороза нет. ————————————————————————- Выписка из истории болезни № 5545 от 14.11.2018, амбулаторная карта № 13965/18: Клинический диагноз: Спондилоартрит. Обсуждение: Учитывая наличие боли смешанного ритма в грудном отделе позвоночника, положительный HLA B 27, подозрение на двухсторонний сакраэлит 1 стадии, пациенту установлен диагноз спондилоартрита. Реактивный отек костного мозга по данным МРТ грудного отдела позвоночника вероятнее всего обусловлен дегенеративными изменениями на фоне остеохондроза, спондилеза, спондилоартроза ( Modic 2-3 ), усилением физиологическогокифоза грудного отдела позвоночника ( повышение нагрузки на передние отделы тел позвонков ), в связи с чем рекомендовано динамическое наблюдение. ————————————————————————————— Точка. И ни слова о анкилозирующем спондилоартирте, его стадиях. Так что же это было на самом деле: — был неправильный диагноз СМ клиники от апреля 2018 года., — или сказалось благоприятное воздействие голубой глины? Выписался из института ревматологии в отличном настроении, лечу завтра утром в 08..05 на Краснодар, и далее в спящий город на Белой реке, которым безусловно является Майкоп, спешу к жене. Через две недели вернемся в Москву, запасусь голубой глиной, запасы ее в наших местах огромные и продолжу намазываться. Через год, если бог даст, напишу о том, что произойдет. Большое спасибо институту ревматологии, здесь работает очень много высокообразованных специалистов, которые еще вдобавок очень хорошие люди. Спасибо заведующей 2-м ревматологическим отделением Урумовой Маргарите Мухарбековне, моему лечащему врачу Подрядновой Марии Владимировне и десяткам других врачей и специалистов, у которых я имел честь лечиться. Мои собратья по палате номер 438 Рашит из Солнечногорска, позывной Правоверный, на фото стоит справа и Александр из Ярославской области, позывной Механик ( стоит посередине ). Большое всем спасибо!

Александр Павлович Николенко

Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (болезнь Форестье)

Диффузный идиопатический гиперостоз скелета, так же известный как болезнь Форестье, патологический процесс, характеризующийся избыточным образованием костной ткани и окостенением связочного аппарата позвоночника и других отделов скелета в области прикрепления связок.

На изображениях обычно характеризуется протяженной оссификацией передней продольной связки в грудном отделе позвоночника, энтезопатией в области седалищных бугров, больших вертелов и гребней подвздошных костей, без вовлечения в процес крестцово-подвздошных сочленений.

Эпидемиология

Диффузный идиопатический гиперостоз скелета обычно манифестирует в второй половине жизни, особенно на 6-7 декадах [1]. Частота диффузного гиперостоза или болезни Форестье в популяции колеблется от 3 до 15%, с преобладанием у лиц мужского пола.

Клинические проявления

Может быть случайной находкой у пациентов без клинических симптомов при обследовании по иным причинам. Может сочетаться с ограничением объема движений, особенно в шейном или нижнем грудном отделе позвоночника.

Патология

Этиология не установлена. Гистологические признаки болезни Форестье включают [2]:

  • фокальная и диффузная кальцификация и оссификация передней продольной связки
  • фиброзной ткани в месте костно-фиброзного сочленения.
  • дегенеративные изменения периферических отделов фиброзных колец межпозвонковых дисков
  • периостальные костные разрастиния по передним поверхностям тел позвонков
Локализация

В основном локализуется в шейном и грудном отделах позвоночника (чаще на уровне Th7-11 [2]).

Сочетанная патология

Диагностика диффузного идиопатического гиперостоза скелета

Рентгенография и компьютерная томография
Изменения позвоночного столба
  • фигура «капель восковой свечи», образованная остеофитами по передней поверхности тел позвонков, соединяющими в виде мостиков четыре и более позвонков
  • неизмененное пространство (ширина) межпозвонкового диска
  • анкилоз позвонков более часто встречается в грудном, чем в шейном и поясничном отделах позвоночника
    • часто неполный
    • протрузии межпозвонковых дисков ограниченные в виде мостиков остеофитами
  • отсутсвие сакроилеита или анкилоза фасеточных (межпозвонковых) суставов
Экстраспинальные проявления
  • энтезопатия  — воспалительное поражение сухожилий в местах прикрепления их в области гребней подвздошных костей, седалищных бугров, большого вертела, локтевого отростка, пяточного бугра, надколенника.

Лечение и прогноз

Лечение симптоматическое в виде физиотерапии и назначения противовоспалительных препаратов. Следующие возможные осложнения могут требовать соответствующего лечения: 

  • перелом позвоночника
  • дисфагия вызванная механической компрессией костных разрастаний по переднией поверхности шейного отдела позвоночника [3]

Дифференциальный диагноз

  • анкилозирующий спондилит
    • синдесмофиты: тонкие костные перемычки между позвонками («симптом бамбуковой палки») 
    • вовлечение крестцово-подвздошных суставов (нижние две трети)
    • остеопороз
  • дегенеративные изменения позвоночинка
    • обычно имеются краевые разарстания суставных отростков тел позвонков и дегенеративные изменения дугоотростчатых суставов
    • дегенеративные изменения межпозвонковых дисков
  • флюороз
    • длительная интоксикация фторидами
    • может вызывать кальцификацию околопозвоночных связок
  • у детей — ювенильный идиопатический артрит

Синонимы

  • Болезнь Форестье
  • старческий фиксирующий гиперостоз
  • анкилозирующий лигаментоз

Форестье болезнь — это… Что такое Форестье болезнь?

заболевание, обусловленное развитием костной ткани в связках и сухожилиях. Рентгенологические признаки Ф. б. регистрируются в возрасте старше 40 лет, несколько чаще у мужчин. Этиология и патогенез не выяснены. Развитие Ф. б. только во второй половине жизни, а также нередкое клинически бессимптомное течение позволяют предположить, что в основе Ф. б. лежит старение соединительной ткани. Длительное время считалось, что Ф. б. ограничивается оссификацией связок позвоночника, но с середины 70-х гг. все большее распространение получает представление о генерализованном характере патологического процесса, который захватывает многие связки и сухожилия как позвоночника, так и периферического скелета. Первоначальные изменения в виде очагов метаплазии соединительной ткани в хрящевую, а затем кистную выявляются в местах прикрепления связок и сухожилий к костям. Наиболее постоянно процесс эктопического костеобразования отмечается в передней продольной связке позвоночника, собственной связке надколенника, местах прикрепления сухожилий мышц к подвздошным костям, подошвенном апоневрозе, иногда в задней продольной связке позвоночника. В зарубежной литературе для описания этих патологических изменений широко используется термин «гиперостоз», что не соответствует принятому в отечественной литературе представлению о гиперостозе как патологическом увеличении содержания костного вещества в неизмененной костной ткани. Клиническая картина. Характерны жалобы на дискомфорт, скованность, реже на боли в грудном отделе позвоночника. Эти ощущения усиливаются утром после сна, к концу рабочего дня, после физической нагрузки, длительного нахождения в одной позе, на холоде. При распространении процесса на шейный и поясничный отделы позвоночника указанные ощущения могут отмечаться и в этих отделах. У одних больных неприятные ощущения постоянны, у других возникают эпизодически. Степень выраженности их варьирует, но редко бывает значительной. Нередко, особенно в преклонном возрасте, жалобы полностью отсутствуют. В единичных случаях при очень значительном утолщении передней продольной связки позвоночника может возникнуть сдавление пищевода, что затрудняет прохождение твердой пищи. Параллелизм между клинической или рентгенологической картиной заболевания отсутствует. Первые клинические симптомы могут начаться за 10—15 лет до появления характерных рентгенологических изменений. Развитие гиперостозов в периферических делах скелета может приводить к появлению локальных болей, чаще в пяточных и локтевых областях, реже в области таза, коленных и плечевых суставах. Боли обычно кратковременные, но могут принимать стойкий характер. Количество периферических гиперостозов, выявленных рентгенологически, всегда значительно превышает число болевых зон. Видимо, клиническая симптоматика определяется не самими гиперостозами связок и сухожилий, а эпизодическим развитием реактивного воспаления этих структур в процессе оссификации. При осмотре больных существенных внешних изменений со стороны опорно-двигательного аппарата не отмечается. Могут наблюдаться лишь ограничение движений в грудном теле позвоночника, небольшое усиление грудного кифоза, болезненность при надавливании на остистые отростки позвонков в этом отделе. В случае значительной выраженности периферических гиперостозов, особенно в локтевых или пяточных областях, их можно пропальпировать. При реактивном воспалении этих структур отмечаются локальная болезненность, иногда припухлость окружающих тканей. В случае оссификации задней продольной связки позвоночника и сдавления спинного мозга развиваются неврологические нарушения, характерные для шейной миелопатии, вплоть до тетраплегии. Диагноз основывается на данных рентгенографии позвоночника. Выявляется патогномоничный признак — оссификация передней продольной связки, первоначально в грудном отделе. В норме эта связка тонкая, при рентгенографии не видна, проходит вдоль всего позвоночника, огибает межпозвоночные диски и прикрепляется к телам позвонков; в результате оссификации эта связка становится рентгенопозитивной. Патологический процесс в связке обычно начинается в области тел позвонков, постепенно распространяется на другие отделы связки, что приводит к резкому и неравномерному ее утолщению (рис.), иногда до 10—20 мм. На рентгеновских снимках в прямой проекции в выраженных случаях позвоночник окружен по бокам лентовидными образованиями костной плотности с неровными контурами, как бы стекающими вдоль позвоночного столба, выгибаясь на уровне межпозвоночных дисков и соприкасаясь с телами позвонков. Позвоночник на определенных уровнях становится как бы закованным вновь образованной костной тканью (анкилозирующий гиперостоз позвоночника). Диагноз Ф. б. считается достоверным, если определяется непрерывное окостенение передней продольной связки на протяжении не менее четырех последовательных сегментов позвоночника вдоль переднелатеральной его части при условии отсутствия в этой области признаков Остеохондроза, а также рентгенологических признаков Сакроилеита. При рентгенографии различных отделов периферического скелета выявляются окостенение мест прикрепления сухожилий и связок к костям в виде шпор, бахромы, а иногда оссификация капсул суставов.

Каких-либо характерных лабораторных изменений, в том числе повышения показателей воспаления, при исследовании крови не находят; довольно часто отмечают гипергликемию.

Иногда при Ф. б., основываясь исключительно на данных рентгенографии, ошибочно диагностируют Бехтерева болезнь. При болезни Бехтерева обычно выявляют сакроилеит, а также оссификацию наружных слоев фиброзной части межпозвоночных дисков, что на рентгенограммах проявляется тонкими линейными тенями, которые определяются только на уровне межпозвоночных дисков, как бы окаймляя их. При остеохондрозе позвоночника и спондилезе (Спондилёз) грубые краевые разрастания тел позвонков могут быть ошибочно расценены как признаки Ф. б. Это впечатление возникает обычно при анализе снимка в прямой проекции и рассеивается при просмотре рентгенограмм, произведенных в боковой проекции. При остеохондрозе позвоночника и спондилезе отчетливо видно, что оссификации подверглись лишь структуры на уровне межпозвоночных дисков, для Ф. б. характерна оссификация передней продольной связки как на уровне межпозвоночных дисков, так и прежде всего на уровне тел позвонков. Лечение. Специфического лечения не разработано. При неприятных ощущениях в области позвоночника применяют массаж, тепловые процедуры, ЛФК, различные виды физиотерапии, бальнеотерапию, нестероидные противовоспалительные средства (индометацин и др.). При болях в периферических отделах скелета наиболее эффективны инфильтрация болезненных зон кортикостероидами и анестетиками, назначение фонофореза гидрокортизона, аппликации противовоспалительных мазей (бутадиеновой и т.п.).

Прогноз для жизни благоприятный при отсутствии поражения задней продольной связки позвоночника.

Рентгенограмма грудного отдела позвоночника (боковая проекция) при болезни Форестье: утолщение передней продольной связки (указано стрелками).

Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH) — Симптомы и причины

Обзор

Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH) — это костное затвердение связок в областях, где они прикрепляются к позвоночнику.

Это состояние, также известное как болезнь Форестье, может не вызывать симптомов или требовать лечения. Если это действительно вызывает симптомы, наиболее распространенными являются легкая или умеренная боль и жесткость в верхней части спины.БЛЮДА также может повлиять на вашу шею и поясницу, а у некоторых людей БЛЮДА может появиться и в других областях, таких как плечи, локти, колени и пятки.

БЛЮДО может быть прогрессивным. По мере ухудшения может вызвать серьезные осложнения.

Продукты и услуги

Показать больше продуктов от Mayo Clinic

Симптомы

У вас может не быть никаких признаков или симптомов DISH. У тех, у кого есть признаки и симптомы, чаще всего поражается верхняя часть спины.Признаки и симптомы могут включать:

  • Жесткость. Скованность может быть наиболее заметной по утрам.
  • Боль. Вы можете почувствовать боль в спине или других пораженных участках, таких как плечо, локоть, колено или пятка.
  • Потеря диапазона движений. Вы можете заметить это больше всего, когда потягиваетесь из стороны в сторону.
  • Затрудненное глотание или хриплый голос. Они могут быть у вас, если у вас на шее БЛЮДА.

Когда обращаться к врачу

Запишитесь на прием к врачу, если у вас постоянная боль или скованность в каком-либо суставе или спине.

Причины

DISH вызывается накоплением солей кальция в связках и сухожилиях, а также затвердением и разрастанием костей. Но почему это происходит, неизвестно.

Факторы риска

Врачи имеют некоторое представление о том, что может повысить ваш риск заболевания.Факторы риска включают:

  • Пол. У мужчин больше шансов заболеть БЛЮДО.
  • Пожилой возраст. БЛЮДА чаще всего встречается у пожилых людей, особенно у людей старше 50.
  • Диабет и другие заболевания. У людей с диабетом 2 типа вероятность развития ДИСГ выше, чем у людей без диабета. Другие состояния, которые могут повысить уровень инсулина в вашем организме, также могут увеличить ваш риск, включая гиперинсулинемию, преддиабет и ожирение.
  • Некоторые лекарства. Долгосрочное употребление лекарств, называемых ретиноидами, таких как изотретиноин (Amnesteem, Claravis и др.), Которые используются для лечения кожных заболеваний, таких как прыщи, может увеличить ваш риск.

Осложнения

Люди с DISH подвержены риску определенных осложнений, таких как:

  • Инвалидность. Потеря диапазона движений в пораженном суставе может затруднить использование этого сустава. Например, БЛЮДА на плече может затруднить использование руки.
  • Затрудненное глотание. Костные шпоры на шее могут оказывать давление на пищевод. Давление со стороны костных шпор может также вызвать хриплый голос или апноэ во сне — расстройство сна, при котором вы часто перестаете дышать во время сна. В редких случаях это может стать серьезным заболеванием и потребовать хирургического вмешательства по удалению костных шпор.
  • Перелом позвоночника. DISH может увеличить риск перелома костей позвоночника, особенно если у вас умеренное или тяжелое заболевание.Даже незначительные травмы могут стать причиной переломов. Для восстановления разрывов может потребоваться операция.

20 октября 2020 г.

Показать ссылки
  1. Vaishya R, et al. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH) — частая, но менее известная причина боли в спине. Журнал клинической ортопедии и травм. 2017; 8: 191.
  2. Helfgott SM. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH).https://www.uptodate.com/contents/search. По состоянию на 2 октября 2018 г.
  3. Mader R, et al. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH): где мы сейчас находимся и куда двигаться дальше. Ревматические и скелетно-мышечные заболевания Открыть. 2017; 3: e000472.
  4. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета. Информационный центр по генетическим и редким заболеваниям. https://rarediseases.info.nih.gov/diseases/6460/diffuse-idiopathic-skeletal-hyperostosis. По состоянию на 2 октября 2018 г.

Связанные

Связанные процедуры

Показать другие связанные процедуры

Продукты и услуги

Показать больше продуктов и услуг Mayo Clinic

Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH)

Болезнь Форестье, проявляющаяся дисфагией и дисфонией

Pan Afr Med J.2014; 17: 168.

Jaafar Najib

1 Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Paris, France

Stephane Goutagny

1 Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Paris, France

Math

Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Париж, Франция

Thierry Faillot

1 Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Paris, France

Michel Kalamarides

1 Service de Neurochirurgie, Paris

Service de Neurochirurgie, Paris

1 Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Париж, Франция

& Автор для переписки: Jaafar Najib, Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Paris, France

Поступило 12 февраля 2013 г .; Принята в печать 19 февраля 2014 г.

Панафриканский медицинский журнал — ISSN 1937-8688. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Реферат

Болезнь Форестье, также известная как диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH), представляет собой патологию тел позвонков, характеризующуюся обильным образованием остеофитов. Болезнь Форестье обычно лечится консервативно.Сообщается, что хирургическая резекция остеофитов является эффективным методом лечения тяжелых случаев и / или случаев обструкции дыхательных путей. Мы сообщаем о 55-летнем мужчине с 6-месячной прогрессирующей дисфагией и дисфонией. Ему успешно вылечили переднюю шейную остеофитэктомию без спондилодеза. Включен обзор литературы.

Ключевые слова: Болезнь Форестье, дисфагия, дисфония

Введение

Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH) — оссифицирующий диатез, характеризующийся спинальной и периферической энтезопатией.Впервые он был описан как старческий анкилозирующий гиперостоз позвоночника Forestier и Rotes-Querol в 1950 году. В 1970-х годах Резник и др. Придумали термин DISH для этого системного заболевания.

Пациент и наблюдение

Мужчина 78 лет с синдромом обструктивного апноэ во сне, заболеванием периферических сосудов, артериальной гипертензией, операцией по поводу стеноза поясничного отдела позвоночника в 2008 году и шейной спондилопатией, с 6-месячной историей прогрессирующей дисфагии. дисфония и изменение общего состояния.Пациенту выполнена чрескожная эндоскопическая гастростомия. При осмотре неврологически здоров, без клинических проявлений шейного спондилеза. Компьютерная томография шеи показала передние шейные остеофиты, смещающие верхние дыхательные пути и сдавливающие пищевод ().

Компьютерная томография шеи показала изменения остеоартрита, характерные для передних шейных остеофитов, вызывающих смещение верхних дыхательных путей и компрессию пищевода.

Стандартный передний шейный доступ осуществлялся через поперечный разрез кожи.Двигаясь кпереди от каротидного влагалища, мы идентифицировали пальпируемые остеофиты и рассекали длинную мышцу толстой кишки латерально с помощью режущей диатермии. Под контролем серийной интраоперационной рентгеноскопии мы высверлили остеофиты, получив нормальный контур передней поверхности тел позвонков от C4 до C6. Затем вырезанная кость просверливалась алмазным фрезером. Процедура была несложной, и на следующий день он был выписан с быстрым исчезновением дисфагии. Перед выпиской была проведена контрольная компьютерная томография шейки матки ().Через 8 недель наблюдения в клинике он оставался здоровым.

Послеоперационная сагиттальная компьютерная томография шейки матки с костным окном, показывающая полную резекцию передних остеофитов

Обсуждение

Болезнь Форетье, также известная как диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH), представляет собой оссифицирующий диастез, характеризующийся спинальной и периферической энтезопатией. Впервые он был описан как старческий анкилозирующий гиперостоз позвоночника Forestier и Rothe-Querol в 1950 году [1]. В 1970 году Резник и др. [2, 3] придумали термин DISH для этой системной сущности.Они также выступали за следующие три диагностических критерия: (а) наличие следующей оссификации передней продольной связки (OALL) по крайней мере четырех смежных тел позвонков, (б) сохранение высоты межпозвоночного диска и (в) отсутствие апофиза. анкилоз костей суставов и эрозия крестцово-подвздошных суставов, внутрисуставное костное сращение или склероз.

Это заболевание чаще всего поражает параспинальные связки, преимущественно переднюю продольную связку и иногда заднюю продольную связку [4, 5].Грудной отдел почти всегда поражен (96%). В меньшей степени поражаются поясничный (90%) и шейный (78%) отделы [4, 6, 7]. Иногда утолщение мягких тканей и кальцификация могут возникать также в периферических суставах, особенно бедренной кости, надколеннике или плюсневом суставе [4, 8, 9].

Болезнь Форестье преобладает у мужчин, поражая в основном пожилых людей в возрасте пятого или шестого десятилетия жизни [4, 9, 10]. Сообщается, что болезнь Форестье поражает 1 из 4 мужчин и примерно 1 из 7 женщин в возрасте старше 50 лет [6].В 1926 г. Моше [11] первым сообщил о дисфагии, вызванной шейными остеофитами. Клинические исследования показали, что у 17–28% пациентов с ДИСГ проявляются симптомы дифагии из-за шейных остеофитов [12]. Крупные остеофиты действительно вызывают нарушения глотания посредством различных механизмов, включая: (а) прямое механическое сжатие глотки и пищевода [2], (б) нарушение нормального наклона надгортанника над гортани, в которое вовлечены остеофиты на уровне С3-С4 [2]. 13, 14]. (c) Воспалительные реакции в тканях вокруг пищевода [15, 16] и крико-глоточный спазм [1].

Судя по терминологии заболевания, патогенез неизвестен [6]. Однако недавние исследования показали, что ожирение и родственник первой степени с гипертонией или сахарным диабетом являются серьезными факторами риска для развития болезни Форестье [17, 18]. Консервативное лечение показано для первоначального ведения большинства пациентов [1, 16, 19, 20]. Сообщалось, что хирургическая резекция остеофитов является эффективным методом лечения тяжелых случаев и / или случаев обструкции дыхательных путей [14, 21, 22].

В литературе описано много хирургических отчетов о дисфагии, связанной с DISH [16, 23], однако некоторые из них включают послеоперационные результаты за более чем 2 года. Мало изучено возобновление роста остеофитов после хирургической резекции. Hirano et al [24] сообщили, что у двух пациентов через 4,5 года после хирургической резекции развилось бессимптомное рецидивирующее остеофитическое образование на оперированном участке. В исследовании Kei Miyamato et al. Среднее послеоперационное увеличение размера большого рецидивирующего остеофита у каждого пациента составляло около 1 мм / год.Вероятно, что большинство пациентов вернутся к своему дооперационному состоянию через 14-20 лет после операции, потому что размер самого большого рецидивирующего остеофита достигнет 14-20 мм, что равно дооперационному размеру [25].

Заключение

Хотя большинство пациентов с болезнью Форестье можно лечить консервативно, для пациентов с симптомами, оправдывающими вмешательство, хирургическое вмешательство является безопасным и эффективным вариантом. Однако пациенты требуют длительного наблюдения.

Конкурирующие интересы

Авторы заявляют об отсутствии конкурирующих интересов.

Вклад авторов

Все авторы внесли свой вклад в написание этой рукописи. Все авторы прочитали и одобрили окончательную версию этой рукописи.

Список литературы

2. Резник Д., Ниваяма Г. Рентгенологические и патологические особенности поражения позвоночника при диффузном идиопатическом гиперостозе скелета (DISH) Радиология. Июнь 1976 г., 119 (3): 559–68. [PubMed] [Google Scholar] 3. Resnick D, Niwayama G. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH): анкилозирующий гиперостоз Forestier и Rotes-Querol.В: Резник Д., Ниваяма Дж., Редакторы. Диагностика заболеваний костей и суставов. Филадельфия: У. Б. Сондерс; 1988. С. 1562–1602. [PubMed] [Google Scholar] 6. Masiero S, Padoan E, Bazzi M и др. Дисфагия вследствие диффузного идиопатического гиперостоза скелета: анализ пяти случаев. Rheumatol Int. 2009. 30: 681–5. [PubMed] [Google Scholar] 7. Кос М.П., ​​ван Ройен Б.Дж., Дэвид Э.Ф. и др. Передние шейные остеофиты, приводящие к тяжелой дисфагии и аспирации: два сообщения о клинических случаях и обзор литературы. J Laryngol.Отол. 2009. 123 (10): 1169–73. [PubMed] [Google Scholar] 8. Мадер Р. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета: время перемен. J Rheumatol. 2008. 35 (3): 377–9. [PubMed] [Google Scholar] 9. Мадер Р., Сарци-Путтини П., Атзени Ф. и др. Экстраспинальные проявления диффузного идиопатического гиперостоза скелета. Ревматология. 2009. 48 (12): 1478–81. [PubMed] [Google Scholar] 10. Алькасар Л., Херес П., Гомес-Ангуло Дж. К. и др. Болезнь Форестье-Ротеса-Кероля: окостенение передней шейной продольной связки как причина дисфагии.Нейроциругия (Астур). 2008 авг .; 19 (4): 350–5. [PubMed] [Google Scholar] 11. Mosher HP. Экзостозы шейных позвонков как причина затруднения глотания. Ларингоскоп. 1926; 36: 181–182. [Google Scholar] 12. Майури Ф., Стелла Л., Сардо Л. и др. Дисфагия и одышка из-за переднего шейного остеофита. Arch Orthop Trauma Surg. 2002 Май; 122 (4): 245–7. [PubMed] [Google Scholar] 13. Ламберт Дж. Р., Тепперман П. С., Хименес Дж. И др. Заболевания шейного отдела позвоночника и дисфагия: четыре новых случая и обзор литературы.Am J Gastroenterol. Июль 1981 г .; 76 (1): 35–40. [PubMed] [Google Scholar] 14. Судзуки К., Исида Ю., Омори К. Долгосрочное наблюдение диффузного идиопатического гиперостоза скелета в шейном отделе позвоночника: анализ прогрессирования окостенения. Нейрорадиология. 1991. 33 (5): 427–431. [PubMed] [Google Scholar] 15. Ахтар С., О’флинн П.Е., Келли А. и др. Лечение дисфагии при гиперостозе скелета. J Laryngol Otol. 2000. 114 (2): 154–157. [PubMed] [Google Scholar] 16. Утсингер П.Д. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH, анкилозирующий гиперостоз позвоночника) В: Московиц Р.В., редактор.Остеоартроз: диагностика и медикаментозное / хирургическое лечение. Филадельфия: У. Б. Сондерс; 1992. С. 355–365. [Google Scholar] 17. Мадер Р., Лави И. Сахарный диабет и гипертония как факторы риска раннего диффузного идиопатического скелетного гиперостоза (DISH), остеоартрита, хряща. 2009. 17 (6): 825–8. [PubMed] [Google Scholar] 18. Поцелуй C., Szilágyi M, Paksy A, et al. Факторы риска диффузного идиопатического гиперостоза скелета: исследование случай-контроль. Ревматология. 2002; 41: 27–30. [PubMed] [Google Scholar] 19. Лаус М., Малагути МС, Альфонсо С. и др.Дисфагия из-за остеофитоза шейки матки. Chir Organi Mov. 1995 июль-август; 80 (3): 263–71. [PubMed] [Google Scholar] 20. Гоэл Р., Сампат П., Микаэлян Д.О. Дисфагия, вызванная шейными остеофитами: три случая успешно вылечены хирургическим путем. Otolaryngol Head Neck Surg. 1999; 120: 92–6. [PubMed] [Google Scholar] 21. Штрассер Г., Шима В., Шобер Э. и др. Остеофиты шейки матки, поражающие глотку: важность размера и сопутствующих заболеваний для развития аспирации. AJR Am J Roentgenol. 2000 Февраль; 174 (2): 449–53.[PubMed] [Google Scholar] 22. Маккафферти Р. Р., Харрисон М. Дж., Тамас Л. Б. и др. Оссификация передней продольной связки и болезнь Форестье: анализ семи случаев. J Neurosurg. 1995 Июль; 83 (1): 13–7. [PubMed] [Google Scholar] 23. Карлиньш Н.Л., Яган Р. Одышка и охриплость: осложнение диффузного идиопатического гиперостоза скелета. Позвоночник. 1991 Февраль; 16 (2): 235–7. [PubMed] [Google Scholar] 24. Стюарт Д. Дисфагия из-за остеофитов шейки матки: описание пяти пациентов и обзор литературы.Int Orthop. 1989. 13 (2): 95–9. [PubMed] [Google Scholar] 25. Миямото К., Сугияма С., Хосоэ Х., Иинума Н. и др. Послеоперационный рецидив остеофитов, вызывающих дисфагию, у пациентов с диффузным идиопатическим гиперостозом скелета. Eur Spine J. 2009, ноябрь; 18 (11): 1652–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Болезнь Форестье с дисфагией и дисфонией

Pan Afr Med J. 2014; 17: 168.

Jaafar Najib

1 Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Paris, France

Stephane Goutagny

1 Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Paris, France

Math

Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Париж, Франция

Thierry Faillot

1 Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Paris, France

Michel Kalamarides

1 Service de Neurochirurgie, Paris

Service de Neurochirurgie, Paris

1 Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Париж, Франция

& Автор для переписки: Jaafar Najib, Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Paris, France

Поступило 12 февраля 2013 г .; Принята в печать 19 февраля 2014 г.

Панафриканский медицинский журнал — ISSN 1937-8688. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Реферат

Болезнь Форестье, также известная как диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH), представляет собой патологию тел позвонков, характеризующуюся обильным образованием остеофитов. Болезнь Форестье обычно лечится консервативно.Сообщается, что хирургическая резекция остеофитов является эффективным методом лечения тяжелых случаев и / или случаев обструкции дыхательных путей. Мы сообщаем о 55-летнем мужчине с 6-месячной прогрессирующей дисфагией и дисфонией. Ему успешно вылечили переднюю шейную остеофитэктомию без спондилодеза. Включен обзор литературы.

Ключевые слова: Болезнь Форестье, дисфагия, дисфония

Введение

Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH) — оссифицирующий диатез, характеризующийся спинальной и периферической энтезопатией.Впервые он был описан как старческий анкилозирующий гиперостоз позвоночника Forestier и Rotes-Querol в 1950 году. В 1970-х годах Резник и др. Придумали термин DISH для этого системного заболевания.

Пациент и наблюдение

Мужчина 78 лет с синдромом обструктивного апноэ во сне, заболеванием периферических сосудов, артериальной гипертензией, операцией по поводу стеноза поясничного отдела позвоночника в 2008 году и шейной спондилопатией, с 6-месячной историей прогрессирующей дисфагии. дисфония и изменение общего состояния.Пациенту выполнена чрескожная эндоскопическая гастростомия. При осмотре неврологически здоров, без клинических проявлений шейного спондилеза. Компьютерная томография шеи показала передние шейные остеофиты, смещающие верхние дыхательные пути и сдавливающие пищевод ().

Компьютерная томография шеи показала изменения остеоартрита, характерные для передних шейных остеофитов, вызывающих смещение верхних дыхательных путей и компрессию пищевода.

Стандартный передний шейный доступ осуществлялся через поперечный разрез кожи.Двигаясь кпереди от каротидного влагалища, мы идентифицировали пальпируемые остеофиты и рассекали длинную мышцу толстой кишки латерально с помощью режущей диатермии. Под контролем серийной интраоперационной рентгеноскопии мы высверлили остеофиты, получив нормальный контур передней поверхности тел позвонков от C4 до C6. Затем вырезанная кость просверливалась алмазным фрезером. Процедура была несложной, и на следующий день он был выписан с быстрым исчезновением дисфагии. Перед выпиской была проведена контрольная компьютерная томография шейки матки ().Через 8 недель наблюдения в клинике он оставался здоровым.

Послеоперационная сагиттальная компьютерная томография шейки матки с костным окном, показывающая полную резекцию передних остеофитов

Обсуждение

Болезнь Форетье, также известная как диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH), представляет собой оссифицирующий диастез, характеризующийся спинальной и периферической энтезопатией. Впервые он был описан как старческий анкилозирующий гиперостоз позвоночника Forestier и Rothe-Querol в 1950 году [1]. В 1970 году Резник и др. [2, 3] придумали термин DISH для этой системной сущности.Они также выступали за следующие три диагностических критерия: (а) наличие следующей оссификации передней продольной связки (OALL) по крайней мере четырех смежных тел позвонков, (б) сохранение высоты межпозвоночного диска и (в) отсутствие апофиза. анкилоз костей суставов и эрозия крестцово-подвздошных суставов, внутрисуставное костное сращение или склероз.

Это заболевание чаще всего поражает параспинальные связки, преимущественно переднюю продольную связку и иногда заднюю продольную связку [4, 5].Грудной отдел почти всегда поражен (96%). В меньшей степени поражаются поясничный (90%) и шейный (78%) отделы [4, 6, 7]. Иногда утолщение мягких тканей и кальцификация могут возникать также в периферических суставах, особенно бедренной кости, надколеннике или плюсневом суставе [4, 8, 9].

Болезнь Форестье преобладает у мужчин, поражая в основном пожилых людей в возрасте пятого или шестого десятилетия жизни [4, 9, 10]. Сообщается, что болезнь Форестье поражает 1 из 4 мужчин и примерно 1 из 7 женщин в возрасте старше 50 лет [6].В 1926 г. Моше [11] первым сообщил о дисфагии, вызванной шейными остеофитами. Клинические исследования показали, что у 17–28% пациентов с ДИСГ проявляются симптомы дифагии из-за шейных остеофитов [12]. Крупные остеофиты действительно вызывают нарушения глотания посредством различных механизмов, включая: (а) прямое механическое сжатие глотки и пищевода [2], (б) нарушение нормального наклона надгортанника над гортани, в которое вовлечены остеофиты на уровне С3-С4 [2]. 13, 14]. (c) Воспалительные реакции в тканях вокруг пищевода [15, 16] и крико-глоточный спазм [1].

Судя по терминологии заболевания, патогенез неизвестен [6]. Однако недавние исследования показали, что ожирение и родственник первой степени с гипертонией или сахарным диабетом являются серьезными факторами риска для развития болезни Форестье [17, 18]. Консервативное лечение показано для первоначального ведения большинства пациентов [1, 16, 19, 20]. Сообщалось, что хирургическая резекция остеофитов является эффективным методом лечения тяжелых случаев и / или случаев обструкции дыхательных путей [14, 21, 22].

В литературе описано много хирургических отчетов о дисфагии, связанной с DISH [16, 23], однако некоторые из них включают послеоперационные результаты за более чем 2 года. Мало изучено возобновление роста остеофитов после хирургической резекции. Hirano et al [24] сообщили, что у двух пациентов через 4,5 года после хирургической резекции развилось бессимптомное рецидивирующее остеофитическое образование на оперированном участке. В исследовании Kei Miyamato et al. Среднее послеоперационное увеличение размера большого рецидивирующего остеофита у каждого пациента составляло около 1 мм / год.Вероятно, что большинство пациентов вернутся к своему дооперационному состоянию через 14-20 лет после операции, потому что размер самого большого рецидивирующего остеофита достигнет 14-20 мм, что равно дооперационному размеру [25].

Заключение

Хотя большинство пациентов с болезнью Форестье можно лечить консервативно, для пациентов с симптомами, оправдывающими вмешательство, хирургическое вмешательство является безопасным и эффективным вариантом. Однако пациенты требуют длительного наблюдения.

Конкурирующие интересы

Авторы заявляют об отсутствии конкурирующих интересов.

Вклад авторов

Все авторы внесли свой вклад в написание этой рукописи. Все авторы прочитали и одобрили окончательную версию этой рукописи.

Список литературы

2. Резник Д., Ниваяма Г. Рентгенологические и патологические особенности поражения позвоночника при диффузном идиопатическом гиперостозе скелета (DISH) Радиология. Июнь 1976 г., 119 (3): 559–68. [PubMed] [Google Scholar] 3. Resnick D, Niwayama G. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH): анкилозирующий гиперостоз Forestier и Rotes-Querol.В: Резник Д., Ниваяма Дж., Редакторы. Диагностика заболеваний костей и суставов. Филадельфия: У. Б. Сондерс; 1988. С. 1562–1602. [PubMed] [Google Scholar] 6. Masiero S, Padoan E, Bazzi M и др. Дисфагия вследствие диффузного идиопатического гиперостоза скелета: анализ пяти случаев. Rheumatol Int. 2009. 30: 681–5. [PubMed] [Google Scholar] 7. Кос М.П., ​​ван Ройен Б.Дж., Дэвид Э.Ф. и др. Передние шейные остеофиты, приводящие к тяжелой дисфагии и аспирации: два сообщения о клинических случаях и обзор литературы. J Laryngol.Отол. 2009. 123 (10): 1169–73. [PubMed] [Google Scholar] 8. Мадер Р. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета: время перемен. J Rheumatol. 2008. 35 (3): 377–9. [PubMed] [Google Scholar] 9. Мадер Р., Сарци-Путтини П., Атзени Ф. и др. Экстраспинальные проявления диффузного идиопатического гиперостоза скелета. Ревматология. 2009. 48 (12): 1478–81. [PubMed] [Google Scholar] 10. Алькасар Л., Херес П., Гомес-Ангуло Дж. К. и др. Болезнь Форестье-Ротеса-Кероля: окостенение передней шейной продольной связки как причина дисфагии.Нейроциругия (Астур). 2008 авг .; 19 (4): 350–5. [PubMed] [Google Scholar] 11. Mosher HP. Экзостозы шейных позвонков как причина затруднения глотания. Ларингоскоп. 1926; 36: 181–182. [Google Scholar] 12. Майури Ф., Стелла Л., Сардо Л. и др. Дисфагия и одышка из-за переднего шейного остеофита. Arch Orthop Trauma Surg. 2002 Май; 122 (4): 245–7. [PubMed] [Google Scholar] 13. Ламберт Дж. Р., Тепперман П. С., Хименес Дж. И др. Заболевания шейного отдела позвоночника и дисфагия: четыре новых случая и обзор литературы.Am J Gastroenterol. Июль 1981 г .; 76 (1): 35–40. [PubMed] [Google Scholar] 14. Судзуки К., Исида Ю., Омори К. Долгосрочное наблюдение диффузного идиопатического гиперостоза скелета в шейном отделе позвоночника: анализ прогрессирования окостенения. Нейрорадиология. 1991. 33 (5): 427–431. [PubMed] [Google Scholar] 15. Ахтар С., О’флинн П.Е., Келли А. и др. Лечение дисфагии при гиперостозе скелета. J Laryngol Otol. 2000. 114 (2): 154–157. [PubMed] [Google Scholar] 16. Утсингер П.Д. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH, анкилозирующий гиперостоз позвоночника) В: Московиц Р.В., редактор.Остеоартроз: диагностика и медикаментозное / хирургическое лечение. Филадельфия: У. Б. Сондерс; 1992. С. 355–365. [Google Scholar] 17. Мадер Р., Лави И. Сахарный диабет и гипертония как факторы риска раннего диффузного идиопатического скелетного гиперостоза (DISH), остеоартрита, хряща. 2009. 17 (6): 825–8. [PubMed] [Google Scholar] 18. Поцелуй C., Szilágyi M, Paksy A, et al. Факторы риска диффузного идиопатического гиперостоза скелета: исследование случай-контроль. Ревматология. 2002; 41: 27–30. [PubMed] [Google Scholar] 19. Лаус М., Малагути МС, Альфонсо С. и др.Дисфагия из-за остеофитоза шейки матки. Chir Organi Mov. 1995 июль-август; 80 (3): 263–71. [PubMed] [Google Scholar] 20. Гоэл Р., Сампат П., Микаэлян Д.О. Дисфагия, вызванная шейными остеофитами: три случая успешно вылечены хирургическим путем. Otolaryngol Head Neck Surg. 1999; 120: 92–6. [PubMed] [Google Scholar] 21. Штрассер Г., Шима В., Шобер Э. и др. Остеофиты шейки матки, поражающие глотку: важность размера и сопутствующих заболеваний для развития аспирации. AJR Am J Roentgenol. 2000 Февраль; 174 (2): 449–53.[PubMed] [Google Scholar] 22. Маккафферти Р. Р., Харрисон М. Дж., Тамас Л. Б. и др. Оссификация передней продольной связки и болезнь Форестье: анализ семи случаев. J Neurosurg. 1995 Июль; 83 (1): 13–7. [PubMed] [Google Scholar] 23. Карлиньш Н.Л., Яган Р. Одышка и охриплость: осложнение диффузного идиопатического гиперостоза скелета. Позвоночник. 1991 Февраль; 16 (2): 235–7. [PubMed] [Google Scholar] 24. Стюарт Д. Дисфагия из-за остеофитов шейки матки: описание пяти пациентов и обзор литературы.Int Orthop. 1989. 13 (2): 95–9. [PubMed] [Google Scholar] 25. Миямото К., Сугияма С., Хосоэ Х., Иинума Н. и др. Послеоперационный рецидив остеофитов, вызывающих дисфагию, у пациентов с диффузным идиопатическим гиперостозом скелета. Eur Spine J. 2009, ноябрь; 18 (11): 1652–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Болезнь Форестье с дисфагией и дисфонией

Pan Afr Med J. 2014; 17: 168.

Jaafar Najib

1 Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Paris, France

Stephane Goutagny

1 Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Paris, France

Math

Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Париж, Франция

Thierry Faillot

1 Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Paris, France

Michel Kalamarides

1 Service de Neurochirurgie, Paris

Service de Neurochirurgie, Paris

1 Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Париж, Франция

& Автор для переписки: Jaafar Najib, Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Paris, France

Поступило 12 февраля 2013 г .; Принята в печать 19 февраля 2014 г.

Панафриканский медицинский журнал — ISSN 1937-8688. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Реферат

Болезнь Форестье, также известная как диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH), представляет собой патологию тел позвонков, характеризующуюся обильным образованием остеофитов. Болезнь Форестье обычно лечится консервативно.Сообщается, что хирургическая резекция остеофитов является эффективным методом лечения тяжелых случаев и / или случаев обструкции дыхательных путей. Мы сообщаем о 55-летнем мужчине с 6-месячной прогрессирующей дисфагией и дисфонией. Ему успешно вылечили переднюю шейную остеофитэктомию без спондилодеза. Включен обзор литературы.

Ключевые слова: Болезнь Форестье, дисфагия, дисфония

Введение

Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH) — оссифицирующий диатез, характеризующийся спинальной и периферической энтезопатией.Впервые он был описан как старческий анкилозирующий гиперостоз позвоночника Forestier и Rotes-Querol в 1950 году. В 1970-х годах Резник и др. Придумали термин DISH для этого системного заболевания.

Пациент и наблюдение

Мужчина 78 лет с синдромом обструктивного апноэ во сне, заболеванием периферических сосудов, артериальной гипертензией, операцией по поводу стеноза поясничного отдела позвоночника в 2008 году и шейной спондилопатией, с 6-месячной историей прогрессирующей дисфагии. дисфония и изменение общего состояния.Пациенту выполнена чрескожная эндоскопическая гастростомия. При осмотре неврологически здоров, без клинических проявлений шейного спондилеза. Компьютерная томография шеи показала передние шейные остеофиты, смещающие верхние дыхательные пути и сдавливающие пищевод ().

Компьютерная томография шеи показала изменения остеоартрита, характерные для передних шейных остеофитов, вызывающих смещение верхних дыхательных путей и компрессию пищевода.

Стандартный передний шейный доступ осуществлялся через поперечный разрез кожи.Двигаясь кпереди от каротидного влагалища, мы идентифицировали пальпируемые остеофиты и рассекали длинную мышцу толстой кишки латерально с помощью режущей диатермии. Под контролем серийной интраоперационной рентгеноскопии мы высверлили остеофиты, получив нормальный контур передней поверхности тел позвонков от C4 до C6. Затем вырезанная кость просверливалась алмазным фрезером. Процедура была несложной, и на следующий день он был выписан с быстрым исчезновением дисфагии. Перед выпиской была проведена контрольная компьютерная томография шейки матки ().Через 8 недель наблюдения в клинике он оставался здоровым.

Послеоперационная сагиттальная компьютерная томография шейки матки с костным окном, показывающая полную резекцию передних остеофитов

Обсуждение

Болезнь Форетье, также известная как диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH), представляет собой оссифицирующий диастез, характеризующийся спинальной и периферической энтезопатией. Впервые он был описан как старческий анкилозирующий гиперостоз позвоночника Forestier и Rothe-Querol в 1950 году [1]. В 1970 году Резник и др. [2, 3] придумали термин DISH для этой системной сущности.Они также выступали за следующие три диагностических критерия: (а) наличие следующей оссификации передней продольной связки (OALL) по крайней мере четырех смежных тел позвонков, (б) сохранение высоты межпозвоночного диска и (в) отсутствие апофиза. анкилоз костей суставов и эрозия крестцово-подвздошных суставов, внутрисуставное костное сращение или склероз.

Это заболевание чаще всего поражает параспинальные связки, преимущественно переднюю продольную связку и иногда заднюю продольную связку [4, 5].Грудной отдел почти всегда поражен (96%). В меньшей степени поражаются поясничный (90%) и шейный (78%) отделы [4, 6, 7]. Иногда утолщение мягких тканей и кальцификация могут возникать также в периферических суставах, особенно бедренной кости, надколеннике или плюсневом суставе [4, 8, 9].

Болезнь Форестье преобладает у мужчин, поражая в основном пожилых людей в возрасте пятого или шестого десятилетия жизни [4, 9, 10]. Сообщается, что болезнь Форестье поражает 1 из 4 мужчин и примерно 1 из 7 женщин в возрасте старше 50 лет [6].В 1926 г. Моше [11] первым сообщил о дисфагии, вызванной шейными остеофитами. Клинические исследования показали, что у 17–28% пациентов с ДИСГ проявляются симптомы дифагии из-за шейных остеофитов [12]. Крупные остеофиты действительно вызывают нарушения глотания посредством различных механизмов, включая: (а) прямое механическое сжатие глотки и пищевода [2], (б) нарушение нормального наклона надгортанника над гортани, в которое вовлечены остеофиты на уровне С3-С4 [2]. 13, 14]. (c) Воспалительные реакции в тканях вокруг пищевода [15, 16] и крико-глоточный спазм [1].

Судя по терминологии заболевания, патогенез неизвестен [6]. Однако недавние исследования показали, что ожирение и родственник первой степени с гипертонией или сахарным диабетом являются серьезными факторами риска для развития болезни Форестье [17, 18]. Консервативное лечение показано для первоначального ведения большинства пациентов [1, 16, 19, 20]. Сообщалось, что хирургическая резекция остеофитов является эффективным методом лечения тяжелых случаев и / или случаев обструкции дыхательных путей [14, 21, 22].

В литературе описано много хирургических отчетов о дисфагии, связанной с DISH [16, 23], однако некоторые из них включают послеоперационные результаты за более чем 2 года. Мало изучено возобновление роста остеофитов после хирургической резекции. Hirano et al [24] сообщили, что у двух пациентов через 4,5 года после хирургической резекции развилось бессимптомное рецидивирующее остеофитическое образование на оперированном участке. В исследовании Kei Miyamato et al. Среднее послеоперационное увеличение размера большого рецидивирующего остеофита у каждого пациента составляло около 1 мм / год.Вероятно, что большинство пациентов вернутся к своему дооперационному состоянию через 14-20 лет после операции, потому что размер самого большого рецидивирующего остеофита достигнет 14-20 мм, что равно дооперационному размеру [25].

Заключение

Хотя большинство пациентов с болезнью Форестье можно лечить консервативно, для пациентов с симптомами, оправдывающими вмешательство, хирургическое вмешательство является безопасным и эффективным вариантом. Однако пациенты требуют длительного наблюдения.

Конкурирующие интересы

Авторы заявляют об отсутствии конкурирующих интересов.

Вклад авторов

Все авторы внесли свой вклад в написание этой рукописи. Все авторы прочитали и одобрили окончательную версию этой рукописи.

Список литературы

2. Резник Д., Ниваяма Г. Рентгенологические и патологические особенности поражения позвоночника при диффузном идиопатическом гиперостозе скелета (DISH) Радиология. Июнь 1976 г., 119 (3): 559–68. [PubMed] [Google Scholar] 3. Resnick D, Niwayama G. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH): анкилозирующий гиперостоз Forestier и Rotes-Querol.В: Резник Д., Ниваяма Дж., Редакторы. Диагностика заболеваний костей и суставов. Филадельфия: У. Б. Сондерс; 1988. С. 1562–1602. [PubMed] [Google Scholar] 6. Masiero S, Padoan E, Bazzi M и др. Дисфагия вследствие диффузного идиопатического гиперостоза скелета: анализ пяти случаев. Rheumatol Int. 2009. 30: 681–5. [PubMed] [Google Scholar] 7. Кос М.П., ​​ван Ройен Б.Дж., Дэвид Э.Ф. и др. Передние шейные остеофиты, приводящие к тяжелой дисфагии и аспирации: два сообщения о клинических случаях и обзор литературы. J Laryngol.Отол. 2009. 123 (10): 1169–73. [PubMed] [Google Scholar] 8. Мадер Р. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета: время перемен. J Rheumatol. 2008. 35 (3): 377–9. [PubMed] [Google Scholar] 9. Мадер Р., Сарци-Путтини П., Атзени Ф. и др. Экстраспинальные проявления диффузного идиопатического гиперостоза скелета. Ревматология. 2009. 48 (12): 1478–81. [PubMed] [Google Scholar] 10. Алькасар Л., Херес П., Гомес-Ангуло Дж. К. и др. Болезнь Форестье-Ротеса-Кероля: окостенение передней шейной продольной связки как причина дисфагии.Нейроциругия (Астур). 2008 авг .; 19 (4): 350–5. [PubMed] [Google Scholar] 11. Mosher HP. Экзостозы шейных позвонков как причина затруднения глотания. Ларингоскоп. 1926; 36: 181–182. [Google Scholar] 12. Майури Ф., Стелла Л., Сардо Л. и др. Дисфагия и одышка из-за переднего шейного остеофита. Arch Orthop Trauma Surg. 2002 Май; 122 (4): 245–7. [PubMed] [Google Scholar] 13. Ламберт Дж. Р., Тепперман П. С., Хименес Дж. И др. Заболевания шейного отдела позвоночника и дисфагия: четыре новых случая и обзор литературы.Am J Gastroenterol. Июль 1981 г .; 76 (1): 35–40. [PubMed] [Google Scholar] 14. Судзуки К., Исида Ю., Омори К. Долгосрочное наблюдение диффузного идиопатического гиперостоза скелета в шейном отделе позвоночника: анализ прогрессирования окостенения. Нейрорадиология. 1991. 33 (5): 427–431. [PubMed] [Google Scholar] 15. Ахтар С., О’флинн П.Е., Келли А. и др. Лечение дисфагии при гиперостозе скелета. J Laryngol Otol. 2000. 114 (2): 154–157. [PubMed] [Google Scholar] 16. Утсингер П.Д. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH, анкилозирующий гиперостоз позвоночника) В: Московиц Р.В., редактор.Остеоартроз: диагностика и медикаментозное / хирургическое лечение. Филадельфия: У. Б. Сондерс; 1992. С. 355–365. [Google Scholar] 17. Мадер Р., Лави И. Сахарный диабет и гипертония как факторы риска раннего диффузного идиопатического скелетного гиперостоза (DISH), остеоартрита, хряща. 2009. 17 (6): 825–8. [PubMed] [Google Scholar] 18. Поцелуй C., Szilágyi M, Paksy A, et al. Факторы риска диффузного идиопатического гиперостоза скелета: исследование случай-контроль. Ревматология. 2002; 41: 27–30. [PubMed] [Google Scholar] 19. Лаус М., Малагути МС, Альфонсо С. и др.Дисфагия из-за остеофитоза шейки матки. Chir Organi Mov. 1995 июль-август; 80 (3): 263–71. [PubMed] [Google Scholar] 20. Гоэл Р., Сампат П., Микаэлян Д.О. Дисфагия, вызванная шейными остеофитами: три случая успешно вылечены хирургическим путем. Otolaryngol Head Neck Surg. 1999; 120: 92–6. [PubMed] [Google Scholar] 21. Штрассер Г., Шима В., Шобер Э. и др. Остеофиты шейки матки, поражающие глотку: важность размера и сопутствующих заболеваний для развития аспирации. AJR Am J Roentgenol. 2000 Февраль; 174 (2): 449–53.[PubMed] [Google Scholar] 22. Маккафферти Р. Р., Харрисон М. Дж., Тамас Л. Б. и др. Оссификация передней продольной связки и болезнь Форестье: анализ семи случаев. J Neurosurg. 1995 Июль; 83 (1): 13–7. [PubMed] [Google Scholar] 23. Карлиньш Н.Л., Яган Р. Одышка и охриплость: осложнение диффузного идиопатического гиперостоза скелета. Позвоночник. 1991 Февраль; 16 (2): 235–7. [PubMed] [Google Scholar] 24. Стюарт Д. Дисфагия из-за остеофитов шейки матки: описание пяти пациентов и обзор литературы.Int Orthop. 1989. 13 (2): 95–9. [PubMed] [Google Scholar] 25. Миямото К., Сугияма С., Хосоэ Х., Иинума Н. и др. Послеоперационный рецидив остеофитов, вызывающих дисфагию, у пациентов с диффузным идиопатическим гиперостозом скелета. Eur Spine J. 2009, ноябрь; 18 (11): 1652–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Болезнь Форестье с дисфагией и дисфонией

Pan Afr Med J. 2014; 17: 168.

Jaafar Najib

1 Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Paris, France

Stephane Goutagny

1 Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Paris, France

Math

Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Париж, Франция

Thierry Faillot

1 Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Paris, France

Michel Kalamarides

1 Service de Neurochirurgie, Paris

Service de Neurochirurgie, Paris

1 Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Париж, Франция

& Автор для переписки: Jaafar Najib, Service de Neurochirurgie, CHU Beaujon, Paris, France

Поступило 12 февраля 2013 г .; Принята в печать 19 февраля 2014 г.

Панафриканский медицинский журнал — ISSN 1937-8688. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Реферат

Болезнь Форестье, также известная как диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH), представляет собой патологию тел позвонков, характеризующуюся обильным образованием остеофитов. Болезнь Форестье обычно лечится консервативно.Сообщается, что хирургическая резекция остеофитов является эффективным методом лечения тяжелых случаев и / или случаев обструкции дыхательных путей. Мы сообщаем о 55-летнем мужчине с 6-месячной прогрессирующей дисфагией и дисфонией. Ему успешно вылечили переднюю шейную остеофитэктомию без спондилодеза. Включен обзор литературы.

Ключевые слова: Болезнь Форестье, дисфагия, дисфония

Введение

Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH) — оссифицирующий диатез, характеризующийся спинальной и периферической энтезопатией.Впервые он был описан как старческий анкилозирующий гиперостоз позвоночника Forestier и Rotes-Querol в 1950 году. В 1970-х годах Резник и др. Придумали термин DISH для этого системного заболевания.

Пациент и наблюдение

Мужчина 78 лет с синдромом обструктивного апноэ во сне, заболеванием периферических сосудов, артериальной гипертензией, операцией по поводу стеноза поясничного отдела позвоночника в 2008 году и шейной спондилопатией, с 6-месячной историей прогрессирующей дисфагии. дисфония и изменение общего состояния.Пациенту выполнена чрескожная эндоскопическая гастростомия. При осмотре неврологически здоров, без клинических проявлений шейного спондилеза. Компьютерная томография шеи показала передние шейные остеофиты, смещающие верхние дыхательные пути и сдавливающие пищевод ().

Компьютерная томография шеи показала изменения остеоартрита, характерные для передних шейных остеофитов, вызывающих смещение верхних дыхательных путей и компрессию пищевода.

Стандартный передний шейный доступ осуществлялся через поперечный разрез кожи.Двигаясь кпереди от каротидного влагалища, мы идентифицировали пальпируемые остеофиты и рассекали длинную мышцу толстой кишки латерально с помощью режущей диатермии. Под контролем серийной интраоперационной рентгеноскопии мы высверлили остеофиты, получив нормальный контур передней поверхности тел позвонков от C4 до C6. Затем вырезанная кость просверливалась алмазным фрезером. Процедура была несложной, и на следующий день он был выписан с быстрым исчезновением дисфагии. Перед выпиской была проведена контрольная компьютерная томография шейки матки ().Через 8 недель наблюдения в клинике он оставался здоровым.

Послеоперационная сагиттальная компьютерная томография шейки матки с костным окном, показывающая полную резекцию передних остеофитов

Обсуждение

Болезнь Форетье, также известная как диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH), представляет собой оссифицирующий диастез, характеризующийся спинальной и периферической энтезопатией. Впервые он был описан как старческий анкилозирующий гиперостоз позвоночника Forestier и Rothe-Querol в 1950 году [1]. В 1970 году Резник и др. [2, 3] придумали термин DISH для этой системной сущности.Они также выступали за следующие три диагностических критерия: (а) наличие следующей оссификации передней продольной связки (OALL) по крайней мере четырех смежных тел позвонков, (б) сохранение высоты межпозвоночного диска и (в) отсутствие апофиза. анкилоз костей суставов и эрозия крестцово-подвздошных суставов, внутрисуставное костное сращение или склероз.

Это заболевание чаще всего поражает параспинальные связки, преимущественно переднюю продольную связку и иногда заднюю продольную связку [4, 5].Грудной отдел почти всегда поражен (96%). В меньшей степени поражаются поясничный (90%) и шейный (78%) отделы [4, 6, 7]. Иногда утолщение мягких тканей и кальцификация могут возникать также в периферических суставах, особенно бедренной кости, надколеннике или плюсневом суставе [4, 8, 9].

Болезнь Форестье преобладает у мужчин, поражая в основном пожилых людей в возрасте пятого или шестого десятилетия жизни [4, 9, 10]. Сообщается, что болезнь Форестье поражает 1 из 4 мужчин и примерно 1 из 7 женщин в возрасте старше 50 лет [6].В 1926 г. Моше [11] первым сообщил о дисфагии, вызванной шейными остеофитами. Клинические исследования показали, что у 17–28% пациентов с ДИСГ проявляются симптомы дифагии из-за шейных остеофитов [12]. Крупные остеофиты действительно вызывают нарушения глотания посредством различных механизмов, включая: (а) прямое механическое сжатие глотки и пищевода [2], (б) нарушение нормального наклона надгортанника над гортани, в которое вовлечены остеофиты на уровне С3-С4 [2]. 13, 14]. (c) Воспалительные реакции в тканях вокруг пищевода [15, 16] и крико-глоточный спазм [1].

Судя по терминологии заболевания, патогенез неизвестен [6]. Однако недавние исследования показали, что ожирение и родственник первой степени с гипертонией или сахарным диабетом являются серьезными факторами риска для развития болезни Форестье [17, 18]. Консервативное лечение показано для первоначального ведения большинства пациентов [1, 16, 19, 20]. Сообщалось, что хирургическая резекция остеофитов является эффективным методом лечения тяжелых случаев и / или случаев обструкции дыхательных путей [14, 21, 22].

В литературе описано много хирургических отчетов о дисфагии, связанной с DISH [16, 23], однако некоторые из них включают послеоперационные результаты за более чем 2 года. Мало изучено возобновление роста остеофитов после хирургической резекции. Hirano et al [24] сообщили, что у двух пациентов через 4,5 года после хирургической резекции развилось бессимптомное рецидивирующее остеофитическое образование на оперированном участке. В исследовании Kei Miyamato et al. Среднее послеоперационное увеличение размера большого рецидивирующего остеофита у каждого пациента составляло около 1 мм / год.Вероятно, что большинство пациентов вернутся к своему дооперационному состоянию через 14-20 лет после операции, потому что размер самого большого рецидивирующего остеофита достигнет 14-20 мм, что равно дооперационному размеру [25].

Заключение

Хотя большинство пациентов с болезнью Форестье можно лечить консервативно, для пациентов с симптомами, оправдывающими вмешательство, хирургическое вмешательство является безопасным и эффективным вариантом. Однако пациенты требуют длительного наблюдения.

Конкурирующие интересы

Авторы заявляют об отсутствии конкурирующих интересов.

Вклад авторов

Все авторы внесли свой вклад в написание этой рукописи. Все авторы прочитали и одобрили окончательную версию этой рукописи.

Список литературы

2. Резник Д., Ниваяма Г. Рентгенологические и патологические особенности поражения позвоночника при диффузном идиопатическом гиперостозе скелета (DISH) Радиология. Июнь 1976 г., 119 (3): 559–68. [PubMed] [Google Scholar] 3. Resnick D, Niwayama G. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH): анкилозирующий гиперостоз Forestier и Rotes-Querol.В: Резник Д., Ниваяма Дж., Редакторы. Диагностика заболеваний костей и суставов. Филадельфия: У. Б. Сондерс; 1988. С. 1562–1602. [PubMed] [Google Scholar] 6. Masiero S, Padoan E, Bazzi M и др. Дисфагия вследствие диффузного идиопатического гиперостоза скелета: анализ пяти случаев. Rheumatol Int. 2009. 30: 681–5. [PubMed] [Google Scholar] 7. Кос М.П., ​​ван Ройен Б.Дж., Дэвид Э.Ф. и др. Передние шейные остеофиты, приводящие к тяжелой дисфагии и аспирации: два сообщения о клинических случаях и обзор литературы. J Laryngol.Отол. 2009. 123 (10): 1169–73. [PubMed] [Google Scholar] 8. Мадер Р. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета: время перемен. J Rheumatol. 2008. 35 (3): 377–9. [PubMed] [Google Scholar] 9. Мадер Р., Сарци-Путтини П., Атзени Ф. и др. Экстраспинальные проявления диффузного идиопатического гиперостоза скелета. Ревматология. 2009. 48 (12): 1478–81. [PubMed] [Google Scholar] 10. Алькасар Л., Херес П., Гомес-Ангуло Дж. К. и др. Болезнь Форестье-Ротеса-Кероля: окостенение передней шейной продольной связки как причина дисфагии.Нейроциругия (Астур). 2008 авг .; 19 (4): 350–5. [PubMed] [Google Scholar] 11. Mosher HP. Экзостозы шейных позвонков как причина затруднения глотания. Ларингоскоп. 1926; 36: 181–182. [Google Scholar] 12. Майури Ф., Стелла Л., Сардо Л. и др. Дисфагия и одышка из-за переднего шейного остеофита. Arch Orthop Trauma Surg. 2002 Май; 122 (4): 245–7. [PubMed] [Google Scholar] 13. Ламберт Дж. Р., Тепперман П. С., Хименес Дж. И др. Заболевания шейного отдела позвоночника и дисфагия: четыре новых случая и обзор литературы.Am J Gastroenterol. Июль 1981 г .; 76 (1): 35–40. [PubMed] [Google Scholar] 14. Судзуки К., Исида Ю., Омори К. Долгосрочное наблюдение диффузного идиопатического гиперостоза скелета в шейном отделе позвоночника: анализ прогрессирования окостенения. Нейрорадиология. 1991. 33 (5): 427–431. [PubMed] [Google Scholar] 15. Ахтар С., О’флинн П.Е., Келли А. и др. Лечение дисфагии при гиперостозе скелета. J Laryngol Otol. 2000. 114 (2): 154–157. [PubMed] [Google Scholar] 16. Утсингер П.Д. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH, анкилозирующий гиперостоз позвоночника) В: Московиц Р.В., редактор.Остеоартроз: диагностика и медикаментозное / хирургическое лечение. Филадельфия: У. Б. Сондерс; 1992. С. 355–365. [Google Scholar] 17. Мадер Р., Лави И. Сахарный диабет и гипертония как факторы риска раннего диффузного идиопатического скелетного гиперостоза (DISH), остеоартрита, хряща. 2009. 17 (6): 825–8. [PubMed] [Google Scholar] 18. Поцелуй C., Szilágyi M, Paksy A, et al. Факторы риска диффузного идиопатического гиперостоза скелета: исследование случай-контроль. Ревматология. 2002; 41: 27–30. [PubMed] [Google Scholar] 19. Лаус М., Малагути МС, Альфонсо С. и др.Дисфагия из-за остеофитоза шейки матки. Chir Organi Mov. 1995 июль-август; 80 (3): 263–71. [PubMed] [Google Scholar] 20. Гоэл Р., Сампат П., Микаэлян Д.О. Дисфагия, вызванная шейными остеофитами: три случая успешно вылечены хирургическим путем. Otolaryngol Head Neck Surg. 1999; 120: 92–6. [PubMed] [Google Scholar] 21. Штрассер Г., Шима В., Шобер Э. и др. Остеофиты шейки матки, поражающие глотку: важность размера и сопутствующих заболеваний для развития аспирации. AJR Am J Roentgenol. 2000 Февраль; 174 (2): 449–53.[PubMed] [Google Scholar] 22. Маккафферти Р. Р., Харрисон М. Дж., Тамас Л. Б. и др. Оссификация передней продольной связки и болезнь Форестье: анализ семи случаев. J Neurosurg. 1995 Июль; 83 (1): 13–7. [PubMed] [Google Scholar] 23. Карлиньш Н.Л., Яган Р. Одышка и охриплость: осложнение диффузного идиопатического гиперостоза скелета. Позвоночник. 1991 Февраль; 16 (2): 235–7. [PubMed] [Google Scholar] 24. Стюарт Д. Дисфагия из-за остеофитов шейки матки: описание пяти пациентов и обзор литературы.Int Orthop. 1989. 13 (2): 95–9. [PubMed] [Google Scholar] 25. Миямото К., Сугияма С., Хосоэ Х., Иинума Н. и др. Послеоперационный рецидив остеофитов, вызывающих дисфагию, у пациентов с диффузным идиопатическим гиперостозом скелета. Eur Spine J. 2009, ноябрь; 18 (11): 1652–8. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Болезнь Форестье Нью-Йорк | Артропластическая хирургия Нью-Джерси

Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH) — это заболевание, обычно поражающее позвоночник, характеризующееся кальцификацией (затвердением костей) связок, сухожилий и прикреплений суставных капсул.Обычно поражается верхняя часть спины (грудной отдел позвоночника), но также могут поражаться шея (шейный отдел позвоночника) и нижняя часть спины (поясничный отдел позвоночника). В некоторых случаях также могут быть поражены локтевой сустав, коленная чашечка, пяточная кость, тазобедренный и коленный суставы. Этиология остается неизвестной.

Диффузный идиопатический гиперостоз скелета чаще встречается у лиц старше 50 лет с преобладанием мужчин. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета часто протекает бессимптомно и выявляется на неожиданных рентгеновских снимках или КТ / МРТ.Некоторые пациенты могут жаловаться на боль, скованность и потерю диапазона движений. DISH обычно ассоциируется с остеоартритом. Люди с диффузным идиопатическим гиперостозом скелета, как правило, имеют более высокий индекс массы тела, повышенный уровень мочевой кислоты и более высокую тенденцию к развитию сахарного диабета.

Врач может порекомендовать визуализирующие обследования, такие как рентген, КТ и МРТ для диагностики DISH. Кальциноз связок, особенно передней продольной связки, имеет отчетливый вид свечного воска, стекающего по позвоночнику.

Вам могут назначить нестероидные противовоспалительные препараты для снятия боли. Также могут быть полезны хиропрактические манипуляции. У пациентов с окостенением в области тазобедренных и коленных суставов может быть рассмотрена артропластическая операция.

У некоторых пациентов с ДИСГ могут развиться следующие осложнения:

  • Миелопатия (компрессия спинного мозга)
  • В редких случаях дисфагия может быть результатом давления разросшегося кальциноза связок на пищевод
  • Сдавление шейки матки из-за образования остеофитов в шейном отделе позвоночника
  • В редких случаях остеофиты грудного отдела позвоночника могут сдавливать бронхи, гортань, трахею и нижнюю полую вену.
  • Переломы позвоночника могут быть следствием снижения гибкости позвоночного столба

Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH) — Госпиталь позвоночника при Неврологическом институте Нью-Йорка

Резюме

Диффузный = распространен, не ограничен одним местом
Идиопатический = с неизвестной причиной
Скелет = имеет отношение к скелету
Гиперостоз = слишком сильный рост костной ткани

Диффузный идиопатический гиперостоз скелета (DISH) — это форма артрита, поражающая сухожилия и связки вокруг позвоночника.Это состояние, также известное как болезнь Форестье, возникает, когда эти сухожилия и связки затвердевают, и этот процесс известен как кальцификация. Когда сухожилия и связки затвердевают, части этих тканей могут превращаться в кости. Обычно это происходит там, где ткань соединяется с костью. В результате развиваются костные шпоры, которые представляют собой выросты кости, которые развиваются по краям кости.

DISH обычно поражает верхнюю часть спины и шеи, известную как грудной и шейный отдел позвоночника.Однако БЛЮДА также может повлиять на плечи, локти, руки, колени, бедра, пятки и / или лодыжки.

Симптомы

БЛЮДА может вызывать или не вызывать симптомы.

Если DISH вызывает симптомы, они могут включать:

  • Скованность (наиболее заметно утром или вечером)
  • Боль в спине, особенно в верхней части спины
  • Боль в плечах, локтях, коленях или пятках
  • Боль при надавливании на пораженный участок
  • Затруднение при глотании или хриплый голос (если БЛЮДА затронул шею)
  • Нарушение диапазона движений (затрудненное движение шеи или спины)
  • Покалывание, онемение и / или слабость в ногах

Симптомы обычно развиваются, когда костные шпоры начинают сдавливать близлежащие нервы позвоночника.

Причины и факторы риска

Хотя причина DISH неизвестна, существуют определенные факторы риска, которые, как считается, увеличивают риск DISH. К ним относятся:

  • Определенные эндокринные нарушения: такие состояния, как сахарный диабет (состояние, характеризующееся высоким уровнем сахара в крови) и акромегалия (гормональное нарушение, характеризующееся слишком большим количеством гормона роста в организме), влияют на метаболизм хряща и, как следствие, , может привести к БЛЮДО.
  • Пожилой возраст: поскольку DISH является разновидностью артрита, DISH обычно поражает пожилых людей.
  • Мужской пол
  • Некоторые лекарства: Ретиноиды, в том числе лекарства, используемые для лечения сильных угрей, могут увеличить риск развития ДИСГ.

Тесты и диагностика

Если у пациента появляются симптомы, связанные с DISH, врач может провести физическое обследование позвоночника. Врач часто может поставить диагноз на основании признаков и симптомов.

Для подтверждения диагноза DISH часто выполняется рентген, при котором используются невидимые лучи электромагнитной энергии для получения изображений внутренних тканей, костей и органов на пленке.

Чтобы исключить другие условия, врач может назначить следующие диагностические процедуры:

  • Рентген (также известный как простые пленки) — тест, который использует невидимые лучи электромагнитной энергии (рентгеновские лучи) для получения изображений костей. Структуры мягких тканей, такие как спинной мозг, спинномозговые нервы, диск и связки, обычно не видны ни на рентгеновских снимках, ни на большинстве опухолей, сосудистых мальформаций или кист. Рентген позволяет оценить анатомию кости, а также кривизну и расположение позвоночника.Вывих или соскальзывание позвоночника (также известный как спондилолистез), кифоз, сколиоз, а также местный и общий баланс позвоночника можно оценить с помощью рентгеновских лучей. Конкретные костные аномалии, такие как костные шпоры, сужение дискового пространства, перелом тела позвонка, коллапс или эрозия, также могут быть идентифицированы на рентгеновских снимках с простой пленкой. Динамические рентгеновские снимки или рентгеновские снимки сгибания / разгибания (рентгеновские снимки, которые показывают движение позвоночника) могут быть получены, чтобы увидеть, есть ли какие-либо аномальные или чрезмерные движения или нестабильность в позвоночнике на пораженных уровнях.
  • Компьютерная томография (КТ) — процедура диагностической визуализации, в которой используется комбинация рентгеновских лучей и компьютерных технологий для получения детальных изображений тела. Компьютерная томография показывает подробные изображения любой части тела, включая кости, мышцы, жир и органы. КТ более детализирована, чем обычная рентгенография.
  • Магнитно-резонансная томография (МРТ) — диагностическая процедура, в которой используется комбинация больших магнитов, радиочастоты и компьютера для получения подробных изображений органов и структур внутри тела.

Лечение

Обычно лечение включает противовоспалительные препараты, в том числе нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП). Лечение также обычно включает физиотерапию для уменьшения скованности.

Поскольку существует связь между эндокринными заболеваниями, такими как сахарный диабет и DISH, устранение основного заболевания может помочь остановить прогрессирование DISH.

В некоторых случаях для исправления структурных проблем позвоночника может потребоваться операция.Хирургическое вмешательство также может быть вариантом для тех пациентов, которые испытывают трудности с глотанием из-за костных шпор на шее.

Если DISH привел к образованию костных шпор в позвоночнике и вокруг него, и если эти костные образования начинают сдавливать спинной мозг и / или нервные корешки, может потребоваться операция по декомпрессии спинного мозга. Кроме того, если DISH привел к переломам, требуется хирургическое вмешательство для восстановления перелома. Если эти переломы начинают сдавливать спинной мозг и / или нервные корешки, может потребоваться операция по декомпрессии спинного мозга.

Хирург может выбрать выполнение любой из следующих хирургических процедур для снятия давления на спинной мозг и / или нервные корешки:

В некоторых случаях хирург может выполнить спондилодез, чтобы обеспечить стабильность позвоночника после операции.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *